Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » "Ну зачем тебе еще и это?????" [18.07.2007]


"Ну зачем тебе еще и это?????" [18.07.2007]

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

--

Название:
"Ну зачем тебе еще и это?????"
Участники:
Aphrodite, Chernobog
Время и место действия:
[18.07.2007], Лондон
Краткое описание событий:
Когда богиню любви одолевает скука, и она не знает чем себя занять, на ум приходит только одно - окунуться в просторы шоппинга. Воодушевленная этой затеей, Афродита отправляется в Лондон, а там... нова случайная встреча или все же проказы судьбы?
Очередность постов:
Aphrodite, Chernobog

Отредактировано Aphrodite (18.06.13 13:40)

0

2

Внешний вид

Скучно. Ужасно скучно начался новый день. Для кого-то, это возможно самый лучший день в их жизни, когда солнце светит ярко, вокруг невыносимая жара, однако в этот день, не происходит никаких происшествий, все так плавно движется, что даже хочется на пару минут уснуть, и там, возможно даже не просыпаться больше. Кто-то, наверняка будет счастлив тому, что может отдохнуть от суматохи, перестать думать о том, что еще буквально пару минут, и грянет либо гром, либо еще какой-либо катаклизм. По мнению богини любви, лучше бы началась мировая война, там, хотя бы можно было посмотреть на что-то. Хотя, все это тоже стало слишком обыденным. У людей, что не день, то неиссякаемая война за выживание, пропитание, и продолжение своего рода. Выдохнув, Афродита осторожно провела рукой по каменному выступу, который она прозвала столом, уже давно храня на нем свои украшения, не все, конечно же, и парочку нужных ей вещей. Пальчики блондинки осторожно нащупали бумагу, и богиня приподняла этот буклет, чтобы рассмотреть его как следует. Там было что-то написано про Лондон, про открытие какого-то нового магазина, и кучи новеньких вещиц, которые поступили в те или иные бутики. Что-то для Афродиты эта новость была не слишком привлекательной, но когда богиня осознала, что можно отправиться в Лондон и провести время лишь на себя любимую, то сразу же решила ехать. Да, собирать слишком много вещей она с собой не будет. Возьмет только самое главное, чтобы остановиться в одной из гостиниц, всего на один денек, или два, какая разница. В общем, надолго богиня там оставаться не хотела.
Как хорошо быть богиней, точнее сказать, как хорошо быть богатой богиней, когда можно приобрести билет на самолет, сразу же в день отправки, и даже, в бизнес класс. Нет, другими Афродита и не летала. Зачем? Ей так хотелось приятно провести время, поесть нормальную еду, возможно, даже выпить бокал красного вина, при этом сидеть в удобном кресле, от которого пятая точка не становится квадратной, и при желании, иметь возможность спокойно откинуться назад, и поспать, прикрывшись теплым пледиком. Ну, сейчас, когда на улице была жара, и солнце било прямо в окошко этой огромной птицы, в которую Афродита едва ли не опоздала, но, слава богу, что ее решились подождать. Все же такие гости у них бывают не часто. Да и тем более, девушке можно опоздать, по крайней мере, на пятнадцать минут, а у Афродиты вышло всего лишь на три. Так что это можно простить. Конечно, как бы ни хотели отругать ее за это пилоты, и другие пассажиры, а так же те, кто работал на этом борту, не смогли ничего сказать, в тот момент, когда Афро только появилась в салоне, и принесла свое извинение за столь "долгое" на их взгляд, опоздание. Да, она готова была сказать свое милое "простите", хоть всему самолету, от этого, богине было бы не жарко и не холодно.
Расположившись на кресле, Афродита пристегнула ремни безопасности, потому что так требовали проводницы. Ладно, хорошо, так и сделаем. Раз просят, да еще и таким наиграно прелестным голоском, чего бы ни ответить взаимностью. Афродита мило улыбнулась, но сама-то знала, что среди людей, работающих на самолетах, в воздухе, нет никого, кто бы при первой возможности помог именно тебе спасти свою шкуру, в такой ситуации, они о себе готовы думать больше, хотя работа обязывает помогать пассажирам. Но что за бред? Любой дурак, поймет, что никакой помощи он не дождется, если только не объявится какой смельчак. Буквально уже через несколько часов, Афродита нежилась под солнышком Лондона, в аэропорту. Прекрасно, полет ее не разочаровал, а приветливые граждане, даже подняли настроение. Смена обстановки и все такое. Успешно выполнено. Богиня поймала такси, и уже спустя еще час или даже может быть два, оказалась в номере гостиницы, из которой вышла совсем другой. Волосы Афродиты были приятно уложены, а на теле красовалось ярко-синее платье, которое выделялось бы из толпы. Афродита любила быть в центре внимания. Да и собственно говоря, ей нечего было стесняться, а своей красотой, она готова была делиться со всеми. Взгляды зависти со стороны молодых девиц, и просто пускающие слюни мужчины. Всем им, богиня приветливо улыбалась, пока шла от гостиницы, до уже примеченного ею магазина с одеждой. Открыв дверь, и оказавшись внутрь, Афродита сняла с глаз солнечные очки, и улыбнулась, осмотрев все то, что ей придется обойти за сегодняшний день. - Ну, начнем тратить денежки на себя любимую? - богиня любви усмехнулась и прошла в первый отдел, где кажется, было столько платьев, столько одежды, различного кроя, и фасона, что глаза разбегались. Схватив парочку вещиц, Афродита направилась в примерочную, где уже осматривала желаемое платье, поправляла все детали, и, открыв шторку, вышла, смотря на себя в большое зеркало, где можно было, как следует рассмотреть все, что так интересовало Афро. - Изумительно. - пальчики медленно пробежались по ткани, и ощутили ее мягкость. - Да, беру. - выпалила девушка, и прошла снова в примерочную, чтобы надеть на себя еще одну вещь, после которой, снова вышла к зеркалу, и пристально начала всматриваться в нее, думая и размышляя, стоит ли на нее тратить деньги или лучше купить другое.

Отредактировано Aphrodite (18.06.13 15:52)

+1

3

Солнце жарило так, словно часть Нави решила подняться наружу и сжечь пол планеты. Люди старались обходить прямой солнечный свет, прячась от него, как от страшного монстра и укрываясь в тонкой прохладой тени. Казалось, что воздух можно даже потрогать, на столько жар проник в него, делая густым и вязким до такой степени, что легкие работали с трудом. На фоне всего этого действа качественно отличался мужчина, бодро шагающий по улице, словно его не касалась высокая температура. Даже белая футболка не липла к телу, как у большинства, а светлые джинсы абсолютно не доставляли никакого дискомфорта при движении. На самом деле так оно и было: Кощей давным давн освоил технику «самокондиционирования» и теперь жара была ему ни по чем. Людям положено страдать и мучиться, а боги выше этого.
Он уже третий день проводил в Лондоне, но большинство этого времени на встречал и приемах, улаживая дела с работой. Сегодня был свободный день перед внезапно назначенным ужином послезавтра, от  чего большинству пришлось сдавать и менять билеты. Кощея этот вопрос вообще мало занимал, так как если тот и летал, то на частном самолете, а сюда он и вовсе явился «своим ходом», не желая трястись всю дорогу от аэропорта до города в дурацком такси. Какая разница от куда куда перемещаться, лучше уж экономить время. Этикет этого времени и общества, где он сейчас прибывал, требовал явится в костюме при полном параде, а с собой у Кощея была лишь небольшая сумка с самым необходимым. Он вообще никогда не таскал за собой вещи – зачем? Всегда есть возможность купи нужное и не париться по ерунде и сборам чемоданов. Заранее планируя вечер, сперва обзавелся костюмом, который был сложен шофером в машину, и пошел покупать к нему платок, запанки и еще парочку мелочей для вечера. Когда со всей это ерундой было покончено в кратчайшие сроки и Чернобог уже собирался уходить, как почувствовал что-то знакомое неподалеку, а потом и расслышал голосок, следом промелькнула блондинка с охапкой вещей и исчезла в стороне примерочной. Бог тьмы расплылся задорной улыбкой, буквально физически ощущая, как день начинает менять свое направление от хорошего к очень веселому. Дело в том, что у бога тьмы сегодня было на удивление отличное настроение,  теперь нашелся и объект, на который можно было скинуть всю эту непосильную ношу. Бог зла прошел следом, по пути вызвав водителя, останавливаясь у примерочной так, что бы его не было видно.
Афродите выскочила из-за шторки буквально через пару секунду в ярко-желтом платье, разглядывая себя лишь несколько секунд и с таким видом приняла решение купить его, словно вершила судьбу народа. Кощей удавил в себе смех и подождал, пока она снова покажется уже в другом наряде. Как раз в это время к нему направлялся шофер, что бы забрать покупки и отвезти их вместе с Чернобогом обратно в отель. Вот сейчас он принял решение, о котором наверняка пожалеет уже час спустя, а еще два часа спустя снова возрадуется, но это тот риск, на который он готов был пойти. – Это выглядит лучше. Подчеркивает твои... глаза. – Прозвучало где-то за спиной Афродиты. Кощей стоял позади, подпирая плечом прохладную стену и скрестив на круди руки. – Отвези в отель, – он протянул водителю небольшой темный пакет , - и пусть все подготовят на завтра. - В этот момент в голове мелькнула мысль, что на ужин приглашение было на пару, так что если они сегодня не разругаются в пух и прах, то Афродиту можно пригласить. Богов там нет, а ее наличие рядом обеспечит его внимание мужчин, которых там большинство, а кудри Чернобога их влекут куда меньше золотистых локонов богини любви. - Не рада меня видеть? – ну, как обычно. Бог зла дернул бровью и усмехнулся, весело подмигнув, пока отделялся от стены и делал пару шагов в сторону. Могла бы и обрадоваться, особенно, после их последней ночи вместе и в тюрьме.

+1

4

Афродита пристально рассматривала выбранное платье. Она смотрела на себя, поворачивалась спинкой к зеркалу, и крутилась так еще сотни раз, пока не выдохнула, от усталости. Слишком уж завертелась на месте. Опустив глаза на саму вещь, девушка провела по ней рукой. Да, выглядело симпатично, даже привлекательно, и не хотелось больше внимать его, только потому, что село хорошо, по талии, по бедрам. Все было прекрасно подчеркнуто, и Афро мысленно отправила привет тому, кто сшил эту прелесть. Конечно же, в основном, богиня любви, предпочитала носить только дизайнерские вещи, которые были только у нее, и в единственном экземпляре, так, она могла ловить на себе восхищенные взгляды завистниц, и мужчин, которые хотели сразу же ее съесть, в буквальном смысле этого слова. Проверив все швы, и детали на платье, Афродита убедилась в том, что и это платье она тоже возьмет. Однако ее поход в примерочную снова, немного задержался, ведь в то время, пока девушка примеряла платье, к ней сзади едва ли не подкрался тот самый волк, который на острове оставил ее одну, в России, обогрел своей страстью на барной стойке, и заступился, словно рыцарь в доспехах, от нахала, который домогался и лапал богиню. Странно, в этом голосе, сегодня не было агрессии, Афродита даже подумала, на секунду, что немного ошиблась, и это какой-нибудь другой мужчина, стоит за нее спиной, и пытается выдавить из себя комплемент для такой прекрасной и обворожительной женщины, как Афродита. Но, повернувшись, и увидев действительно перед собой Чернобога, немного удивленно его рассмотрела, а потом улыбнулась радушной улыбкой. - Действительно так считаешь ? - немного прищурившись, девушка и сделала шаг на встречу к Чернобогу, он сделал ответный шаг. Остановившись поодаль от него, Афродита облокотилась о стенку, и осмотрела себя, а потом снова перевела свой взгляд на мужчину, стараясь понять, разобраться, почему же он такой добрый или это снова такая игра, в которую он решил увлечь Афродиту тоже? - Нет, почему? Рада, конечно. Особенно после того, как в тюрьме, ты меня спас, от этого ужасного пьяницы, как я могу не радоваться тебе? - осматривая Кощея снова, Афродита усмехнулась.
И что интересно он делает тут? Что его привело сюда, в этот город? Наверняка, что-то очень важное. Работа к примеру. Не следит же он за мной, не пытается вычислить, что я делаю. К чему ему это? Других девушек, что ли мало?
Афродита смотрит на Чернобога, а потом провожает взглядом водителя, который очевидно приехал вместе с ним, и уже был отправлен в гостиницу, в номер, чтобы оставить одежду, которую прикупил для себя бог. - Я все равно не ожидала увидеть тебя здесь. - поправила на себе платье, и декольте, которое несомненно было. - По делам приехал? - Афродита делает шаг в сторону примерочной, и вытаскивает еще одно платье, показывая его Чернобогу. - Как думаешь, стоит мерить? - спрашивает у него? Почему решила вдруг поинтересоваться, каким будет его мнение? Афродита просто и сама сомневалась, что последнее платье, которое практически никак не закрывало ее тело, подойдет ей, и поэтому, чужое мнение было важно. - Давай я примерю, а ты скажешь? - даже не дожидаясь его ответа, пролепетала Афродита, и с улыбкой, растворилась в примерочной, чтобы надеть на себя платье. Спустя пару минут, богиня любви вышла из-за шторки, и вышла к зеркалу. - Ну вот, смотри. - и что же интересно он скажет? Ответит что это платье слишком открыто для Афродиты, или наоборот, скажет, что это платье "подходит к ее .... глазам". Богиня два раза повернулась вокруг себя, показывая богу как на ней сидит это платье, а потом, посмотрела на него, и подошла вплотную. Черное платье, на фоне его светлой одежде, смотрелось очень даже ничего. Богиня любви кладет медленно руку на грудь мужчине, и проводит пальчиком вниз, недолго думая, поворачивается спиной к нему, и улыбается, наблюдая за реакцией. Потом берет его руку, и кладет себе на бедро. - Потрогай, приятный материал, правда? - улыбнулась, и провела его рукой по своему бедру, потом немного выше, по талии, оставляя ее там, на дальнейшее управление ей самим богом тьмы. Афродита играла ли, или просто у нее тоже было сегодня такое настроение, пока еще сказать сложно.

+1

5

Женщина должна быть прекрасна, как цветок. А цветок еще прекрасней, если немного распущенным. Пожалуй, это сама точная характеристика Афродиты за всю историю существования пантеонов и богов. – Действительно так считаю. – а вдруг не врет. В глазах бога тьмы сейчас плясали задорные чертики, делая его похожим на самого шебутного мальчишку в городе. Кто-то скажет шут, а ему плевать, кто-то назовет непостоянным, но такова его сущность и сущность эта темная, всегда темная, даже когда веселое настроение хлещет через край.
- Ну, слава мне! – обрадовался Кощей ее гостеприимству, - А я уж было думал придется весь вечер тосковать и впадать в депрессии. – Нет, такого у бога тьмы не бывает и скучать бы он точно не стал, но для красного словца и театральности можно ляпнуть. А вот ее слова про «спас меня» резанули, как серпом по... ушам. Чернобог ненавидел показное геройство, ибо любой подобный поступок чистейший эгоизм, а когда об этом еще и напоминали и пытались как-то возвести в превосходную степень, то бога тьмы начинало мутить. Он, конечно, сдержался, только выдавил из себя недовольную ухмылку, запросто перекидываясь на другую предложенную тему. – По делам. – Чернобог внимательно наблюдает за этим эмоциональным попрыгунчиком, быстро отлетающим от его спокойствия, хотя настроение уже начинало подогреваться и руки так и чесались что-то натворить.  Когда Афродита взялась за одежку и принялась что-то спрашивать, Кощей только смолчал, прислушиваясь к опыту, который утверждал, что женщина с новой одежкой в руках обязательно ее на себя натянет и покрутиться перед зеркалом, так что любым слова были лишними. Это как в сексе: если ты уже кинулся в этот омут, то лучше отдаться и получать удовольствие, а с Афродитой ему было внезапно приятно и весьма уютно.
- В нем что, кто-то от собак убегал? – полным недоверия голосом, но чисто теоретически поинтересовался Чернобог, глядя на обрезки ткани едва прикрывающие тело богини. – Это уже не эротично и сексуально, а просто вульгарно. – Пошлость он любил, но должно что-то привлекать интерес, подчеркивать достоинства, а не выпячивать их. И тут Афро решила провернуть отвлекающий маневр еще не знаю, что в миг ее появления в личном пространстве бога тьмы, тот принял гадостное решение до последнего не поддаваться на ее провокации. Потом он, конечно, сдастся в плен этой красотке, но кто же мешает поиграть сейчас. Ладонь Афродиты покрывает его руку и ведет по своему бедру, по талии и пуская в свободное плаванье. – Материал, кажется, приятный, но под дурацкой тканью никак не понять, как там дальше. – Он сам уже поднялся рукой выше и обняв за живот, сделал шаг сзади, оказываясь почти вплотную. – И как же ты только раньше ходила без меня по магазинам! – Так же быстро, как оказался рядом, так же приземлился на специальный пуфик для зрителей и помахал работнице на предмет чего выпить, а то жара достала. Бог зла расплылся в улыбке Чернобог, явно предвкушая, каким веселым будет этот день. Афродите убежала менять очередное платье, а Кощей, поднялся со своей ленивой позы и вскочил в соседнюю, подставляя табурет к стенке так, что бы можно было заглянуть в примерочную Афродиты, чем Кощей и занялся.
Заметила богиня его не сразу, так что богу тьмы удалось немного насладиться видом, но удержаться от комментария больше не получалось, - Вот так намного лучше, чем в любом из платьев! - вещал голос свыше. Мало того, что голос, так еще и довольно усмехающаяся физиономия, разглядывавшая сейчас богиню с высоты потолка магазина, удобно облокотившись о верхнюю планку перегородки. - Продолжай, милая, мне от сюда виднее материал. - он подмигнул, намекая на разговор минутой ранее, опустив глаза на огромную кипу платьев на вешалке, перегибаясь и выуживая небольшое черное платье. - Надень. - Кощей протянув блондинке платье (даже платье нашел тебе: тык), представляя, как шикарно она должна в нем смотреться. Оно, конечно, коротковатое для приема, но над тем он поработает позднее, а этот черный отрез, едва прикрывающий особенно божественные части, был приговорен к ношению Афродитой.

Отредактировано Chernobog (19.06.13 11:00)

+1

6

Если признаться честно, то эта встреча, была куда более неожиданной, чем все остальные, что были между богом тьмы, и богиней любви. Странно, что после той ночи, когда у этих двоих было все, и адская, разрушительная ненависть, и беспощадная война между ними, и страсть, медленно перетекающая в нежные, спокойные отношения, а потом, снова ненависть, гонимая чем-то, из самых низов Нави, в тело, как Афродиты, так и в Чернобога. Все это казалось сейчас слишком странным, что они вот так, стоят рядом, в Лондоне, там, где Афродита совершенно не ожидала увидеть Кощея. Но все же, могла предположить, что так долго не видеть друг друга, они все равно не смогут, даже пусть то будет веление самой судьбы. Как только, Афродита перестала заботиться о том, что было, вспоминать о прошедших днях, и думать о той самой барной стойке, на которой было много всего, и даже возможно, сказано лишнего, но все же, появился он. Не правда ли это слишком странно? Даже для богов, которые готовы ко всему, что только можно ожидать от жизни. Но сейчас, натягивать на лицо удивление не стоило, нужно было, как можно спокойнее реагировать на обстановку, и даже, возможно не замечать присутствие здесь бога тьмы. Выдохнув, когда рука мужчины обвилась вокруг ее живота, Афродита улыбнулась, слушая его вердикт. Да, действительно, слишком открытое, и даже если Афродита могла бы взять его, то не сегодня, настроение было не то. Для богини любви, было важным, не заставить всех вокруг биться в желании от одного лишь его вида, а просто удивить новыми цветами, яркими красками, что и хотелось, но это платье, было слишком вульгарно. - Собаки? Хм, вполне возможно - проговорила спокойно Афродита, и сделала шаг в сторону примерочной, еще раз осматривая себя, а потом, наблюдая за тем, как мужчина по-хозяйски расселся на кресле, и уже приманил к себе внимание служащей этого магазина. Ох, и что только эти дамочки, не сделают ради того, чтобы привлечь к себе внимание такого мужчины. Все, кто тут работали, возможно, были в большинстве своем совершенно не замужем, и поэтому появление такого красавца, вызвало в них реакцию хищниц. Ну, все, такие глаза на него смотрят, словно хотят тут же его съесть. А Афродита любила, когда внимание было только ее, пусть и Чернобог не обращал внимания на работницу, та, все равно слишком глазела на бога. И с чего бы это Афро, так переживать из-за того, будет ли она сегодня одарена его вниманием или нет? Какой-то бред. Изумившись сама такой мысли, богиня немного встряхнулась, а потом прошла в примерочную, посмотрев на себя в зеркало, и начиная снимать платье с тела, оставаясь в одних трусиках. Ну, так мы примеряем платья, да, ничего не должно мешаться, тем более какая-то, не нужная вещица. Дернувшись от того, что голос Чернобога прорезал пространство в примерочной, повернулась и не успела, да, кинуться в него чем-то тяжелым, хотя, поучилось швырнуть то самое платье, слишком раскрытое, и слишком не понравившееся Кощею. - Вот же! Не подглядывай. - с усмешкой заявила Афродита. - как тебе вообще в голову пришло это? Ты похож на... - пока богиня надевала то самое платье, которое подал ей Кощей на себя, и расправляла нужные детали, она представила бога в образе ребенка. Да, с таким бы Афродита долго не протянула, хотя, если учитывать, что у нее есть в этом не малый опыт... Ну, не будем сейчас о грустном. Богиня любви выдохнула, поправила на себе черное, короткое платье, которое, как не странно, сидело на ней лучше всех остальных, скажем так, оно было просто великолепным. Спереди, был достаточно глубокий вырез, который аккуратно ложился на грудь Афродиты, делая ее еще более привлекательной, а на спине, поддерживающие перед, полосочки ткани, что не просто так открывали всю спинку богини, но и подчеркивали приятный силуэт. Шторка отлетела в сторону, и, надев туфли, Афродита спокойно вышла на такой не большой подиум. - На ребенка ты похож... - продолжила богиня, и повернулась к нему спиной, рассматривая себя в этом платье. Светлые локоны, легкими кудрями струились вниз, голубые глаза горели, словно Афродите сейчас подарили огромный букет цветов, и она сама, распустилась, словно прекрасная роза. Недолго так рассматривая себя, богиня пришла в изумление. И как только он откопал это платье, как ему удалось ей угодить, и себе, наверное, тоже. Не зря же он протянул ей именно его. Действительно, приятная ткань ложилась на тело, и со спины, не сдавливало ничего, да и спереди было свободно, поэтому Афродита могла спокойно дышать. - Да, платье прекрасное. - спокойно говорит Афродита, смотрит на себя в зеркало, и любуется собственной красотой, после чего в приятной, светящейся улыбке, поворачивается к Чернобогу, и даже не крутится теперь перед ним, дав возможность осмотреть выбранное им сокровище на блондинке. Как приятно было, когда платье так шло той, кому его выбирали, а уж богиня любви как была счастлива тому, что ей оно подошло. - Я его точно возьму. - проговаривает девушка, и не дожидается ответа даже от Чернобога, зная, что если платье выбрал он сам, оно ему тоже понравится. Кивает продавцу-консультанту. - А ты чего стоишь-то, милый? - вдруг заявляет Афродита, спокойным голосом, будто Кощей просто ничего не делал и даже не помог ей с платьем пару минут назад. На лице работницы гримаса агрессии в сторону Афродиты. - Пойдем, нас ждут другие отделы. Ведь, кроме платьев, нам нужны еще и купальники, ну и нижнее белье. - заключает богиня, скрываясь в примерочной, и уже через пару минут, выходя из нее со всеми вещами, которые она решила взять, направляясь в сторону кассы. - Ну, идем? - вот он попал же. Надо было Чернобогу еще при первой возможности бежать. Хотя, он сам виноват. Теперь, это не проблемы Афродиты.

+1

7

В него полетело платье. Не рюмка и даже не топор, что уже неплохой знак в их непростом общении.  Пожалуй это действие было самым невинным из всего, чем им приходилось заниматься, а хорошее настроение то ли передавалось от одного к другому, то ли сочетались в удивительно совпавшем ритме и теперь оба бога были на одной волне. Такое впервые за их недолгое общение и уже было интересно, как все пойдет дальше. Кощей разлегся на кресле, ожидая выхода Афродиты и увидев появление красавицы из-за ширмы даже сел ровней в кресле, подаваясь вперед. Она выглядела потрясающе в черном платье, как и предполагал бог тьмы, да на столько, что оторваться не возможно было. Довольно улыбаясь, разглядывая почти свое творение или, как минимум, его фантазии, пока Афродита не вертелась у зеркала. Вообще, проходило все не так страшно, даже ад не напоминало, хотя его ли пугать адом. – Ты просто ребенком меня не видела. – фыркнул Кощей, поднимаясь и обходя девушку, разглядывая наряд. Сейчас он ребячился и развлекался, а вот в детстве с ним проблемы поимели все, особенно родные, так любезно запершие его в Нави, когда поняли, что справится с богом зла у них не получается даже всем кагалом добра. В общем, воспоминания были не самые лучшие и тень промелькнула по лицу Чернобога, но тут же исчезла, пугаясь голоса богини.  – Купальники, говоришь. – метательным тоном и улыбкой раздался Кощей, наконец добравшись до Афродиты уже на кассе. Продавщица, так старательно наблюдавшая за ним все время примерки, теперь украдкой поглядывала на бога, вынуждая его просто из вредности заискивающе улыбнутся брюнетке (да упокоит кто-то из богов ее душу), подмигнув, обращаясь к Афродите. – Я тебя на улице подожду. – обойдя богиню, чинно чмокнул ее в щеку и подался на выход.
Снова палящее солнце ударило раскаленной плетью, сгоняя всех по ближе к кондиционеру или тены, как стадо глупых овец. Воздух даже подрагивал от температуры, заставляя Кощея снова заниматься самоохлаждением. Проходящие мимо жители в принципе были удивлены такой внезапной погодой в Лондоне, а тут еще и странный мужик, от которого веет холодком. Кажется, парочка едва удержалась от желания обнять его, как самый чудный источник прохлады в этом аду. Наконец показалась Афродита и они двинулись дальше к магазину с бельем. Он, конечно, не был фанатом магазинов и шопинга, но созерцать эту красавицу в разных вида шелках и атласе было слишком соблазнительно, чтобы упускать.
Новый магазин встретил из таким широким выбором, что Кощей тут же дернулся дивной улыбкой, ехидно подмечая, - Так вот как выглядит десятый круг ада. – не глядя на Афродиту, буркнул, чтобы слышала только она.
- Вам помочь? – тут же подскочила симпатичная работница, с таким искренним энтузиазмом в глазах, что можно было действительно поверить в искренность ее намерений, но все же знали, как на дне этого светлого порыва лежит значок фунта, бережно обернутый мечтой. Лицемерие – это самая распостраненная черта у всех людей, у богов же она выведена на совершенно новый уровень. Кощей вздохнул, обратившись к высокой стройной девушке, - Боюсь, моего размера у вас нет, так что вот ей помогите лучше. – отступив на шаг назад, указал на Афродиту, тут же мило улыбаясь обоим девушкам. Кажется, день налаживался. – А вы не подберете ей что-то из кожи? – поинтересовался бог тьмы, поведя в сторону Афро невинным взглядом. Тут не секс-шоп, вот до него они еще дойдут, но что-то интересное должно быть. Пока они прошли к примерочной, сотрудница магазина любезно принесла кучу цветных вешалок с бельем самых разных цветов и формы, при чем даже заказ бога тьмы выполнила. – Надеюсь, алкоголь у вас есть. - привычным повелительным тоном обратился к сотруднице местного ада Кощей, переключая внимание на Афродиту. Он как раз уселся на мягкий диванчик рядом с примерочной, а богиня любви стояла близко, на столько близко, что протянув руку, Чернобог поймал ее за локоть и потянул вниз, буквально роняя на себя. Богиня четко упала в объятия бога тьмы, моментально прижатая к нему. Чернобог хотел было поцеловать ее, но остановился, разглядывая такие знакомые черты лица и искрящиеся голубые глаза. Лишь хмыкнув и улыбнувшись слегка, словно думал о чем-то своем, не понятном ни ей, ни кому-то еще, разжал руки и отпустил богиню, тем более, явилась девица с новой порцией белья и шампанским. – Вперед! – кивнув на непочатый край работы, отправлял Афродиту в комнатку для примерки.

+1

8

Все встало на свои места. В том числе и Афродита, которая медленно подходила к кассе, словно это был какой-то памятник, и раскладывала одежду, по очереди, чтобы точно знать, о чем она еще может передумать, пока будут пробивать все, на что она точно была уверена, что потратит денежки. Кажется, сегодня, у всех магазинов будет выполнен план, потому что если Афродита собиралась на шоппинг, просто так, она не сдавалась, пока все магазины, сильно интересующие ее, не будут пройдены, и скуплены. Вынимая из кошелька такую золотую карточку, кассир посмотрел на Афро заинтересованным взглядом, будто сейчас, в его руках окажется целый банк, с миллионами долларами США в придачу. Ну, допустим, что целого банка там не было, но половина уж точно присутствовали. Когда богиня любви набирала код, от своих личных запасов, к ней подошел Чернобог. Стройная брюнетка, ох и не дают же они Афродите покоя, эти темноволосые женщины, строила глазки, богу тьмы, так нахально подмигивая ему, на что Кощей велся с превеликим удовольствием, так и хотелось дать ему под дых, чтобы перестал глазеть на эту пустышку, и флиртовать с ней. От мыслей Афро оттянул поцелуй, точнее такое легкое касание губ бога тьмы, щеки богини. Но и он не задержатся на румяной щечке и пары минут. За этот "чмок", Афродита была готова убить Чернобога, сразу же, на месте. Но сдержалась, ведь ей, несмотря на не продолжительность его, понравилось такое действие. Как раз оно, дало той брюнетке возможность умыться, и понять, что Кощей пусть и смотрит на других женщин, но пока крутится с одной, может только флиртовать с другими. Конечно же, богиня любви, не припомнила ему еще клуб в России, но это уже пройдённая тема, поры бы забыть о тех девушках. Наверняка он с ними больше не встречался. Или все таки..?
Оторвавшись от размышлений, и получив свои пока еще не многочисленные пакеты с вещами, девушка медленно вышла из магазина, попрощавшись с продавцами, и консультантами, открыла дверь и вступила в эту убивающую жару, натянув на глаза очки. - Да, привычное для тебя состояние погоды, не так ли? - съязвила, но не желала заострять на этом внимание, только лишь поддела Чернобога за руку, и ощутила всю прелесть проведения дня с мужчиной. От него веяло холодком, даже тогда, когда многие умирали от жажды, или жары. Конечно, бог мог бы, и отстранить руку от Афродиты, но дала бы ему сделать это блондинка? Увы, нет. Она крепко вцепилась в его запястье, и прошла вместе с ним по дорожке, мимо людей, в магазин, где был огромный выбор нижнего белья и купальников. Когда боги прошли внутрь, Чернобог не самым лучшим образом отозвался об этом месте, но сразу же приметил новую работницу этого места. Снимая очки, и закатывая голубые глаза, Афродита отступила на пару шагов от Чернобога, разглядывая представление здесь модели. - Это не ад, дорогой, это рай. - уточнила Афродита, проведя ему по подбородку, когда Чернобог указывал уже на богиню любви той милой дамочке, желающей помочь им в выборе той или иной вещице. - В особенности тогда, когда ты можешь созерцать меня в одном из этих комплектов. - усмехнувшись, Афродита остановилась не так далеко от боги тьмы, когда тот уже деловито присел на диванчик, и постарался высказать той девице все свои желания. Решил поиздеваться? Что ему тут, магазин для разврата? Хотя, возможно Афродита о чем-то и не подумала? Может быть, кстати, все может быть. Проследив внимательно за тем, какое количество нижнего белья, девушка притащила в примерочную, Афродита немного ошарашена была, но все же, спокойно вздохнула, и посмотрела мельком на Чернобога, который сразу же подхватил ее за запястье и посадил на себя. Что этим жестом он хотел показать? Чего хотел сделать? Ох уж эти работницы в магазинах, все время портят такие прекрасные моменты. Афродита хмыкнула, когда мужчина отправил ее в примерочную, и работница поспешила за ней. Раздевшись, и сняв с себя все, и надев новое белье, Афро для начала осмотрела себя в зеркало. Работница повела носом. - Что? - осторожно поинтересовалась богиня любви. - Мне кажется, Вам не идет. - вот как? Какая фифа, не идет богине любви эта вещица? Да как она посмела так сказать? Да Афродита преподнесет ее так Кощею, что у того слюни потекут, сразу же. Прикрывшись накидкой, которая просто так висела, Афро для начала закрыла полностью себя, и белье, которое надела. Потом развернулась, отстранила работницу от ширмы, и отвела ту сама, медленно выплывая из примерочной, к Чернобогу. Афродита шла медленно, каждый ее шаг, был таким плавным, и манящим, что любая модель позавидовала ей. С каждым движением, пальчики осторожно отводили в сторону накидку, и оголяли прекрасное, кружевное белье. В скором времени, дойдя фактически до конца очередного небольшого подиума, Афродита уже полностью открыла для Кощея набор, и ждала его комментариев по поводу данного (тык*) комплекта белья.

+1

9

И где обещанное дефиле и рай? Кстати, - оживился Чернобог, пока Афродита возилась в примерочной, - а в раю полагаются девственницы! – он подавился смешком и предупредил любое возмущение в свой адрес, - шучу, девственницы – это до жути скучно. – Ему как-то приносили их в жертву. Только полный кретин мог такое придумать, чтобы отвлечь бога тьмы. Лучше бы Афродиту ему сразу сослали и было бы больше проку.
Кощей сосредоточился на звуках, доносящихся из-за ширмы и недовольного тона обслуживающей дамочки, тут же фыркнув, слыша ее слова. Посмотрим, что там не идет богине красоты. Ширма поползла в сторону, приоткрывая блондинку в легкой накидке, тут же пробуждая интерес бога тьмы во всем его необъятном масштабе. Ткань нагло скрывала от бога все то, что он так хотел видеть, заставляя его недоверчиво покосится на Афродиту, но та стала медленно подкрадываться к Чернобогу, увлекая плавной походкой, струящейся тканью, которая на зависть богу зла, сейчас касалась ее тела, ласкала его и обволакивала, покачиваясь от мягкого шага блондинки. Ненужная ткань все сильнее струилась, открывая тело комплект белья, украшенный богиней любви и красоты.
К моменту, когда ее шествие закончилось и Афродита предстала перед Кощей в одном белье, он медлен осмотрел ее снизу вверх и обратно, потом оглядел все в целом и не сводя глаз с прекраснейшей из богинь, обратился к сотруднице магазина, все еще маячащей рядом. – Пошла вон, - немного склонив голову в ее сторону, внимательно смотрел на Афродиту, - твоя бездарная помощь больше не нужна. – Та что-то возмущенно кинула, но не посмела громко говорить и пугать клиентов, а богу тьмы было все равно, он был занят иным. Поднявшись с места, оказался снова выше Афродиты, хитро улыбаясь. До ширмы было всего несколько шагов и наступательными движениями Кощей заставил богиню попятиться обратно, оказываясь снова в примерочной. – Тебе идет, - обойдя ее и задергивая ширму сообщил Кощей. Теперь они были вдвоем «заперты» в этом крохотном помещении. Он стол за спиной Афродиты, но не касался ее. – Даже жаль, что ты его снимешь, - делая голос немного тише, да бы их не выставили из магазина, проехал пальцами по шлейкам бюстгальтера, по контуру чашки и соскочил на теплый животик богини, цепляя низ набора, проезжаясь кончиками пальцев между тканью и телом, дотрагиваясь лишь до низа живота. – Зато могу помочь с переодеванием, - тут же призадумался и исправился, - нет, с раздеванием все таки. – Красная шлейка скользнула с плеча богини, а на ее место тут же лег поцелуй, потом еще один и так вдоль всей поверхности, ранее занимаемой лентой. Руками он придерживал ее за бедра, но не делал лишних движений, только разбирался с верхней частью комплекта, понемногу снимая и заменяя ткань на поцелуи. По пути он уже спел развернуть Афродиту к себе лицом и теперь заглядывал в ее голубые океаны с хитрой и задорной усмешкой черных глаз, опускаясь ниже – к оставшейся части. Тут все было интересней. Кощей заставлял уу медленно поворачиваться, пока трусики спускались все ниже и ниже, скользя по прекрасным ножкам Афродиты. Вскоре дело было сделано и обнаженная богиня теперь стояла перед богом зла во всей красе, встреченная довольной улыбкой Кощея. Бог зла все же и в прекрасном настроении остается богом зла, скрывая хищные желания за улыбкой, но не сильно стараясь, позволяя им прорываться наружу. Так близко и приятно, Афродита не могла оставить его безразличным, как и любого нормального мужика, привлекая к себе, маня. Он сделал последний шаг, чувствуя тепло ее тела через тонкую ткань своей футболки и прихватил чуть пониже попы, прижал к себе,приподнимая и целуя. Ему не хватало этих губ, ее запаха и острой нежности, чувственной и расчетливой, а ощущалось это с каждой их встречей все яснее. Оторвавшись от блондинки, еще раз легко коснулся ее губ и отступил на шаг. – Продолжай дефиле. Мне нравится. – ехидно заявил Чернобог и тут же убрался из примерочной, предоставляя Афродите возможность выбрать еще один наряд. Наверняка, последний в этом магазине, если она продолжит в том же духе.

+1

10

Как только Афродита вышла из примерочной, то взгляд Чернобога сразу же ухватился за нее, и богиня поняла, что попала точно в цель, и слова работницы, не более чем просто зависть, что такое тело имеет не она, и то, что такие прекрасные комплекты, не подходят ей. Афродита так и думала, что сразу же, Чернобог начнет разглядывать Афродиту, словно в подарок на Новый Год, он получил новенькую куколку, которая имела свойство сама переодеваться, и раздеваться в особенности, а еще дышала и могла много что сделать, кроме того, что просто стоять и радовать глаз. Хотя и это она тоже умела. Улыбнувшись от такой реакции, Афродита сдержала рвущийся смешок, потому что в следующую секунду, обратила внимание на работницу, которую Чернобог так умело, отогнал от Афродиты, за то, что та ничего не понимает в том, что подходит блондинке, и что ее красит. Богиня любви проследила за девушкой, так спокойно, будто она и вовсе не нужна была здесь как советчица, ведь толк в белье, мужчины порой знают больше, чем женщины, которые работают в таких магазинах. Вот и Чернобог, определился достаточно быстро. Мужчина не сводил своего взгляда с тела Афродиты, желая, как следует рассмотреть ее наряд с разных сторон. И богине это нравилось, его такой пожирающий взгляд, словно женщина не живое существо, а что-то, больше похожее на пряник, или торт, с вишенкой наверху. Ну а что, такое сравнение не было неприятно, даже наоборот, как-то стесняло Афродиту, и его глаза, которые тут же засияли озорством, сразу же проявили на личике Афро, тоже довольную улыбку. Он подошел почти вплотную, и потом своими шагами, оттеснял богиню в сторону примерочной с ширмой. Афродита подчиняясь этим действиям, прошла в небольшую кабинку, и встала лицом к зеркалу, чтобы видеть Чернобога, его реакцию, каждое движение бога тьмы. Как он быстро задергивает ширму, радуясь тому, что остается наедине с богиней любви. Он осторожно подходит сзади, останавливается там, и начинает свои мучительные действия. Его руки, так медленно скользили по бретельки бюстгальтера, а затем, это место покрывает поцелуй, и глаза Афродиты медленно закрываются. Она готова ему отдаться прямо сейчас, когда рука так спокойно скользит по ее телу, останавливаясь у низа животика, и поражая эту часть прохладой. По телу пробежала армия из мурашек, после чего, богиня расплывается в приятной улыбке. Она даже не замечает, как бог поворачивает ее к себе лицом, но уже в это время, глаза богини оказываются открытыми, и смотрят настолько пристально в его, что еще немного и она просто не сможет удержаться, сама кинется на него, чтобы поцеловать, впиться своими губами в его, и устроить в этой примерочной невесть что, чтобы все работники магазина подавились от зависти, и не смогли ничего сделать, потому что побоялись бы заглянуть к двум богам, в "вип-номер", и разрушить их идиллию. Но не сейчас, и все это читалось на лице Чернобога, поэтому спокойно сглотнув, и облизав высохшие от желания губы, Афродита поддалась его действиям, снимая трусики, и позже, когда те совсем упали на пол, переступив через них, остановилась рядом с Чернобогом вплотную, ощущая его тело рядом, его тепло, теперь уже не прикрытое холодом. Такие страстные прикосновения, которые сразу же возбуждали, заставляли его желать. Афродита поддалась на его поцелуй, обнимая бога тьмы за шею, и прижимаясь к нему. Она хотела его, прямо здесь и прямо сейчас, ни где больше, главное чтобы больше никогда не отрываться от этого поцелуя, потому что он так манил, и Афро было мало, так же как и Чернобогу, не хватало ее губ, ей тоже не хватало его внимания, но как Афродита могла попросить его об этом? Как? Выдохнув, и поняв, что поцелуй прекратился, богиня любви открыла глаза и посмотрела на Чернобога. Он решил продолжать? ну ладно, хорошо, значит продолжим. Улыбнувшись, Афродита проследила за тем, как Чернобог вышел из примерочной, и вытащила из кучи всех остальных комплектов, тот, который точно ему понравится, и не бог не сможет просто остаться равнодушным. Богиня быстренько сменила комплект, и осмотрела себя в зеркале. - Ну, что, ты готов? - сказала так, чтобы бог тьмы слышал, и через пару минут, вышла на подиум, теперь уже достаточно спокойно пройдя, не крадясь, однако в этой ходьбе было что-то сексуальное, такое властное, что могло привлечь к себе бога тьмы сразу же. Афродита останавливается на краю подиума, и проводит руками по корсету, водит бедрами немного в разные стороны, словно заигрывая с этим серым волком. Жаль, конечно, что до этого, она не нацепила красненький плащ. Вновь возвратились бы и вспомнили очередной раз о сказке "Красная Шапочка". Но сейчас, образ был иным. Блондинка медленно спускается с подиума, и идет к Чернобогу, наклоняясь к нему, и ставя при этом свои ручки ему на коленки, чтобы иметь хоть какую-то опору. - Ну что, серому волку нравится такой (тык*) наряд? - она говорила это тихо, спокойно, прямо ему в губы. Работницы, наблюдающие за этой картиной, были шокированы всем, что вытворяли эти двое. Но Афродита не хотела останавливаться. Она медленно провела пальчиком по его груди, вниз, до штанов, и, остановившись там, улыбнулась, немного отстранившись. - Итак, ваш вердикт? - смотрит в его глаза, ощущая вновь нахлынувшее на нее желание тут же схватить его, затащить в примерочную, и .... В общем, об остальном можно было умолчать.

+1

11

-  Ты не представляешь на сколько готов, - мужественно воодушевился Кощей, глядя на закрытую шторку и игру теней, выбивающуюся из-под узкой щелки на полу. Да он готов еще с доисторических времен, особенно подготовился, как узрел Афродиту в белье, а теперь с интересом наблюдал за отъезжающей ширмой и явлением богини народу. Эта женщина знала, как привлечь внимание, а Чернобог с удовольствием поддавался на ее чары, уже попривыкнув к своим кипящим ощущениям на этот счет. Афродита подходила, как хищная кошка, подбираясь все ближе, завлекая и улыбаясь, словно только для него, подходит и упирается ладошками в колени. Он смотрит сначала на ее пальчики, упирающиеся в него, поднимается выше и цепляется взглядом за аккуратно подчеркнутую грудь, совершенно не стесняясь такого поведения, да и с чего бы. Чернобог дернул вопросительно бровь, всем своим видом выражая фразу «сама напросилась», но когда это их останавливало.
– Тебе чертовски идет, - Кощей усмехнулся фразе про серого волка, склонив голову немного вправо, - Какая бесстрашная богиня, решилась подобраться к волку, -  он сверкнул темными глаза, сощурившись и коснулся пальцами подбородка блондинки, изучающе разглядывая ее лицо и пикантно торчащую вверху заднюю часть богини. Она так смотрела на него, сладко шептала слова в губы, отдавая вмести с ними свой запах и вкус, заставляя так сильно желать себя, что хотелось причинить ей боль. А может, это просто привыкший к ненависти бог тьмы не мог иначе выразить свои ощущения, но пока всех все устраивало.
– Мой вердикт... – призадумавшись, притянул ее лицо к себе и вцепился в губы совершенно не свойственным его нынешнему спокойствию поцелуем. Руки тут же прихватили ее за талию и усади на себя, прижимая как можно ближе и изучаю новую деталь гардероба, а заодно и проверяя уже бывшие тут ранее детали. Он откинулся на мягком диване, оказываясь в полу лежачем положении, все так же целуя Афродиту. Пока что они были скрыты от персонала, но то, чего сейчас хотел Кощей было слишком вызывающе для людей, а применять способность желания не было, так что надо было переместить, во только сначала оторваться от нее. Поцелуй горел ясным пламенем, казалось, что жара с улицы в миг сосредоточилась между ними, прожигая на сквозь. Бог тьмы сжимал ее в своих объятиях так, словно больше никогда не собирался от себя отпускать, словно сегодня настанет конец света, а это их последний день. Он был хорошим любовником и умел угождать женщинам, только с ней все было иначе, что-то внутри шевелилось и жило своей жизнью при виде этой блондинки.
Наконец воздух начал заканчиваться, а это добрый знак – точно оторвется от нее. – Вот такой вердикт, - не позволяя ей отстранится, поинтересовался Кощей, а потом глянул в бок, где в другом конце огромного магазина их бывшая помощница что-то возмущенно вещала коллеге. Точно их полощут. Чернобог усмехнулся и подался вперед, снова целуя ее и вставая с дивана. Теперь Афродите придется держаться за него ногами, по крайне мере, пока не дойдут до ширмы. С самой пакостливой усмешкой, бог тьмы преодолел расстояние к примерочной и «запер» за ними «дверь».
Снова они оказались вдвоем в это замкнутом пространстве, еще удерживающим атмосферу их прибывания тут пару минут назад. Может их слышали, особенно, когда Чернобог чуть ли не снес картонную перегородку, впечатав в нее Афродиту, покрывая поцелуями и прикосновениями на столько требовательными, что в этот раз долгих прелюдий не обещалось. А кто же затягивает секс в примерочной! Для этого у них есть отель... Эта мысль так и не успела до конца оформиться, так как губы уже нашли что-то куда интересней и заставляли думать лишь о ней. Кощей посмотрел в ее глаза, полные такого же азарта, как и его, переполненные желанием, таким ненасытным и неутолимым, присущим лишь богам в порыве чувств. Как его так угораздило! – Развратница... – тихо сказал ей в губы, немного отстраняясь, чтобы поставить ее на ноги и стащить лишнюю  часть ее комплекта, развернул лицом к зеркалу и прижал к себе, спускаясь руками по плечам и груди, по животу добрался до самого лакомого места ее тела, наблюдая в отражении реакцию богини на его манипуляции. О да, его эгу было важно знать, как ей хорошо, как ей нравится и странно, но почему-то ему казалось, что Афродита тоже это знает. Но, это слишком здравая мысли, которая пока не способна была четко выразится в его сознании, а работала лишь на инстинктивном уровне. Он снова целовал ее шею и плечи, заглядывая в зеркало  и приспуская корсет, любовался ее красотой, ее божественной натурой и женственностью в каждом движении и вздохе.

Отредактировано Chernobog (19.06.13 22:29)

+1

12

Сейчас, Афродита была слишком странна в своем поведении. По крайней мере, для всех тех, кто мог бы хорошо ее знать, и видеть, какой бывает богиня любви в иное время. С  ним, все менялось за раз, стоило ей только ощутить его рядом, стоило только один раз коснуться, или ощутить на щеке приятный поцелуй, даже скользящий по губам, как разум, словно покрывался туманом, медленно обволакивая и тело все заодно. Афродита терялась, терялась в собственных чувствах, и такое было впервые. Она не знала, чего хотела от этого всего, толи продолжения, полного хаоса, любви, и страсти, толи старалась забыть, и каждый раз, когда они встречались, начинала совращать его, чтобы, так же как и он, быстро наиграться со своей жертвой, и отпустить восвояси. Но каждый раз, осознание того, что он близко, снова заставляло ее умирать, сгорать от желания, вновь покрыть своими губами его, так нежно, а порой даже с болью, покусывая, и оставляя страстные укусы на них. Как такое вообще возможно? Почему, обычное поведение Афродиты, резко меняется, стоит лишь Чернобогу встать позади нее, и коснуться нежной, мягкой кожи богини. Афро уже несколько тысяч раз, пыталась осознать все это, пыталась понять, почему в последнее время он занимает все ее мысли, почему хочется улыбаться, стоит ей только припомнить, как клуб едва ли не потерпел крушения, из-за выяснения их отношений, но все же решила барная стойка, и эти двое пришли к согласию, расставшись, тем не менее, снова друзьями. Друзьями ли? Ещё тогда, в богине любви, словно загорелся огонек, который до сих пор, был всего лишь искоркой, готовой в любой момент стать страстным пламенем, и окутать все, что только сможет увидеть на своем пути, так и было. Он появился в том магазине, рядом с ней, стоило всего лишь одного касания, как эта искра, превратилась в огромный костер, заставив Афродиту расцвести снова, и снова сейчас, когда ее руки так плотно сжимали его колени, а голубые глаза, пристально смотрели в его. Никто не мог бы им помешать, эта игра взглядов, может рассказать о многом, может поведать едва ли не всю их историю. Что в ней такого необычного? Часто задавалась вопросом Афродита. Он женат, да, это то, что могло бы ее остановить, у него темное царство, в которое Афродита бы ни за что не спустилась, потому что не создана для того мира, не будет и никогда не откажется от светлого неба, и приятного, свежего воздуха. Что же тогда? Его вспыльчивый, изменчивый характер? Скорее всего, в его глаза, в его манеры, в его улыбку. Во все, что так ей нравилось, в его губы, именно в губы. Стоило ей увидеть эту обманчивую улыбку, как в глазах Афродиты загорался игривый огонек. Он подогревал в ней это чувство риска, она ведь рисковала, находясь так близко к нему, вторгаясь постоянно в его личное пространство, куда Чернобог мало кого допускал. И как ей это удавалось? Как она могла, так спокойно заставить бога тьмы, не думая ни о чем, снова вцепиться в ее губы, усадить на себя, и немного откинуться назад. Может, его к ней тоже тянуло, и это было все взаимно? Но даже если и так, признаются ли они когда-нибудь в этом? Или Афродита всегда будет желать новой встречи с ним, при этом никому и никогда, не рассказывая об этом, а он, будет желать ее губы, чтобы перенасытится, чтобы перестать в следующий раз хотеть их, снова и снова. Они не могут друг от друга оторваться, не могут сделать этот шаг, но воздуха слишком мало, даже для них, для бессмертных богов, да и слишком много тех, кто перемывает сейчас прям их кости, не думая о возможных последствиях. Афродита всегда считала, что людям надо бы относиться друг к другу более доброжелательно, ведь в любом из тех, кто проходит мимо них, может жить не просто человек, но и бессмертный бог. Но сейчас, далеко не об этом. Кощей приподнимается, и Афродита ловко захватывает его в объятия, своими ножками, немного не понимая, что он собирается делать дальше? Что с ним такое? Вердикт он вынес, с чего бы ни отпустить, и не дать возможность поменять комплект на другой, показать еще один. Но видимо душа Чернобога уже не выдержала. Желание, которое Афродита посылала ему, словно на том, космическом уровне, было поймано им, и он прочел все это в ее глазах. Что же, в его темных очах тоже светилось то желание, и богиня любви все это видела, все это осознавала. Чернобог в несколько шагов преодолел расстояние от диванчика, до примерочной, и, закрыв ширму, впечатал Афродиту в стенку. Ничего страшного, ей было даже приятно. Такой резкий, но с другой стороны, нежный, страстный мужчина. Ему было простительно все, так же как и все, было простительно для нее. Приподнимая голову, немного выше, чтобы Чернобог мог касаться ее шеи, и груди, прикрывает глаза, и шумно выдыхает, проводя ему по волосам, и пальчиками медленно сжимая их. Кощей не так долго ждет, все происходит достаточно быстро. Он ставит Афро на землю, дав ей ощутить ту, под каблуками, избавляет ее от лишних частей комплекта, и поворачивает к себе спиной. Их взгляды встречаются в отражении зеркала. Афродита мило улыбается, одной рукой пытаясь упереться о стекло, чтобы не свалиться, или отстраниться от него. Пальчики не достают до зеркала, и поэтому богиня любви цепляется за его одежду, прижимаясь всем телом к телу бога тьмы, скользя рукой немного вниз, по его руке, которая уже поползла к желанному. Немного повернув голову, Афродита губами оказывается рядом с щекой Чернобога, и резко выдыхает в ее, потом касаясь ее губами, и улыбаясь. Он видит все это в зеркало, и богиня уверена, эта картина, доставляет ему удовольствие лишь потому, что ей все это нравится, что она готова отдаться ему вся, сейчас, не думая о других в этом магазине, не обращая внимание на их предупреждения, или выговоры. В конце концов, они уже не маленькие, а взрослые боги, и могут делать все, что им вздумается. Афродита на пару минут открыла глаза, и посмотрела в зеркало. То, что проговорил, так спокойно бог тьмы, стараясь удержать пока еще не слишком распалившиеся эмоции, заставило богиню любви улыбнуться, и попытаться, тем не менее, немного отстраниться от него, чтобы дать себе возможность снова видеть его глаза, вот так, напрямую. Поворачивается, смотрит в них, улыбается, и залезает руками под его майку, снова и снова, без разрешения, без предупреждения, обнимает за талию, и в этом порыве, рвущемся наружу, прижимается к нему, исследуя пальчиками его спину. Какая там осторожность. К черту ее. Главное сейчас, это не разгромить всю примерочную, потому что божественная страсть может не знать тех границ, к каким привыкли смертные.

+1

13

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается... Хотя, если дело делается в примерочной, то получается довольно скоро. Как же ему нравилось ощущать ее вот такой, полностью своей, податливой и нежной, в тоже время готовой кинуться на него в любую секунду. От этого все внутри горело, просачиваясь наружу и опаляя блондинку все новыми поцелуями, встречаясь с ее дыханием, таким резким и возбуждающим, оно молнией проносится через весь организм бессмертного создания, встряхивая от многовекового сна.
Почему эта насмешка судьбы так затянулась, почему она становится все страшнее, заполняя Афродитой мысли бога тьмы, стоило ему приблизится к этим воспоминаниям. Такое положение вещей не нравилось Кощею, но привыкший делать так, как ему угодно, потакая собственным прихотям, он шел наслаждался богиней.
Лишнего внимания не хотелось, так что в особенно яркие моменты их прибывания за шторкой, приходилось зажимать ей рот ладонью, когда не получалось дотянуться и поцеловать. Боги они – это да, но люди не в курсе и могут помешать их уединению, тогда Черноог начнет злится, а парочка трупов или запуганных до полусмерти работников никак не скрасили бы этот день. Так что надо было быть тихими и быстрыми, что тоже не плохо для жизненного разнообразия. Быстро управившись со своими желаниями, Кощей все еще не отпускал ее, целуя, хотя уже и без такого порыва. Того, что сейчас было казалось чертовски мало, словно затравка перед большим ужином или легкий перекус. Пальцы пробежались по ключице богини, поднимаясь по шее к губам, порождая странные мысли о той легкость, с которой он мог сейчас свернуть шею богине из чужого пантеона, заставить страдать от боли, настоящей боли, но неведомая сила держала его, извращая его обычный порыв и превращая в то, происходившее минутой ранее. Тяжело дыша, он наконец поднял темный тяжелый взгляд, сталкиваясь с синей стихией Афродиты, смывающей прочь мысли об убийстве.
Кажется, внимание они все таки привлекли, как ни странно, при том, что примерочная ходила ходуном, а когда вышли из нее то на них уставились две пары офигевших глаз. Кощей только откровенно посмеялся и обернулся на Афродиту, выглядывающую из-за ширмы. Бог тьмы оглянулся, словно раздумывая и, казалось, на что-то решился. Пока девушка брала понравившиеся ей вещи и вручала их работнице с ошалевшим выражением лица, Чернобог улизнул, скрывшись в другой части магазина. Он вернулся через пару минут, застав блондинку уже с пакетами на выходе из магазина. Кощей был уверен, что предстоит еще долгая пытка магазина, но как-то слово за слово и они сошлись на желании поехать в отель и провести остаток вечера там, к тому же, такой вариант был куда заманчивее скучных примерочных и обещал быть насыщенней событиями.
Улицы быстро сменяли одна другую, как страницы книги меняя один вид на другой. Чернобог любил Лондон, это был один из тех городов, что хранили в себе уют и шум, сопоставляя тихие зеленые парки большим банковским районам, а старые здания и постройки украшали город, иногда пропуская между собой новые, совсем молодые строения, выросшие недавно. Наконец машина притормозила у отеля и Кощей едко усмехнулся, но ничего не сказал. Ну кто бы сомневался, что двое богов остановятся в одном и том же отеле, ведь он был одним из лучших в городе.
- Симпатично, - входя в номер Афродиты, осмотрелся по сторонам и чуть не задохнулся от духоты замкнутого пространства, «включая» способность и быстрым темпом охлаждая помещение. – Такое ощущение, что в аду кто-то печенье выпекает. Что за погода, тем более в Лондоне! – Может, жена его заждалась и решила к приходу блудного мужа приготовить что-то вкусно. Пожалуй, это была самая фантастическая мысль этого столетия. Чернобог подошел к графину с водой, наполняя стакан, потом обернулся к Афродите. – Надеюсь, у тебя нет ничего важного на завтрашний вечер. – хитро улыбнувшись, Кощей посмотрел на часы и продолжил вещание, - Меня пригласили на одно мероприятии завтра, - он приблизился к ней, спокойно улыбаясь, -  и я был бы рад пойти туда с тобой. – А еще ему это выгодно, но эту часть можно упустить. Во-первых, она сама догадается, что без выгоды для себя он не и не почешется, во-вторых, Кощей умел подать все правильно, в-третьих, это был не вопрос, а утверждение, просто она могла еще не знать, что согласна.
В дверь постучали и по лицу бога зла скользну довольная улыбка, предвещающая что-то новенькое. Как у себя дома, он быстро дернул дверь и на пороге появился его водитель с огромной коробкой в руках. Кощей пустил его в номер и тот, вежливо поздоровавшись с Афродитой, положил принесенную посылку возле нее на кровать, затем отдал небольшую коробочку Чернобог и попрощавшись вышел прочь. – Так вот, на счет вечера... – Если уж бог тьмы задумал что-то, то никакая сила не сможет его уже отвлечь от этого или помешать получить желаемое, особенно, если он продумал шаги на перед. – Это тебе. Спецзаказ из Нави. – Подарок был почти чартером из ада действительно, ведь а Нави проводили в тяжких муках души грешников, неверных и самоубийц, но сколько из них обладало талантами и готовы были выслужиться перед повелителем пекельного царства, лишь бы он хоть на некоторое время, возможно, ослабил их страдания. Конечно никто не получал послаблений, да они и сами это знали, но соглашались на сделку с дьяволом, лишь бы тот не сделал им хуже.
В коробке было платье (тык*) из изумительного атласа, необыкновенно глубокого темно-синего, сшитого лучшими мастерами прошедших веков. Такое точно будет выделяться на фоне любого другого, ни один взгляд не сможет просто так «пройти» мимо шедевра созданного в Навь и одетого на богиню любви. Зрелище должно было быть завораживающим. – Может примеришь? – подпирая собой стену, кивнул на платье в кремовой коробке, аккуратно обложенное такого же цвета бумагой.

+1

14

Наверно весь магазин за пару секунд, сбежался в отдел нижнего белья, чтобы по возможности, постараться заглянуть в примерочную, и разглядеть там что-то интересное. И, казалось бы, ничего такого боги не делали, ничего сверхъестественного не происходило, ведь эти двое, всего лишь развлекались. Ну да, в примерочной, ну да, не подходящее для этого место, но что уж им возразишь, что скажешь против? В особенности после того, как Чернобог строго отозвал ту помощницу, которая высказала свое "фи", в то время, когда Афродите очень комплект подошел. Но на данный момент, все мысли богини любви, были обращены не в сторону любопытной работницы этого магазина, а в сторону того, чтобы не закричать, если вдруг что, в порыве чувств, и не вызвать еще больший интерес со стороны работающих в магазине англичан. Все они, слишком любознательные, а знать о том, чем Чернобог и Афродита занимались в примерочной, им лучше не стоит. Почему? да потому что вмешательства Афродита не любила, она ненавидела, когда ей мешали чем-то наслаждаться, и в данный момент, она просто не могла прервать сие действо, в особенности, когда в нем участвовал Чернобог. Такое ощущение было, что они страдали друг от друга. Не могли насытиться одним проведенным рядом вечером, им хотелось еще и еще, это заставляло сильно призадуматься, ведь раньше, с Афро такого не происходило. Она никогда не окуналась в этот любовный омут с головой, потому что понимала, слишком долго, не продлится такая романтика. Но не сейчас, сейчас, хотелось быть его, и только его. Принадлежать ему, и делать все, что он только прикажет, пусть потом, блондинка посмеет пожалеть об этом, и, вернувшись в реальность, забудет о том, что могла хоть на минуту разрешить себе стать его рабыней. Да, именно рабыней, потому что так Афродита понимала это подчинение. Но каким оно было. Ни одна девушка, заключенная в рабство, так не желала бы своего хозяина. А впрочем, с чего это Афродита должна ему подчиняться? Она и сама может подчинить себе бога тьмы, тем более, что он уже почти ее. Её, это осознание того, что Кощей сейчас в ее объятиях, что он рядом, так грело душу, и даже разрывало ее на части, потому что так приятно видеть его глаза, так приятно касаться его губ, и получать страсть. Гореть в этом адовом огне, почти падая в само царство Чернобога, становясь одной из тех, кого он так мучает, над кем он властвует. Эти мысли, мешались друг с другом, собираясь в огромный водоворот, и не могли проясниться, только потому, что каждый миг, нужно было ценить, ценить, потому что такое не всегда получалось. Эта маленькая примерочная, лишь подогревала страсть богов. Так не хотелось прекращать, так не хотела этого Афродита, но время шло, а гости, слишком долго уже были в примерочной. Ну а что, пусть та ходила ходуном, пусть едва ли не скакала в такт богам, но они же боги. Им не ведомы людские законы, они для себя, могут записать новые, только для себя. Захотят Афродита и Чернобог видеть друг друга чаще, пожалуйста, смогут, пусть перевернуться на месте раз сорок, но окажутся друг с другом. Как ни странно, но именно об этом думала Афродита, надевая свою уже одежду, сбивчиво дыша, и открывая ширму, чтобы выйти на прохладу, под кондиционер магазина. Поймав на себе недовольный, и даже немного шокированный взгляд, девушка поправляет раскидавшиеся по всей голове локоны, мило улыбается, и смотрит за тем, куда уплывает так медленно Чернобог. Ладно, увидятся еще, в конце концов, возможно, тот отправился по делам, или чего-то захотел. Посмотрев на себя в зеркало, богиня любви, снова поправила волосы, так как ранее это удалось не слишком хорошо, вытащила карту, и стала оплачивать комплекты, выбранные ей, и Чернобогом. Ну, раз ему понравилось, то надо же взять, тем более, именно за покупками они и пришли сюда. Продавщица все медленно складывает в пакет, но при этом смотрит на Афродиту. - Белье, возврату и обмену не подлежит.... - спокойно, словно на автомате проговаривает она, уже подозревая, что они там делали в примерочной с этим бельем. - Я знаю, спасибо. - говорит Афродита, и спокойно улыбается, набирая на аппарате цифры для кода. Девушка смотрит вплотную. - Понравилось? - вдруг спрашивает она, и богиня любви немного шокировано поднимает на нее свои глаза, но не теряется, и одним махом, сдувает попавшую на глаза прядь золотистых волос. - Вполне. - улыбается, и указывает на примерочные. - Покрепче... - усмехается, и продолжает. - конструкцию, говорю, по крепче надо сделать. - забирает карту, берет свои пакеты, и те, что были до этого, и со смехом выходит из магазина, снова надевая на себя очки против солнца. - Боже, какие любопытные. - качает головой и медленно осматривается. Тут, из магазина выскакивает Чернобог, и, кажется что вместо длительного шоппинга, уговаривает Афродиту поехать в отель. Ну, конечно она согласна, еще бы была против.
Машина быстро мчит по дороге, проскакивая разные участки города. Однако богиня успевает иногда заметить какую-нибудь интересную штуку, и поделиться ею с Чернобогом. Их разговор в машине не длинным оказывается. В остальную часть, Афродита предпочитает просто сидеть и молчать, чтобы набраться с силами, и продержаться до вечера, спокойно, не убив друг друга. Надоедать ему она тоже не хотела, тем более, к чему ей злить Чернобога, когда у него такое прекрасное настроение. Оказавшись в отеле, Афродита поняла, что Чернобог остановился в нем же. Ну да, это же один из лучших отелей, а Афродита что попало, не берет, и чем попало не увлекается. Пройдя в номер, Чернобог осторожно осматривается, словно рассматривает апортаменты, какие Афродита для себя подобрала. На этот раз, она не брала люкс. Не захотела такой большой номер, тем более и в обычном, ей вполне было уютно. - У тебя разве не такой же? - ну спросила, конечно, да. Возможно, Чернобог как раз решил, что на этот раз, он будет жить в люксе, и даже не возьмет меньше. Улыбнувшись, Афродита включила кондиционер, чтобы Кощей не перетруждался слишком сильно. А потом посмотрела на него, внимательно изучая то, куда он пойдет, что сделает, или куда захочет сесть. - На завтра? Нет, я приехала сюда только ради того, чтобы пройтись по магазинам. - обвела пакеты руками, а потом улыбнулась, и облокотилась о подоконник, смотря за тем, как Кощей наливал воду, и медленно подходил ближе. - Мероприятие? - славно, решил воспользоваться моментом. Самому же не интересно идти, тем более, там наверняка будут все с парами, да и почему бы не сходить? Ну и плевать, что это принесет только ему выгоду. Хотя, если Чернобог подарит ей платье, будет вообще великолепно. Вот, как раз, после того, как Чернобог перестал вещать Афро о мероприятии, в номер зашел водитель, и принес коробку, и еще одну, немного меньше. Надо же. Стоило Афродите подумать о платье, как оно уже здесь. Словно по велению волнений палочки. Какой кавалер, однако. Усмехнувшись, Афродита подошла к коробке, и открыла ее, вытащив осторожно оттуда платье. Ох, оно было великолепно, и как раз такие платья, Афродита никогда мимо не пропускала. Словно он знал. Знал ведь, подлец! Спец. Заказ, что это с ним? У него явно прекрасное настроение, иначе, был бы немного иной поворот событий. Богиня любви улыбнулась, и осмотрела еще раз платье. - Да, конечно примеряю. Вдруг, ты ошибся с размером. - решила съязвить? Молодец. Удалось, но не так, как хотелось бы. Афродита скрывается в ванной комнате, и выходит оттуда, уже одетая в платье. Оно прекрасно на ней сидит. - Ну что? Как я заметила, ты точно подобрал его размер, или угадал? - проходит на открытый участок комнаты, поворачивается спинкой к Чернобогу, и лицом к зеркалу. - И, ни у кого такого платья больше нет? - если бы было, Афродита уже давно бы устроила прямо в номере поминальный костер. Платью пришел бы полный пипец. Богиня разворачивается к Кощею, и смотрит на него своим проницательным взглядом, а потом мило улыбается, выражая ему огромную благодарность за столь дорогой подарок, которым он угодил Афро, даже больше, наверно, чем нужно было.

0

15

Вдаваться в подробности объяснения, что за мероприятие он не стал, лишь вкратце поведал о нем, как об ужине с руководителями местных банков и весь влиятельных компаний. Все это имело выгоду для работы Чернобога и его темных делишек, но эта информация осталась под грифом секретности. – Там будет много интересных людей, - по людским меркам, конечно, - может и найдешь себе там кого интересного на потом. – Не будут же они вечно липнуть друг к другу, хотя идея была заманчивой. Его на столько тянуло к этой богине, что постоянно было мало и хотелось продолжения снова и снова.
Самодовольства Кощею не занимать и именно эта его черта сейчас красочно блестала вместе с улыбкой чеширского кота, когда он наблюдал, как Афродита раскрывает коробку и восторженно извлекает платье. Конечно, оно было идеальное. Под страхом адских мук высшего разряда хочешь или нет, а шедевр сделаешь. Умел бог зла мотивировать, просто врожденный дар. А вот ее замечание про размер пропустил мимо, только дернул уголками губ, немного насмешливо, потакая ее издевке. Ему и в голову не пришло, что можно было усомниться в точности расчетов бога мести.
Пока Афродита переодевалась, Кощей успел найти журнал и со скучающим видом листать его, все так же облокотившись о стену. И вот наконец дверь скрипнула и слегка шурша подюбниками богиня вышла из ванной. Он медленно поднимался взглядом от пола до самого верха, потом снова вниз и обратно, впитывая и запоминая это прекрасное зрелище, одновременно откидывая журнал и отделяясь от стены. Шорох вдруг продолжился, когда блондинка развернулась к нему спиной, разглядывая отражение. Создавалось ощущение, что она не идет в нем,а  плывет, так легко и мягко ткань прочерчивала любое движение, идеально лежала по стройной фигуре Афродиты, подчеркивая тонкую талию и пышную груди. От всего этого глаза разбегались, заставляя снова и снова смотреть в сторону этого прекраснейшего создания.
- Я не гадалка, чтобы угадывать. – возмущенно заметил Кощей. Право словно, что за выдумки такие. Параноидальная любовь к контролю никогда не позволила бы Чернобогу угадывать без фактов, доказательств или опровержений. Еще парочка таких глупых вопросов и Кощей станет злым богом тьмы, несущим раздор, разврат и хаос. – Есть конечно! – Еще десяток таких по городу. Не выдержал бессмертный и съязвил раздраженным тоном, оказывать перед ней. – Его из комиссионки только привезли, не замечаешь? – все это мелькнуло недовольным огоньком в темных глазах, но задуманного плана он еще придерживался. В основном. Бог тьмы любил уникальность во всем, без исключений.
- Закрой глаза. – потребовал Кощей и встретил легкое непонимание на лице Афродиты, хмыкнув, - Правильно, конечно, что ты мне не доверяешь, но я тебе ничего не сделаю. Сейчас. – последнее слово добавил чисто для справки и убедительности. Теперт настал час для маленькой коробочки, уже зажатой в правой руке бога. Улыбка растянулась по губам, стоило Афродите закрыть глаза. – Не открывай. – тихо скомандовал Чернобог и щелкнул застежкой на коробочке, извлекая тонкую, едва видимою цепочку (тык* (только камни другого цвета и белое золото)) из белого золота, украшенную круглыми темно-синими, ровно в тон платью, сверкающими камнями по всей длине. Она была достаточно короткой, чтобы подчеркнуть шею богини, но не мешать вырезу жить своей жизнь. Шаг вперед и вот он уже чувствует ее дыхание, подается вперед, застегивая цепочку на шее и продевает волосы, позволяя ей идеально улечься на шее, как раз по ключице.
Чернобог не стал говорить ей открыть глаза, вместо этого поцеловал, обнимая за туго стянутую талию, кажущуюся сейчас еще тоньше. – Готово. И ты выжила. – тихо шепчет на ухо и обходит за спину блондинку, открывая вид в зеркале, а заодно и сам разглядывал отражение Афродиты. Странная привычка говорить приятные вещи ей на ухо, чтобы едва было слышно, словно он переживал, как бы кто не подслушал, не узнал его слабость, но еще удивительный была уверенность, что исчезни она, скройся куда-то, он бы не унялся пока не нашел и все остальное было бы все равно. В конце концов повелитель Нави должен поддерживать репутацию, но если ему сильно понадобиться, то и подпортит ради дела. Все равно его природные сволочизм и гадство восстановят привычное равновесие.
Бог тьмы пробежал пальца по цепочке, отводя золотистые волосы в сторону, продолжая это движение рукой к шее, перемещаясь на спину и обратно. – Тебе идет. – Еще бы не шло. Цепочка была того же производства, что и платье, отличаясь уникальностью и неповторимостью. Обе предмета были сделаны так, чтобы выгодно оттенять ее голубые глаза, делая их еще ярче и глубже, почти затягивающими в самые недра Нави и даже Кощей засмотрелся на это чудо. Ни одна другая богине не смогла бы оказать этому наряду больше одолжения, чем Афродита, надев его. Хитро покашиваясь на их отражение, вел тыльной стороной ладони по бархатной коже плеча, все ниже к ее ладоням и тем самым склоняясь к уху, - На столько идет, что я бы содрал его с тебя прямо сейчас. - на этом волк сжал ее руки и прикусил Афродиту за плечо, как раз там, где однажды уже ранил ее, облизнув пересохшие губы от воспоминания вкуса ее крови. Темный взгляд периодически пронизывал изображение в зеркале, любуюсь Афродитой на столько, на сколько хищник может упиваться жертвой.

Отредактировано Chernobog (21.06.13 03:55)

+1

16

Снова поворачиваясь лицом к зеркалу, чтобы не видеть, как наливаются злостью глаза Чернобога, Афродита осмотрела себя, а потом кинула этот взгляд на бога тьмы. Ну ладно ему, что, нельзя поинтересоваться, действительно ли это единственный экземпляр, которых бог решил подарить богине любви и которое она сможет носить в любой другой раз. Хотя, это маловероятно. Ведь платье, подаренное с душой, Афродита затем, бережет, и надевает, только в крайних случаях. Да, такова собственно ее натура, тем более, одной из ее слабостей, является качественная, гладкая, мягкая ткань. Сейчас, все капризы Афродиты, были исполнены, словно Кощей наряжал младенца, и для этого, должен был не забыть кучу важного. Он наряжал ее сейчас так, словно Афродита была куклой в его руках, но это было даже чертовски приятно, потому что пусть он действует только из-за собственных побуждений, желая, чтобы Афродита была рядом с ним соответствующе одета, но зато, она выиграла подарок от самого Чернобога. Не станет же он, потом забирать у богини платье, крича и гневаясь, что решила взять его себе. Смешная ситуация была бы, не правда ли? Афродита кинула на Чернобога легкий, свои голубой взгляд, и стала рассматривать его, как тот медленно отходит от стенки, и разглядывает ее, по нескольку раз, чтобы точно убедиться в том, что платье ей идет, что оно точно сидит на ее фигурке, и подошло блондинке. Но как, просто как платье могло не подойти Афродите. Она даже из самого простого материала, может сделать конфетку, стоит ему оказаться в ее руках. Тряпка, и то, могла бы получить новую жизнь, если бы ей занялась богиня любви. Но сейчас, на ней не тряпка, на не великолепное изделие, находка, которой больше ни у кого нет, в мире, такое платье только одно, и оно у нее. Хотелось развернуться, и накинуться на Кощея прямо в нем, чтобы и он опробовал этот подарок, не только же Афро ощущать всю прелесть тканей, которые покрывали ее тело. Однако как поняла Афродита, с подарками еще было не закончено. Чернобог медленно подошел сзади, и предложил ей закрыть глаза. Нет, Афродита, конечно же, в шоке. Мало ли что он решил сделать. Не понравился вид, еще убьет ненароком, а потом что делать? Как воскрешаться? Но все-таки, богиня подалась на его уговоры, что пока что, с ней ничего не произойдет. А и не нужно было гарантий, не было в них необходимости, ведь у богов принято жить одним днем, они кажется, к этому уже привыкли. - Мне не страшно, абсолютно. - после этой фразы, Афродита закрывает глаза, и ждет. Это ожидание, разливается приятным трепетом. Что еще он решил сделать? Какой еще подарок он собирается вручить Афродите, ведь платье, это еще не конец. На шее, вдруг, Афро ощущает прикосновение. Да, оно ее радует, конечно, как иначе. Хочется открыть глаза, но подгоняемая Чернобогом, Афро не открывает, и всего лишь улыбается. Ощущает снова на шее движение, и чувствует своей кожей, как на нее падает какое-то изделие. Афродита уже сейчас уверена, что это красиво, что нет ничего лучше, что мог бы предложить ей надеть на себя Кощей. Выдохнув, и получив поцелуй, которого, кстати, она не ожидала, Афродита открывает глаза и смотрит пока на Кощея, когда же он отходит, глаза сразу же падают на подвеску, которую вручил ей Чернобог. Она, так же как и платье, которое сейчас красовалось на Афродите, прекрасно. Прекрасно своими цветами, переливами, и это заставляет Афро улыбнуться. Улыбнуться и засиять еще ярче, словно на небе, появится скоро еще одна звезда. Она не знает что сказать. Ей хочется его отблагодарить, но не так, не просто словами, а чем-то иным, чтобы Кощей тоже этого хотел. Вдруг, его руки, медленно отводят волосы с плеча богини любви, и Афродита внимательно смотрит в зеркало, за его действиями, за его движениями. Он так плавно блуждает по плечу, так страстно прикусывает его, едва ли сдерживая волка внутри себя. Прикусывает то самое место, которое уже ранил, да, и Афродита это помнит. Как такое можно позабыть? Богиня улыбается, смотрит за ним. Её глаза начинают игриво переливаться. В них появляется новая гамма, приятных оттенков, но он может быть этого и не видит. Он шепчет ей приятные для слуха слова. Возможно, другая бы женщина решила, что это не приемлемо, но только не Афродита. Сейчас, когда они одни, и в этом номере, так тесно двум богам, Афродита немного поворачивает в его сторону голову, чтобы наяву видеть его лицо, не в отражении. Смотрит в темные глаза, рассматривает их, а затем, немного приподнимая свою руку, касается пальчиками его щеки, и в пол оборота, поймав момент, когда Кощей не занят был изучением ее плеча, мягко целует его в губы, осторожно проводя своими губами, по его, и так проделывая несколько раз. Она не хотела прекращать целовать их, но стоило лишь на минуту оторваться, чтобы снова заглянуть в глаза. - Спасибо.  - шепчет так же, как и он говорил свои слова. Шепчет ему в губы, осторожно, стараясь не спугнуть волка, пытаясь делать все как можно тише. Платье издало приятный шелест, потому что Афродита немного повернулась к Кощею, ловя на себе его взгляд. - Это платье невероятно прекрасно. - богиня понимала, что сейчас, может только повысить его самооценку, но ей так хотелось это сказать, хотелось, что губы уже давно могли нашептывать данные слова, но боялись бы произнести, на пол тона выше. - И подвеска... спасибо. - улыбается, ведет по его щеке снова, а потом поворачивается полностью к нему лицом, и берет двумя руками его лицо, притягивая к себе, и снова растворяясь в поцелуе. Пальчики медленно скользят по шее. Афродита действует очень осторожно. Другая, не смогла бы так нежно, и спокойно все это проделать. Она прикусывает его губу. Наверно это уже стало их ритуалом. Каждый раз, то он, то Афродита, проделывают это, и улыбаются, потому что становится интересно. Они никогда не смогут насытить друг другом себя, потому что слишком много в них тех тайн, которые не раскроешь за один вечер. Они, это книги, со своим пин кодом, и этот пин код, нужно еще постараться отгадать.

+1

17

Чернобог довольно улыбается, замечая ее игривый взгляд, улавливая нотку настроения богини и буквально физически ощущая, как его самолюбие переходит на качественно новый уровень своей божественности. Медленно касание Афродиты заставляет поднять на нее взгляд, чтобы невольно уловить теперь изучающий взгляд, словно она видит что-то новое, необычное. А ведь и правда, она, да и никто раньше,к ак ни странно, не видел его таким. Так повлиять на бога зла могла лишь эта богиня, может даже не по своей воле, теперь ему это казалось все более вероятным. Мягкие пальчики касаются его щеки, оставляя за собой теплый след, завершенный поцелуем в губы, да еще и преисполненным такой нежности, что расскажи ему кто-то про такое, стошнило бы, но сейчас, тут и с ней все были иначе.
Он отвечает на ее поцелуй, разворачивая к себе всем телом, снова не хочет отпускать и смотрит в глаза, слыша ее тихие слова. Такие тихие, что даже воздух не дрогнул, они не летели, не рвали пространство на куски, а мягко перетекали, как вод  с тихим журчанием, едва способным потревожить слух. Даже темная душа Чернобога не проснулась от этого действа, лишь сильнее падая в сон. О да, его темная сторона сейчас дремала, отдав бразды правления хорошему настроению, что тут же привело его к Афродите.
Удивительным образом гречанка понимала его, отвечая тем же шепотом, почти в губы, закрывая эти слова от всего мира струящимися волосами, упавшими на лицо и немного щекотавшими шею бога тьмы. Снова поцелуй, такой мягкий и глубокий, черные глаза вспыхивают огнем и тянут змейку на платье вниз, настойчивей целует, меняя ритм и краски. С тихим шелестом платье ползет вниз и падает к ногам богини. Что такое? Кощей не способен на нежность? Он же повелитель пекельно царства, он может почти все и нет ему равных среди богов. Переменчивость характера гарантирует такой разброс по эмоциям, что могло создаться впечатление, будто в нем живет несколько разных демонов, каждый со своими тараканами.

+1

18

Афродита тонула в этих чувствах. Она не понимала, что с ней происходит, почему, каждый раз, когда они просто встречались друг у друга на пути, возникал внутри этот пожар. Желание быть рядом, обнимать, целовать, нежно касаться кожи его, чтобы знать, что он действительно рядом, что не бросит, и никуда не уйдет. Возможно, за долгое время, именно ему, Афродита доверила всю себя, настолько, как никогда, и никому не доверяла всю свою жизнь. А это пламя, внутри, его не описать словами, оно так и жарит, словно богиня любви, оказалась в аду, и сейчас, проходит через все его круги, стерпливая каждую злую шутку, совершенную над ней. Она готова бороться со всеми муками. Но их слишком много. Выдохнув, прижавшись к нему еще ближе, девушка обнимает бога тьмы за шею, приподнимаясь на мысочках, делая так, чтобы платье снова издало слой привычный, приятный звук. Ткань проехалась по полу, медленно, спокойно, потом остановилась на месте, и больше не двигалась, потому что недвижима была и его хозяйка. Нежные пальчики Афродиты осторожно водили ему по шее, словно таким образом, она хотела подчинить его себе, сделать своим рабом, или просто успокоить, угомонить, расслабить. Что же, даже до массажа дело могло дойти спокойно. Подумав  об этом, богиня любви, осторожно отстранилась от него, пытаясь захватить ртом воздух, которого сейчас больше всего не хватало в легких. Афро провела по его волосам, прикрыла глаза и уперлась своим лбом в его лоб, стараясь сохранить как можно дольше этот момент, попытаться сделать так, чтобы тишина, медленно окутала их, заставляя раствориться в желании, и захлебнуться этой горячей страстью. Это действовало, Афродиту тянуло к нему еще сильнее. Она хотела прижаться, обнять его, поцеловать и прикусить ту губу, которой всегда доставались эти укусы. Богиня не сожалела о том, что была с ним такой наглой, не жалела о том, что делала, когда оказывалась рядом, ведь все это было пропитано страстью, и кому как не Чернобогу ощутить это, кому, как не ему, ощущать на своем теле то, как горит тело Афродиты, в порыве чувств. Богиня выдохнула, в это время, смотря на него своими голубыми глазами. Медленно изменяя, кажется каждый сантиметр его тела, пока еще защищенного одеждой. К чему она? она всегда мешала. Как только они встречались, можно было не думать об этой материи, прикрывающей тело. Платье от его одного лишь жеста, упало вниз, но Афро приостановила его в этом. Она понимала, чем может все это кончится, к чему они идут. Снова, познание друг друга, через прикосновение к голому, обнаженному телу. Его глаза, которые довольно пожирают ее всю, не смотря на то, что делают это не заметно, но она то видит. Видит все это, и не может скрыть смешка. Ей интересно, как бы Чернобог  отреагировал на то, когда его отстранили. Это она и делает. Медленно упирает ему руку в грудь, и отталкивает от себя, потом улыбаясь. Чтобы бог понял, что это шутка. Делает два небольших шага, чтобы выйти из платья, и поднимает то с пола, аккуратно укладывая на кровать. - Ты решил сразу же испортить свой подарок? Ну уж нет, этого я тебе не дам сделать. - улыбается, и снова складывает платье в коробку, закрывая сверху, и подкладывая под кровать. - Вот так оно будет в безопасности. А пока, давай лучше выпьем вина? Как ты смотришь на это? - девушка улыбается. Все же, еще не вечер, и до самого интересного, им еще совсем далеко. Богиня достает из бара бутылку вина, и ставит на небольшой столик, рядом со стаканами. - Ты пока наполни бокалы, а я пойду, оденусь. - улыбнувшись, девушка вытаскивает из сумки новое платье, уже белое, и похожее на греческую тунику. Было бы очень странно, но если бы такое платье было у кого-то другого, а у Афродиты, это нормально, тем более, нужно же носить с собой одежду, которая была приобретена на родине. Белая туника облегает тело Афродиты, и после того, как процесс завершен, богиня подходит к столу, где Чернобог уже разливает вино по бокалам. Да, кажется, это будет не долгий день, рядом с такой-то прелестной бутылкой и напитком в ней. До вечера, будет как рукой подать.
... А вот и тот самый вечер, которого возможно все так ждали. Весь день напролет, боги общались и даже успели посмотреть фильм. О чем только они говорили, тогда, казалось что о чем-то слишком важном, если уже шла вторая бутылка вина. Афродита едва ли ощущала опьянение, но, кажется, на нее подействовало, плюс еще жара надавила, и все такое. Богиня выдохнула, и прошла по номеру, иногда посматривая на Чернобога. Она искала новую тему, для их следующего разговора. И, кажется, она ее нашла, но не стала озвучивать, ведь все сводилось к одному: интересу Афродиты, по отношению к жене Чернобога, к их отношениям, супружеской жизни. Она хотела, знать все. Почему такое рвение? Наверно, это была даже ревность, оттого, что богиня любви, еще не встречала на своем пути некую Морану, хотя, уже пару раз слышала, из уст знакомых. Кажется, Афродита встала и теперь стояла словно статуя, смотря куда-то вперед, даже не замечая того, что Кощей уже мог ее окликнуть. До этого, посмотренный ими фильм, кажется, это он натолкнул ее на такие мысли, о жене, возможных отношениях между ними. Но быстро, богиня избавилась от этого. - Слушай... - украдкой сказала женщина, и провела рукой, по тонкой ткани своей туники. - А что, если... - богиня протянула руку, и нажала на пульте кнопку, чтобы телевизор переключился на канал с музыкой. Медленными движениями, Афродита подходит к кровати, и приподнимает подол белого одеяния. - Как тебе идейка? - он сразу должен был ее понять, сразу. Просто моментально. Потому что сегодня, они находятся в слишком хорошем настроении.

+1

19

Внезапно логичное течение событий было прервано. Чернобог в упор смотрит на Афродиту сузившимся взглядом, начиная злиться. Не особо ему понравился такой жест, да и все равно ж получит, что хочет, но богиня улыбается и смеется, списывая все на шутку. Недоверчиво дернув бровью, дернув легкую улыбку за уголки губ. Афро как раз расправлялась с платьем, определив его обратно в коробку и упрятав под кровать – подальше от Кощея с его идейностью. Ладно, еще не вечер. С этой мыслью Чернобог приземлился на кровать вместе с темной бутылкой и плескавшейся  в ней жидкостью. Вино не особо его вдохновляло на какие-либо деяния, но и отказываться не хотелось, так что в итоге бутылка была приговорена к смертной казни через открытие, разлита в бокалы и оставлена на тумбочке возле кровати. Сам же Кощей давно успел помять своим божественным задом покрывало на постели, восседая сверху в полулежащем положении. В этом всем действе больше всего ему нравилась Афродита, снующая по комнате в обнаженном види и стоило про это подумать, как греческая развратница решила одеться. – Эй, верни как было! – возмутился бог тьмы, увидев Афро одетую в платье. Но зацепившись слово за слово, странным образом вдруг получился разговоров, а за ним еще какой-то спор в итоге дошли до кино и второй бутылки вина. Алкоголь действовал не сильно, хотя таки действовал и радостно подогревая кровь начинал нестись по организму, ударяясь о вены в настойчивом требовании приключений.
Выпившие женщины всегда становились куда раскованней своего трезвого двойника, а вот внезапно задумчивая Афродита вызывала удивление. Кощей уже начал побаиваться, что ее пьяный «аватар» депрессивный, в то время, как у самого бога тьме опьянение только раскручивало шило еще сильнее. Блондинка плыла по комнате, медленно покачивая бедрами и хотя бы молчала, а то Чернобога уже начинало подташнивать от их милых посиделок и мысль все испортить начинала мигать красной лампочкой. Хорошо, что богине удалось изменить плавное течение вечера, вот только как и в какую сторону. Да ладно, не может быть эта развратница скучной после двух бутылок вина. И таки оказался прав. – Слушаю.. – буркнул Кощей, вставая, чтобы вытащить из мини-бара очередной сосуд с горючим и уселся на диван, при чем тут же оставил недавно приобретенного товарища. Действия Афро были на столько однозначными, что лицо Кощея просияло, словно благодать снизошла, но быстро управится с этим восторгом пока богиня была к нему спиной, изобразив спокойствие.
Заигравшая музыка только подтвердила его опасения на счет очередного грехопадения и заиграла самой злорадной улыбкой на губах. Демонстративно оглядев богиню с ног до головы, невольно цепляясь взглядом за место на платье, где его сжимали тонкие пальчики Афродиты и тянули вверх. Идея ему несомненно нравилась, только замотивировать хотелось еще больше. Лениво откинувшись на спинку дивана, хитро усмехнулся, - Отличная идейка. Может тебе удастся меня удивить. – За свой век он перевидал столько разно, что удивить и правда было сложно, но ей он готов был поддаться, готов был вести себя самым не правдоподобным образом и это немного начинало пугать. Все же, пока не об это, пока что играла музыка и платье богини любви медленными волнами катилось ей в такт.

+1

20

Так медленно текло время. Хотелось бы, чтобы оно так текло всегда. Плавно, словно боясь что-то пропустить, стараясь как следует задержаться на том или ином моменте, так или иначе, оставшимся в памяти. Но, к сожалению, такой шанс, остановить на минутку время, воспользоваться им в полной мере, выпадает лишь раз в жизни. Даже для богов, это слишком большая роскошь. Афродита хотела попытаться снова остановиться. Перестать дышать, чтобы минутами смотреть на него. Почему ей так этого хотелось? Почему душа горела, адским пламенем, стоило ей лишь на секунду обратиться к его глазам. С ней никогда такого не было. Кажется внутри, медленно просыпалось то волнительное и непонятное ощущение, в котором было лишь одно желание - быть рядом с ним. Сейчас, возможно даже всегда, но никогда, не показывать полностью свои чувства. Чувства? Она уже готова была ли признать, что действительно влюблена в него? Нет, пока еще слишком мало времени прошло, пока что слишком мало дней проведенных вместе, да и тем более, возможно это всего лишь очередное увлечение. Но зато какое. Богиня любви наслаждалась его присутствием в своем номере, она не могла представить, как бы провела эти выходные, не появись на ее пути снова Чернобог. Этот бог тьмы, вселял в нее доверие. Этот волк, вовсе не пугал ее своими сильными, белоснежными клыками, и горячим дыханием. А тогда, когда он посмел попробовать ее, на острове, она не перестала быть рядом, не побоялась подойти снова и рискнуть вновь, обратить его внимание на себя. Мало кому такое удавалось. Да, пусть Кощей и есть настоящий любитель женщин, пусть он кидается от одной  к другой, но мало кому, возможно даже никому не удавалось его так заинтересовать. А ведь Афродита видела, как ради того, чтобы богиня делала все, намного лучше, намного увереннее, и совсем иначе, нежели другие, он подогревал ее своим не желанием, всем своим видом, показывая, что это он уже видел. Слишком много раз, такое проделывали с ним, не в силах просто признать, как сильно он запутался в этих сетях, вместе с Афродитой. Они уже не видели, где начиналась сказка, и когда та, переходила в реальность. Не было этого. Богиня любви вздохнула, и посмотрела за тем, как бог тьмы отправился за новой дозой горячительной жидкости, чтобы опьянить свой разум, чтобы окунуться в то, что люди ощущают уже после третей рюмки, а многие, после двух бокалов вина. Богиня усмехнулась. Медленная музыка, спокойно проникала во все углы этого номера, оставаясь там всего на пару секунд, и возвращаясь обратно, отбиваясь от стен, и окутывая тело богини любви, своими причудливыми звуками. Но разве сейчас это было так важно? Он смотрел на нее. Сейчас, в данный момент, его внимание, было намного важнее, чем все остальное. Афродита хотела, медленно приподнимая свою тунику, отвлечь его от других мыслей, от всего, что могло бы тревожить его разум сейчас. Как ей его удивить? Возможно, и удивлять не надо. Он итак наслаждается этим зрелищем, пока мягкая ткань, которая имеет возможность касаться мягкой кожи богини, приподнимается, оголяя для начала ступни, а потом по икрам, бежит вверх. В этот момент, плавными движениями, Афро подходит к Чернобогу. Её пальчики осторожно скользят по его плечам, немного облокачиваясь на него, и наклоняясь, богиня окутывает его словно водопадом своих золотистых волос. На лице сверкает милая улыбка, а глаза не сводятся с его. Этот контакт, она хочет сохранить его, чтобы видеть, как бог наслаждается всем, что она делает, как наблюдает за каждым движением. Ещё минутку, и богиня разрешает себе обосноваться на коленях бога, сидя к нему лицом, немного расставив ножки. Так удобнее, не правда ли? Приподнимается, сделав так, чтобы грудь, заключенная в тунику, оказалась напротив его глаз. Присаживается и немного отклоняется назад, чтобы зацепить пальчиками тонкие ниточки, типа шнурков, которые держат на теле девушки такое греческое одеяние. Прижимается к телу бога тьмы, и медленно начинает спускать с плеч тонкие лямочки, которые едут вниз, и останавливаются, чтобы оставить на Афродите еще хоть немного одежды. В момент, когда туника должна резко слететь с тела богини любви, Афродита встает и делает пару шагов в сторону от Кощея, и на обозрение богу остается всего лишь ее спинка. Однако, полностью голая, совершенно не прикрытая. Словно там, до этого не была никакая одежда. Руки отпускают ткань, и та летит вниз, оставляя богиню лишь в одном из элементов нижнего белья - трусиках. Золотоволосая богиня оборачивается на Черноьбога, усмехается, и переступает через упавшую тунику, присаживаясь на корточки, на пол. Она делает так пару движения. Словно кошка, так пластично, передвигаясь по полу, останавливается рядом с ногами бога, и присаживается так, чтобы в секунду, расставить в стороны его ноги. Обосновываясь между них, девушка начинает аккуратно приподниматься, ведя рукой по его рубашке, приподнимая ее саму, и иногда отпуская, чтобы словно заигрывать с одеждой бога. Оказавшись на уровне его губ, Афродита улыбается, и только лишь выдыхает в теплые губы Кощея. Затем снова встает на полу, и тащит за рубашку Чернобога вверх. Что это он тут развалился? А кровать на что? Кто вообще придумал диваны, если есть мягкий матрац на таком большом любовном ложе? А? Ну, в самом деле. Афродита толкает Кощея на кровать, и когда тот оказывается на ней лежа, то возвышаясь над ним, Афродита присаживается, поправляя волосы, и укладывая их на один бок.

+1

21

Музыка подначивает, всегда толкает фантазию в новое русло, подогревает воображение, помогая ему вырисовывать новые картинки непередаваемых ощущений. В этот вечер музыка была что надо: в меру ритмичная, но мягкая и тягучая, плыла по комнате, наполняя ему обволакивая богов незримой пеленой и отрезая от внешнего мира. Оставались лишь они и звуки, движения Афродиты, ее струящееся платье, так нагло касающееся прекрасного тела богини, в то время, как бог тьмы бы не при делах. Это злило, но в хорошем смысле, только заостряло желание и томило его в сладко-порченом соусе из ожиданий. Афродита играла, любовалась собой, получался удовольствие от себя самой и это манило, заставляло желать ее, ощущать то же наслаждение, что и она, когда проводит пальчиками по своим ножкам.
Ее запах и мягкость движений полностью выветривали все мысли, оставляя взгляду лишь любоваться и мечтать о соблазнительных изгибах идеального тела богини. Афро так близко, так завлекающие поднимается у него на коленях и опускается, что невозможно прервать этот контакт и оторваться от голубых глаз, но так хотелось почувствовать тепло кожи и бог тьмы мягко, едва ощутимо скользит ладонями от колен до груди богини, теперь повисшей у него перед глазами и тут же исчезнув под руководством богини. Легкий прогиб назад и верх платье уже должен упасть, но Афро хитрит, от чего бог тьмы только улыбается, касаясь ее спины, пока пальчики богини толкают вниз шлейки платья.
Богиня вдруг сбежала. Не буквально, конечно, но с кошачей осторожностью отстранилась от бога тьмы, теперь стоя перед ним и нагло демонстрируя лишь спинку. Правда? Кощей дернул бровью и собирался уже встать, но его личная божественная соблазнительница уже повернулась и целенаправленно двинулась вперед, снова захватывая все его внимание. Не то, чтобы бог тьмы не мог отмахнуться от этих эмоций – мог. Вот только с чего бы ему отказывать себе в удовольствии и наслаждении снова и снова. В глубине души или того, что у бога тьмы на ее месте, Кощей знал, что это больше обычного увлечения, больше, чем прихоть или вожделение, но говорить об этом даже с самим собой не хотел. Да и кому нужны разговоры, когда ручки прекраснейшей из богинь уже ползут по тебе снизу вверх, а сама прелестница почти голая сидит на полу.
Да какого черта! Он радо поддался на перетягивание своей рубашки, только не ожидал, что его толкнут на кровать, при чем буквально. Малость охренев, Кощей приподнялся на локтях и оглядел богиню сверху вниз, а когда та уселась на кровать, оказался сзади, помогая ей сдвинуть волосы на бок. Аккуратно проводит пальцами вдоль хребта, потом по плечам девушки к локтям и в конце прихватив за ту часть руки, между плечом и локтем, подвигает ближе к себе совершенно хозяйским наглым движение, даже не задумываясь, понравится ли ей это.
Волосы по прежнему на боку и он наклоняет ее голову немного вперед, касаясь губами шеи и плеч, а следом прокладывает тягучую дорожку поцелуев вдоль позвоночника, заставляя ее прогнуться и почти лечь. Последняя деталь одежды богини полетела прочь, оставляя Афродите в самом великолепном своем виде на мягком покрывале кровати. Перевернув ее, теперь возвышался над блондинкой, упираясь ладонями в кровать возле ее плеч и оглядывал богиню, словно собственные угодья. Оставаясь довольным результатом, почти упал, так резко дернулся вниз, впиваясь едва не зубами в нежные губы Афродиты, шумно вдыхая. Его переполняло желание, которое не мог и не хотел сдерживать, которое прожигало вены, которое он спешил разделить с ней.

+1

22

Секунда. Всего момент. Афродита проводит взглядом, по богу тьмы, который упал так быстро на кровать, подчиняясь этому ее желанию. Скорее даже не желанию, а прихоти. Она захотела его повалить, она это и сделала, с удовольствием, с той самой улыбкой, которая указывала на все игривое состояние, которое было в богине любви. Сейчас, она немного томила, томила и растягивала тот момент, когда сможет снова коснуться его губ, ощутить на себе их тепло, и снова поддаться влечению, желанию, нарастающему, с каждой секундой. Нельзя. Нельзя так нравится ей, нельзя быть тем, кем она увлечена, становится, без поворотно. Никто, никто не был удостоен чести, быть любимцем, быть любимым ею. Тогда, она всего лишь хотела. Это было его желание, то желание, которое сейчас, выражает нечто иное, совершенно другое, нежели ранее. Раньше, Афродита получала то, что было ей нужно, и прощалась, навсегда, но не сейчас. Сейчас, круговорот страсти, кружился внутри, приятно покалывая во всем теле. Богиня наблюдала за Чернобогом, в попытках угадать его действия. Получить полную информацию о том, что же он сделает в следующий момент. Но она не успела, не успела проанализировать, и даже немного задержала дыхание, стоило только Кощею остановиться позади нее. Это ощущение, оно не покидало ее, не переставало волновать ее. Все тело, трепетало, стоило только Чернобогу сделать этот шаг снова. Он, оказываясь у нее за спиной, сразу же делал так, чтобы богиня оказалась совершенно беспомощной. Властно управляя ею, желая ее и притягивая к себе, чтобы насладиться теплым телом. Для волка же, скорее теплой плотью, которую хочется укусить, с которой хочется играть, раз за разом, и не уставать. Афродита отдается. Она полностью в его руках. Пусть делает что хочет, только не заигрывается, знает меру, ведь пока, их ласки, состоят из одних прикосновений, на все остальное, у них будет еще время, в том Афродита уверена. Богиня улыбается, прикрывает глаза и окунается в этот омут с головой, медленно дышит, и старается не делать резких движений. Покоряется, она становится его, поддаваясь на действия, и выгибаясь немного вперед, дав возможность Кощею изучить всю ее спинку. Потом оказывается на спине, и смотрит в его глаза, пока мужчина нависает над ней, словно туча, покрывает землю, и так же смотрит, с не свойственным желанием, трепетом, даже в какой-то мере. Богиня любви успевает улыбнуться, но дальше, словно коршун, Чернобог опускается вниз, летит, словно увидел добычу, и впивается своими губами в губы Афродиты, так хищно, но так страстно. Она не может этого пропустить, отвечает на поцелуй, пусть даже на такой, в котором меньше нежности, чем должно быть, но все же. Приподнимается на локтях. Она не желает просто так лежать, и быть внизу, еще не вся игра окончена. Афродита быстро опрокидывает Кощея на кровать, но не возвышается над ним, а просто осторожно укладывается сверху, и то, совсем немного. Ведет рукой по рубашке, и медленно стягивает ее с него. Осторожно, потом проходя пальчиками по прессу мужчины, улыбаясь, и целуя при этом его подбородок, мягко покусывая, и поднимаясь к ушку. Останавливаясь там, Афродита выдыхает, и с улыбкой касается мочки, потом за ушком, целует и идет снова по дорожке к губам. Её губы ласково касаются его, а потом, в ход вступают зубки. Афро кусает его, кусает за подбородок, впивается зубками в шею, и снова переходит на поцелуи. Грудь, потом ниже, пресс. Все это время, ее глаза немного при закрываются, но потом сразу же открываются, и смотрят на бога тьмы. На его реакцию, на возрастающее желание. Рука медленно скользит по брюкам, оттягивая их, и потом, расправляясь с кнопкой, которая, конечно же, мешает богине. Стягивая одежду с Чернобога, Афродита пристально наблюдает за ним. Смотрит, изучает все его движения. Проводит по ногам, впивается в них ноготками, и возвращается к губам, полностью прижимаясь своим телом к телу Кощея. Сейчас, она готова отдаться ему, сделать так, чтобы он снова перевернул ее на спину, оказался над ней, выше нее, чтобы он подчинил ее. Заставил просить его, требовать. Богиня любви, в том проста, что она не могла сопротивляться, когда внутри, по венам уже течет кровь, перемешанная с желанием, и развратом. Она не могла остановить это, и поэтому, не сильно ломалась, как делали люди. Она готова была переступить через себя, стать податливой, при этом потом, не потерять собственные силы, и достоинство. Тем Афродита и хороша, она не похожа на других. Слишком идеальна, умеющая выкрутиться, мудрая. Богиня отстраняется от Чернобога, и отодвигается к спинке кровати. - Жаль здесь нет наручников. - шепчет она, просто так, как будто, этих слов и не должно быть, но этот азарт, эта страсть. Она бы не прочь была поиграть в заложницу, и бандита. Правда, правда. Поэтому на личике богини любви, снова блеснула озорная улыбка.

+1

23

Было что-то в этой женщине особенное, увлекающее Кощея на столько, чтобы он оставался с ней снова и снова. Которая встреча, а он все так же хочет ее, не теряет интерес, как к остальным, только подогревая его. Она медленно, пожалуй, даже мучительно медленно касается его губами, нежные пальчики бегут по его телу в сопровождении укусов. Он усмехается, немного прикрывая глаза, но все еще касается ее, поглаживает или заставляет быть в ближе в любой удобный момент. Это «перетягивание одеяла» за первенство и руководство веселило Чернобога и он с удовольствием наблюдал, что будет делать Афро если отжать его ей. Больше всего ему нравилась ее хитрость: она не спорила и не возмущалась, а просто соглашалась, но делала это как-то особенно, она могла добиться своего хитростью, упорно стараясь привести свою «жертву» к нужному решению. Бог тьмы видел это все, но, признаться честно, часто шел на поводу, отдаваясь в руки прекраснейшего божественного правосудия.
Одежда убралась прочь и каждой клеточкой тела он смог ощутить ее тепло, нежность кожи и близость, так и тянет перехватить ее и перевернуть на прохладные простыни, но Афродита успевает отодвинуться к спинке кровати и что-то сказать про наручник. Бог тьмы немного вздернул брови в удивлении и переместился к ней поближе, оказавшись у ног гречанки. – Наручников у меня нет... – задумчиво проговорил Кощей, следя за своей левой рукой, которая сейчас совершила путь от лодыжки до колена, так же, как и правая, - но есть другой вариант, - когда две руки сравнялись в области колен, он одновременно раздвинул ее ножки и дернул на себя. Блондинка легко скользнула немного вниз на подушках, а Чернобог оказался где-то на пол пути в рай – меж стройных ног богини красоты. Да он тут бы и жить остался, пожалуй.
Хитро улыбаясь, он оказывается над ней, прижимая к кровати своим весом, целуя грудь, шею и губы, прикусываю и немного увлекаясь, но все же руки сжимают ее кисти и поднимают вверх. Легкий холодок, не причиняющий боль, но надежно фиксирующий, бежит по руками и надежно закрепляет руки богини, немного согнутые в локтях по разные стороны кровати. Теперь будет куда увлекательней. Он усмехается и проводит ледяными пальцами, словно кубиками льда по телу девушки, наблюдая за ее реакцией, как и она за его. А потом Афродита подверглась еще долгим «мучениям» в самодельных наручниках и без, они совершенно потеряли счет времени, а неутомимость богов давала такое раздолье, что и вообразить сложно. Наверняка, их слышали соседи по отелю, но было плевать, пусть хоть весь Лондон. Вкус и запах ее тела оставались с ним теперь навсегда, оставались в памяти и как бы он не старался их стереть еще после первой встречи, все было зря. Эта блондинка надежно засело в голове бога тьмы и он почти смирился, даже начинал упиваться этим ощущением.
Золотистые локоны очередной раз разметались по светлым простыням, двигаясь от каждого ее стона и передвижения, они вторили ритм движений своей хозяйки с таким же задором, как она. Их уже ни что не могло отвлечь друг от друга, глаза Кощея темнели сильнее обычного, ощущая ее в своих руках, в итоге он просто не дал ей шанс вырваться или как-то изменить ход действий, отдавая предпочтение своим желаниям. Удивительно, как их желания всегда совпадали в этом плане.
Рассвет пришел как всегда внезапно и лучи солнца нагло буравили бога тьмы, пробуждая его от короткого сна. Недовольно раскрыв глаза, посмотрел в окно, потом на спящую рядом Афродиту и усмехнулся. Лежал он явно не самым удобным образом и все тело ныло, а избавится от этого мерзкого ощущения можно было только одним способом. Поднявшись с кровати, направился уже было в ванну, но проходя со стороны богини, сделал пару шагов назад и потащил вниз простынь, что укрывала богиню. Так значительно лучше. Окинув взглядом Афро, тряхнул головой и закрыл за собой дверь в ванну.
Тут же зашумела вода и приятная прохлада коснулась рук и лица бога, но это было все не то. Закрыв кран, он бросил в сторону полотенце и тут же мягки лапы коснулись каменного пола. Так значительно лучше. Он прислушался к шуму за дверь пока потягивался передними лапами вперед и все кости радостно хрустели - пластика животного была все же куда лучше человеческой. И тут все таки шум раздался снова, теперь у самой двери и Чернобог не успел обратиться обратно, когда дверь раскрылась. Не ожидая ее увидеть, вол замер на месте, в упор глядя на блондинку, вломившуюся к нему в ванну. Стучать надо!

+1

24

Как можно описать их отношения, скажем в двух, или трех словах? Катастрофа, страсть, ураган? Да, возможно именно эти слова так правильно опишут все, что происходит между двумя богами, которые так не похожи друг на друга. Это, кажется и тянет, одну к другому, а его, к ней. Афродита готова рисковать, находясь с ним рядом, готова идти против привычных для него вещей, доказывая, насколько она отличимая от тех, знакомых ему людишек, с пустыми головами. Да, можно с легкостью признать, что богиня любви, не просто пустышка, она умная, и мудрая женщина, которая смогла бы выкрутиться из любой ситуации, даже самой щекотливой. Она любила его донимать, своей непредсказуемостью, и кажется, ему это нравилось. Он поддавался, и даже очень часто, на ее уловки, желая проверить, насколько хватит у нее еще сил, чтобы продолжать, не останавливаться. Кажется, ему было интересно узнать, через, сколько пройдет ее к нему интерес, а в свою очередь, Афродита готова была пойти на крайние меры, чтобы увидеть, каким терпеливым он может быть, и как быстро приходит в гневное состояние, пытаясь и желая ее убить. Она будет смотреть, за каждым его движением, за каждым шагом, стараясь с каждым разом, все больше и больше узнавать его темную душу, которая манит к себе, ведь в ней столько тайн, сколько в горячем сердце Афродиты. Странно, что две стороны, такая спокойная, и нежная Афродита, подалась в такой адский интерес, к богу зла, тьмы, повелителю Нави. А он, до сих пор не терял свой к ней интерес. Слишком много странного, теперь происходит в жизни Афро. Она и толком сама не могла понять, как и почему такое может быть. Но ее тянуло к нему. Ей хотелось всегда изучать его нрав, его тело, видеть его глаза и утопать в них, в той темной бездне, так же, как и он утопал наверняка, в ее голубых океанах.
Хитро поглядывая на бога тьмы, осматривая его снова и снова, то, как он медленно оборачивается, и смотрит на нее. Ловить его каждый взгляд на себе, было таким же мучением для Афро, как и ощущать его прохладное касание, нежной, теплой кожи гречанки. Богиня вздохнула. Её грудь медленно приподнялась, и так же опустилась. Взгляд оставался спокойным, даже тогда, когда снова бога тьмы, заставили ее задуматься. Что же он такое придумал, что решил устроить? Сотни мыслей, бегали по голове, не находя ни единого ответа. Но он был, просто заточен в его голове, так хорошо, что не мог бы передаться, даже если сильно об этом захотел. Оставалось ждать. Мучительно ждать, пока Чернобог произносит одну фразу за другой, делая свои поступательные движения, наверняка уже продуманные за считанные секунды, и делает так, чтобы тело Афродиты снова оказалось под ним. Это было не плохо. Ведь богиня любви, даже не сопротивлялась, она не была против его некоторой жестокости, строгости в каких либо действиях. Она видела, видела все, тогда, когда его глаза, жадно поедали всю Афродиту. Богиня понимала, что еще нужна ему, что не просто игрушка в его руках, а уже нечто большее, то, что он еще долго не сможет признать. Потому что это не для него, не для бога Нави, такие слабости, в особенности с той, что не состоит в его пантеоне. Хотя, что им пантеоны. Тем более что их не смогут осудить за это. Их отношения, все равно никогда не станут законными, потому что каждый из них знает причину. Ту, самую важную. Но это не останавливает их, не будет никогда останавливать, потому что как бы Афродита не пыталась забыть, почему-то в голове, она часто воспроизводит все их прошлые встречи. Почему они ей так дороги? Возможно именно потому, что рядом с Чернобогом, ее жизнь, божественная жизнь, оживает так, как никогда ранее не оживала.
Поддаваясь ему снова и снова, Афродита ощущала, как Чернобог начинает держать над ней верх. Он медленно пускает по телу Афродиты холод, и богиня любви начинает часто дышать. Ей, на самом деле приятно. Она никогда не была бы против чего-нибудь новенького, тем более, когда это было рядом с Кощеем. Руки словно онемели, но на это, богиня любви не обращает внимание. Сейчас, ее занимает лишь одно, как нежно и ласково он целует ее, как властно в то же время обращается с ней. Их ласки, будут продолжаться еще очень долго, пока на город не попадут первые лучи солнца. Только тогда, глаза медленно сомкнуться, и лишь память будет воспроизводить то, что было ночью, пробегаясь приятной дрожью, по телу, и разливаясь странным ощущением по всему животу. Афродита так во все это погружена. Ей кажется, что так и должно быть, что именно этого ей не хватало ранее. После этого дня, начнется что-то новенькое, а после того дня, будет и вовсе иначе все на земле. Но для Чернобога и Афродиты, пока это не важно. Только они, и только тьма, которая так быстро закончится. Ведь все хорошее, когда-то кончается.
Утро. Это начало нового дня, начало новой жизни. Это время суток, словно скрывает своим светом, все, что происходило ночью. Эти вздохи, кровать, мрак, страсть. Словно огромный костер, снова развели посередине номера, и его треск, был слышен всем, кто их окружал. Не важно. Что богам попросту стесняться каких-то смертных. Это они, должны завидовать. Сейчас, в номере Афродиты было тихо и спокойно. Отдавшиеся в плен Морфею, боги спокойно спали, однако, богиня любви уже ощутила, что рядом Чернобог, как-то подозрительно зашевелился. Неужели он решил снова сбежать от нее? Его действия, стаскивание с ее тела покрывало. Афродита провожала его уже своим взглядом, когда мужчина направлялся к ванне. Услышав шум воды, богиня любви решила, что было бы неплохо присоединиться, и не плохо бы продолжить развлечения ночью, перенести его в утро. Женщина аккуратно встает. Однако покрывало предательски шумит под телом Афродиты. Она вздыхает, и медленно направляется к двери в ванную комнату, не спрашивая разрешения, медленно ее открывает. Вода к этому времени успокоилась, но Афродита же думала придержать бога здесь. Но ее взору открылся немного иной вид. - Так вот как ты встречаешь утро? - с улыбкой, спокойно произнесла девушка, медленно присаживаясь на пол, и приближаясь к волку. - А я-то думала, что ты подождешь меня в душе... - на этом она прекратила разговоры. Афродита смотрела в глаза волку так пристально, и спокойно улыбалась, медленно дыша. Она осматривает его шерсть, отрываясь от темного взгляда. Её завораживает это зрелище. Размеры животного. Афродита спокойно выдыхает, и осторожно тянет вперед руку, опуская на нее взгляд. Она хочет коснуться его, хочет сделать еще один шаг, но даст ли ей Чернобог, или этот волк, дотронуться хоть пальцем до божественной оболочки. Достойна ли она этого, заслужила ли? Проверить не трудно. Либо ей отгрызут руку, либо, Афродита дотронется до шерсти, и наконец-то, хоть немного заслужит его доверия.

+1

25

Во-первых, случать надо. Во-вторых, чего это ему не пришла идея совместного душа. Волк недовольно мотнул головой, разом отмахиваясь от мыслей и отвечая на вопрос Афродиты. Нет, утро он так не встречает, но жара совсем извела северного бога, а в звериной шкурке какое-то время было уютно. Животное, несвойственных для своей породы размеров, посреди ванной смотрелось совершенно нелепо, что уже говорить про блондинку напротив. Вот зачем ей это надо? Одним интересом тут не отделаться, ибо тогда инстинкт самосохранения дал о себе знать. Походе, Афродите последним совершенно не обладала и теперь совала руки к волку. Шерстяная морда недовольно поморщилась, немного оскалившись, тут же облизывая пересохший нос. Только с места не двинулся, прожигая взглядом Афродиту, словно и не замечая, что богиня совершенно без одежды и снова рядом. В данный момент все волчьи инстинкты обострились, стали сосредоточением внимания, прикованным к руке, что уже тянулась вперед. Чего-то такого стоило ожидать, учитывая частоту их встреч, но волк стоял смирно, не отходя и не делая шага на встречу, словно колеблясь, раздумывая над своими действиями.

Ему не нравилось, когда кто-то касался волчьей шкурки. Может, причина в том, что никто не касался ее с добрыми намерениями, а Афро явно не собиралась содрать скальп или отхватить кусок на муфточку. Волк скалится, протестует, нервно дергает кончиком хвоста, но бог зла может управлять ним, заглушать этот животный порыв или призывать себе в помощь, полностью подчиняя собственной воле. Нехотя волк качнулся вперед, мягко переставляя лапу немного вперед, чтобы дотянуться до протянутой руки. А какие у него были варианты? Забиться в дальний угол и рычать – бред. Обернуться обратно человеком можно было, но все равно осадок примерно, как от первой ситуации. Да и что такого в этом. Вторая лапа быстро догнала первую, подтягивая задних собратьев, и теперь темный влажный нос легко уперся в ладошку Афродиты. Теплая кожа на прохладной носу волка была как-то не очень приятной и он толкнул ее руки немного вверх.

В отличии от человеческого блика, животный вид позволял улавливать тонкие нотки запаха и цвета, что не доступны людям, даже если это бог. Обоняние улавливало совершенно новые нотки в ее аромате, другие оттенки глаз, рефлекторно заставляя животное вдохнуть поглубже манящий запах. Это было что-то новенькое, что-то ранее не опробованное и тем самым увлекающее. Волк с интересом наблюдал за Афродитой, ожидая каких либо действий, а затем, подойдя совсем близко, почти опрокинул ее, недовольно рыча и скалясь. В этот раз он шутил, зато выглядело вполне натурально и походило на кровавую месть за попытку полапать волка. Прежние опасения куда-то рассеялись, особенно при привычной манере поведения, но все таки он отошел назад, испытывая некий дискомфорт. В такой близости было куда привычней вонзать в жертву зубы и разрывать когтями плоть, а не ощущать себя странно не у дел.

Само собой, что кусать он ее не станет. По крайней мере сегодня. Да и вреда не причинит, что в принципе логично, раз на вечер запланирован ужин. Хотя, когда это планы свои или чужие останавливали бога мести.

И вот снова приближаясь, в этот раз решил обойти Афродиту по кругу, только вот не дошел, замерев где-то у нее за спиной, приметив симпатичный кусочек филейной части богини и немного приложился к нему зубками. Даже крови не было и почти не больно, зато весело. Смех так и читался в глазах животного, теперь стоящего посреди комнаты. А погладить его так и не удалось. Может он нарочно так сделал, а может все еще ждет, пока Афродита дотянется своей ручкой до шерсти. В какой-то момент ему даже стало интересно, какие ощущения это вызовет и волк немного приблизился к богине.

Отредактировано Chernobog (01.07.13 21:03)

+1

26

Риск. Он словно растворяется в крови Афродиты, как только рука тянется и начинает приближаться к волку. Ещё немного, совсем чуть-чуть и она дотронется до него, до того запретного и непонятного пока что для нее. Он скалит клыки, и Афродита смотрит на них. Она видит как эти белые зубы, слегка подрагивают, от того, что гортанно, волк издает рычание. Но это никак не страшит Афро. Она продолжает тянуться к нему, снова смотря в глаза. Понимает, животному нельзя давать прямого взора, но это же не просто зверь, это же Кощей, и даже не смотря на взгляд, он может повернуть ситуацию так, как этого захочет сам. Богиня любви, волнительно дышит, старается быть спокойной, и не показывать этого самого волнения. Пальцы уже чувствуют тепло его кожи, и прохладу носа, однако волк дает назад. Рука Афродиты до сих пор в том же положении, в котором она старалась дотянуться до него. Это животное, оно такое красивое, и сейчас, перед ней стоит, в ванной комнате. Как бы нелепо не звучало все это, но так и было. Она была заворожена глубиной этих глаз, ее очаровал он с первой их встречи, кажется, навсегда укутав какой-то странно пеленой. Дыхание Афродиты еле слышно, но оно такое шумное для волка, что возможно в его ушах, сейчас целый вихрь. Афро подается вперед. Ей неудобно сидеть на коленках, она не может так долго быть в одном положении, потому что уже не терпится. Не терпится узнать что-то новое. Её глаза, словно у ребенка. Широко открыты, и заворожены. Да, она не может пошевелиться теперь, ее словно окутал тот холод, как и ранее, когда Чернобог впервые выкрал ее к себе домой. Она видела его в этом облике дважды. Один раз на острове, когда Кощей был не в том состоянии, в котором находился сейчас. Он тогда, готов был сейчас же разорвать Афродиту за наглость, за тог, что она без его ведома, взяла и утащила на остров, на котором, кстати, они хорошо провели время. Если не считать той жрицы, но не об этом сейчас. Наверно теперь, после того раза, брюнетки, станут для Афро больной темой. Стараясь не обращать внимания на воспоминания, Афродита улыбнулась, осторожно, еле заметно. Едва ее губы дернулись вверх, как волк сделал осторожный шаг вперед к ней. Богиня любви сразу же стала серьезной, и такой же осторожной. В ее теле не было напряжения, но все же, она не могла скрыть того, что волк, который на данный момент был даже больше ее, опасен, и может в любой момент сделать так, что Афродита уже никогда не сможет сказать даже слово. Но почему-то, внутри что-то подсказывало, что даже если Чернобог и показывает клыки, то это только потому, что мало кто вообще старался трогать его вторую сущность. Мало кто пытался подойти так близко. Холодный нос ударяется о ладонь, и Афродита снова улыбается, но только губами, не обнажая белых зубков. Она поглощена этим касанием, и не может никак перестать восхищаться тем, что он позволил ей сделать это, что позволил оправдать риск. Богиня любви любительница по рисковать, в некоторые моменты, ей не важно, что будет дальше, умрет она или останется жива. Внутри, есть только интерес, который подталкивает на приключения, толкает в эту пучину, и заглатывает сразу же. Волк откидывает руку вверх, чтобы она коснулась переносицы. Так и происходит. Афродита осторожно ведет пальчиками вверх, но Чернобог тут же отстраняется, не дав богине любви, достигнуть места между ушами, и провести там, ощущая тепло и мягкость шерсти. Афродита немного хмурится, она не понимает его действий. Не поняла и того выпада, когда волк встал так близко, что Афродите пришлось немного отпрянуть, и руками упереться в пол. На лице заиграла хитрая улыбка, ведь и в глазах волка горел азарт. Это было видно, видно, потому что Чернобог показывал это, как никто другой, он мог спокойно разделить в себе что-то положительное, и темное, присущие ему, и постоянно используемое. Афродита пытается сделать такой же выпад вперед, чтобы своим телом прижаться к телу волка, стоявшего рядом, но не успевает. Серый зверь меняет траекторию, и обходит богиню. Она сидит пока в том же положении, пока не получает смачный укус. Дергается, от неожиданности. Хотя, она ожидала это, безусловно, ожидала. Однако не думала, что волк действительно это сделает. Поворачивается, и смотрит на этого проказника. Смотрит в его глаза, как он усмехается над тем, что сделал, и снова приближается, оставаясь на расстоянии. Ладно, раз ты так, значит, Афродита будет действовать по-другому. Богиня любви щурится, потом снова открывает нормально глаза, и придвигается к волку так близко, что снова, внутри зазвенел звоночек "опасное расстояние". Близость с ним, была желанной. Она хотела быть рядом, не смотря на то, кем был сейчас Чернобог. Рука Афродиты осторожно проникает в шерсть волка на шее, и остается там, сжимая волоски в кулак. - остановись. - просит шёпотом Афродита, смотря в его глаза. Этот голос, он успокаивает, словно убаюкивает. Неужели Афро решила снова воспользоваться своими способностями, как и тогда, в моменте с островом. Но нет, сейчас, она просто хотела побыть с ним рядом, чтобы он не дергался от нее, чтобы просто постоял рядом. Признаться честно, Афродита видела в Чернобоге нечто большее, нежели просто бога тьмы. Она видела в нем так много, и хотела открыть больше. Никто, наверняка, не лез так глубоко, как это сделала богиня любви.

+1

27

Временами он был готов убить ее на месте за нахальство, но этот же фактор и притягивал. Она не боялась его и не то, чтобы Кощея это огорчало, скорее было занятно узнать причину такой уверенности. Он никогда ее не спрашивал, да и не спросит, а нагнать страху даже не пытался ни сейчас никогда либо еще. Какой смысл? Отталкивать ее он пока не хотел, себе и остальным давно все доказал и жил с полной уверенностью своего превосходства над остальными богами. Нет, ну правда, кто еще имеет в своем распоряжение Нави с безграничной силой там, а еще чертовски харизматичный и привлекательный. Конечно, скотский характер, мстительность и жестокость имели свойство отталкивать от него остальных и вселять страх в людей, только вот бога зла это только радовало.

Иначе же обстояли дела с Афродитой. С ней вообще все было по-другому и он становился другим даже когда злился. Поддаваться на ее провокации оказалось приятней, чем ожидалось и теперь даже позволял подходить к себе так близко, чтобы тонкие пальчики зарылись в густую шерсть волка. Пожалуй, она была первой, кто вот так просто гладил волчью личину Чернобога. Волк сощурился, когда почувствовал движение на шее, всем своим существом улавливая новую эмоциональную палитру волка. Животное растерялось на долю секунды, застигнутое врасплох неожиданной мягкостью этой ладони, которую пару минут назад хотел разорвать в клочья за попытку дотянуться. Он подходит ближе, позволяя ей дотянуться второй рукой и вглядывается в лицо богини, излучающее легкую улыбку и невероятный восторг, такой непривычный и странный. Нет, ним конечно восторгались, но чаще всего смотрели на бога зла с испугом или ужасом, страхом в конце концов. Такого завороженного взгляда ему не дарил никто.

Сейчас он мог иначе ее увидеть, подходя еще ближе и аккуратно, едва касаясь дыханием, втянул тонкий аромат на шее Афродиты, потом на плече. Запахи немного отличались, даже отслеживался чужой, не свойственный богине, вероятно Кощея. Он бы победно усмехнулся, если бы не звериная личина. Ее голос произносит одно слово в попытке зафиксировать Кощея и тот замирает, словно она применяла способность, но нет. Теперь, после испытанного на себе действия ее чар, Чернобог отлично мог отличать где настоящее, а где подделка. Ко всеми прочему опыт веков умело подсказывал где искать подвох и сейчас все было чисто. Просто он хотел остаться с ней рядом и зверь замер на уровне ее лица безмолвно наблюдая и разглядывая новые краски ощущений, рождающихся и вспыхивающих внутри, как от удара током при каждом ее прикосновении.

Долго волк не смог выдерживать эту орду новых красок и потребовал завершения спектакля, а то начнется крушение всего подряд. Подойдя совсем вплотную, ощущая ее тепло всеми обостренніми чувствами волка, он  легко толкнул ее, перекидівая на спину и теперь стоял сверху над своей жертвой. Почти как тогда на острове, только без кровавых автографов на теле Афродиты. Сейчас у него уже созрели другие планы на то самое тело и по этой святой причине Кощей обернулся обратно в привычный вид бога зла с ехидной и самодовольной усмешкой. – Мягкий? – со смешком поинтересовался Чернобог, все так же находясь над девушкой и упираясь в пол руками, где секунду назад были шерстянные лапы. Глаза вспыхнули, а кровь уже разносила по телу новый запас энергии от полученного заряда эмоций. Он как-то странно посотрел на ее, словн не понимая, какую цель приследует Афродита таким поведением, но сосредоточится не успел. Все мысли были быстро выветрины теплом обнаженного тела, теперь ощущаемого целиком и полностью.

+1

28

Она поймала его, поймала в свои сети, и теперь, могла насладиться тем, что в ее руках не кто-то, а волк, охотник, хищник. Почему в ней зародился такой бурный интерес? Да потому что она любила зверей, любила живность, и когда Чернобог становился волком, будь он злым, и беспощадным, он все равно был похож на мягкую игрушку, к которой хотелось прижаться, стать с ним одним целым. Эта мягкая шкура, сейчас доставляла такое приятное ощущение. По телу Афродиты, бежали мурашки, ибо волоски щекотали ее руку, и шею, немного грудь. Богиня выдохнула, и было хотела прикрыть глаза, но волк снова решил протестовать. Ему, кажется, не нравилось то, что проделывала Афро, но он не мог отстраниться полностью, она не позволит, да и он, явно не желал. Застыл, после ее слова, застыл и стоит смирно, подчиняется, значит, может, когда хочет. Она обнимает его, становится совсем близко, а его дыхание, обжигает ее плечо. Так, хочется просидеть вечность. Богиня любви, похожая на данный момент на ребенка, такого нежного и ласкового, приятно обнимает животное, которое пришло из самого центра Нави, из пекла, где рвутся наружу грешники, и постоянно кипит работа. Да, но сейчас, для нее это было ничтожным. Пробыв с Чернобогом не так долго, Афродита осознала, что он тот, кто ей нужен, именно в те моменты, когда хочется вот так обнять, поцеловать, прижать к себе. Жаль, что он не признает это, жаль, что не скажет, что она ему тоже нужна. Потому что ему не позволит его нрав, и то, что он, конечно же, повелитель Нави. Все это их и разделяло, а еще, разные пантеоны, ненависть его демонов к Афро, с одним из которых, ей удалось познакомиться в России. Не даст и их нравы. Характеры слишком разные. Он вспыльчивый, ему часто хочется играть, нежели жить спокойно, а Афродита как раз наоборот. Да, она азартна, и в любой момент, может подыграть, но чаще всего, богиню привлекает обычная жизнь, без явных приключений. Хотя, после того, как Афро встретила его, жизнь будто изменилась. Поменяла свое направление, и предательски тянет Афродиту туда, где так много различных неприятностей и передряг. Ну и а что, ей понравилось уже это. Не хотелось прекращать. А еще, после того, как Афро провела рядом с Кощеем два дня, ей и вовсе не хотелось его никуда отпускать. Странное это чувство, когда ты так привыкаешь к нему, к такому, какой он есть, и принимаешь. Ведь рядом, он может быть ласковым, может быть именно таким, каким хочется видеть мужчину рядом с собой. Муж Афродиты, уже давно не представлял для нее никакого интереса, и жизнь та, была скучна. Появился Чернобог, и все изменилось, но теперь, из-за этих перемен, нужно было переживать, ведь все уже не встанет на круги свои, не изменится обратно. Он вселил в нее нечто такое, что просто нереально было вселить богу тьмы, богине любви. Но так вышло, так получилось. Кажется, она его любит?
В момент, когда Афродита стала об этом думать, волк повалил ее на пол, и уже через пару минут, перед ней, снова оказался Чернобог. Она приятно улыбнулась, оставляя свои руки у него на шее, и немного притягивая к себе, просто так, потому что хотелось. - Да, мягкий. - удовлетворенно высказывает богиня, и прижимает тело Кощея к своему, нежно целуя, касаясь его губ своими, словно продолжая ту ночь, которая вот-вот закончилась, и еще не успела раствориться в дневном свете. Не хочет его отпускать, не будет и никому не отдаст. Вот оно, чувство собственничества. Она хотела, чтобы он был ее. Желала этого. Почему? Потому что он не такой как все. Но Чернобог не узнает, возможно, даже никогда, что богиня любви, позволила себе такую слабость, и решила, что может влюбиться в бога тьмы. Нет, тем более, какая разница, да и чего им думать. Они могут быть только лишь любовниками, которые пройдут через много препятствий, но вместе, та и не будут. Их чувства, их отношения, даже такие, о которых никто не знает сейчас, навсегда останутся в тайне. Хотя, может быть оно и к лучшему? Ведь как ни крути, они все же слишком разные. Боги из разных пантеонов. - По чаще становись им. - просит Афродита, когда поцелуй прерывается, всего на пару секунд. Богиня приподнимается, и смотрит ему пристально в глаза. Проводит рукой по щеке, и улыбается, словно нашла в нем что-то особенное. А ведь он, действительно особенный.

/Эпизод Закрыт/

+1


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » "Ну зачем тебе еще и это?????" [18.07.2007]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC