Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » На грани...[ июль 2070]


На грани...[ июль 2070]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s010.radikal.ru/i312/1103/c5/8329b04ca10a.jpg
Участники:Anubis, Chernobog
Время и место действия:Австралия, Эсперанс. 07 - 10 июля.Вечер
Краткое описание событий: Когда негде развернуться, нет ничего лучше нейтральной территории. Особенно, если затеял что-то грандиозное. Двое Богов. Одна песочница. Чем обернется встреча закадычных друзей?!
Очередность постов: Chernobog, Anubis

Отредактировано Anubis (20.09.13 15:14)

0

2

Австралию Кощей не любил. До боли скучное место с избытком людей и недостачей шансов для выживания. Остров был переполнен, как собака блохами, постоянно копошащимися в собственном болоте. Если бы не дела, то ноги его не было бы в этом «богом забытом месте» (какая ирония), но положение обязывало, как говорится и, собственно по этому светлому поводу Чернобог уже три дня ошивался по городу, вкушая единственную радость – летнюю теплоту.
Впрочем, даже и с людьми бог мести справлялся довольно шустро, вселяя в них леденящий ужас при любой попытке приблизиться к нему на расстоянии метра, а то и двух. Надо было брать с собой Афродиту, чтобы время прошло быстрее, а нервов потратилось меньше. Или больше, но там хоть что-то взамен есть, а не бестолковая трата собственного ресурса. Тяжело вздохнув, Чернобог упал на стул в дальнем углу за баром и привычно озвучил бармену заказ на двойной скотч. Ему бы сейчас абсента да затянуться чем покрепче, но в одиночку не так весело, хотя несколько рюмок абсента обещают обеспечить компанию в виде зеленого фея, вечно являвшегося в семейных труселях и с уровнем волосатости снежного человека. Почему именно такого абсентового фея видел бог зла осталось загадкой, но вызывало целую бурю эмоций у самого бога, при чем, в основном негативных. А кому бы понравился волосатый фей в труселях!
В общем, по причине одиночества этим вечером, Кощей решил довольствоваться скотчем и, возможно, присмотреть какую девицу, дабы ночь не была так одинока, а  постель холодна. Но, даже бабы в этой чертовой стране раздражали бог а зла, радовал только скотч отличной выдержки.

+1

3

Мужчина не мог поверить в то, что его любимая женщина ему изменяет. Неужели Меретсегер так долго вынашивала план мести пресловутому богу смерти?  Это  и вовсе не укладывалось в голове. В особенности то, что ему вообще могли изменить.  Но это уже другая история. Сейчас бог смерти был на грани. Безумства или бешенства, а может быть все сразу. Но разнести первое, что попадется ему подруку, уже было даже не желанием, так констатацией фактов, что собственно тот и сделал несколько минут ранее. Это был обычный стул в его отельном номере, но все же хоть ненадолго усмирило нарастающий пыл бессмертного. Что делать, когда тебя переполнят гнев, искреннее недоумение и вдобавок ко всему прочему коктейлю эмоций еще и страх. Последний из них  едва ли улавливался за прочей гаммой, но все же как и у смертного человека засел где-то меж ребер, не давая своему хозяину успокоится. Вдох выдох, как там учили? Тоже безрезультатно. За считанные секунды бешенство охватило уже все тело. Анубис сломал  руку какому-то  пареньку случайно задевшему его. Как же тот орал...но с другой стороны что за неуважение к богу? тем более это наилучшее что могло с ним произойти встретивши неадекватного жнеца. А ведь он мог вообще его забрать. Лишить и без того жалкого существования. И ему за это ничего не будет. Кому есть дело до жизни людишек, когда настал переломный момент войны  и чаша склоняется то на одну, то на другую, то на третью сторону. Не в счет скандинавов конечно. Кажется, они и вовсе в этой войне продули. Что в коем смысле не могло не радовать шакала, да вот только не сейчас. Когда тому фиолетово абсолютно все кроме своего ущемленного эго.  Испробовав все варианты Анубис прорычал, ничего не помогало. разве что...да ...именно. Бар! Хоть нажрусь, потрахаюсь, и то легче станет - промелькнула здравая мысль едва различимая среди остального рычания внутреннего зверя. Желание отплатить той же монетой - чем не стимул?! Выбрав первое попавшееся более  приличное заведение, ну с учетом контингента конечно. Даже  будучи в стельку пьяным мужчина ни за что в жизни не лег бы в постель с какой-то оборванкой, наркоманкой, шлюхой или уродиной. Оставаясь в этом плане эстетом. Еще бы...шакал ни разу не спал со смертными женщинами, лишь богини и то самые роскошные из них. А тут...тут выбор был не велик. Сморщившись, египтянин тяжело вздохнул, видимо с последним пунктом его плана, все же придется обломаться. Хотя бы напьюсь , -подытожил бог, приближаясь к стойке бара. Наверно, если бы тот, не был настолько зол, он бы еще до входа уловил знакомую зловещую энергетику, исходящую из этого места. Но нет...только сейчас, игнорировать наличие которой было -невозможно. Повернув голову в бок, шакал расплылся в едкой ухмылке. Приближаясь довольно тихо к намеченной цели. – Какие люди и без охраны ,- радостно восклицая, а после, переведя взгляд на бармена,- мне тоже самое, что заказал он. Только двойную, - вновь возвращаясь к собеседнику. – А ты-то здесь, какими судьбами?

Отредактировано Anubis (20.09.13 11:47)

+2

4

С обычным лживым спокойствие бог зла поднял взгляд и уперся ним в распахнутую дверь. На пороге стояла Смерть. Вот именно не Анубис, а Смерть, ибо лицо его выражало самое нежное и жгучее желание убить кого-то прямо тут самым непристойным образом. Кто-то довел шакала до точки кипения. Интересно, кто бы мог быть тот псих, что подтолкнет египетского бога с края пропасти гнева. Вообще, Чернобогу иногда казалось, что славянскому и египетскому пантеонам пора уже записываться в общее семейство, так как ряд кровных и не очень уз, соединивших богов уже перевалил все рамки приличия. Собственно, приличие и мораль – это понятие абсолютно дикие для богов, особенно темных, наверное из-за это все продолжалось, как снежный ком. Война войной, а секс и разборки пор расписанию. Кощей усмехнулся своим мыслям и только поблагодарил некие высшие силы, что их отношения с Афродитой не попадали так часто в поле зрения других богов. 
Взять хотя бы Анубиса. С этим богом они знакомы уже так долго, что и посчитать страшно, хотя вполне могли стать врагами и ускорить процес разрушения нескольких континентов. Все таки, общее дело, или подобное, запросто сводило людей и богов, только кем они становились друг другу в последствии. У Кощея вообще странно складывали отношения с другими богами. Гера, которая не имела к нему отношения, вызывала жуткое раздражение своим идиотским характером, как следствие она тоже ненавидела славянского бога. Противоположный во всех смыслах случай – Афродита. Тут и говорить не о чем. Еще был Сет, он же любимая заноса в заднице его дражайшей супруги. С этим богов общий язык нашелся тоже быстро, в основном благодаря выпивке, девкам и разгульному образу жизни. Последнее можно было приписать и к взаимоотношениям с Анубисом, только куда проще и продолжительней. Они просто запросто общались.
- Какие боги и без косы! – в тон ему отозвался Чернобог. Коса и черный плащ – такие классические атрибуты Смерти, что так и хотелось напнуть их на шакала. Только он же покусает, зараза. Бог мести флегматично наблюдал за явившимся под боком желанием убивать, это же желание уселось на стул и заказало выпить да побольше. Мда, прощай уныние, привет погром, разврат и веселуха.
- Да вот сижу, тебя поджидаю. Думаю, когда это явится Анубис и начнет метать молнии глазами! Зевс в курсе, что ты их свистнул? – Радости знакомства с Зевсом он еще не испытывал, но как-то и не тянуло. Одной его жены вполне хватило. Жениться на такой... Короче, даже из корыстных побуждений Чернобог бы себя так не изнасиловал. – У тебя что, любимого зомби украли? – Не факт, что сам Кощей не попадет под раздачу Анубиса, но ему то что терять и бояться. Помереть не помрет, свои подземным царством не напугает – у Кощея тоже есть такая цацка, разве что в нос даст.
Пнув стакан рукой, отправил тот бармену на дозаправку, наблюдая за реакцией бога смерти. Что-то совсем ему хреново сделали, а если уже ему паскудно, то проблема очевидна. Cherchez la femme – «ищите женщину», как говорится. Вслух, конечно же, кроме щедрого сарказма и шуточек Чернобог ничего не выдал, оставляя свои умозаключения при себе. А какой прок задавать лишние вопрос, если расскажет только когда сам захочет. Зато о охладил алкоголь в обеих стаканах, чтобы приятней пошел, запросто.

+1

5

-Да вот решил вернуться в ряды разгульной жизни. А как же без этого, - выпалил на одном дыхании шакал. Осушив стакан, расплылся в самодовольной ухмылке, от которой не только молоко киснет, но и дохнет все живое в радиусе несколько миль. С трудом себя сдерживав, чтобы не пополнить свой запас марионеток, на пару так сотен душ.  Нервно теребя замаскированный под  ключ от машины - уас.  Позвякивая им при любой возможности, раздражаясь еще больше. Зачем Богу машина? Этот элемент роскоши свойственный людям? Именно, незачем. Но таскать за собой почти метровую палку, отчасти смахивающую на посох или жезл, коим он в некотором роде являлся, раз все же исполнял функции открытия врат забвения, было крайне неудобно. Да и бросалось в глаза. Замаскировать под трость? Тоже вариант. Но те великие времена прошли, когда она являлась главным атрибутом костюма любого уважающего себя мужчины. Времена прошли и сейчас это смотрелось бы если не глупо, то скорее смахивало на какой-то косплей, явно не играя на руку имиджу бога. Ключи – самый оптимальный вариант, не потеряешь, солидно, и есть кнопочка.  Хотя какой сейчас имидж, он не заботил его не чуть. Главное бы не сорваться и не ушатать земное население. Иначе же играться будет не с кем. Да и в нем нужность отпала бы. Чего-чего, а этого, пусть и взбешенный, неадекватный повелитель дуата, сделать ну никак не мог. А как же без выгоды? В любой ситуации, в любом деле – она его королева. Ни шагу без нее. Попросив очередной добавки, шакал прорычал, но все же заставил себя выпалить эти слова – да нет, уж лучше бы украли. Кажется, мне наставили рога. Мне…- сжимая руку в кулак, чувствуя как хрустят костяшки пальц, напрягаются вены. Ей  Богу, сейчас от шакала повеяло холодом. Таким не свойственным для жаркого, восточного мужчины. Холодом, идущим изнутри. Словно жидкий азот растворяющего внутренние органы. Египтянин выжидающе посмотрел на Кощея, словно готовясь к порции едких шуточек отпущенных по этому поводу или же прочих колкостей в адрес рогатого бога. Мужчине было даже плевать, что скажет его друг, как отнесется к предоставленным фактам, только повод, был нужен один единственный повод, чтобы, наконец, пересечь ту грань, которая все еще держала его в ранге «безобидного». Видимо наставления, воспитание Сетом не прошло для жнеца бесследно. Даже несмотря на внешнюю отрешенность, да и попытки сдерживать себя в узде, Анубис все же усвоил один важный урок. Куй пока горячо. Сам же египтянин трактовал данную пословицу весьма двояко, предпочитая сначала думать, а потом уже разносить все в пух и прах. Порождая шум, хаос, разруху, оставлять сиротами детей – после своей ночной прогулки. Нет, это даже слишком. Он бы ни за что, не смог бы так поступить, на своей территории. Но вот на нейтральной…вполне…вполне…А может быть, сын Осириса, ждал что Чернобог, предложит что-то такое, от чего он в связи со своим благоприятным отношением к нему, ну просто не сможет отказать. Да и оправдание будет. Зачем же еще нужны друзья? Конечно же поддержать, вправить или наоборот выправить мозги и повеселиться. Ключевое слово – мозг…уместо ли его употреблять сейчас? Ведь им-то бог смерти явно не думал. Скорее тем, что начитается на букву «Ж».
Как же я все ненавижу…,подавив внутренний рык,- Бойся женской любви, бойся этой отравы…,- выборочно процитировав одного русского поэта, которого когда-то читал.

Отредактировано Anubis (20.09.13 14:31)

0

6

Внимание, граждане пассажиры, приближается скорый поезд! Подойдите к краю платформы!
Глядя на сидящего рядом Анубиса, утопленного в собственной глубинной печали и со вселенской скорбью на лице, Кощей не мог не заметит радостную перспективу с небольшим отрядом побоев. Чего ему стоит вывести сейчас бога смерти из себя. Да раз плюнуть. Другое дело, что помимо вселенского веселья богу мести явно прилетит, ибо инициатива наказуема, да и сорваться египетский бог быстро найдет на ком в лице сидящего рядом же божества. Чернобогу даже взвешивать не пришлось аргументы для принятия решения. Самосохранение никогда не было его решающим фактором, с чего бы сейчас начинать. Руководствуясь вот таким вот светлым порыв, Кощейка расплылся своей волчьей усмешкой, провожая очередную порцию алкоголя в странствие по огорченному организму.
- А я думал, что это древний русский обычай заливать горе спиртным. – прокомментировал происходящее бог зла, опустошая собственный стакан. На самом деле, только русские могли так безбожно бухать без повода и еще масштабней по поводу. А если повод оказывался в минорных тонах, то горючая жидкость лилась рекой. Это такая реакция организма местного населения – исцелять себя. По крайней мере так считалась меж людей, да и жители вытрезвителя подтверждали.
- И чего ты так переживаешь? Посмотри на проблему с другой стороны. – Рога ему наставили! Кощей прыснул небольшим смешком, удивляясь такой человеческой постановке проблемы. В понимание бога зла это влазило с трудом, но ради поддержания общения он все же впихнул его слова в рамки своего мира. Помещалось косо, криво и с трудом. – Моногамия – суровое изобретение человечества. На кой хрен оно тебе сдалось! Ты же бог! – но, глядя на унылого бога подземного царства, бог зла махнул бармену и заказал водки. Как говорится, водка – это для души, если уж очень сильно болит. В наличии оной у себя лично Кощей давно разуверился, а вот у Анубиса такая, кажется, имелась – И кто же тебя так? – Пусть только скажет, что смертная, так сходу получит в лоб вилкой.
Вот Чернобог не сильно переживал по поводу кто с кем и когда. С женой у них был брак по договору и ее личная жизнь его мало интересовала, а с Афродитой они виделись не так часто, да и требовать вечной верности он никогда не хотел. Зачем ему это? Лучше него все равно не найдет. Конечно, единожды застав ее с любовником, перепаскудил тому всю жизнь в одну ночь, но это другая тема.
- Ты бы еще глубже в женскую любовь закопался, так не так траванулся. Вообще на смерть зашибло бы. – налив полный стакан кристально чистой жидкости, толкнул его Анубису. – Пей. Может отпустить. Местами. – Задело его, видать. Все таки, сидеть и бухать тоже не выход. К проблеме надо было подойти креативно и с толком, а если в это влазил бог мести...  Кощей воодушевленно поглядел на бог смерти, сейчас особенно оправдывающего свое звание. – Смотреть на тебя страшно. Мне даже стыдно за тебя. – Стыда у него отродясь не было, но такое поведение другого божества вызывало просто глобальное возмущение.

+1

7

Обжигающая жидкость – чем не решение всех насущных проблем. В особенности если ты принимаешь не косвенное, а самое прямое участие во всем этот театре абсурда. На кой черт ему задалась моногамия – кажется, именно так о верности выразился Кощей, у Анубиса был четкий и довольно аргументированный ответ.  Если женщина принадлежит ему, то ни один смертный или бессмертный мужчина, не смел к ней прикоснуться. Упуская прочие подробности интима. В голове у шакала каждый раз с более новым рвением зарождалось желание оставить метку на богине. Возможно, во многом его вдохновил фильм «Мумия». Быть может, стоило точно так же разукрасить любимую женщину, ну чтобы заведомо знать притрагивался к ней кто-то или нет. Типичное чувство собственичества.  Вдобавок, имелся и огромный бонус, она ведь будет расхаживать перед ним обнаженной. Мужчина расплылся в довольной ухмылке, невольно вспоминая изгибы желанного тела, формы его обожаемой Меретсегер. Каждый взгляд на нее, каждое упоминание будоражило кровь в жилах, заставляя сердце гонять по кругу с удвоенной скоростью. Золотистый загар,  длинные стройные ноги, точеная талия, упругая грудь, просвечивающаяся через ее блузку, каштановые локоны, нежные губы. Дурно от одной мысли, что кто-то посмеет посягнуть на это совершенство в лице египетской богини. И она его, вся, полностью.  Шакал переломает кости любому, кто рискнет отобрать, нет, хотя бы появится на горизонте. Переведя взгляд на стакан протянутый другом, Анубис скривился, рассматривая прозрачную жидкость. – А покрепче не нашлось? – истинное негодование, это пойло на один зуб, да и на вкус никогда не нравилось богу.  Считая, что должен быть запах, заставляющий мозг вырабатывать нужные импульсы, будоража воображение, а не очередной способ согреться. Сжимает стакан в руке, наблюдая за тем, как по стеклу расходятся трещины, а после он и вовсе разлетается вдребезги, оставляя легкие кровоточащие порезы на ладони бога. Не смертельно. Даже не больно. Все же регенерация у Богов была слишком быстрой, не насладишься процессом. Кто сказал, что боль не может быть приятной? – А что это ты так разволновался за меня? Неужели это ты с ней спишь? - подрываясь и хватая Чернобога за горло, силой вытаскивая из-за барной стойки, вдавливая в стену. Пальцы сжались настолько же сильно, как и минутой раньше, когда стакан испытал на себе гнев бога смерти. – Я не люблю повторять дважды. Отвечай, – не говорит, просто рычит, ощущая как под пальцами нервно пульсирует пережатая артерия. Держит лишь одной рукой, этого достаточно, даже более чем, не позволяя даже дернуться. Кажется, что даже в какой-то момент глаза сменили свой природный оттенок на какой-то более тусклый, инородный. Но все так же сверкающий гневом. Приходит осознание, должно быть Анубис вовремя успел затянуть поводок поуже, заставляя зверя ползти к своим ногам. Пальцы на горле волка разжимаются, оставляя пунцовые следы, отпускает, тут же отстраняясь. Шумно выдохнув,  - Прости, брат. Не знаю, что на меня нашло. Сегодня сам не свой, – не смотрит на него, видимо задней мыслей понимая, что все был неправ. Что нужно было лучше держать себя в руках. А не срываться на первом попавшемся человеке или же боге и уж тем более не на лучшем друге. Хотя, наверно это был тот единственный раз, когда тот видел Анубиса в подобном состоянии.  Нужна разрядка и срочно…- диктовал внутренний голос, не желающий больше допускать подобных инцидентов. Но внутреннее чутье подсказывало – все только начинается, только начинается.

Отредактировано Anubis (23.09.13 18:28)

+1

8

- Да куда еще крепче! – возмутился Кощей, глядя на напиток в сорок градусов. Спирта ему плеснул бы адского, да только тут такого не наливают. – Вон, бармена спрашивай, а не меня. – Но, полненький мужичок уже учуял добычу в виде беды ближнего своего и старательно наполнял пузатый бокал самым дорогим своим коньяком. Он бы лучше переживал за то, что его шансы выжить, как и всего заведения, стремительно двигались к нулю. Бог зла волчьим чутьем улавливал моменты, когда вот-вот начнется драка и сейчас чуйка не подвела.
Треск стакана в руках бога смерти только подтвердил его догадки, но он же сам нарывался, правда очень тихо и мирно, только с целью узнать на сколько благоприятна почва для закладывания в нее зерна гнева и ненависти. В нем просто зажглось желание наставить бога на путь сладкой мести, расчетливой и холодной, приносящий удовлетворение и чувство спокойствия. А пока Кощейка размышлял чуть ли не о смысле бытия, спасибо взыгравшему в крови алкоголю, Анубис уже навострил лыжи и клыки, кидаясь на волка.
- Да ты охренел совсем? – только и успел рявкнуть бога зла, прежде чем его снесло со стула и приколотило к стене праведным гневом Анубиса. Он сначала удивленно посмотрел на бога, но когда наглость перешла все границы и у него на шее сомкнулись холодные пальцы египетского загробного царства, глаза Кощея налились гневом и стали больше волчьими, чем человеческими. – Или что? – рыкнул ему в лицо. Отвечай, он ему говорит, не любит повторят дважды. – Облезешь, шавка! – прежде чем успокоился бог смерти, разошелся бог зла. Последний никогда и не отличался особым терпением, просто больше молчал, чем говорил, но в один миг мог сменить тишину на крики, вопли, кровь и яростные порывы.
Анубис едва ли отпустил его, как получил смачный такой заряд бодрящей энергии в челюсть и влетел в барную стойку. Бокалы сверху возмущенно зашатались, позвякивая, а бармен нервно двинулся ближе к потенциальной драке. Что тот хотел сделать не ясно. Мог пытаться разнять или достать ружье из-под стола, но в любом случае лучше бы он тихо стоял, для своего же блага. Нарывался Чернобог, конечно, самолично, предполагая последствия, но и шакал же знал, что просто так ему не сойдет с рук такое фамильярное обращение. – Идиот! Совсем тебе человеческая ревностью мозг разъела! – он потер рукой горло, прилично так сдавленное Анубисом и кинул на того гневный взгляд. – Сам не свой, как же! – передразнил его злым тоном, подходя ближе. – Может тебе абстрагироваться от проблемы, а? И как-то направлять потоки своей ярости в более подходящее русло! – Оглядевшись вокруг, бог зла приметил симпатичную блондинку почти с идеальными формами. Не богиня, конечно, но для разогрева пойдет.
Немного способности и в девице уже поселился вселенский ужас, что если она не подойдет к Анубису, то... А что будет тогда уже и не нужно было. Достаточно было того уровня страха, который старательно сложил в нее бог зла. Блондинка подскочила с места, в момент оказываясь у обьекта своих желаний и страхов.

0

9

Влетает в барную стойку, разбитая губа, - не весь перечень того чем мог бы отделаться  бог смерти. Малое из того чем хотелось жертвовать. А ведь Кощей тоже рискует. Даже больше чем само олицетворение смерти. Какую игру он ведет? Зачем все это?…
Мужчина аккуратно встает, меняясь в лице. Рывок за ним еще один, цепь напрягается до своего предела. Выгибаясь дугой, чувствуя, как каждый сустав выламывается из своего основания. Треск, глухое рычание раздается в темном углу. Скрежет когтями по дереву, оставляя  глубокие следы. А потом звон металла ударенного об пол. Очередной рык, выдающий нетерпение зверя. Разрывая мрак загораются ядовито-желтого оттенка хищные глаза, постепенно наполняющиеся кровью. Несколькими секундами позже становятся едва различимые контуры пасти зверя. Обнажая ряд белоснежных, острых как бритва клыков. Шакал выходит на свет, впечатляя своими размерами. Не тот маленький хищник, который существует в природе, этот был намного больше, свирепее. Черная шерсть переливается словно шелк в лучах искусственного освещения.  На шее монстра красовался титановый ошейник с шипами направленный вовнутрь нещадно терзающий шею животного. Разрывая. Кровь стекает по его шее к лапам, грозно рычит, насторожившись, шакал делает последний рывок и оковы падают, распадаясь на обломки. Хищный взгляд, осматриваясь по сторонам, стараясь оценить степень угрозы. Веками подавленная жажда накрывает с головой, им движет чувство мести, злость, инстинкты. Слух, зрение, движения- все стало резче,  острее. Хищник клацает зубами, заранее смакуя кровь присутствующих жертв в баре. Готовясь разорвать их в клочья, стереть в порошок, уничтожить. Раскидать их останки. Крики, мольбы о помощи, не проймут шакала, он зверь, но не все человеческое чуждо. Скалиться, ощущая страх окружающих. Именно таким Анубиса сейчас видели смертные, хотя мужчина даже не собирался принимать свой истинный облик, пугающий в древности египтян. В воздухе витает затхлый запах смерти, отчаянья. Настолько приятный мужчине, что тот все сильнее расплывается в мерзкой ухмылке. Повернув голову к Чернобогу, хозяин дуата  наблюдает за его выражением лица. Нравится ли ему то, что он видит? Ведь это его работа,  если бы не он, неизвестно, сколько еще внутренние порывы томились внутри. Сколько гнева хранил в себе. Словно бомба с замедленным действием. Циферблат сломан, но отсчет идет уже не на минуты, на секунды. В какой момент рванет, никто не знает. Египетский бог в том числе. Прорвало, его не остановить, не теперь. Свободен от обязательств, от вечно контролирующего разума, от последствий.  Сейчас души в нем не больше чем в виновнике всего веселья. А значит, час пробил. Пора начинать…
Переводит взгляд на подношение Кощея, молодая женщина, совсем юная, с идеальными пропорциями тела, водопадом золотистых волос, темно-синими, пронзительными глазами. И как он раньше не замечал эту прелесть. Тыльная сторона ладони скользит по ее щеке, она дрожит, хочет сбежать, но и не может сделать и шага. Фарфоровая кожа, такая же гладкая и белая, без единых изъянов. Она была похожа на куколку,  такую же хрупкую, такую же красивую. А ведь она действительно была слишком хрупкой, люди по своей натуре сами по себе такие. Их жизнь слишком быстротечна, а кончина неизбежна. Кому как не ему знать. Кончики пальцев скользят по ее шее, ключицам, останавливаясь на груди, чувствует как под кожей пульсируют вены, как сердце трепещет словно птичка пойманная в клетку. Отстранившись, египтянин медленно стал сжимать руку в кулак. Вслух воспроизведя обратный отсчет. – Десять…девять…восемь…- сначала, ни девушка, да и вообще никто из присутствующих не понимают, что значат эти цифры. Как вдруг, белокурая прелестница хватается за грудную клетку руками, начиная расцарапывать кожу в кровь, молодая женщина судорожно хватает открытыми губами воздух, как рыба, выброшенная на песок, – семь, шесть, пять ударов до полной остановки сердца, - она кричит, извивается, по щекам текут слезы, ужас исказил ее идеальные черты лица. Уродуя. Шакал пристально наблюдает за ее мучениями, продолжая сжимать руку в кулак, – четыре, три…два…- блондинка задыхается, кровь стекает по ее блузке, тонкими ручейками сплетаясь в узоры. Анубис подходит к ней вплотную, обнимает одной рукой,- один! - но вместо полной остановки, сердце нормализовало свой ритм. Заглядывает в глаза и улыбается, - прости, котенок. Я пошутил. А теперь, если не хочешь продолжения нашей игры - беги. С этими словами  мужчина разжимает объятия...

Отредактировано Anubis (24.09.13 00:12)

0

10

Все вот эти порывы Анубиса кинуться на Кощея и загрызть его, вызывали лишь холодную усмешку, смешанную с почти сорвавшимся с языка предложением проверить чья звериная форма сильнее: волчья или шакала. Помнится, однажды они уже выясняли это умышленно, потом пару десятков раз не умышленно, зато куда больнее, но так и не пришли к консенсусу. Задом чуял, что и не придут, но попытки бросать не хотелось, ведь найти себе противника было не так просто, а тут Анубис. Который пока был занят распаковкой его подарка. Буквально. Девка уже раздирала себе кожу на такой прекрасной груди, пытаясь... вырвать сердце? Чем там колдовал на нее бог смерти волк не ведал, да и знать не хотел, только наблюдал со спокойным видом, будто так и надо.
Вздохнув, Кощей закурил. При чем так спокойно и отрешенно, словно рядом не происходило ничего странно и народ в баре не метался в ужасе от увиденного. Они уж точно поняли, кто эти двое за баром, но подавленные собственным страхом, даже без помощи Чернобога боялись рыпнуться с места.
- Приятно видеть, когда подарки умеют ценить. – облокотившись на барную стойку, бог зла едва ли не скальпирующим взглядом пробежал по девице, отмечая завидные формы. И все таки, надо бы использовать такой товар иначе, хотя, кто его знает, от чего попускает богов смерти. Точнее, бога смерти, конкретно этого. – Да вы, батенька, изверг. – сделал судьбоносный вывод, заливаясь остатками коньяка. Взгляд уперся в Анубиса, изучая всю гамму эмоций, взыгравших на его лице и, к своей радости или сожалению, не нашел ни намека на спокойствие. – А ты всех красивых баб запугивать будешь или хоть одну таки трахнешь для снятия напряжения? – с голосом самого искреннего переживая за сидящего рядом, Чернобог обратился к шакалу. Убивать и запугивать – это, конечно, весело, но с такими как это время можно проводить куда веселее и дольше, даже если убивать и запугивать. Удовольствие же растягивать надо, хотя кто его знает, как видится все это Анубису, уже закипевшему раз пять от собственного гнева. Надо бы еще его толкнуть в пропасть, чтобы весь этот гнойный нарыв на его божественной сущности отпал, прекратив отравлять существование.
- Ну ладно, поднимайся и пошли. – допив остатки коньяка, сунул почти полную бутылку в руки дуга и потащил на выход. Сидеть в этом грязном баре было гадкой идеей, когда они могут рвануть в любое место мира, но сначала... Сначала Кощейка не сдержался и самым вежливым образом решил скромно удовлетворить свое любопытство:
– С каких это пор, какае-то сучка может тебя до такого довести? – На памяти Чернобога так накрывало Анубиса из-за бабы впервые. Несомненно, хотелось увидеть этот источник паники и злоключений самой смерти египетской, но все таки вначале саму смерть то найти не помешало бы в потоке гнева и ярости.

+1

11

Шакал напрочь проигнорировал все расспросы Чернобога, неудосужив того даже хоть какого-то внимания, ну так, чтобы показать, что он все еще слушает волка.   Что было отчасти правдой, но только отчасти. Зато последние слова мужчина слышал прекрасно, даже слишком хорошо. Повернув к нему голову, Анубис прорычал, а после более спокойно добавил, - еще раз назовешь ее сучкой, тебе больше нечего будет вставлять в очередную бабу.  Он был зол на Меретсегер, мысленно в сотый раз и сам называл ее «сукой», «тварью», даже чем-то похуже. Словарный запас бога был крайне велик, поэтому мог позволить себя, куда большее разнообразие, чем банальное изобретение человечество представленное виде матов. Но это он. Ему можно. По крайней мере - была причина. Но никому другому, никому так отзываться о своей женщине он не позволит. Даже будь она последней «блядью», коей она ни в коей мере не была, он все равно порвал бы глотку любому, кто хоть что-то вякнет в ее сторону.  Анубис был фаталистом по своей натуре, вверяя во всем только негативный, неизбежный конец. В этой же ситуации все было иначе. Мужчина все еще верил в то, что ему может улыбнуться удача и вся эта проблема окажется надутой, высосанной из пальца. Романтик? Нет. По уши влюбленный глупец. Сделав глоток из той бутылки, что ему дал Кощей, египтянин, осмотрелся по сторонам, задавая немой вопрос, мол, куда мы вообще идем? А после продолжил рассказ, который, по всей видимости, бог мести кипятком писался, как хотел узнать. – Это Меретсегер,  моя когда-то подчиненная и близкий друг. Единственная женщина, сведшая меня с ума, – на этой прискорбной ноте, Анубис замолчал, четко давая понять, что не собирается продолжать эту тему. Втянув носом ночной воздух, глаза бога заблестели искренним восторгом. Впереди виднелось высокое здание казино, что-что, а это было, весьма, прекрасное место для развлечений. Жирные боровы, зажимающие в своих лапищах кубинские сигары, попивающие коньяк, упиваясь своим богатством считая себя чуть ли не богами. Молоденькие шлюхи, прыгающие на коленках у своих «папаш», выпрашивая прокрутить очередную энную сумму денег. Просто так, ради удовольствия. Лжецы, убийцы, верхушки мафиозных группировок, все собираются здесь, чтобы упиться до свинячьего визга и оттрахать шикарную цыпочку. Они настолько пьяны, глупы что просто не чувствуют наступление скорой кончины. А она близка. Настолько что не успеешь даже охнуть, не говоря  уж о посмертных словах. Смерть близка, в лице разъяренного шакала ищущего на ком бы сорвать свой гнев и бога мрака, который уж точно не станет стоять в стороне от подобного рода веселья. Вернее так считал сам бог смерти, проходя в зал и окидывая взглядом игровые столы. - Кажется, мы давно совместно не развлекались. Так может, поиграем в общей песочнице? Как тебе такая идея? – скалясь в предвкушении от будущего удовольствия. Все же ни одна смертная баба не могла заменить времяпровождение с другом. Особенно, если он еще и соперник.

+1


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » На грани...[ июль 2070]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC