Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Свидание ценою в тысячи жизней. [09.05.2045]


Свидание ценою в тысячи жизней. [09.05.2045]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://24.media.tumblr.com/16c31d6209561381cef23d224000bac0/tumblr_mo4n1cBb2Y1sqcbmwo1_500.gif
Участники:
Сет и Морана
Время и место действия:
Остров в Тихом океане
Краткое описание событий:
Когда у женщины что-то не получается, она ищет любой способ, чтобы скрыть этот факт. Иногда женское коварство и жестокость не знает границ, особенно, если эта женщина богиня смерти.
Очередность постов:
Морана - Сет

+1

2

Говорят, в любви, как на войне, все средства хороши. Иногда приходится наступать на горло собственным принципам и желаниям, направляя происходящее в нужное тебе русло. Морана была уверена в том, что с войной именно так и бывает. Не зря же она около недели прибывает на этом проклятом острове, затерянном где-то в Тихом океане и выжидает. Ждать утомительно, дожидаться подходящего момента еще и невыносимо ответственно. Вот уж что, а брать на себя ответственность было совсем не приоритете ценностей Мораны. Она могла сделать чужую работу, старалась исполнить ее хорошо, но отвечать за содеянное...увольте!
Богиня поправила прядь волос, выбивающуюся из прически, и посмотрела в сторону плещущихся о берег океанских волн. Уничтожить ко всем чертям, стереть с карты этот жалкий кусок земли, приносящий ей столько проблем. Они, эти безмозглые смертные, не пожелали исполнять ее волю. Все происходило не так, как она планировала, все было в разы хуже и плачевнее, и женщина не могла этого стерпеть. Простое, казалось бы, задание, подчинить своему влиянию людские умы и заставить их принять сторону славянского пантеона, оказалось не по силам для богини смерти. Ну еще бы! Чем, простите, думали боги, когда отправляли саму смерть убеждать людей в их священной защите. Смерть ненавистна для смертных, она их вечное проклятье, разлука, боль, отчаяние. Что такого могла сделать Морана, чтобы изменить это мнение? Да и разве пожелала бы сделать это. Все было обречено на провал задолго до того, как нога богини ступила на берег острова. Спрятавшись от войны, в укромных волнах Тихого океана, эти создания уже тогда избрали для себя сторону, а появление Мары лишь подтвердило их выбор. Она не только не сумела переубедить их, но еще больше усугубила ситуацию, неосознанно уверив их в правильности принятой стороны. Теперь это место не подчиняется ей, а значит, люди, обитающий тут это мусор, или того хуже, потенциальная угроза для нее самой и ее пантеона. Значит, их нужно ликвидировать, но сделать это так, чтобы ни один из славянских богов не догадался о провале. Морана не имеет права пасть в их глазах и утратить даже долю авторитета. В ее власти было перебить всех, но разве это не привлечет внимание и не сделает очевидными все факты? Нет, богиня зимы и смерти поступит более умно и коварно, она отдаст эту землю и всех ее обитателей на суд другого божества.
Сет. Он станет ее спасением, ее последней возможностью сохранить тайну. И Морана сделает все возможное, чтобы вынудить его сравнять это место с океанской гладью, не оставив живого места, утопить, вместе со всеми уликами. Бог хаоса ни за что не согласится добровольно помочь женщине, даже если она попросит его, особенно когда дело касается их личных военных интересов. Значит, он сам не оставляет ей выбора. Ее верные помощницы, мары, уже доставили послание, оставалось только дожидаться указанного срока. Сет обязательно придет, он не может не откликнуться на ее приглашение, он  никогда не упустит такой шанс. В конце то концов, Морана не часто устраивает сюрпризы, лично для него. А этот подарок ему обязательно понравится. Она бросила мимолетный взгляд на мужчину, потягивающего вино, полулежа на атласных подушках, и покачала головой. Выбирать приходилось из того, что было, а приличных мужчин тут было не густо. Этот, по крайней мере, отличался неплохим телосложением и не давал богине скучать последние пару дней. Что в условиях стресса, в котором все это время и прибывала Морана, было весьма и весьма кстати. А еще он был очередной удачной игрушкой в ее руках, которая должна была помочь бессмертной в ее маленьком спектакле, главное действующее лицо которого, появится с минуты на минуту.
- Поставь бокал, он будет мешать. - Властным тоном произнесла богиня, пытаясь скрасить слова улыбкой, и присела на край кровати. Чем ближе была минута их встречи, тем больше возрастало ее волнение. Только один мужчина вызывал в ней такие чувства, и именно его появления она ждала в эту секунду. Тот, другой, что выполнял ее приказы сейчас, еще даже не догадывался, как сильно рискует, прикасаясь к богине смерти.

+1

3

Война и мир. Сменяющие друг друга с завидным постоянством. Но все равно, всегда будет любовь, неизменная и всепоглощающая. Хотя, пожалуй, есть еще кое что, что не зависит от внешних обстоятельств, даже от пресловутой любви - его божественное самопровозглашенное величество Сет. Вернее, его врожденная ненависть ко всему, что делается не по его указу, не вовремя или нарушая его планы. Будь то пустячок или глобальное явление, зависящае от кого-то или самостоятельное. Если оно затронет Сета, самое время ставить засовы на двери и окна, зарывать голову в песок, как страусы, или мчаться на край света. Впрочем, не факт, что поможет. Разъяренный и плохо контролируемый,  бог хаоса способен бросить все, от чего его отвлекли и наказать несчастных. Такая вот неоправданная жестокость. Скорее, это даже повод размять древние кости.
Об этой особенности Сета знали все, поэтому, старательно избегали таких ситуаций. Ну уж если прям невмоготу было, пользовались всяческими уловками. Вот, например, Морана. Вместо того, чтоб нарваться на неприятности, она заслала свою бестелесную свиту. Хотя, может у богини славянского пантеона были иные идеи. Она может догадываться о том, что занятие, за которым ее мары рискуют застать бога ярости, ей самой особенно не понравится.
Вот и сейчас, мрачные тени услужливых посланников обнаружили Сета в самом центре Европы, на голых, обожженных войной просторах стоял лагерь египетского пантеона. Битва уже закончилась; вороны, единственные птицы, живущие в этих местах, до отвала наелись глаз падших воинах и лениво кружили над телами. Слабые стоны раненых, карканье, хохот победившей стороны - все это вместе казалось лишь шепотом по сравнению с тем, какой исполненный боли и страданий женский крик доносился из одного шатра. Полубогиня, сражающаяся на стороне скандинавов, имела несчастье быть взятой в плен. Да что там, ее ошибкой вообще было появление на свет, потому что эти несчастные полчаса, которые ей приходится перед смертью провести с богом разрушений, невозможно окупить никакими радостями существования. Боль, унижение, страх - все это летало вокруг шатра, отпугивая невольных зрителей и слушателей. Сет рвал ее, не выходя из своего метаморфного состояния. Свирепый и бес жалостный бог пустынь вымещал всю злость за проигранное сражение на одной единственной девчонке, чьей бы дочерью она не приходилась.
Мары скользнули сквозь материю остановились полукругом, хором обращаясь к Сету. Он замер, слушая бесцветную речь посланниц Мораны и зарычал, когда они растворились на его глазах. Новая волна недовольства покатилась по бессмертному телу и он резко дернулся вперед, отчего девушка взвыла и потеряла сознание. Сет слез с нее и в чувствах опрокинул стол, на котором чинил расплату.
Красные патлы гривы исчезли, морда зверя превратилась в лицо, хоть и измазанное кровью. Бог ярости вылил на себя целую бочку горячей воды и даже не соизволил обтереться. Натянув на себя джинсы, он так и исчез, не прибегая ни ка каким эффектам.

Мокрый, взъерошенный, с не отмывшейся кровью, он появился на одном из островов в Тихом океане. Морана нашла, где забивать стрелку. В этих архипелагах черт ногу сломит, прежде чем найдет что-то. Настроение Сета не грозило улучшиться. Он осмотрелся, приходя в недоумение оттого, что здесь делают столько людей. Эти острова всегда были необитаемы, но, видимо, в ходе войны, люди бежали туда, куда смогли. Бессмертный бы решил этот вопрос, разобрался что к чему, но его ждал сюрприз. И сюрприз этот был от Мораны. Вообще, явление очень странное. Она, видимо, совсем тоскует в компании своих полусонных родственничков. Сет закрыл глаза и представил лик своего личного проклятья. Его тут же обдало прохладой и исчезнув, он появился уже рядом с ней.
Пора было уже улыбнуться, несмотря на то, что богиня отвлекла его от очень важного дела. Морана всегда приносила с собой букет противоречивых чувств. С ней хотелось ругаться, ее хотелось бить, ее хотелось.. очень. Но едва он открыл глаза, былое негодование затмило все остальное. Рядом с богиней лежало какое-то смертное чмо и лапала ее нежную алебастровую кожу. Сет скрипнул зубами.
- Это и есть твой сюрприз, детка? - его тон не предвещал ничего хорошего. Она звала его, чтоб похвастаться хрупким человеческим телом в своей кровати? Она что, издевается? И это абсолютно спокойное выражение лица. Вот сука. - И что я должен сделать с ним, распаковать и перерезать ленточку? Ах.. ее нет. Кишки сойдут.
Карие глаза налились багрянцем, когда остановились на испуганном лице мужчины. Интересно, он вообще в курсе, куда попал и кто играется с ним? Желание перегрызть ему глотку и оторвать достоинство загорелось в Сете от одной искры. Но этого было мало. Бог разрушения захотел уничтожить весь мир и чтоб эта наглая стерва задохнулась под его обломками. Сет схватил Морану за запястье и дернул на себя, отчего богиня слете с кровати и встала рядом с ним. Сет хотел было ей что-то сказать, но на его голову внезапно обрушилась бутылка. Красная жидкость потека по его лицу. Сет слизнул каплю около рта и прикинул возраст вина. Пол века, не меньше. Она еще поит это зверье старым французским вином!
Бог хаоса повернулся к кровати и заметил только перемахнувшего через перила бунгало смертного.
- Трус. Ты спишь с трусом и зовешь меня на это смотреть? - он рявкнул это в лицо Мораны так, что зашевелились листь на верхушках пальм. Как же Сету сейчас захотелось поступить с богиней так же, как с бедняжкой из скандинавского войска.

+2

4

Моране до ужаса хотелось шоу. Крови, боли и страданий, чтобы эти жалкие сметные создания ощутили все это на себе. Пусть прочувствуют и поймут последнее, что придет у ним с последним вздохом - никогда нельзя отказывать богине смерти. Что сложного в этой простой и обыденной истине? Это Морана должна решать, кому, что и когда дозволенно делать, это она имеет право лишить их жизни. Так почему они смеют оспаривать ее влияние? Какого черта?! Женщина злилась, и это отражалось на состоянии и действиях смертного, волей случая оказавшегося в ее постели. Один из них, тех, что отказались принять ее сторону, ей хотелось уничтожить его не меньше, чем все это треклятое место. Мерзкое создание, с каждым своим прикосновением обжигалось о кожу бессмертной и непонимающе смотрело на брюнетку. Плевать. Еще немного и она дождется своего бога, в очередной раз выведет его из себя и тогда останется лишь надеяться, что ее не зацепит бушующей яростью Сета.
Время тянулось мучительно долго, и каждая секунда казалось богине смерти вечностью. Где его носит, когда он так нужен? Впрочем, вопрос был исключительно риторическим. Если Сет и приходит во время к назначенному часу, то для Мораны это проходило незаметно. Она редко назначала свидания, и сама едва ли приходила вовремя, зато его отсутствие замечала довольно отчетливо. Умение быть беспристрастной и безразличной ко всему, в том числе и к течению времени, отличало богиню зимы и смерти от многих других существ, обитающих на Земле. Но они же вдребезги разбивались, холодными осколками льда, когда речь шла о боге хаоса. Контроль над состояниями, когда ты идешь по тонкому лезвию бритвы, та грань, отделяющая Морану от потери всего связующего ее с действительностью и самой собой. Каждая их встреча представляла их вниманию другую женщину, она то злилась и ненавидела его каждой клеточкой своего тела, то любила и боготворила, боясь потерять их странную связь. Морана желала его, хотела видеть рядом с собой и отталкивала, когда Сет оказывался слишком близко. С веками она перестала бояться его прикосновений, но все еще опасалась того, что однажды он слишком больно ранит ее душу, в которую он так отчаянно пробирался все это время, сам того не осознавая.
- Сет. - Едва слышно произнесла брюнетка, когда бог пустынь оказался прямо перед ней. Мокрый, окровавленный и закипающий от ярости, успев оценить всю прелесть сложившейся ситуации, он выглядел весьма соблазнительно. Морана затаила дыхание, наблюдая за разворачивающимися в спальне событиями. Нельзя было дать понять ему, что на самом деле чувствует богиня в этот момент. Она зла, зла на весь мир и ни смотря, ни на что, на свои планы и истинные причины, по которым заставила его явиться сюда, Морана до ужаса рада видеть Сета.
Бить по больному, не самая лучшая идея, особенно, когда имеешь дело с персонажами его уровня, но иначе бессмертной не удалось бы осуществить задуманное. Она представила себя на его месте, как бы поступила, просто стерев с лица земли ту дуру, что посмела оказаться в одной постели с ее мужчиной. И Сет бы не стал стоять в стороне, богиня бы устроила ему веселую Варфаломеевскую ночку, будь она на его месте. Одно дело понимать, что это возможно, и совсем другое, своими глазами увидеть это. Он резко потянул богиню на себя, и она встала рядом с ним, смотря в бездонную тьму карих глаз. Еще немного и  Сет готов будет убить богиню смерти лично, если эта мысли уже не поселилась в его воспаленном сознании.
- Ты пришел немного раньше. Я не рассчитала время. - Как ни в чем, ни бывало, сказала женщина, искоса посмотрев на убегающего из ее комнаты мужика. Действительно, трус. - Не стоит так бурно реагировать. Ты и сам не святой...
Еще немного, еще чуть чуть и она добьется своего. Как же это гадко, мерзко и обидно. Ей целовать, обнимать, ласкать его, но никак не демонстрировать ему жалкое подобие мужчин в своей постели. Она протянула руку к его лицу и провела пальцами по щеке.
- Хорошее, оно было для нас. - Морана облизала палец и окинула бога взглядом. - Может забудем об этом недоразумении?

+1

5

Нет, Сет не был страшен, если кто-то плясал не под его дудку, не был он страшен, если какое-то ничтожество посмело отвлечь его отдела. Это не было страшно. Страшно было то, что может сделать бог хаоса, нырнувший в глубины ревности. Все думают, что знают пределы даже Сета. Но разве кто-то видел все его пороки, приправленные ревностью и оттого горящие небывалым огнем? Разве можно представить Сета, который испытывает к кому-то такие сильные чувства, чтобы элементарно ревновать? Жена.. да плевал он на Нефтиду, когда она побежала спать со всеми любимым Осирисом! Их брак всего лишь дань, которую Сету нужно было заплатить, чтоб  стать самым безжалостным и кровавым убийцей своего народа. Тысячи и одна любовниц? Он забывал, как их зовут, после проведенной в страстных объятиях ночи. Чем нужно быть, чтоб бог разрушения и ярости испытывал бешеные порывы ревности?! Чем таким особенным надо обладать, чтоб этот зверь крушил все на своем пути?! Как нужно с ним обращаться, чтоб выйти из этой игры живым? Только она владела этими секретами. Гордая, своенравная, ледяная, единственная в своем роде. Морана.
- Я хотя бы не зову тебя посмотреть на тех, кого я трахаю! - сквозь зубы зарычал Сет. Ну это вообще уже наглость. - Ты что, решила догнаться мной? Этого ничтожества не хватило самой страстной богине всех пантеонов?
Бил по больному. И она еще легко отделывается. Будь на ее месте кто-то другой, он бы уже наказал, унизил и убил. Но, проклятые реки Мертвого города, на ее месте никого быть не может! Она одна такая и, зная, пользуется этим. Он поймал руку Мораны,  когда она вытащила свой пальчик изо рта.
- Хорошее? О, французское вино, смешенное с кровью полубогини, которую я имел, когда твои мары явились ко мне... - Сет дернул ее руку, настойчиво проводя тонкими пальцами по своему лицу, где запекшуюся и не смытую кровь залило красное вино. Потом он лизнул эти пальцы, в наслаждении закатывая глаза и издавая наиграно-довольный стон наслаждения. - Ты ценительница, моя дорогая.
Он закипал. Закипал еще когда отправлялся сюда, закипал, когда видел смертного ублюдка в ее постели, закипал от посредственного настроения богини смерти. Пока острый язык Сета кинжалами ласкал самолюбие Мораны, из него исходила разрушительная энергия. Когда он был не в состоянии ее контролировать, иначе расставляя приоритеты, она сама искала доступный способ выхода. Верхушки пальм заколыхались на ветру, будто они были из бумаги. Небо начало темнеть, затягиваясь пышными черными облаками. Все это происходило за считанные минуты, пока Сет думал, что б ему сделать с Мораной, как наказать ее так, чтоб она навсегда запомнила, что бога хаоса лучше не дразнить.
- Давай забудем. - Он сузил глаза и снова не церемонясь кинул Морану на постель. - И чего ты от меня хотела? Романтики на райском острове? О, я тебе устрою.
Ветер подул так, что материи, служившими и занавесками и шторами в бунгало зашлись в бешеной пляске. В глазах бога вспыхнул красный огонек и Сет сплюнул в сторону красным, кроваво-винным. Он вплотную приблизился к кровати и растягнул ширинку и пуговицу джинс. Что-то в деревянных основах домика скрипнуло и его хорошо тряхнуло. Звериный оскал появился на лице бога ярости, которое пока едва оставалось лицом. Его сейчас не интересовали способностями, которыми обладала богиня смерти. Он готов терпеть все, но от своего не отступится. Сама виновата, стерва.

+1

6

Грандиозные события требуют не менее грандиозной выдержки. Морана ходила по краю бездны и всегда это знала. С тех самых пор, когда судьба насмешкой подкинула ей вторую встречу с Сетом и навсегда связала богов в какой-то странной и мучительно-приятной трясине, из которой ни один из них не спешил выбраться. Как бы ни кричал на нее сейчас мужчина, чтобы он не делал, богиня зимы готова была вынести это, только бы ее план сработал, а ее планы работали всегда! Чем спокойнее Морана, тем сильнее это выводит из себя Сета; чем более безразличны ее реакции, тем больнее для его божественного самолюбия.
- Мерси за комплимент, mon cher. Всегда знала, что ты ценишь мою страсть. - Она без тени эмоций посмотрела на Сета и ухмыльнулась. Как же ей сейчас хотелось разбить о его голову еще парочку бутылок. Еще бы он водил ее смотреть на это! Да, у Мораны нет такого обширного послужного списка и веселенькой репутации, но извините, у нее, в отличие от некоторых, есть хоть какие то рамки.
Как смеет он говорить ей о своих девках? Как смеет он приходить к ней после какой-то жалкой девчонки, даже не удосужившись смыть с себя ее кровь?! В эту секунду времени Моране было плевать на то, что именно произошло, почему Сет заляпан кровью и что стало с полубогиней. Внутри что-то щелкнуло, и богиня смерти почувствовала, что еще миг, и она сама выскажет ему все, что думает о нем и его шлюхах. Но вместо этого глубокий вдох и мысли о том, как она еще успеет поквитаться с ним за это. Смешно, но Морану задело даже не то, что он был с кем-то, ее наповал убило его отношение к случившемуся и этот вид, окровавленного лица. Как мог он прийти к ней, когда она сама звала его и даже не удосужиться смыть с себя следы другой женщины, какими бы они ни были?!
Это нужно просто пережить. Собраться, сконцентрироваться и перенести бешенство Сета, стараясь маневрировать среди приступов ярости. Богиня смерти с трудом переживала сильный накал эмоций, совершенно теряясь в их количестве и уровне мощности. Существуют те, для кого подобные события являют собой смысл существования, от чего они получают странное и извращенное, по мнению Мораны, удовольствие. Буря целиком и полностью поглощающая себя в свои разрушительные объятия. Как можно справиться с тем, что так далеко от твоего понимания? Порой, Морана чувствовала себя сумасшедшей, постоянно рискующей всем ради секундного всплеска чувств. Сет выводил ее из себя, бесил и разрушал не меньше, чем богиня смерти злила сейчас его самого. Единственное, что заставляло бессмертную держать эмоции под контролем, было желание стереть с лица Земли этот жалкий остров со всеми его обитателями.
- Очевидно, ее папочка очень хорош, раз сумел сотворить такую аппетитную дочку. - Бессмертной требовались колоссальные усилия, чтобы, даже в интонациях, не выдать своего отношения к ситуации. Тварь. Мстительная скотина. - Но не преувеличивай. Мог бы и навести марафет перед встречей с своей ценительницей.
Потом. Все потом. Обиды, оскорбления, болезненные укоры и адская смесь разочарования и ненависти. Все это уже кипело внутри богини, едва сдерживаемое ее из последних сил, чтобы не вылиться в очередную попытку покалечить Сета прикосновением. Просто пока не время, нельзя, до тех пор, пока он не сделает то, ради чего Морана призвала его сюда. Она бросила взгляд на улицу, на потемневшее небо, сгущающиеся тучи и треск деревьев за стенами бунгало. Самое время было продумать пути отступления, пока Сетти не сравнял с океанской гладью не только остров, но и Мару не отправил познакомиться с Посейдоном.
- Попридержи коней, ретивый. - Процедила богиня, оказавшись на кровати и стараясь как можно дальше отодвинуться от Сета. Только этого ей сейчас и не хватало. - Ты же у меня такой романтичный! И заботливый. И нежный. Прям не знаю, куда от этого всего бежать. - Совсем свихнулся! Ей он думает, что она позволит обращаться с собой как с другими, то он заблуждается. Мог бы уже понять и принять это, за столько-то веков.
Как бы сильно Морана не желала ударить Сета чем-то тяжелым и так, чтоб наверняка, это все еще не входило в ее планы. Пусть немного побесится, а ей необходимо бежать, пока не поздно. В таком состоянии она не видела бога давно, да и едва ли вообще видела доведенным до предела всех пределов. Либо она сильно перегнула палку, либо он изначально был не в духе. В любом случае, его отпустит. А если он сам и не станет жалеть о содеянном, то бессмертная уж точно никогда не простит ему этого. Она злопамятна, очень.
- Не смей прикасаться ко мне, после своей смертной девки. Сначала смой с себя ее грязную кровь. - Богиня исчезла, переместившись за пределы бунгало. Рядом с ней рухнула надломленная сильным ветром пальма. Она закатила глаза и осмотрелась. Люди в панике закрывали дома и прятались от надвигающегося шторма, что вызвало ухмылку на лице женщины. Именно этого она и ожидала.

+1

7

Крышу сносило. У бунгало, соломенную, а не у Сета, которой у бога хаоса уже давно попросту не было. Бессмертный, охваченный полным букетом негативных эмоций и чувств, даже не замечал, что происходит вокруг по его вине. Стихии взбесились. Казалось, что платформу, из которой вырос этот островок, пучит. Земля дергалась почти в унисон возбужденным жестам Сета. Вода, окружавшая со всех сторон, как на магнит тянулась к суши, набирая обороты раз за разом. Ветер толкал ее валами к острову, он трепал верхушки пальм и быстро окреп до такой степени, что легкая крыша захлопала словно заведенная хлопушка. А он.. нет, Сет решительно ничего не замечал кроме равнодушного лица Мораны. На миг ему показалось, что она ведет с ним какую-то игру, что все это специально, чтоб довести его до бешенства, а потом собрать сочные плоды его возбужденной страсти, граничащей с желанием придушить богиню. Это сценарий, по которому они уже играли, но сегодня все было как-то чересчур. Слишком много, слишком обидно и слишком разрушительно. Смотря на Морану сверху вниз, разбираясь с застежками джинс, Сети понимал, что он не хочет ее. И то, что он намерен с ней сейчас сделать скорее наказание, а не способ доставить удовольствие. Впрочем, бог разрушения знал, что чего бы он не задумал, Морана не позволит прикоснуться к себе и пальцем. Это бесило еще больше и он даже не торопился снять штаны, ожидая ее уловок.
- Не смей звать меня сразу после того как жалкий смертный вытащит из тебя свой хрен! - последние слова он орал уже в пустоту. Богиня, как и следовало ожидать, исчезла. Но, Сет все еще чувствовал ее присутствие рядом. Оглянувшись, сверкая красными глазами, бог застегнул штаны. Она намерена с ним еще и в прятки играть, ненормальная. Да он перевернет каждый сантиметр этого гребанного острова, чтоб добраться до Мораны! Глаза Сета метнулись к чернеющим тучам и тут же он не успел увернуться, чтоб не провалиться вместе с искореженным полом бунгало вниз. Животный рык возмущения раздался, казалось, по всему острову. Вместе с ним наружу полезли все чудовищные образы, собранные в одном боге: красная грива, темнеющее, покрывающееся шерстью и удлиняющиеся лицо. Закругленная пасть клацнула клыками и острые когти вонзились в искаженные ладони. Природа, казалось, совсем взбесилась от его превращения и берега острова накрыло первой метровой волной.
- Явись сюда немедленно, Морана! - его голос, утративший человечность, стал похож на рычание хищного зверя. Слова могли плохо угадываться, но вот интонация была однозначная. Поросшая шерстью рука-лапа подняла бревно опоры и Сет откинул его в сторону, очищая себе путь. Он выбрался из-под домика, казавшись на похолодневшем песке. Где-то недалеко проявился гомон людей, сходящих с ума от паники. Они чувствуют, что ничего хорошего им такая погодка не принесет, а бежать некуда. Бог ярости улыбнулся этому, насколько это позволяла клыкастая пасть. Хотя бы на них он может спустить пар, а потом одарит остатками проклятую славянку. Остатки, в ответ на оскорбление, которым она наградила его сегодня.
Сет топнул ногой и земля задрожала. Новая волна, набравшая высоту, накрыла берег и слизала с него первые трофеи. Скоро в центре острова негде кокосу будет упасть, и тогда Сет повеселится от всей души.

+2

8

Непогода разгулялась не на шутку и Морана уже мысленно представляла, какими окольными путями ей предстоит теперь уходить от гнева любимого, у которого окончательно снесло голову. Злой Сет это не страшно, чтоб там кто не говорил. Это интригующе, забавно, захватывающе и, как бы странно это не звучало, возбуждающе, но только не в данных обстоятельствах. Она все спланировала, подстроила, просчитала каждое действие, но совсем не учла тот факт, что ровно так же, как Морана может вывести из себя бога хаоса, так и он может лишить его равновесия одним своим словом. Явиться к ней после какой-то девки, и еще так нагло заявить об этом. Мстительная скотина. Играет на ее самолюбии и прекрасно отдает себе в этом отчет.
Скажи кто-то Моране сотни веков назад о том, на какие чувства она способна, какую ревность может питать по отношению к другому живому существу, она рассмеялась бы в лицо тому глупцу, что осмелился бы произнести такое вслух. Она ни один раз была замужем, да что там, богиня смерти и сейчас имеет в наличие супруга, чьи похождения ее ни капли не трогают. Холод, безразличие, умение закрывать глаза на все, что ее, казалось бы, должно волновать в первую очередь. Ей плевать, с кем проводил ночи Морок, как удалось, словно переходящее знамя, отдать Даждьбога сестре или с кем сейчас развлекается Кощей. Бессмертная может быть беспощадна с теми, кто прикасается к ее собственности, кто смеет нарушать ее покой, кто мешает ей безмятежно существовать в холоде собственной души. Она и вообразить никогда не могла, что может появиться в ее жизни нечто, способное перевернуть все внутри, устроить настоящий хаос в душе и мыслях и так безжалостно топтать ее самолюбие. Ревность, несвойственное ей ранее чувство, вместе со всем букетом других своих спутников, пробудилось под влиянием чужого бога. Это гложет, мучает и заставляет бессмертную страдать от собственного бессилия и едва ли она способна взять верх над чувствами, которые обуревают ее в эти секунды. Мерзкий отвратительный мужлан, который пьет ее кровь уже не одно столетие и она, как безвольная дура позволяет ему это.
Сквозь грохот, крики и истерику смертных, в панике метавшихся по острову, ища защиты от настигшего их стихийного бедствия, Морана различила голос египтянина. Она презрительно хмыкнула, уворачиваясь от падающих деревьев и поспешила к центру острова. Если Сет и продолжит свои беснования, то самое интересное начнется там. Как смеет он теперь требовать от нее явиться к нему, после всего, что было сказано в ее адрес. Да пускай катится ко всем чертям, со своими несчастными полу-богиньками и прочими жалкими ничтожествами, которых без разбора тянет в свою постель. Он слез с какой-то девицы и смеет упрекать богиню в том, что застукал ее с другим?! Да это просто неслыханно! Внутри нее начинала разворачиваться буря не меньше той, что уже резвилась вовсю над островом, руша дома и деревья, смывая их в бескрайние просторы Тихого океана и потихоньку сравнивая его с гладью вод.
- Уйди с дороги. - Прошипела едва слышно Морана, столкнувшись с каким-то смертным, надеявшимся покинуть остров. Богиня пытается оттолкнуть мужчину, он хватает ее за руку и тут же опускается на землю у ее ног. Бледный, покрывшийся испариной пота, его дыхание замедляется, хватка ослабевает и бессмертная резко высвобождает свою кисть. Он умрет, но не от ее руки, виной всему будет Сет. Таким было решение богини смерти и, ни смотря ни на что, она не собирается отступать от намеченного плана.
- Чудооовище! - На распев, со злостью, произносит Морана, зная, что тот услышит ее. - Почему бы тебе самому не прийти ко мне? Ну же, покажи, как я не права! - Ее начинает трясти от того, что внутри нее перерождается новая порция гнева и обиды. Сейчас и сама богиня представляет собой бомбу замедленного действия, готовую рвануть в любой момент. Но это глубоко внутри, за коркой серебристого льда, за насмешливой ухмылкой и безразличной синевой глаз. Она смотрит в небо, наблюдая за темными тяжелыми грозовыми тучами, которые чернеют на ее глазах, готовые вот-вот разразиться не свойственной, для бога пустынь, непогодой. В бушующий ураганный ветер врезается мелкий и колючий белоснежный снег. Он кружится в воздушных потоках, которыми управляет отнюдь не богиня зимы, заполняя воздух леденящей свежестью. Она видит этот холод, наблюдая, как пар, от раскаленных южным солнцем тел, исходит от смертных.

+2

9

Прибывать в облике зверя Сету всегда нравилось. Ему казалось, что в этом букете из животных пороков он становится еще мощнее и разрушительнее, чем скованный в человекоподобном теле. Он никогда не сдерживал себя, если уже переходил эту черту, превращаясь не просто в бога с головой животного. Сет становился чудовищем, куда более ужасающим, чем его пытались изображать незадачливые камнетесы и строители древних гробниц. Чудовищем, способным выворачивать наизнанку острова и разрывать материки на части. Никто не стоял над ним, никто не стоял на его пути, особенно, когда голова его порастала огненной гривой, а красные глаза блестели на уродливой морде, измазанной толи грязью, толи запекшейся кровью.
Чудовище - так назвала его Морана, когда они впервые встретились. И как знать, отчего ей так везло, что она до сих пор не понимала, насколько угадала с этим прозвищем. Еще ни разу за сотни их встреч она не сталкивалась лицом к лицу со своим Сетом, которого очень любила выводить из себя всеми доступными методами. Сегодня, похоже, богиня смерти сорвала Джек-Пот, но пока не догадывалась о своем счастье. Зато, его вкушал Сети, выпуская все накопившиеся в нем эмоции, топча уже мертвую землю этого острова и кидаясь попадавшимися под его лапы обломками в этих ненавистных людишек, волею судеб оказавшихся на острове.
Она не шла. Едва ли боялась. Просто выводила Сета из себя дальше, умело и приправляя это язвительными замечаниями. Ее голос разносился на несколько километров, покрывая все разрушительные звуки. Слышали ли его люди? Плевать. Они все равно сдохнут с минуты на минуту, застав ссору двух богов и унося ее последствия с собой к выдуманным две тысячи лет назад чертям. Сета это не заботило. Пробираясь через поваленные пальмы, прыгая через разломы в песчаной земле, он шел на голос Мораны, скрепя зубами. Эмоции, накрывающие его, напрочь отключили разум и немой вопрос - "а зачем она вообще позвала его?" - затерялся среди них. Важны не причины, а итоги, и самой Моране нужно было бы в первую очередь задуматься о них, нарываясь на очень банальную реакцию бога хаоса. Если бы Сет не слышал ее слов, если бы не видел того негодования, поселившегося в синих очах, он бы грешным делом подумал, что все подстроено. Но он чувствовал Морану как никто другой, он видел сквозь это непробиваемое эмоциями личико, что творится на ее душе и сейчас точно знал, что их ссора, хоронившая в океане чудный островок, не может быть фарсом. И от этого египетский бог распалялся еще ярче и разрушительнее.
- Ты сбежала, трусиха. От чего я должен бегать за тобой?
Сет мелькнул среди своего хаоса, воплощение страха и разрушения. Считанные минуты оставались на счету этого острова, но бог не спешил покидать его, не разобравшись с раздражителем. Он врал ей, потому что сейчас готов был следовать за Мораной на край света, чтобы проучить. Представление, которое он закатил здесь явно не тронет ее холодное сердце, поэтому все, на что сейчас мог сподобиться бог ярости - попробовать задушить проклятую славянку своими когтистыми лапами.
Он прыгнул на богиню вопреки порыву холодного ветра, кинувшегося в его сторону. Если Морана думала, что он будет играть с ней чисто, придерживаясь каких-то моралей, то она полная дура. Даже будучи единственной женщиной, которая так долго остается в жизни Сета, она не застрахована от ярости, которую он питает к каждому, кто посмеет идти поперек его дороги. Пока он в состоянии удерживать ее рядом, под собой, он воспользуется каждой секундой, чтобы вбить в эту божественную головку, как не нужно вести себя с ним.
Слишком быстро и неожиданно было его появление, затерявшееся в гомоне птиц, зверей, в криках людей и реве природы. Сет сбил Морану с ног, словно на ее месте был Гор, единственный, кто в открытую противостоял богу разрушений. Богиня оказалась на земле, а через долю секунды над ней уже висел Сет. Слишком легко все случилось, слишком привык был он уже к этой позе, которая сегодня пророчила совсем иные ласки. Когтистая полу-рука полу-лапа скользнула по бледному лицу богини смерти и сомкнулась под самой ее челюстью. Чтобы она там не предпринимала, Сет не позволит снова ускользнуть от него. По крайней мере, пока он не придумал, как отомстить самодовольной славянке.
- Говоришь, Чудовище? А как хорошо ты знаешь его, чтоб ручаться за то, что оно ничего тебе не сделает? - сдавленный звериный голос затих на тысячи тонов. Сет улыбался в душе, видя в своих лапах богиню смерти, но на этой морде едва ли что-то можно было рассмотреть.

+1

10

I can't escape this hell
So many times i've tried
But i'm still caged inside
Somebody get me through this nightmare
I can't control myself

Он мучает ее. Он разрушает ее. Он превращает ее в саму в чудовище, застилая глаза пеленой злости, ярости и негодования. И заставляет чувствовать боль, гнев, ревность, вынуждает искать способы бороться со всем этим и не находить их. Каждый раз, это все обидней, все противнее и невыносимее. Она так больше не может, не хочет, она такого не заслуживает. Моране нужно больше, чем Сет способен ей дать, ей нужно больше, чем ощущение пустоты, которую бог пустыни приносит с собой. Это две полярности одного чувства, переполняющие и высасывающие без остатка. И каждый раз, когда женщине кажется что все, вот он тот предел, который она уже неспособна переступить, все вновь меняется. Она ненавидит его и при этом, каким-то немыслимым образом он продолжает разделять ее ледяное сердце на части еще одним чувством. Любовь? Как жаль, что сам бог хаоса едва ли способен на это чувство. Хотя кто их, этих египтян, разберет.
Нечто большое и сильное сбило ее с ног, повалив на лопатки. Бессмертная попыталась отмахнуться от него, как от назойливой мухи порывов леденящего ветра, но монстр оказался проворнее и сильнее, успев увернуться от воздушных масс. Оказавшись в незавидном положении, богине зимы стоило бы начать нервничать, как сделал бы любой нормальный человек или бог, оказавшись в лапах немыслимого чудовища. Но какое Моране дело до нормальных...Лежа на спине, прижатая к земле всей массой божественного тела ужаса всея египетского пантеона, женщина размышляла лишь о том, насколько сильно он может ненавидеть ее в этот момент, или любить в принципе, чтобы не совершить непоправимой ошибки.
- А ты похорошел. - Морана усмехается, изучая взглядом новый облик бога хаоса. - Чудовище...я знаю его достаточно для того, чтобы довести до такого состояния. - Нависающее над ней тело излучает собой только зло и опасность, что вовсе не успокаивает богиню зимы. Способности давно потеряли контроль и ее боль уже должна касаться Сета, доказывая своим присутствием всю палитру чувств славянки. - И знаешь что? Есть у моего чудовища один секрет... - Богиня отрывает руку от земли и прикасается к его щеке. По пальчикам струится ядовитый ток, поглощающий силу и причиняющий нестерпимую боль. Она знает об этом и все что ей нужно, это показать, насколько больно самой Моране от его слов, сказанных ей в бунгало. Почему она даже не задумывается, что в действительности руководит действиями египтянина, что почувствовал он, увидев ее в объятиях смертного? Быть может потому, что Сет не способен на это в ее понимании. - Ты знаешь этот секрет?
Как бы он не вел себя, где бы не шлялся, бессмертная с уверенностью могла сказать лишь одно - он всегда приходить к ней. Идти на ее зов, ее приглашения, искать ее и только ее. Сколько там их было, этих жалких смертных, полубогинь или бессмертных? Сотни, тысячи? Ну и где они все, кого из них он пытался покарать за невинную шалость? Кого из них он оставил бы в живых? В этих мыслях было что-то веселое и по-своему успокаивающее. Богиня зимы была странной, постоянно путающейся в своих собственных чувствах и порывах личностью, но она знала свое Чудовище. И чтобы он не говорил или делал, но Морана была единственной, к кому он вообще чувствовал нечто, что заставляло вести себя так. Нечто, способное притягивать их друг к другу, останавливающее за секунду до убийства и вынуждающее снова и снова возвращаться к непонятному и неизвестному чувству, которое богиня смерти предпочитает не признавать. Пусть сотни раз отрицает все что хочет, пусть пытается задушить, похоронить под этим треклятым островом или рычит на нее, но по сути это уже ничего не меняет. Он зол, взбешен и сделал именно то, чего она добивалась от него. Сет разрушает этот островок так же, как разрушает все внутри самой богини.
- Мне тяжело дышать, Сет. Ну что ты хочешь сделать со мной? Ты не можешь убить меня, я бессмертна. - Она убирает руку. Пусть закончит то, что начал, пока она способна вновь взять верх над своими способностями и контролировать их, пусть закончит с этим клочком земли. Потом она разберется с Сетом по-своему. - Но так было бы проще, не так ли? Если бы я умерла или исчезла и перестала мозолить тебе глаза. Ты бы смог забыть меня и получать удовольствие от жизни, а так...приходится терпеть меня, да, Сет?
Остров тряхнуло, и Морана почувствовала, как рядом с ними рухнуло что-то большое. Колючий холодный снег все еще падал с небес, застилая собой всю зелень тропиков, его подхватывали сильные и резкие потоки воздуха, кружа в немыслимом танце над богами и горсткой пока еще остававшихся в живых людей, в панике метавшихся в поисках несуществующего спасения.

+1

11

Если уж разозлил зверя, то будь готов ко всему. Сета не сложно распалить, этим может похвастаться каждый, кто более или менее серьезно подойдет к этой задаче. Но еще никому в этом мире не удавалось надеть узду на бога разрушения. Ярость в нем разгоралась за считанные секунды, она подогревала его животную дикость, толкала на такое, от чего волосы вставали дыбом даже у богов. Глаза этого зверя уже не ведали границ, сердце его не дрогнуло бы не перед чем и рука бы не пощадила никого, попавшегося на пути. Спрашивается, на что надеялась Морана, явно нарочно задевая бога пустыни за самое живое? На то, что он сжалится над ней, вспомнит, что чувствует к ней нечто необъяснимое, заставляющее раз за разом возвращаться к богине смерти?... она полная дура.
Сет смотрел на нее сверху вниз, в это как всегда абсолютно невозмутимое лицо, и бесился от этого еще больше. Где-то в глубине души он понимал, что это скорее умело поставленный фарс, в котором он всего лишь актер, но никак не ведущий. Впрочем, это становилось неважно с каждой секундой; единственное, что горело в нем, жгло все остальные чувства, эмоции и остатки разума - дикое негодование. Он был способен на что угодно, но сдерживался лишь до тех пор, пока бледные губы Мораны с нескрываемой усмешкой прошлись по нему острыми словами. Какая же она самоуверенная! Или просто сильно наивна. Он бы усмехнулся в ответ, закатился в надрывном смехе, но животная форма не позволяла этого сделать. Лишь слова, рывками, вырывались из звериной глотки.
- Огорчу тебя, детка. Ты не достаточно с ним знакома. - Он сильнее вжал ее в дрожащую землю, крепче сомкнул когтистые пальцы на шеи богини, лишая ее воздуха. Посмотрим, насколько хватит ее невозмутимости, как долго сарказм будет сочиться из нее. Как скоро от нее потянется омут боли, всегда овладевавший Сетом. Всегда. Раньше.
Он проследил за бледной ладонью, тянувшейся к его морде. Изящная ручка женщины, способная лишать разума. Ее пальчики коснулись грязной шерсти и Сет почувствовал, как в него вонзились иглы. Но что богу до этого? Богу, который в таком обличие не чувствует ничего, кроме желания уничтожать и растаптывать. Эта боль была так ничтожна, что удивился и сам Сет. Нет у Мораны ни власти над ним, нет и той изюминки, приносящей удовольствие и делающее его зависимым. От этого смешно и свободно, но ярость не дает шансов.
- Глупая, наивная богинька. - Он рыкнул, пытаясь изобразить смешок. - Ты знаешь только то, что хочу я, чтоб ты знала. Я терплю, только потому что это не сложно. Но ты переходишь черту и думаешь, что это сойдет тебе с рук?
Остров, разрываясь на части, поддержал своего разрушителя и, казалось, ухнул куда-то на полметра вниз. Тут же рядом треснул ствол пальмы и разрезая заполненный колючими снежинками воздух, повалился на землю. Сет, рывком поднял Морану на ноги, но не для того, чтоб отпустить ее. Он все так же сжимал ее гордо и подняв над землей, словно куклу кинул в сторону. Тело богини столкнулось с деревом, ствол треснул, но в этой белой бури Сет мало что мог разглядеть. Он изменился, принимая человеческий вид, и будто только сейчас овладев способностью думать, огляделся.
То, что происходило с островом, походило на кадры из популярных в начале двадцать первого века фильмов о апокалипсисе. Этому тропическому уголку Земли остались считанные секунды. Сет чувствовал, как земля уходит у него из под ног и еще раз посмотрел в белую мглу, в которой скрылась Морана. На секунду в его сердце что-то ёкнуло, он почти был готов сделать шаг в ту сторону, но скрипнув зубами одернул себя.
- Счастливо оставаться со своими обреченными рабами. И не отвлекай меня больше от дел. - Сет сплюнул и отворачиваясь исчез в метели.

+1

12

Еще немного. Совсем чуть-чуть. Перетерпеть, перебороть и она получит то, чего хотела. Морана добивалась лишь одного, когда призывала сюда вспыльчивого бога, и это был отнюдь не романтический вечер на фоне заката тропического рая. Кружившие над ними метели и порывы холодного ветра, наполненные маленькими неуловимыми ледяными снежинками, касались кожи местных жителей, оставляя на ней обжигающие ледяные узоры. Невиданные диковинные вихри пугали, и без того обезумевшее от шока и боли население, еще больше, приговаривая смертных к неизбежному.
Огромная лапа сильнее сжималась на шее богини, раня тонкую кожу острыми когтями, перекрывая поток воздуха в ее легкие. Дышать становилось все труднее, но Морана не из тех, кто так легко сдается в сложных обстоятельствах; она продолжала говорить, отвлекая Сета от накатившей на него ярости и, как обычно, своим неподвластным и холодным тоном еще больше выводила бога из себя. Это была вечная борьба, непримиримая и интригующая, которая каждый раз толкала их обоих к грани, вела в пучину безысходности чувств, то острыми кинжалами, то розовыми лепестками ласкающими нервы и души. Богиня смерти готова была вытерпеть все что угодно, только бы получить желаемое и на какие то доли секунды эта жажда затмила все, застилающая глаза пелена из переплетенных нитей мести, гордыни и самолюбия. О, Сет и Морана стоили друг друга. Оба тщеславные, эгоистичные и слишком гордые, готовые идти по трупам и не останавливающиеся ни перед чем в борьбе за желаемое. Даже если его нужно убить собственными руками, а в конкретном случае, лапами, это все равно больше признак их общей слабости, нежели мнимой силы. Она хотела стертый в пыль остров и через пару минут она его получит. Он хочет отомстить ей, уничтожить ее за измену, за задетое самолюбие, за боль которую так усиленно сейчас отрицает. Так пусть сделает это. Как бы яростно он не старался задушить ее и чтобы не делал дальше, ее физическая боль и в десятой доли своей не отразит того спектра чувств, что испытал ее неукротимый бог.
- А ты не знаешь и половины того, что можешь знать. - Борясь с удушающими тисками, прохрипела бессмертная, все еще стараясь удержать на устах усмешку. - Это сложно, Чудовище, только поэтому ты терпишь.
Кто знает, возможно, славянская богиня зимы и смерти и впрямь была слишком наивна, а может, она просто могла смотреть глубже и видеть больше, чем обычно видели другие. В ее наполненном страданиями мире Нави, в ее работе, переполненной эмоциями несчастных, чьи души она навсегда забирала в свои мрачные чертоги, Морана всегда оставалась холодной глыбой кристально чистого льда, обрамленного флером таинственной и загадочной смерти. Никто не знает что там, по ту сторону, что за чертой отделяющей жизнь от казалось бы неизбежного конца. Долгие тысячелетия она училась различать, но не испытывать чувств, а теперь, в очередной раз они накрывали ее с головой. Они накрывали из обоих и сейчас, переполненный ненавистью и обидой, Сет пытался доказать ей то, в чем она сама сомневалась изо дня в день и что-то видела, только когда смотрела в эти ореховые глаза, мутневшие чернотой поглотившей ярости.
Морана сама ненавидела его в эту секунду, когда он нависая над ней старался уколоть как можно больнее и не когтями, а едкими и острыми словами, безжалостно кромсавшими душу и сознание. Она ненавидела, но в отличие от обезумевшего бога все еще понимала разницу и истинную природу этой ненависти. Острая боль вонзившихся в шею тисками сковала дыхание, когда он поднял ее над землей и  в ту же секунду славянка почувствовала тупую боль в области спины. Она упала вниз, задыхаясь, поднялась на локтях, и панически восстанавливая дыхание, посмотрела в сторону метели укрывшей от ее глаз силуэт египетского бога.
- Проклятый идиот. - Выдохнула Морана и откинувшись на спину устало выдохнула. Все исчезло, богиня оказалась в своем замке, оставив позади утопающий остров и тех несчастных, что были лишь игрушками бессмертных. Одна проблема была решена. Другая же...другой должен остыть, прежде чем она в очередной раз готова будет и дальше трепать ему нервы. А Моране еще необходимо было зализывать раны,

[ЭПИЗОД ЗАКРЫТ]

+1


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Свидание ценою в тысячи жизней. [09.05.2045]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC