Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Секреты долго не живут. [15.07.2010]


Секреты долго не живут. [15.07.2010]

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

Афродита медленно погружалась в легкую дремоту, пока бог там, на той стороне не отвечал ей. Он, кажется, затих, тоже окунулся в это место полностью, отдавшись на растерзание проживающих там чудесам. Выдохнув, и снова вздохнув, богиня прикрывает глаза. Она ничего не видит, только слышит, как шумит вода, и как легкий ветерок, спокойно доносится от нее до лица Афродиты. Как гладкая, нежная, словно шелк вода, ласкает ее тело, своими волнами, делает так приятно, на этой глубине, на этом месте. Упираясь спиной в холодные камни, Афродита понимает и всю прелесть этой стены. Она такая не высокая, но, тем не менее, загораживает ей обзор, и тем более, скрывает то, что не нужно скрывать от глаз. Кажется, в душе что-то заиграло. Такое теплое, кажется это какая-то мелодия. Кажется, ее напевают птицы, и они так хорошо с нею справляются, что богиня ахает, в изумлении. Её поражает этот звук, ее поражает то, что делает природа этого места с ней, с ее сознанием. Она утопает, она покидает снова этот мир и оказывается в том сказочном, который видит впервые. Кажется, все детские мысли, все детские мечты сейчас, готовы воплотиться, в минуту. Здесь и сейчас. Мысли, поток нескончаемых мыслей, словно потом воды, бьющий вниз, как и тот, посещали сейчас ее голову. Она не могла его остановить, она не могла прекратить все это, и только упивалась жизнью, которая течет здесь. Если бы не инки, если бы не вся эта история, которая с ними приключилась, Афродита бы никогда не узнала, что есть такое место, которое будет по душе богине.
Она не знала, честно, не представляла даже, что в Амазонии, найдет местечко, где ее сердце будет спокойно. Набирая в руки немного воды, проводит по лицу, омывая его, снова попадая в рай, и тот рай не закончится никогда, так ей кажется. Уже ничего не важно, все в прошлом, все в том мире, да, как бы то было не странно, но и они тоже. Она едва слышит слова Анубиса, только слышит, но не обращает внимания. Что за вопрос она задавала только что? Что то было? Может порыв души? Может быть, это место так действует на нее? Девушка не намерена сейчас выяснять что-либо. Она открывает глаза и смотрит вперед. Смотрит потому, что там, впереди, ей открывается красивая картинка. Летний пейзаж, везде, большие листья, немного сверкающие под тускнеющим небосводом. Все то переливается из серебристых оттенков, переходит в золотые, и это невозможно не заметить. Афродита хочет увидеть все то вживую, посмотреть на то, как происходит такое, что лепестки пестрят, они прекрасны. Богиня делает небольшой рывок вперед, а потом пробирается через водяной поток на сушу, не представляя, что вскоре уже столкнется лицом к лицу с Анубисом, и они встанут друг перед другом, в таком, слегка раздетом видит. По дороге, богиня хватает свои волосы, и медленно выжимает их, чтобы с тех не капали водяные капли. Чтобы они не трогали ее нежную кожу своей прохладой. Она улыбается. Настроение прекрасное, и вдруг, стоит ей только выйти на берег, как лицом к лицу, она встречается с богом смерти. Сначала, у нее перехватывает дыхание, потом богиня немного оживает, и ее губы слегла, раскрываются, желая что-то сказать на тот взгляд, на те эмоции, которые начинают медленно читаться в глазах бога. - Ты следил за мной? Подсматривал? - игриво подмечает богиня, и берет небольшую ткань, которая валяется на рюкзаке, и прикрывается ею. Не слишком помогло, если учитывать что кофточка, подобранная ею, слишком коротенькая, и не имеет возможности скрыть тело богини полностью. - Или, скажешь, что услышал что-то и не мог не дать себе возможность проверить все ли со мной в порядке? - она улыбается. Не собирается сейчас язвить, хотя ее слова, сами по себе, немного ехидны, и в них есть доля сарказма. Но не смешно все это. Слишком интересно богине как ответит Анубис, станет ли оправдываться, или возьмет ситуацию в свои руки, выкрутиться. Она всегда любила наблюдать за тем, как реагирует мужчина, тот или иной. У них у всех были абсолютно разные реакции, у каждого, она была своя. У кого страх, удивление, восторг; Кто-то переживал, что от того богиня станет на них злиться. Начинали говорить что-то невпопад, ведь это тело не могло оставить кого-то равнодушным. Оно словно манило, словно тянуло к себе, иногда подыгрывая воображаемым пальчиком, требуя еще ближе подойти. И вдруг, в ней взыграл интерес. Богиня делает легкий, спокойный, медленный шаг вперед, останавливается рядом с Анубисом, и ведет по его груди своим ноготком, медленно, следя за этим своими глазами. Голубые омуты сверкают, словно в руках Анубиса, может оказаться какой-то драгоценный камень, который слишком редок, но так красив. Всеми своими жестами, всеми движениями, та кошка, так любила привлекать к себе волков, или шакалов, или еще кого из этого же семейства, что не было пределу этим интригам. Ну что же, возможно то снова ее игра, или Афродита настолько заинтересовалась увиденным, что не выдержала, и едва прикусив свою губу, посмотрела в глаза богу смерти. С опасным мужчиной ты снова заводишь игру, Афродита. Не пора ли тебе остановиться? Но даже если и пора, кто ей об этом скажет? м?

+1

32

My Intoxication…
Желания не обузданы, они не знаю границ, не знают слова «нет». Погружаясь все вглубь своей сущности, едва вздрагивая. Стараясь совладать с нарастающим возбуждением, ухватиться за остатки здравого смысла. Он ускользает, уплывая в неизвестном направлении, таком далеком, что нет смысла протягивать к нему руку. Жар, возникший  в районе солнечного сплетения, перехватывая дыхание, стал расползаться по всему телу, опускаясь к тазу. Взгляд скользит по идеальным контурам, белоснежной коже, останавливаясь у изгиба ключиц. Своеобразный фетиш, заставляющий сердце застучать быстрее. Продолжает изучение уже сокрытого тела Богини. Воображение само дорисовывало картину, увиденную несколькими секундами ранее. Прикрыв глаза и выдыхая, словно пытаясь стереть образ, стоящий перед глазами. Жестокий удар, как всегда нечестно. Невольно даже вспомнился вкус ее губ, которых шакал не раз уже касался. Слегка терпкий, сочный как созревший в лучах летнего солнца плод. Его настолько сложно забыть. Не та ситуация, когда можно держать себя в руках. Но бог смерти, все же попытался этому воспрепятствовать,  доставая одежду и начиная одеваться. Главное отвести глаза, – думал про себя. Что могла увидеть  в них богиня? Преклонение перед ее красотой, грацией, желание, но не вызванное ее магией. Сейчас она была смертной и то притяжение, витающее в воздухе, было настоящим, тот магнетизм, который словно бес нашептывал на ухо «рискни», «попробуй», «возьми». Ее взгляд, словно омут, затягивал сознание так тщетно старающееся вырваться из его власти. Пытка, борьба. Сколько он еще сможет себя сдерживать? Нет, так не должно быть, – стараясь убедить  того внутреннего ребенка, который изо всех сил кричит «хочу», «желаю». Неуместные доводы разума, который должно быть и сам погряз в иллюзиях, но не похоти. Впервые за все их недолгое времяпровождение, в нем не бушевала первобытная, животная страсть. Это было чем-то другим. Анубис желал не ту  ослепительную богиню любви, от чар которой не устоит ни один мужчина. Он жаждал ту женщину, которая стояла перед ним, страстная, хрупкая, чувственная. От прикосновений Афродиты, по телу раздаются импульсы, словно ток, будоража душу. Именно. Затрагивая все аккорды его бессмертной души. Доныне, ни одна женщина не смогла завладеть мужчиной, настолько, что едва ли ее имя не срывается с его губ. Прикоснуться, целовать, шептать какие-то глупости, - распирающие желания,  стремясь воплотиться в жизнь. Но он держится. Он попробует. Стараясь ответить на ее вопрос Анубис, невольно припоминает то самое, что влекло его еще в озере, что-то пленительное, но несравнимое с Афродитой. Снова мысли ускользают, возвращаясь к единственному источнику – богине. Полный контроль…- Я не планировал за тобой наблюдать. Не нарушив обещание данное тебе. Считай, что я ничего не видел, – лжет самому себе, лжет ей, должно быть по его реакции все и так было понятно. Но, тем не менее, шакал успел нацепить штаны, тем самым стараясь хоть частично скрыть, как же повлияла  ее выходка на бога смерти. Приближается, так медленно, как и когда-то сам египтянин, ведет пальцем по его грудной клетке, - что она, черт возьми, делает? Очередная игра, - но сердце предательски пропускает удар. Дышать нечем, снова не может оторвать взгляда от ее губ. Во рту пересохло. Он опьянен теми чувствами, той средой, что окружала их. Той женщиной, что была в нескольких сантиметрах от него. Так не может больше продолжаться, шакал знал это как никто другой.  Все нужно прекратить здесь и сейчас, пока не стало слишком поздно. Они в незнакомом месте, пускай и в райском уголке. Заветном месте для двоих, их укрытии от окружающей действительности.  Даже воздух какой-то слишком сладкий, одурманивший. Довольно грубо хватает ее за руку, тем самым привлекая ближе к себе. Бог не заметил, как  свой поступком лишил последней преграды отделяющей их. Тот кусок ткани, который сейчас лежал у ног Афродиты. – Не играй со мной, - не тот приказной, уверенный тон, напротив нечто сбитое, большее склонное на зов души, мольбу сердца. Рука разжимается, уже бережно держа ее за запястье. Остановись мгновение ты прекрасно, - те заветные слова, которые он готов прокричать, лишь бы время сейчас остановилось. Анубис судорожно вздрогнул. Неужели влюбился? Паника, охватившая внезапным порывом, но после монотонное «ну и пусть». – Чего ты хочешь? – едва касаясь своим лбом ее, заглядывая в два сапфира, сверкающие каким-то странным, непонятным для бога светом. Какая–то другая. Игра ли это? Когда наступит тот самый «стоп кадр» и она, отстранившись в очередной раз, унесет за собой сердце мужчины? Странная реакция, почему-то в этих джунглях он ведет себя по-другому. Словно это место изменило или же напротив, показало кем он был. Не томи…

Отредактировано Anubis (21.09.13 12:59)

+1

33

Что было в голове Афродиты, когда она медленно подходила к Анубису, испытывала его сознание, когда испытывала его всего, сможет ли он удержаться, или поддастся искушению, как и все мужчины. Кто вообще сказал, что Афродита, для того чтобы привлечь к себе мужчину, пользуется своей способностью? Она очень часто, специально не пользуется своим даром, чтобы посмотреть, заметит ли мужчина, это или он просто потянется к ней, а потом будет утверждать, что испытал на себе чары богини. Афродита всегда смеется над этим. Глупцы, они не видят разницы, между правдой и ложью. Другое дело боги. Хотя, они тоже не так часто определяют, чем пользуется богиня, когда флиртует, заигрывает или завлекает. Сегодня, у Анубиса есть возможность убедиться наверняка, что этой женщине, не нужно пользоваться способностью, только для того, чтобы заполучить мужчину, чтобы овладеть его миром, чтобы стать частью этого мира, войти в него, так же незаметно, как и выйти. Она умеет собой управлять, как и сейчас, стоя рядом с ним, и испытывая его, проверяя на прочность. Внутри, в душе, она улыбается. Он тоже не может устоять, но все же держится, все же пытается быть не таким как все. Почему? Что же тебя останавливает Анубис? Ведь счастье, наслаждение так близко, как ты себе представить не мог. Вот она, эта белокурая женщина, почти обнаженная, стоит перед тобой, в джунглях, но ты сильный мужчина, ты верен себе, и кажется, не хочешь поддаваться, но, тем не менее, слабеешь при взгляде в ее глаза. Да, она получает всегда, только то, что хочет, и неважно как, неважно каким способом. Вот и сейчас. Отходить уже нет смысла, ведь она делает все ради собственного интереса, и ради того, чтобы понять, как она к нему относится. Как будет дальше относиться к этому мужчине. Может ли быть между ними что-то большее, чем просто дружба. Любовников, у Афродиты итак много, она смотрит на другое. Она всегда брала, и будет брать выше. Ей не кажется, что отношения Анубиса и богини любви, должны переходить границы, но разве границами можно назвать близость? Разве можно это соединять? Медленно вздыхая, Афродита смотрит в глаза Анубису. Она пытается понять, что сейчас движет им, почему он отказывается от нее, и для чего говорит не играть с ним? - Разве я играю? - спокойно спрашивает Афродита и немного улыбается. Она только хочет провести рукой по его плечу, или где еще, но не может. Он отстраняется, и надевает штаны. Афродита медленно осматривает бога, смотрит на него пристально, переходя от лица, ниже по телу, а потом снова к лицу, к глазам. Что она делает? Почему действительно так близко подходит, почему ей так хочется это делать? Сейчас, в этих джунглях, мысли путаются. Она не может спокойно смотреть на него, сердце начинает сильнее биться, но потом ритм восстанавливается. Афродита смотрит в сторону, пока не приходит в себя, и не оказывается рядом с ним, совсем близко. Руки выпускают медленно ткань, что прикрывало ее тело, и женщина оказывается обнаженной, рядом с Анубисом, точнее прижатая к нему своим телом. Её грудь, едва приподнимается, а потом снова опускается, не в такт его дыханию. Что теперь? Когда некуда отступать, когда он так близко, что хочется нарушить договор с собой, остаться лишь друзьями, хочется разорвать эту нить, и сделать шаг в пропасть. Здесь, в месте, которое можно было бы посчитать раем на земле. Афродита опускает глаза, прерывая этот контакт, смотрит вниз, на их ноги, а потом немного в сторону. - Я совсем не играю. - тихо говорит богиня, и выдыхает. Следующие пару минут, она смотрит на свое запястье, которое теперь было в его руке, зажато, а потом отпущено. Афродита прикрывает глаза, а потом размышляет. А что она хочет? Что сейчас ей хочется сейчас, она ведь и сама не определилась вовсе. Потом собирается с мыслями, открывает глаза и смотрит на него, который так близко, что иногда, дыхание прерывается. Она едва улыбается. - Чего я хочу? - ответить на этот вопрос слишком сложно, знал бы он, что ее терзает. Знал бы, что она не может никак собраться, и понял бы тогда, наверно, что сейчас богиня не сможет высказать и пары собственных мыслей. - Я много чего хочу. - шепчет девушка, а потом смотрит на его губы. Поднимает глаза и смотрит в его. - А чего хочешь ты? - это бы не ответ с ее стороны, но она прекрасно от него ушла, ушла, чтобы возможно потом сказать, когда будет подходящий момент, и когда место будет подходящим. Разрываясь между сердцем и разумом, Афродита делает легкий шаг назад, и поднимает с земли упавшую одежду. Это блузка, кажется коричневого цвета, немного прозрачная, но такая изящная. Она надевает ее, а потом надевает нижнее белье и смотрит на Анубиса. - Что ты чувствуешь ко мне? - спрашивает без задних мыслей. Возможно, это поможет ей определиться, возможно, что после этого, после его ответа, Афродита поймет свое рвение. Многое невозможно рассказать просто так. Для многого нужен ответ другого человека, и только тогда, все станет ясно.

0

34

Чего хочет он? Чего хочет она? В голове все путается... Обрывки фраз...события...эмоции...Все как снежный ком. Разобрать что-то конкретное практически невозможно. Виной всему-то самая неопределенность, выросшая, словно преграда между богами. Друг, приятель, враг? кто он для нее?  Молчание порождает еще большую напряженность. Толчок, один единственный способный прекратить всю эту игру в шахматы. Поставить долгожданный мат. Точку. Перевернуть страницу. Никакого ощущения свободы. Словно по встречной полосе. ты другой, отличаешься от всех них, но это не освобождает от все тех же уз, сковывающих как и раньше. Вопрос застал врасплох. Что мужчина чувствует по отношению к ней? Что она хочет услышать? Наверно, мало сказать одно простое "желаю", все же она женщина. Самая прекрасная из них. А значит этого мало. Распираться говорить красивые слова,  пополняя ряды безнадежных романтиков или же проявить силу, взять как трофей что уже заведомо принадлежит тебе. Она сомневается. По ней это видно.  Боится? Или же до конца не знает, стоит ли?  Предоставляя право выбора в очередной раз Анубису. Трудно. Впервые настолько трудно выбрать, на что шакал, в конце концов, рассчитывает. Что если, не рискнув, он упустит ту самую единственную возможность. Разве это сделает его особенным? в своих глазах вряд ли. Но уж точно не ошибка. Ошибаться могут люди, лгут - мысли, создавая иллюзионные представления, давая оценки, заблуждается здравый смысл, но не сердце, отбивающее чечетку в груди бога. Эта женщина, в какой-то момент перестала восприниматься как нечто должное, не как прекрасная спутница, не обуза коей ее считал Супай.  Любимая? Нет, слишком поспешно и громко сказано. Игра гормонов? Очередной провал. Кто же Афродита для мужчины, кем хочет быть? Друг? Слишком мало, настолько что пожалуй не устраивает обоих. Или же Анубису это просто кажется, выдавая желаемое за действительность.  Как решится на то, в чем ты не уверен? Буря эмоций бушующих внутри, словно борьба с собой, стараясь вытрясти остатки былого здравомыслия. Но увы...Наступает момент когда дышать ровно практически невозможно.  Все тело, каждая его клеточка пылает. Разлетаясь на миллионы песчинок, напрочь отказываясь собираться воедино. Приближаясь к ней, египтянин остановился за ее спиной, ведя рукой по лопаткам, шее, откидывая влажные локоны вперед. Касается губами загривка, обжигая нежную кожу горячим, неровным дыханием. Мягко кусает, оставляя легкие собственнические отметины, которые лишь пару секунд красуются слегка багровым оттенком и исчезают бесследно, будто бы никогда и не было. Аккуратен, словно ее тело произведение искусства, а оно, несомненно, им и было. Мраморная кожа, покрывая поцелуями каждый миллиметр, изучая, стараясь запомнить изгибы ее тела. Скользит руками по рукам, талии, задевая  и слегка задирая ткань ее одежды.  А после молча обнимает, тихо шепча на ухо, - я не знаю ответа на твой вопрос.  Понимая, что друзьями мы быть не сможем. Хотя бы потому, что не желаю быть для тебя лишь другом. Но и не уверен, что мне хватит той единственной ночи проведенной с тобой. Мне всегда будет мало...но я хочу этого,- с придыханием заканчивая каждую фразу. Мужчина закрыл глаза, наслаждаясь ощущением той близости, в которой вроде бы не было той преступной черты, но и являлась обычным прикосновением. Нечто интимное, неразрывное. Новый союз? Это можно называть по-разному, менять тысячи имен, но суть остается сутью, даже если в ней не будет абсолютно никакого смысла. Шакал про себя уже признал, что был околдован вовсе не чарами богини, не ее природной красотой, чем-то другим неподдельно ценным. Простое влечение или же нечто большее, бог смерти не знал. Сколько бы женщин не было у шакала, тот так и не научился отделять свои чувства, разбираться в них. Да, возможно давал себе отчет в том, что это не любовь, она же не могла возникнуть из ничего - доводы логики неумолимы и бестактны. Но верны. Слишком сильное чувство, которое невозможно спутать. С ним невозможно смириться, совладать над ним. Мужчина хотел бы понять себя, разобраться во всем, но не здесь. Не сейчас. Все как в тумане. Приятном заблуждении, когда происходящее действует на тебя настолько же сильно, как и наркотик. Порождая новые волны эйфории. Вызывая зависимость. В игру включился шакал, начиная диктовать свои условия. Он рычит, рыщет в поисках жертвы, учуяв запах которой начинает строить ловушки, заманивать в свои сети. Он хитер, умен и беспощаден. В его лексиконе нет слова «нет».  Его Рык становится все громче.  А после затихая, опасаясь, что на шум соберутся другие хищники. Это не страх, скорее нежелание терять время. Она принадлежит ему и зверь перегрызет горло любому  кто посмеет рискнуть доказать обратное. Тронуть хоть пальцем  ее золотистые локоны, спелые  губы, грациозные кисти. Невыносимая жажда, собственичество, ревность, желание - обуревают бога. Распаленная страсть одним лишь прикосновением. Им будет хорошо этой ночью, шакал уверен в этом. Даже более чем. Когда он приступит, женщина будет извиваться в его руках, выкрикивая имя мужчины, ей покажется что еще немного, и она потеряет нить с реальностью, связующим звеном с которой будут сильные руки, сжимающие ее бедра. Шакал заставит ее почувствовать тот предел бесконечности ощущений. Пускай же все тайные желания вырвутся на свободу, какими бы извращенными, жгучими они не были. Она запомнит его уж точно. Но почему-то, Анубис, все еще сдерживает внутренний порыв, вновь и вновь сажая свою сущность на цепь. Дает право выбора? Благородный порыв...но что принесет он богу? Задумывается, смотря перед собой, не на мгновение, не отпуская из своих объятий. – Я был прав давая волю своим эмоциям. Но ...,  - хриплый вздох, выдающий возбуждение бога смерти. Анубис медленно отпускает ее... – ничего не выйдет, ни тогда - ни теперь. – грустно подытожил бог…быть может он ошибался, возможно она докажет ему обратное…но это лишь вопрос времени.

Отредактировано Anubis (23.09.13 01:19)

0

35

Джунгли. Они завораживают своей красотой, и таким предательским спокойствием. Тогда, когда хотелось бы попасть куда-нибудь, в какую-нибудь передрягу, и вырваться из лап цепких размышлений. А они все молчат. Даже шорохи, где-то там, позади, совсем ничего не дают. Ни что не тревожит покой, и от этого, сердце бьется еще сильнее. Оно переживает все моменты, сравнивает чувства ума и сердца, стук которого уже превысил все границы разумного. Афродита не хочет слушать его, не хочет повиноваться одному лишь сердцу, она хочет думать, размышлять, и в то же время не хочет. Ей хочется спокойно закончить все, выбраться отсюда, и придаться делам, которых стало еще больше в настоящем. Боже, как тяжело решиться, как тяжело отступить, как тяжело сделать шаг назад, когда заведомо знаешь, что вроде хочешь сделать и шаг вперед. Но это не возможно. Они не должны становиться чем-то большим. Или могут и должны? Вопросы странные, вопросы, звучащие в голове, так разрывают ее на части, словно фрукт, которой от легкого надавливания, теряет свою крепость и рвется на две половинки. Разделяется. Богиня любви, хочет прикрыть глаза, чтобы открыв их, оказаться дома. Но этого не будет, она до сих пор слышит, как шумит вода, как эти капли, резво несутся вниз, и разбиваются о камни, о ту же самую воду, а позади, слышится негромкий шелест травы, по которой делает свои шаги Анубис. Зачем он подходит? Зачем делает это действие, не зная ответа, не имея возможности ответить на него, сразу же. Нет, так не должно быть. Она тоже не может, а значит это чувства спорные. Выдохнув, и ощутив его приятные объятия, Афродита, кажется, должна была растаять. Но она всего лишь прикрыла глаза и окунулась в собственные мысли. Их так было много, и нужно было хотя бы парочку разложить по местам, дать себе возможность вздохнуть, среди всего этого непонятного действия. Что же он хочет? Его голос еле слышно разрывает перепонки Афродиты. Да, это для окружающих, кажется, что они говорят лишь друг для друга, но на самом деле, они говорят так громко, что все органы пробирает легкая дрожь. С чего вдруг? Его касания, поцелуи. Словно он обжигает ее кожу, старается оставить отметины, но те быстро исчезают. Зачем? Зачем он пытается присвоить себе то, что не будет его полностью, никогда. Зачем старается оставить свой след, ведь он пропадет. Лучше бы он обдал ее тело холодом, а не стал приподнимать одежду, будоража сознание. Зачем он все это делает? Вопрос оставался тем же, но на него не было ответа. Казалось бы, все может  быть таким простым, раз и все, ты окунулся в омут с головой, а с другой стороной, так сложно, и невозможно ответить себе на заданный вопрос. Как еще можно решить эту проблему? Наверно только отказав, или сделав неприятно. Но сейчас, то, что делал Анубис, было приятно, так приятно, что по телу пробежала дрожь, заставив все тело содрогнуться. Афродита открывает глаза и смотрит вперед себя. Они ничего не видит там, впереди, ни какой подсказки, что возможно могла бы помочь ответить на многие вопросы. Ей так тяжело, она это видит, она понимает. Сейчас, решение будет принято, но оно не так желанно, не то. Выдохнув, богиня хочет что-то сказать, но Анубис тут же отстраняется и говорит свои слова. Они сухи? или он претворяется, чтобы побыстрее закончить все это? Она ведь ощущала, как по всему его телу пробежалось возбуждение, как он хотел ее, желал, но не мог сказать. Афродита чувствовала это, но не думала, что этому нужно давать ход. Укусы, и действия бога, больше всего, напоминали действия Чернобога, когда-то, не так давно. В этот момент, все ее мысли обратились к этим воспоминаниям. Богиня вздыхает. Все же, как она хочет вернуться в настоящее. - Да, наверно ты прав. - она смотрит на него, смотрит и этот теплый взгляд, дарит только ему. Сейчас, и больше никому. Она готова его дарить другу, тому, с кем сможет поговорить всегда, обсудить что-то. - Наверно нам стоит быть только друзьями. - смотрит спокойно, а потом тянется к одежде, и надевает на себя бриджи. - Если что, ты всегда сможешь обратиться ко мне. После такого путешествия, вряд ли что-то изменит мое отношение к тебе - улыбается, и выдыхает. - Нам нужно бы найти место, где бы мы смогли переночевать. Согласен? - застегивает рюкзак, закидывает его на плечо, и ждет.

0

36

И вот долгожданный и такой опасный момент наступил. Остаться друзьями, как же банально звучала сейчас эта фраза. Разве он только что не сказал, что не может быть ей другом? Вернее может, но не хочет. Хотя, женщина весьма правильно расценила рвение бога. Похоже это всего лишь действие каких-то чар, может испытание  чаши, или же очередная выходка Супая, не зря же он так тщательно старался их свести вместе. А что…попахивало реалити шоу с элементами легкой порнографии. Чем не зрелище? Или же своего рода эксперимент: довести богов до исступления не применяя при этом никаких хитростей. Иначе говоря -  подвох внутри подвоха. Суть, которого заключалось в том, что боги съевшие собаку на приколах инка, сто процентов заподозрят не ладное, а вот тут-то и проявлялась главная хитрость – ничего не делать. Пусть мучаются, ломают голову, от недотраха уж точно не умрут. Хотя…кто сказал что от этого умереть невозможно…Супай кажется, решил проверить теорию на практике. И сейчас божественная парочка послужила отличным экземпляром для  проверки на прочность. Уж которую те, несомненно, прошли на отлично. Вот только довольных кроме инка была мало. Ну, со стороны бога смерти уж точно радости не прибавилось. Шакалом обуревало лишь одно желание, поскорее выбраться из этого проклятого места. Вариантов было не много. И одним из них по-прежнему оставалась чаша. Отвернувшись от Афродиты не желая даже смотреть в ее сторону, сын Осириса, вновь в мыслях вернулся к тому странному сиянию. Это должно было что-то значить, иначе шакал бы просто профильтровал и отсортировав информацию с пометкой – ненужное. Но когда, приходило на ум в сотый раз – это уже судьба. Плюнув на все условности. Да и наличие одежды, шакал вновь зашел по пояс в воду, принявшись рыскать в поисках добычи. Десять минут, двадцать -  кажется все тщетно. Ноги стали неметь, холодная вода, успевшая порядком остыть, создавала сильный дискомфорт. Тело покрылось крупной дрожью, как и 40-ка минутами ранее, когда это действие провоцировала представительница греческого пантеона. Те ощущения хотя бы были приятными, а сейчас …мужчина рисковал отморозить себе все выступающие конечности находящиеся ниже пояса. Именно, очень важные части…или вернее сказать…одну. Хотя, ноги были не менее нужной частью бессмертного тела. Мысленно проклиная себя за глупую идею, мужчина уже хотел выйти  из воды, как вот удача, в последний раз осмотрев дно, он нагнулся и пошарил руками по песку перебирая камни. Как что-то резануло его пальцы, схватив острый предмет шакал с силой сжал предмет, и собирался зашвырнуть как можно дальше. Пока взгляд не упал на содержимое ладони. Недостающий кусок. У них есть вся чаша!!!

0

37

Стоять на краю обрыва, смотреть вниз, представлять себе свободное падение, и видеть перед глазами скалы, рвущие воду на части, куда лучше, чем смотреть в глаза богу смерти, и отвергать его, стараясь не обидеть, разрулить ситуацию так, чтобы не ранить чувства обоих. Ей хотелось быть с ним, как не странно, этот мужчина покорил ее своей настойчивостью, своей сдержанностью по сравнению с некоторыми, и по отношению к ней. Афродита никогда не ощущала поддержку, такую, какую предоставил шакал, но отвергла. Даже не поблагодарив. Что же, такова судьба, и она проклинает эту судьбу, проклинает, черт побери, всех мойр, всех тех, кому вообще позволено вершить чью-то судьбу. Им не жить, всем, как только богиня сможет вернуться, займется местью, займется истреблением этих существ. Выдохнув, и решив не задумываться над тем, что она сделает потом, осмотрелась, чтобы только не видеть его злых глаз, или расстроенных, она уж и не знала, как это назвать. Что же, раз так, значит, пусть будет так. Она понимала, что друзьями быть, будет сложно, но, тем не менее, им необходимо пока сохранять дистанцию. Тем более в этом месте, в джунглях, Афродита уж точно не решилась бы вызвать в себе страсть, и не смогла бы избавиться от мысли, что им угрожает опасность. Прикрыв глаза, Афро услышала всплеск воды. Обернулась. Куда это он? Она не понимала что произошло. Решил утопить себя? Он что, смеется над ней? - Анубис!? - ничего не сказал, поплыл куда-то, что-то шарит там. Очень сложно прогнать волнение, и это чувство словно ком в горле, застревает и никуда не уходит. Афродита смотрит на воду, как Анубис там копошится, и понимает, что он уж точно не решил себя убить, и, слава богу, ведь тогда, она просто не смогла бы себе простить. Да и к чему такое? В голове беспорядок, Афро выдохнула, провела по волосам и собрала все, что осталось лежать на земле, делая себе на ноги повязки, которые хоть немного будут ее защищать. Проведя по лбу, женщина смотрит вперед, на гладь воды, ждет, пока вода хоть немного колыхнется, и выдыхает, продолжая заматывать на ноге одежду. Она что-то такое на придумала себе, что ноги теперь были хорошо защищены от каких-либо повреждений. От палочек на земле, и так далее. Афродита садится удобнее, и упирается руками в камень. Ноги немного ноют, а тело все содрогается от легкой прохлады, исходящей от воды. Девушка немного сгибается и продолжает смотреть на воду. Там гладь такая привлекательная, манящая. Но сейчас, думается не об этом, нужно не забывать, что Анубис там, на глубине, и если что, ему нежна будет ее помощь. Она должна будет рвать с места, забыв обо всем и помочь ему. Что-то он там долго. В голову снова лезут мысли не хорошего направления. Внутри сердце колотится сильно, а потом снова всплеск воды, и кажется, голова бога смерти появилась над водой. Отлично. Что же он там нашел? - Ты почему не сказал что нырнешь? Анубис. - выдохнув, богиня встает и подходит к воде, смотрит на бога, и ждет. Терпеливо ждет его, пока не замечает в руке что-то светящееся. - Что это? - любопытство начинает зашкаливать и богиня делает шаг в воду, думая, может, сможет чем-то помочь? Может ему понадобится ее помощь. - Это что, чаша? - удивлению нет предела. Афродита и рада и в то же время не верит, что все будет так просто. Что вот так, им достался и второй кусок. Что же с ними творит этот Супай, почему он отправлял их в самое опасное место, когда чаша была так близко. - Подожди, Супай же сказал, что она... - выдохнув, богиня сразу же поняла, что уже какой раз этот Супай, который ей не нравится, надул их. Он снова дал им неверное направление. - Чертов бог. - вырвалось сквозь зубы у Афро, и она выдохнула. - Пусть только попадется мне на глаза... - осмотрев Анубиса, все же богиня осознала, что ему таки понадобится помощь. -  Может найти плед? Простудишься еще... - забота, ей хотелось о нем заботиться, потому что они вместе попали в эту передрягу и должны были поддерживать друг друга. - Как теперь их клеить? - вдруг возвращается богиня к чаше. Её интересует, реально заботит этот вопрос. Ведь чаша разбита, и не факт, что ее можно снова вернуть в нормальное состояние. - Может просто так поставить рядом? - выдала предположение, желая услышать от Анубиса хоть что-то в ответ.

+1

38

Мужчина неотрывно смотрел на осколок, покоившийся на ладони, хрупкий, значительно отличающийся по размерам от первого. Было удивительно, что такой маленький фрагмент мог перевернуть всю их жизнь.  От него зависел весь дальнейший исход ситуации. Стоит собрать и они вновь окажутся там откуда все это началось.  Никаких последствий, будто бы ничего и не было. Но соблазн слишком велик. Собрать, склеить и разойтись никогда не вспоминая о судьбоносных приключениях? Или же разбить его и прожить одну человеческую жизнь рядом с ней. Выбор был действительно очень тяжелым. Афродита подарила пусть мимолетное, но ощущение удовлетворение, спокойствие, счастье как бы это назвали обычные смертные. Мимолетное хрупкое. Между богами ничего не было, лишь взгляды, разговоры, поддержка, но казалось, что образовалась некая связь, сплетающая воедино, как две стороны одной медали. Одна судьба на двоих. Быть может в этом и состоял весь коварный план Супая? Свести богов вместе, подкидывая новые испытания он словно незримо вел их – сближая, заставляя находить точки соприкосновения.  Новым импульсом задевающее сердце. Может все происшествие, даже то что они оба узнали о этой чаше, все было с самого начала спланировано. Предрешено. Неизбежно. Шакал не знал. Пожалуй, за всю историю слишком много вопросов, на которых нет ответа. Это напрягало. Не случайно же он нашел это место послужившее отдушиной для обоих. Столь прекрасное место в котором хотелось остаться навсегда. Как же заманчиво. Как не поддаться соблазну. Власть упоительна, она затмевает рассудок, не дает сконцентрироваться. Она эгоистична и пленительна. Хочется поддаться порыву и выбросить злосчастный кусок  обратно в озеро. Закончить историю непредсказуемо. Но тогда все страдания напрасны. Надежда все еще теплиться внутри тоненьким голоском нашептывая: а вдруг получится. Вдруг это правильное решение. Да, возможно Афродита сначала будет злиться, это очевидно, может даже возненавидит, но после свыкнется и все будет замечательно. Если не выйдет! Шакал потеряет все. Жизнь, силы, женщину. Стоит ли это того? Чаша весов склоняется то в одну, то в другую сторону. Что выбрать как быть. Что будет если они вернуться? Закончится ли на этом общение? Чего я хочу? – мужчина путался в собственных показаниях. Сделать выбор порой слишком сложно.
Очередной вежливый тон, который, если честно порядком, осточертел. Очередная сдержанная заботливая улыбка, которая не вписывалась ни в кои рамки приличия. Если те, разумеется, были у богини любви и красоты. В наличием чего можно было ой как по сомневаться.  Что это? Проявление жалости? Упрек? Женщины, как же вы одинаковы. Сделала то, что хотела, а после еще и решила добить. Да, возможно мужчина сам поставил точку, но ни ее нерешительность дала это сделать? Настойчивость бога, конечно, качество хорошее, но не всегда поддающееся шакалу. Хочет обладать,  а значит это что-то или как в данном случаи кто-то, – надо, надо, надо. Но что творилось сейчас? Едва ли схожее на равновесие или же хоть что-то на это похожее. Вот значит как.  Все песочные замки их совместного будущего рухнули. Как можно быть таким идиотом, повестись на женские чары. Поверит лживому органу который трепетал внутри. Все как сговорилось против бога смерти. Жестоко и подло. Низко. Видимо, так действовала местная флора, отравляя сознание. Навеивая сопливые идеи, мечты. Ничего общего с реальностью. Диагноз – болен. Нужно поскорее возвращаться, закончить весь этот бред, выкинуть из головы, забыть. Будто ничего и не было. Ничего. Это игра. Игра воображения. И дай ему волю, оно определенно заведет в такие дебри, что все остальное по сравнению с этим покажется просто цветочками.  Прийти, принять горячий душ и забыть о существовании, стереть из памяти имя женщины затмившей собой все что было важно для шакала. А ведь он даже был готов от всего отказаться. Редкое явление для такого циника и амбициозного коим являлся Анубис. Но увы…Точка! Лишь бы она больше никогда не попадалась на его пути. Иначе…а важно ли то что иначе?
Афродита, я что похож на Тота? Откуда я знаю все уловки и хитрости этого приспособления. Как ты уже поняла нас в очередной раз кинули, так что к чему приведет воссоединение можно только предположить и то, не факт что ты попадешь в точку. Приложив обе части вместе, шакал долго крутил в руках, наблюдая, раз за разом, как те распадаются, словно не собираясь уживаться вместе. Как же это похоже на нас…- мысли настолько очевидны, что терялась все интрига. Протянув яркую ослепляющую часть женщине, шакал посмотрел на нее. – Попробуем вместе –бог дуата прислонил свой осколок чаши с ее, сначала ничего не происходило, а после луч света прошелся по трещине и склеил ее, объединив половинки. В мгновение ока боги оказались у того же алтаря, Афродита сидела на нем, держа в руках сумку с трофеем.  Они вернулись, ровно за минуту до того как это жуткий артефакт не разбился на глазах богов. Никаких царапин, никаких повреждений. Даже одежда та что была в тот момент. Словно кошмара случившегося с ними и не было вовсе. Все осталось неизменным, за исключением одного – осознания, что все это уже было. Видимо чаша не сумела стереть еще и воспоминания. Анубис не решался испробовать силы, все слишком хрупко, чтобы после всего так рисковать, молча обойдя женщину, которая, так же как и он понятия не имела что собственно происходит. Забрал у нее сумку и повесил себе на плечо.- Не стоит повторять прошлые ошибки. –Было не ясно что именно он подразумевал под словом "ошибка". С этими словами он снял женщину с алтаря и переместил в один из отелей, забронировав два номера. Все же путешествие во времени утомляет.

Отредактировано Anubis (01.10.13 22:20)

+2

39

Чаша была найдена, причем в двух кусках, как и требовал, как и посоветовал Супай. Да, о проделках этого бога можно было только думать дома, когда нет по близости возможности, как следует отделать его, за те шутки, за то, что он сделал, и что дал им пережить. Богам, словно не хватало адреналина, и господин Супай им его предоставил. Как бы ни так. Пусть бы Афродита жила спокойно, чем ходила по джунглям босиком, и гонялась за чашей, при этом стараясь не наткнуться на инков, которые очевидно желали принести их в жертву своим богам. Утомительное, не понравившееся Афродите путешествие, о котором, возможно и вспоминать не захочется. Единственное что она могла бы вспомнить, это как они с Анубисом лучше узнали друг друга, и да, они пережили многое. Выдохнув, Афродита, кажется, понимала, что поступила не верно, на этот раз, да снова облажалась, доставив не приятное ощущение богу. Но что сделаешь, она такая, не предсказуемая, и просто так ее не понять. Да, Афродита должна была быть такой, загадочной, коварной, такой не похожей на других. Её нельзя было сравнивать с другими богинями, как и других богинь с ней. Ибо, объясним почему. Все боги уникальны, у каждого свой характер, и сравнивать их, не то чтобы не прилично, но и не актуально. Но сейчас не об этом, а скорее о том, что чаша наконец-то в их руках и сделать нужно сейчас то, что сможет вернуть богов в привычный для них мир, на привычный круг жизни. Супай возможно и снова их обманул, но нужно было пробовать, нужно было стараться и делать так, как он сказал. Соединив два осколка, они вернутся в настоящее, и снова будут при силе, снова будут теми же. Возможно, им дадут второй шанс, исправить не так много, но, тем не менее, они постараются не допустить того, что было в тот раз, когда они и представить себе не могли, чем обернется гибель чаши. Эти куски, такие разные, и не похожие друг на друга. Наверно Супай владел двумя противоположностями, раз уж на то пошло. Глаза богини наблюдали за тем, как Анубис крутит в руках своих осколки, стараясь их соединить. Она не обратила внимания на его слова, потому что не решила, что сейчас стоит ругаться или выяснять отношения. Она просто выдохнула, и что-то шепнула. То, что не мог услышать даже бог смерти. Афродита осмотрелась. В кустах постоянно что-то шуршало и это слишком сильно отвлекало богиню от дела. Она прищурилась и снова обратилась к чаше. Что же такое, она отвергает вторую половину, и не хочет соединяться. Что же, Анубис предложил, возможно, верное решение для них обоих. Афродита держит в руках один кусок, а Анубис второй. Да, может быть, это подействует. Богиня любви вздыхает и смотрит на чашу. - Что же за фокусы такие. - хмыкает и вдруг, перед глазами словно вспышка от фотоаппарата. Они в минуту, кажется, переносятся туда, в самое начало, в тот момент, когда чаша еще цела. Афродита осматривается, на ее лице возникает спокойная улыбка. Ура, они дома и теперь, можно спокойно все обсудить. Но Анубису кажется, не хочется ничего обсуждать. Он говорит верную для всех фразу, и старается быть сдержанным, отбирая рюкзак с артефактом, вскидывая его на свое плечо, и забирая с собой Афродиту. Это было странное путешествие, в котором не ясно, кто был виноват. Афродита все четко помнила, и теперь, это казалось ей немного странным. Оказавшись в отеле, она обернулась, зайдя в номер. Дверь в него закрылась, а глаза богини до сих пор были обращены на ручку. Внутрь закралось какое-то странное ощущение.
Что случилось? Что произошло? Что было с чашей не так, что она отправила нас в прошлое, и при этом, когда снова собралась, то вернула в момент, когда она еще цела. Может быть это второй шанс? Может возможность начать сначала, переиграть тот момент ее смерти. Возможно побочный эффект. Возможно что-то еще, не столь важно что. Просто слишком странно. Странно, что при возвращении, чаша не стерла память. А может быть, обычному человеку повезло меньше? Просто может из-за нашей божественной сущности, она не смогла это сделать? Удивительно, этот предмет, слишком удивителен. Нет, честно. Даже для богов. И трогать его, наверно больше не стоит.
Афродита выдохнула. Голова у нее раскалывалась, словно она всю жизнь провела в философских раздумьях, и сейчас только осознала, что ни к чему не смогла прийти. Проведя по волосам, богиня прошла в ванну. Там сразу все решилось. Теплая вода, пена, и возможность закрыть глаза, окунуться в мысли, успокоиться, и возможно стереть тихонько то, что было не нужно, а что нужно, оставить. В общем, была возможность решить для себя, что же значило и к чему привело это путешествие. Но повторов, увы, или слава богу, Афродита не желала. Нет уж, хватит и одного раза.

+1

40

Приняв душ и переодевшись в чистые вещи, бог смерти сел  на кровать и пододвинув к себе сумку, расстегнул молнию, тут же начиная копошиться в ней. Объект поисков обнаружился быстро, сложно было не обнаружить довольно таки не маленький и тяжелый предмет. В принципе не заметить можно было, но только если внимательность была развита к нулю, а с этим как раз таки и дружил египтянин, зачастую именно внимательность помогает в работе жнеца. Все не так как кажется – главный залог и первая строчка в книге мертвых, которую шакал носил всегда при себе. Мало ли кому и когда вздумается умереть, на таких началах выходной не построишь. Даже у людей они были регламентированы в законах о труде, интересно, а почему таких еще не придумали для Богов? Они же высшие существа, а социального обеспечения нет, никакой защиты. Беспредел – искренне возмущался бог. В который раз, жалея, что не остался человеком. Когда мужчина снова был в настоящем, наваждение джунглей спало, мысли приняли вполне трезвое очертание. Даже само отречение от истинной сущности не было овеяно какими-то романтическими началами в стиле рыцарей Камеллота. Скорее практичная усталость от исполнения обязанностей, эгоистичное. Вдобавок еще и бонус в лице самой красивой женщины мира, как среди смертных, так и бессмертных. Уже не тянуло на подвиги, не хотелось покорять и уж тем более жертвовать всем. Но что-то не давало покоя…странное чувство. Встав с кровати, мужчина тщательно вымыл чашу, а после принялся исследовать содержимое мини-бара. Найдя бутылку лучшего вина, он взял ее в охапку  и вышел из номера. Шакал смутно представлял, что будет говорить и зачем собственно вообще туда идет, ноги несли сами по себе. Занеся руку дабы постучаться,  бог смерти заметил что дверь открыта. Тревога воцарила в душе. Что-то не так, - вновь бушевало воображение, ворвавшись в комнату он стал искать глазами богиню, а после услышав всплеск ринулся в ванную комнату. Какого было удивление мужчины, когда  на его недавнюю спутницу не то что не нападали, она просто нежилась в ванне. И снова застал ее в нагом виде, определенно удача. – Эм…я тут …- начиная несколько неуверенно, а после продолжив совладав над тембром голоса, - раз мы вернулись и никто из нас не забыл что произошло там, предлагаю отпраздновать окончание неприятного путешествия. Я захватил вино и бокалы. Даже чашу…было бы неплохо отомстить Супаю испив из нее…как считаешь? – внешний вид богини его уже не волновал, присев на край ванны, он закатил рукава рубашки, взял губку,  и повел по спине женщины, осторожно касаясь сначала плеч, затем ведя между лопаток, следуя изгибу позвоночника. Бутылка вина и бокалы, стояли в соседней комнате, но бог не собирался за ними. Щелкнув пальцами свободной руки, он повел взглядом на небольшой столик, стоящий около ванны. Через секунду на него материализовалась бутылка вина, два бокала с их амазонской находкой. Свет погас, загорелись свечи, так же чудом взявшиеся ниоткуда. Проконтролировав весь процесс, шакал расплылся в довольной улыбке, возвращая заслуженное внимание богине. Продолжая касаться губкой ее тела. Он был спокоен, показывая что все обиды в прошлом. И все же, ошибки – нужно исправлять

+1

41

Но, даже не смотря на решение побыть в ванне, мысли, тем не менее, никак не желали отпускать сознания Афродиты. Выдохнув, богиня разделась и залезла в наполненную водой емкость, и добавила туда немного пены, с ароматом персика или что-то типа того. Внутри стало тепло, и снаружи, тело больше не ощущало дискомфорта. Казалось бы, что может быть еще лучше, чем это? Вместо джунглей, местных жителей, желающих убить, и потеря собственных сил, ванна сейчас была как никогда кстати. Девушка успокоилась и прикрыла глаза, расслабляясь и теряя сознание, где-то в этом помещении, стараясь отлучиться от всего, что так могло ее потревожить теперь. Нет никакой опасности, нет ничего, что могло бы нарушить ее покой. Или все-таки есть? Её внимание привлекает шум, не такой сильный, но и не слабый, со стороны двери и большой комнаты в номере. Богиня морщится. Кто посмел беспокоить ее, ведь она никого не звала. Что за наглость, даже не постучавшись, заходить. Но сейчас не это волновало богиню, а именно вопрос о том, кто же это? Может быть, персонал, решили принести обед или ужин, в подарок от заведения? Или кто-то из врагов. Богиня любви успела схватить полотенце, в то время, когда в помещение ворвался Анубис. Афродита прикрылась, чисто символически, и посмотрела на него, немного в шоке. Он что придумал способ как ее испугать? У него немного вышло, и богиня действительно не ожидала то, что произошло в следующие минут пять. Богиня сглотнула, потом положила руку на край ванны, посмотрела на бога снова, и присела ближе к бортику. - Ты чего? - спокойно спрашивает, и осматривается. Этот мужчина, влетел сюда так, словно с Афро что-то произошло, словно на ее пути были сейчас враги, и их нужно было уничтожить. Проведя себе по волосам, богиня немного улыбнулась, первоначальной не решительности бога, а потом немного прищурилась, продолжению его слов. - Я вижу, что ты тут - улыбка скользнула снова, и Афродита выдохнула, но, тем не менее, полотенце у себя оставила. Она смотрела на то, как передвигается бог, как он приближается. Ни что хорошего это не сулило, но Афродите же интересно, чем все может кончиться, чем этот поход и вся вообще история завершится. Внутри что-то билось с силой, с интересом. Это было сердце богини. Оно так екало, ударялось об стенки организма, казалось сейчас выскочит из груди. Нужно было спокойно себя вести, и не показывать виду, что любопытство богини сейчас зашкаливает, что она готова на все что только угодно, лишь бы узнать финал, отыскать конец всей этой истории. Богиня любви вздыхает, когда Анубис подходит и садится на бортик ванны со стороны спины. Афродита вздыхает, по ее телу бегут мурашки. Что может быть страннее этого? Богиня любви на чеку, она не знает, что задумал бог, и что теперь им предстоит пережить. Интересно, захватывающе, да, возможно. Пока Афродита пыталась подобрать нужное, бог уже все сделал. Вокруг потемнело, зажглись свечи, а по спинке прошлась приятная волна, которую создал мужчина, ведя губкой вниз. Немного поежившись, Афродита посмотрела на Анубиса через плечо. - Да, возможно твоя идея имеет смысл. - правда, а почему бы и нет? Ведь нужно хоть как-то завершать этот день, полный приключений, и передряг. Хотя бы вино, возможно поможет. Может оно, заставит отвлечься от мыслей, так терзающих голову. - Да, конечно. Можно. - кивнула и посмотрела на бога. - Только я оденусь, и вылезу из ванны, а то так не слишком удобно будет пить. - улыбнувшись, девушка привстает, прикрывая себя полотенцем, как только может. Что это с ней? стеснение ли, или просто она решила не открываться полностью перед мужчиной, так как ранее на водопаде? Хотя, это не так важно. Уже через минуту, богиня накинула на себя халат и прошла к ванне, сев рядом с Анубисом, оставив лишь немного расстояния. - Ну что? Пьем? - улыбнувшись, девушка провела пальчиками по еще теплой воде, и посмотрела на нее. Да, это путешествие было не лишним. Теперь, они победоносно могут испить из артефакта, который так подшутил над ними. Теперь, они могут отомстить этому гаду Супаю, который навел их на ложный след.

0


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Секреты долго не живут. [15.07.2010]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC