Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Так вот ты какой, северный олень! [30.08.2070 г.]


Так вот ты какой, северный олень! [30.08.2070 г.]

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Участники:
Чернобог, Меретсегер, Анубис
Время и место действия:
30 августа 2070 года
Краткое описание событий:
Любопытство - страшная сила, особенно если это божественное любопытство. После прекрасно проведенного времени в компании взбешенного и расстроенного любимой женщиной Анубиса, представитель славянского пантеона не упускает внезапно представившейся возможности познакомиться поближе с той, что способна довести шакала до такого паскудного состояния.
Очередность постов:
Чернобог/Меретсегер

Отредактировано Meretseger (06.11.13 23:04)

0

2

Мир большой! Кто сказал? Сюда этого идиота, посмевшего ляпнуть такую ересь. Именно ересь, иначе как на целой планете Кощей встретил именно ее. Выглядело, как очередная шутка судьбы или страшный рок, ибо Мерет была последней из богинь, кого Чернобог жаждал видеть. Уже наслушался по самые не балуй, так нет, вот оно, явление богине боги мести. Но, с деталями позже.
Где-то между мыслями «нет, только не она» и «как бы свалить побыстрее», начало подавать голос любопытство, высовываясь на свет белый, привлекая как можно больше внимания. Следом проснулось и шило, а в случае Кощея это была целая бурильная установка, дополняя требование пойти, увидеть и... что делать дальше Чернобог еще не придумал. Придется, как обычно, действовать по обстоятельствам, накидав только черновой план. Собственно план и заключался в том, чтобы прийти. Увидеть и решить, как поступать дальше.
Двигал Кощеем исключительно научный интерес: он хотел видеть женщину, которая довела Анубиса не то, что до истерики, а подвела под адские врата состояния истерички при пмс. У него даже личный интерес нашелся, ведь Мерет обладала такой же ментальной способностью, как и его дочь, ну или похожей, но в любом случае экземплярчик занимательный.
А увидел он ее возле ее же храма, когда богиня выходила от туда. Сложно было обознаться, если над ней почти огромная светящаяся вывеска была. – Привет. – переместившись и возникнув у нее за спиной, тихо позвал Кощей, успевая оценить весь вид сзади, пока была возможность. Анубиса с его порывами теперь стало понимать куда проще.

0

3

С кем пьет твой мужчина знать нужно. Просто для того, что бы знать кто доставит тело обратно.
Кто доставлял тело Анубиса в его квартиру Мерет, увы, не знала, но если честно, то и знать особенно не хотела, потому что ссора в этот раз вышла как всегда знатная. С удивительным изяществом и постоянством они "обновляли" свои отношения хотя бы раз в 50 лет, планомерно устраивая грандиозную ссору, на фоне которой все предыдущие были просто мелкой возней в песочнице. Говорили, что когда ссорятся Морана и Сет, то под воду уходят острова - у Анубиса и Меретсегер все было куда скромнее, но предметы в доме страдали и соседи божились, что видели на улице то гигантских размеров то ли собаку, то ли шакала, а на соседней акации виднелась кобра тоже далеко не маленьких размеров. Добавьте сюда громкие крики, звон разбиваемой посуды, мебели и пробитых стен и вам откроется прелесть скромного быта египетских богов на нейтральной территории.
Так что в этот раз, когда любимый хлопнул дверью, Меретсегер была уверена, что ему пора перекипеть, а по старой доброй мужской традиции перекипал он обычно в компании кого-то за стопкой или бутылкою (нужно подчеркнуть и помножить на три) чего-то, о чем знать ей не стоило и потому приятным августовским утром, утром, которое Анубис вероятно и не помнил, богиня отправилась выполнять свои скромные обязанности по отношению к верующим.
Ее панства была как никогда скромна в своем количестве, но могилы все же продолжали строиться и как единственная действующая среди пантеонов покровительница кладбищ и мест захоронений, Меретсегер приняла на себя долю людских молитв о сохранении мест последнего успокоения умерших дорогих и близких. Храмов у нее было мало, а этот, в Австралии был особенно дорог ей, так как был ближе всего к дому.

-Кхм, - только и отозвалась женщина, разворачиваясь на "привет" и оценивая взглядом то, что ее смутило.
А смутило ее присутствие бога за ее спиною и при этом бога не родного пантеона.
"Блин.." - вот тебе и две тысячи лет покоя без внимания соплеменников, а тем более "соседей". Богов же расплодилось, страх, так теперь еще и пристают. И этот что тут забыл?

- Простите, Вы это мне? - и отбросив на спину темные волосы, Меретсегер придала своему лицу выражение полного непонимания. Авось передумает и решит что обознался..

0

4

«Надо же, какие мы строптивые», - мелькнуло в голове Кощея, стоило оценивающему взгляду Мерет приземлиться на него. Богиня была красива, ничего не скажешь, но Мерет хоть и была красивой, но того огня, что был у Афродиты ей все же не доставало. Чего-то неуловимого, женственного, такого манящего каждым своим движением и словом. Египетская богиня была прекрасно, наверняка умела обращаться с мужчина, чем и окрутила Анубиса, но, все же, даже женщины божественных семейств не могли превзойти Афродиту ни красотой, ни умением вести себя с мужчинами. И все таки шальная мысль проскочила в подлянской душе волка, окидывая формы Мерет хитрым взглядом и делая шаг вперед.
Однако, он вспомнил выражение лица шакала при одной мысли, что бог зла тронул его ненаглядную, усмехнулся и, почти готов был напакостить богу смерти, но как-то взвесив все, решил, что не стоят пара ночей удовольствий испорченных взаимоотношений с шакалом. Во-первых, не выгодно, а во-вторых, скучно будет без Анубиса.Именно так объяснил себе все волк, приближаясь к богине немного ближе, чтобы можно было нормально говорить.
- Мерет. – с улыбкой сытого кота промурлыкал Кощей, сверкая холодными глазами, совсем не соответствующими тону его голоса. – И как живется египетским богиням в гордом одиночестве? – выглядела она не в пример лучше Анубиса, чье пьяное тело он недавно таскал на собственном горбу. Таскал, потому что сам был не в состоянии не то, что перенестись, а даже ходить ровно, ибо сила притяжения стала как-то слишком сильно и ее действие на пьяные божественные тушки стократно усилилось.
- Столько о тебе наслышан, - в большинстве своем ругательств за последние пару дней, - и тут такая приятная встреча. – насмешливо играя нотками голоса, вежливо улыбнулся. Кощей был почти уверен, что она его не узнает, но все же дал неверной девице шанс подумать и распознать друга и собутыльника собственного мужика.

0

5

Судя по всему, общения было категорически не избежать, так что обернувшись, Мерет оценила мужчину, взвесила все «за» и «против» и решив, что общение с богами является неотъемлемой частью ее отношений с Анубисом, со вздохом улыбнулась слегка вымученной улыбкой. Любви к пантеонам, к своему или другому, она не питала уже давно, но так как богиня была хорошей девочкою, а хорошие девочки всегда были воспитанными, но нужно было не посылать незнакомое божество в небо за звездочками, а сначала выяснить что им тут нужно  и только потом бить по лицу.

- Если от кого-то наслышан, то не в таком уж и одиночестве, - парировала она и чуть пожала плечами под простым белым платьем. Кто мог ему разболтать о ней у Меретсегер было мало вариантов, так что пока незнакомец думал, женщина прикидывала варианты мести для обоих.
- Кстати, извини, но из-за своего одиночества не удосужилась познакомиться со всеми лично. Не проведешь ли ликбез кому я обязана такой чести встречи?

Наглая усмешка, хитрый прищур, светлая кожа – кхм, греки? Хотя там все были такими атлетичными, что сей субъект на них совершенно не тянул, хотя и заморышем его она бы точно не назвала. Славяне? Но там выбор не так велик, они любят ввязаться по старой памяти в самую гущу событий и при этом такие места как Австралия выглядели для них самым скучным местом на земле. Итак?

Мимо них прошла группа женщин в белых одеяниях с наброшенными на головы краями покрывал, что-то обсуждавших полушепотом и Меретсегер невольно проследила за ними взглядом. Нынче возле храма было мало людей, так может бог пришел за кем-то из умерших или наоборот, живых? Тогда выходит, что она чего-то не знала..

- Итак, мой таинственный друг..

0

6

Кажется, до него снизошли. Насмешка блеснула на губах, тем не мене одаривая богиню то ли вежливым, то ли оценивающим взглядом. По его действиям вообще трудно было судить, какие именно цели преследует Кощей, ведь даже в словах, он ходил по краю, балансируя между не особо совместимыми понятиями.
- Не сильно много вариантов на счет личности информатора. – мягко заметил Чернобог, складывая руки за спиной и делая круг, оказываясь с другой стороны богини. Скрывать причин не было, ведь о ее присутствии на этой грешной земле знало слишком мало богов. И все таки, от имен вслух бог зла воздержался, оставив себе место для маневра.
- О, из-за одиночества! – вторил Кощей, полнясь нарочно лживой радостью. – Зато многое другое успела. – Ну, будем откровенны, не многое, а только поскакать голышом на каком-то мужике, но и того хватило. При чем хватило и Анубису и – внезапно – Кощею, который бухал едва ли не месяц за упокой светлых чувств (простигостади) Анубиса. Ах да, не бухал, а дегустировал, как утверждал бог смерти совершенно удегустированым голосом.
- Итак... – медленно потянул ее слова Чернобог. – Итак, предположим, я бог. Не твоего пантеона. – этого должно быть достаточно. Он было собирался сказать еще что-то, но разговор был тупиковый, а выгоды никакой не проглядывалось. Бог зла уж точно не станет мстить за поруганные чувства Анубиса и сетовать на брюнетку. Ему дела нет до их переживаний, да и не благодарная затея подобного рода легко могла обернуться против Кощея. Поразмыслив, собирался исчезнуть и перенестись домой, но вспомним о спящем на его ковре боге смерти. Вот кому еще перепадало такое счастье: найти у себя дома мирно спящего пьяного в хлам жнеца. Чернобог и сам тогда был где-то на уровне младенца на четвереньках, но тем не менее. В общем, мысль, как избавиться от смертушки и чем занять его, быстро мелькнула в голове, обретая словестную форму:
- Куда ты так спешишь, Мерет? Не к благоверному своему часом? – бог усмехнулся, отступая с ее пути. – Раз уж так вышло и мы встретились, то можешь забрать его. В хорошем состоянии почти цел, почти не вредим. - По имени специально назвал, привлекая лишнее внимание богини.

Отредактировано Chernobog (24.10.13 09:13)

0

7

Анубис? Меретсегер  не смогла скрыть своего удивления. Ей казалось, что ее возлюбленный хорош знал, как она не любила делиться фактом своего существования со своим пантеонам, хотя ему, кажется, было совершенно безразлично, не считая что дар вытягивать песок из любой щели был бы весьма подходящим для боевых действий. Собственно, именно там она и считала сейчас находился ее благоверный. Точнее, предполагала, потому что с появлением Мел Мерет подозрительно не желала замечать того, что жнец стал раздражителен и вполне законно недоумевал относительно того, почему его визиты больше не вызывали в богини такую бурю восторга.
Мда, Мел.. С ее появлением много изменилось и наверное впервые за последние лет этак 60 хранительница начала заботиться не только о Анубисе, но и еще ком-то. Это было сложно, ново и немного опасно, потому, что внезапно бог смерти внезапно перестал задавать вопросы, перестал допытываться что случилось и довольствовался малым. И Мерет могла долго еще тешить себя уверениями, что он очень-очень занят и его присутствия требует Осирис.. Да,да, а еще она думала иногда о том не вернулся ли он к кому-то, кто был для него столь же завораживающим, как она тогда в Париже. В конце концов, они так давно были вместе и учитывая его репутацию..
Нет, к черту, он просто занят! Меретсегер попыталась отогнать от себя глупые низменные мысли об измене любимого и вперила полный «нежности» взгляд в незнакомца.
- Спасибо, любезный, я и так поняла что ты из числа бессмертных. Вот только не знала, что твоя смазливая персона имеет хоть какое-то отношение .. ко мне. Какой благоверный? О ком ты?

Она почти назвала имя, но лицо бога не имело ничего общего с присущими египтянам чертам. Даже в опухшем виде и с перегаром. О том, что у Анубиса были столь болтливые и неосторожные друзья, она тоже как-то никогда не думала, но учитывая специфику его работы богиня вообще не думала что у него были друзья. Так кто тогда так нагло скалился на Меретсегер сейчас? И почему сердце екнуло на словах «почти невредим»?

0

8

С тех пор, как Кощей помирился с Анубисом прошел почти месяц, хотя, может и больше. Они так активно отмечали свое примирение, что пару раз успели даже протрезветь, подраться, снова помириться и пустить все по очередному замкнутому кругу. Какого черта Кощей делал тут – вопрос закономерный, но вполне объяснимый: срочный визит в Нави заставил бога протрезветь, заставить протрезветь шакала за компанию и, оставив того сопеть где-то под диваном, отправился по делам. По пути обратно решил прогуляться, но немного не расчитал и его занесло в Австралию – слегка качнуло после пьянки. Анубис же, про которого сейчас вещал Кощей, мирно почивал в доме бога мести в России.
Волк вздохнул, снисходительно оглядев брюнетку. - Какая-какая у меня персона? – переспросил бог, подавившись смешком. – Моя персона вообще имеет отношение только ко мне, но вот что касается благоверно, о котором ты и сном и духом не ведаешь... – Кощей на секунду стал мрачным как туча, понимая, на сколько сильно ему прилетит, если эта попытка будет не удачной. Все таки, за ним был должен. Убить бога смерти, потом разбить нос, потом почти утопить паникующего в воде шакала... Даже Кощей понимал, что это перебор с учетом содеянного Анубисом и хотелось искупления, но не извинения ради, а справедливости для. Все же, шакал больше раз спасал его задницу из передряг, так что вернуть богу смерти его богиню было вполне приемлемой платой. Главное, чтобы сам Анубис оценил гениальность задумки.
- Очень мило, что ты так прикидываешься и строишь из себя недотрогу, - бог зла шагнул вперед, оказываясь на расстоянии вытянутой руки, - Но у меня нет ни времени, ни желания разводить не нужную болтовню. – Рука бога мести сжала тонкое запястье богини в ту же секунду, не дав ей понять, что происходит. Длинные беседы пусть с Анубисом ведет.
Приземлились они четко по плану – перед дверью его дома на другом конце планеты. Только тут Кощей отпустил ее, надеясь, что ей хватит ума не бегать от бога зла.
- Итак, пропустим ту часть беседы с неуместными выпадами и перейдем к сути. – толкнув дверь, Чернобог подтолкнул Мерет и заставил зайти в дом, не особо интересуясь желаниями самой богини.
- Дорогая, я дома! – крикнул волк на весь дом, призывая бога смерти востать и явиться. – Давай, смертушка, выползай. – Он оглянулся на Мерет, поджав губы. Вот он, корень проблем – бабы. Даже бога смерти поймали и довели до чего-то странного. По крайней мере Кощей друга таким еще не видел, а знакомы они уже не первую тысячу лет.
- Проходи, пожалуйста. – сделав вежливый жест рукой, волк наигранно улыбнулся, оглядывая просторное помещение.

+1

9

Все же заключать мир, пускай и самим богом мести, было благоприятным решением для меня. В  этом действии было множество плюсов, например: ко мне возвращался друг, вновь мое мучительно долгое существование раскрашено всеми цветами радуги с доминирующими зеленым и фиолетовым. Первый потому что пить надо меньше, а второй – пьяные драки иногда имею обыкновение приводить к последствиям, в виде синяков, например. Даже если ты БОГ, да-да с большой буквы. Все равно не застрахован от послеалкогольного отходника. Бывает даже так, что месяц запоя – это уж слишком, ты сам перестаешь верить в то, что в тебя каким-то образом помещается выпивка и еще не льется через уши. Я даже подружился с белым другом, под названием унитаз, дал ему имя АЛЁША. Не знаю, почему именно это имя, но в пьяном угаре, я решил, что оно подходит туалетному молчуну. В прочем, не в этом суть. Наконец, спустя бесчисленное количество дней, я был трезв. Даже выспался хорошо. Мне снился удивительно странный сон, будто бы Кощей открыл дверь и зачем-то пригласил Меретсегер, да еще и меня назвал «Дорогая». Ну очень странный сон. Протираю глаза, смотрю на потолок и шум в моей голове все не утихает. Создается такое впечатление, что мозг еще не до конца отделил грезы и реальность. Голоса становятся громче, встаю. Осторожно выглядываю из-за угла, плотно прижимаясь спиной к стене, за которой прячусь. Как шпион, ей богу! Глаза расширяются от удивления, кажется, только что мой сон превратился в реальность. Толи он начал сбываться, я не знал, что из двух вариантов больше подходило. Но они оба меня не устраивали. Какого черта, Чернобог притащил сюда ее, как они встретились. Нет, что они вообще делали тут вместе. Внутренний голос, а точнее обозленный шакал, подкинул идею молниеносно, напоминая мне, как месяц назад Кощей отзывался о достоинствах Мер. Быть может, там не все было ложью? Нет. Я старался не думать о таком. Иначе сто процентов это бы вылилось в очередную вспышку неконтролируемого гнева и я бы напал на волка. Это породило бы недопонимание и запустило цепную реакцию, а ведь мы только вновь наладили отношение. Он бы не стал так рисковать, как и я впрочем. А это значило, что возможен лишь один вариант, Кощей, решил нас помирить. О, нет-нет-нет. Если бы  я и рискнул на подобное действие, то уж точно не с чьей-либо подачки. Как маленькие дети! Еще бы заставил мизинчики сплести, приговаривая «мирись-мирись-мирись».  Хотя бы предупредил меня, ирод. Нельзя же друга выдавать так с потрохами. Тем более выдавать тайную штаб-квартиру, где скрывается политический беженец. Нужно было что-то делать. И соображать пришлось быстро. Поэтому, не задумываясь, я полез в шкаф, закрывая тут же за собой дверцы. Как хорошо, что Кощей несколько дней назад смазал их, иначе бы внезапный скрип обязательно выдал мое укромное место. Тихие шаги, а следом более уверенные, они приближаются. От волнения я даже забыл, как дышать, подсматривая за ними через маленькую щель. Оставалось только ждать и подслушивать, чтобы узнать цели с которыми моя богиня находиться в квартире волчары и ради чего Чернобог затеял всю эту игру.

+1

10

Незнакомая рожа продолжала оставаться незнакомой и решительно требовала хорошего хука справа, не считая хорошего объяснения что «она не такая». Но, наверное, за длительно время встреч с Анубисом инстинкты немного притупились, особенно те из них, которые у женщин отвечают за лихое поведение с особо изобретательными настырными мужчинами, так что вместо того , что бы отвесить незнакомцу нечто такое изящно-ехидное, девушка немного растерялась, но улыбнуться не забыла.

- Дорогуша, какого же чер..

Она не успела закончить, потому что едва на ее запястье сомкнулись пальцы мужчины, мир вокруг закрутился и Меретсегер в ужасе осознала, что они перемещаются. Ее похитили? Ее похитили?! Или что это вообще было? Нехорошая мысль, что во всем виноват Анубис и  они идут к грекам заставила женщину боязливо сжаться и если честно, учитывая ее личный опыт боевых действий, то у такого тихого и рассудительного божества, как она, не было особого времени на то, что бы долго раскланиваться с незнакомцем и потому нужно было .. Да, верно, бежать, едва ноги коснуться земли – не важно куда и не важно с какими последствиями, но бежать.
Но как это обычно бывает с сюрпризами, продолжение оказалось несколько неожиданным, потому, что едва богиня успела вновь прийти в себя, то пред нею раскрылась дверь чужого, но явно обжитого, уютного жилья и что самое явное – мужского, потому что такое амбре могло стоять только в квартире заядлого любителя и почитателя зеленого змия. Что, ее похитил Дионис, с похмелья? Кхм, это было бы весьма интересным поворотом событий, хотя одного взгляда на щетину и припухшее лицо незнакомца было достаточно, что бы понять, что с покровителем виноделия и всего «горячительного» этот субъект был знаком лично, но им не являлся.

- Мм..Спасибо, - выдавила женщина, осторожно ступая внутрь. А что, квартирка была так даже очень ничего, просторная и в меру уютная и никого, кажется, тут не было, если не считать того, что где-то скрывался подвох. И следовательно идти дальше знакомиться с оформлением смысла не было, если Меретсегер все-таки была дорога ее жизнь. Черт, и почему все-таки она не отправилась к Анубису утром? Не было бы этого дурацкого .. похищения и всего этого.

- Хороший домик, - и она вежливо осмотрелась, краем уха услышав, как где-то скрипнула то ли дверь, то ли дверца, но значения этому не придала.
- Симпатично, уютно, красиво. Короче, зачем я тут? Давай ближе к делу, потому что у меня дела и моему мужчине не понравиться, если я не смогу придти вовремя.

Да, кстати, ведь ее хватятся: они давно уже запланировали с Анубисом ту прогулку во времени, в Париж перед войною, именно в начале зимы. Тогда была дивная зима, снежная, красивая и она тогда так и не могла попасть туда, а он обещал. Да, в три, кстати.

+1

11

Нет слов, одни выражения. Как иначе объяснить происходившее, кроме как отборным матом, Кощей не мог. То ли он хотел как лучше, а сделал как всегда, то ли эти двое подвинулись рассудком, ибо Мерет спешила на свидание к Анубису, который упорно прятался в шкафу бога зла. О последнем Чернобог пока не знал, точнее, и подумать бы не мог, что бог смерти способен запрятаться в шкафу от женщины. Еще не дай бог найдет заначку и скурит там втихаря.
- Твоему мужчине? – недоверчиво посмотрел на нее Кощей, прикидывая, что может и не к Анубису дамочка торопилась. В это он влазить точно не собирался. Третий в отношениях всегда виновал и притащить ее сюда было и так подвигом, остальное дело за силами вселенной, богами и травой, если шакал таки найдет запасы волка.
Оставив Мерет стоять на месте, прошел к комнате, где отсыпался Анубис и толкнул дверь. Внутри было пусто. Нет, последствия прибывания тут бога смерти были очень даже внятными и их он обязательно уберет, но вот самого виновника переворота не наблюдалось. Только потом Кощей заметил плохо закрытую дверь в шкаф и футболку бога где-то в районе пола. Очевидно, в пьяное сознание шакала не пришло ничего лучше, как совершить бегство в шкаф. И что дальше, интересно? Планировал через Нарнию попасть к себе.
- Зашибись. – буркнул Кощей, уверенный, что слышно его только стоящим рядом. Или сидящим в шкафу. Ну ладно, делать нечего... Раз план оказался на столько неудачным, что аж шкаф и бог смерти воссоединились, то пора сворачиваться.
- Да так, познакомиться хотел. – оборачиваясь к Мерет, прикрыл дверь немного, закрывая происходящее в комнате от взора богини, но позволяя Анубису все слышать. Если он вообще так и пропитавшееся алкоголем сознание не решило отомстить. – Но, если спешишь, то не смею задерживать, конечно. – Кошей вежливо кивнул ей, внимательно разглядывая. – Вернуть на место или сама? – А что ему оставалось делать. Решил раз в тысячелетие помочь кому-то и тут такое... Вообще глупо получилось, надо было придерживаться правила и не строить планы с перепоя, но нет же! Проклиная себя и ту секунду, когда в голову ударила идиотская мысль, Чернобог решил выпроводить Мерет, раз уж так получилось.

0

12

У каждого наступает момент, когда чаша терпения переполнившись - переворачивается, выплескивая свою желчь на окружающих.  Абсолютно у каждого есть своя ахиллесова пята, задев которую можно погубить ее обладателя. Для меня таким финальным свистком, начавшим отсчет не на минуты, а уже на секунды послужила фраза, произнесенная Меретсегер, гласившая, что ее явно ждет ее мужчина. Насколько я помнил, с ней я ни о чем не договаривался, да и сделать это чисто физически не мог. За последний месяц я у себя дома даже не появлялся, не говоря уже о  случайных встречах с богиней. Даже при всем желании, в том состоянии, которое меня преследовало  все это время я бы вряд ли смог внятно разговаривать. Учитывая тот факт, что ее я меньше всего хотел видеть. Была бы моя воля, я бы еще очень долго ее избегал. Мы предполагаем, а планы имеют обыкновение рушиться. Увы, судьба распорядилась иначе, вернее Чернобог в лице этой самой судьбы. Я бы мог продолжать сидеть в шкафу и прятаться, зарывшись головой в песок как страус. Нет. Эти слова вывели меня из себя. В одно мгновение мир рухнул окончательно. Опасения подтвердились, и те слова об измене, перестали быть такими беспочвенными. Вылезаю из шкафа, стремительно приближаюсь к двери, чувствую, как завелся не на шутку. Внутри бушующий смерч, сносящий все на своем пути. Цепи уже не держали воющего от боли шакала. Толкаю дверь, оказываясь между ними. Зло смотрю на нее, едва сдерживая неутолимое желание разорвать эту женщину, которая сейчас была настолько ненавистна мне. Бегло бросаю взгляд на Чернобога, наверно, тот почувствовал мою злость, стараюсь показать, что такое поведение вовсе не адресовано ему, и я не злюсь за столь неожиданный поступок. Снова упираю взгляд в нее, шакал внутри меня перестал выть, начиная рычать и бросаться в атаку. Срываюсь, рывком прижимая ее к стене, смотрю на шею, в которую так любил утыкаться носом, руки невольно сжимаются в кулак. Как же хочется сжать ее, заставить задыхаться, ведь именно это она со мной и делает. Пусть не физически – морально. Мне невыносима сама мысль, что кто-то посмел прикоснуться к этому телу. Приоткрытые губы, даже сейчас будучи одержимым местью, я едва сдерживался, чтобы не впиться в них грубым поцелуям, терзая нежную кожу до крови. Заломить ее руки, заставить признать, что она принадлежит мне и только мне. Единственное что меня сдерживает – присутствие Чернобога, было бы нелогично втягивать еще и его в эти разборки.  Снова треугольник, как же я ненавижу эту фигуру. Все осточертело до рвотного позыва. Ненавижу. Как же она меня унизила той самой фразой.  Такой смелый взгляд, интересно наигран или же она действительно не чувствует угрозы. Я утопаю в эмоциях. Крышу сносит, я понимаю, что начинаю терять человечность. Резко отстраняюсь, вместо зубов стали лезть клыки, увеличиваясь в размерах, цвет глаз меняется, становясь янтарно-зеленым.  Человеческие черты стираются, уступая месту животным. Рефлексы зашкаливают, инстинкт бьет ключом. Показалась шакалья голова, нет, не иллюзия  ее, напротив. Еще несколько шагов назад, ноги подкашиваются, падаю на колени, хрящи позвоночника начинают выпирать, выламываясь  пока окончательно не превращаюсь в зверя. Увеличиваясь до внушающих размеров, на них уже смотрело нечто, огромный черный шакал, с оскаленной пастью, впирая в них налитые кровью глаза. Хищник стал принимать атакующую стойку, но оставляя неизвестным, когда же будет совершен первый бросок. Ни Кощей, ни Меретсегер никогда не видели меня в таком состоянии. Я хотел противостоять этому, хотел успокоиться, но сейчас словно был заперт внутри всепоглощающей злости. Я оставил тщетные попытки выбраться, медленно растворяясь в инстинктах.

0

13

- Твою ж мать…!

Минутой ранее Меретсегер все это посчитала глупой странной шуткою, которая явно не задалась. Мысль о том, что теперь ее могут беспрепятственно похищаться пьяные боги другого пантеона богиню не радовала, но если честно, что было хуже: просто общение с богами или вероятность выборочного «кого сегодня украден, лама была в прошлый» оставались примерно одинаково на чаше весом. Что ж, с другой стороны все хорошо, что хорошо заканчивается и с некоторым подобием сочувствия на лице женщина хотела было уже ответить, что в следующий раз пить меньше надо и подумав, что дай-то боги, а алкоголь выветриться вместе с воспоминаниями о реальность похищения египетской богини второго ранга, она собиралась уже вежливо удалиться самостоятельно, когда дверь из соседней комнаты с шумом отворилась на пороге оказался .. Анубис.

Бровь медленно поползли вверх, потому что ей казалось, что о любимом мужчине она знает почти все, но то, что стало происходить за тем перечеркнуло не только законный вопрос «Что ты тут делаешь» и следующий за ним по логике «Что вообще происходит», но и какую-либо попытку скрыться их этого места, потому что то, что стало происходить с повелителем дуата заставило Меретсегер дрогнуть и отступить назад.

Он менялся, его шакалья сущность брала верх. Ей говорили о том, каким он может быть в такие минуты, что сознание затуманено, что это зверь и в нем нет ничего от сочувствия или логики, что это смесь инстинктов, голой ненависти и жажды убивать, крушить, сметать. И Мерет могла бы поклясться на Книге мертвых, что сейчас все эти отрицательные качества, все то темное, что скрывалось и теплилось в глубинах души ее любимого бога сейчас  было обращено против нее – что-то такое в его меняющемся взгляде заставило ее сжаться и нехорошее предчувствие тронуло ее сердце.
Огромная тварь рухнула на пол, неестественно изгибаясь, ломая кости человеческого обличья и с диким хрустом выворачивая сустав под невероятными углами – превращение было не остановить и при этом исчезать богиня не собиралась. Лет этак тысячу назад она возможно и ретировала бы, но то было давно, но ее второго рождения. Теперь она не собиралась скрываться, а тем более, учитывая все обстоятельства того, как хранительниц могил здесь оказалась и что рядом маячила незнакомая приведшая ее сюда «теплая» рожа неизвестного ей бога, то расхлебывать они будут это вместе и этому подлецу Меретсегер спускать тоже давать не собиралась.
Вот только как решиться на то, что бы ударить того, кого любишь, если нежная теплая Мерет умоляла не причинять ему вреда, а сильная новая Мерет возмущенно голосовала за хорошенькую иллюзорную петлю на чью-то лохматую шею?

- Анубис, в последний раз, какого черта тут происходит? – и богиня медленно отошла немного назад, оставляя себе место для маневра и выставив вперед ладони. Голос женщины звучал спокойно и уверенно, пока еще удавалось скрывать дрожь, но кобра внутри уже просыпалась и Меретсегер с ужасом ожидала того момента когда кто-то сделает первый неверный шаг.

- Эй, - и она метнула взгляд на третьего, - не поможет, м?!

И это было ошибкою, потому что едва ее глаза потеряли контакт с шакалом, как огромная когтистая лапа выпадом вперед наотмашь ударила богиню по лицу (хотя она была уверена, что удар был скорее по наитию) и рассекая кожу до кости, кости едва не запутались в рассыпавшихся из прически темных волосах. Голова хранительницы дернулась в сторону и Мерет повалилась на пол. Кровь брызнула на уцелевшее лицо, заливая глаза и рот.
Чудесно, девочки и мальчики.
Прежняя Мерет бы расплакалась, но новая Мерет.. 

- Зря..

+1

14

Вся жизнь пронизана тонкими нитями связей, соединенных в систему, постоянную подвижную, живую, переменчивую. Можно отрицать, не верить, отказываться, но  эта схема диктует свои правила. Система заставляет нас действовать, выбирать и совершать поступки, иногда вроде бы против нашей воли, но это совсем не случайность, это карта нас самих. Кому дано понять, что за сила заставила Кощея сделать лишний круг по земному шару, наткнуться именно на эту богиню и притащить ее к себе в дом. Кстати, судя по происходящему, дома скоро не станет. 
Пропустим момент вселенского удивления Чернобога, когда с бешенством в глазах и шилом в заднице из комнаты прискакал Анубис, аки лань, а не бог, насквозь пропитанный алкоголем, так старательно употребляемый последний месяц. Свое дело Кощей сделал и собирался уж было оставить этих двоих наедине, как начало происходить что-то странное. Волк застыл к дверном проеме, внимательно следя за переменами в друге.
Зеленоватый цвет лица у него держался уже недели две, а вот клыки – это нечто новенькое. Вообще, все действо выглядело как-то не здорово, не естественно и больно до такое степени, что Чернобог передернул плечами. Где-то между хрустом ребер и вывернутыми суставами, Кощей поблагодарил вселенную за свою гармоничную сущность: волк не был чем-то отдельным от него, как шакал в Анубисе, а являлся продолжением бога зла, частью его души, его сущности. К тому же, он уже имел радость познакомится поближе с шакалом и отчетливо представлял, на сколько глуха эта тварь к чему-либо, особенно если надо вернуть бога и достучаться до человечности шакала. Да он и до своей никак не достучится, а тут надо образумить бешеного бога смерти!
- Да ты, наверное, шутишь! – обреченно фыркнул волк, когда египетский бог закончил обращение, но слова до него уже не долетали. – Он тебя не слышит. – только и успел сказать, прежде чем Анубис кинулся на Мерет. Нет, Кощей не был порядочным мальчиком, который не бил девочек, но вот это как-то слишком, с учетом его отношения к ней. Шакалу было плевать на все, он не помнил Мерет, знал лишь свой гнев, подпитывался яростью. Черннобог успел дернуться вперед, прежде, чем богиня упала, заливая кровь пол и его новый ковер.
- Эй! – Кощей свистнул, привлекая к себе внимание зверушки, - Мне кажется, хватит пить и отмечать. – Еще бы он хоть что-то понимал из слов славянского бога. Окинув взглядом Мерет, обошел шакала с другой стороны, удерживая расстояние на случай прыжка.
Дело было не в героическом порыве спасти даму и прочий бред. Единственной причиной, почему волк еще находился тут, был сам шакал, который явно пожалеет о содеянном, когда вернет мозг на место. А вот помочь с последним ему собирался Чернобог. Но, говрить пока что было бесполезно, да и расстояние от шакала до богини было слишком критичным и, не долго думая, посреди комнаты повилось второе животное. Огромный темный волк, с куда более осознанным выражением морды лица, понимающий все одинаково хорошо в любом их своих обличий, только сейчас он мог быстро утсранить шакала.
Рык разлетелся по всему дома, а вместе с ним от земли оторвались лапы животного и сбили с ног Анубиса, оскалившись на того. Вот теперь, на некотором отдалении от Мерет, можно было что-то попробовать. Попятившись, волк слез с оборотня и снова обратился человеком.
- Идиот! Какого черта ты творишь! Потом сам пожалеешь! – зло выплюнул Кощей, оглядываясь на богиню. – У тебя же проснется твоя дурацкая человечность, совесть и прочая ересь! – в сердцах, волк с любовью так пнул друга по ребрам, призывая реагировать.

+1

15

Сидеть в бункере, не было бы самым правильным решением, даже для такого как я, мое заточение не было оправданной мерой. Точно так же как и вынужденной, все это оболочка собственного уязвленного эго которое внезапно начало жить собственной жизнью, самостоятельно решая, каким будет следующий шаг. Я не слышал слов адресованных мне, видимость ситуации все же была, правда крайне ограниченной, будто бы со стороны наблюдать через призму собственного гнева. Я не могу отрицать то, что именно таким образом все и выглядело. Я согласен с критикой моего поступка которая рано или поздно будет прилюдно озвучена. Спустя какое-то время настигнет чувство вины, после - проснется совесть. Эти две барышни не станут сидеть сложа руки, не теряя времени они подобно рою ос станут жалить мою и без того покалеченную душу. Я даже приму удар на себя. Сделаю вид что заслуживаю это наказание даже если виной всему глупое недопонимание. Я бы мог продолжать рассуждать о вечном еще очень долго, все же там где я сейчас время идет значительно медленнее обычного. Даже комфортно как-то.  Мне всегда не хватало часов в сутках, большую их часть я тратил впустую, все остальное уходило на сон. Такое ощущение что я никогда не высплюсь. Стоит коснуться головой подушки - как тело тут же охватывает липкая паутина сна, я проваливаюсь в него. То что происходило со мной тоже в какой-то степени было нереально. Быть может я сплю и мне в очередной раз снится кошмар. Я не помню когда в последний раз спал по-настоящему беззаботно. Все же работа жнеца не всегда радует своей привилегированностью.  Я в абстракции улетая в невесомость. Настолько свободно парит мое тело, я даже не чувствую его веса. Глаза закрываются и клонит в сон. Что со мной? Хочу ли я знать ответ на вопрос. Тепло и я засыпаю. Шакал тряхнул головой нормализовав фокусировку зрения и зарычал на славянского бога уже успевшего принять человеческий вид. Скалится. Желание взять реванш у волка настолько сильное что трансформация  пошла на вторую стадию. Коленные суставы вывернулись под нереальным углом превращая задние лапы в некоторое подобие ног. Передние удлинились начиная отдаленно напоминать руки. Черная грива достигла лопаток. Морда приобрела более человеческий вид. Когда вся картина сложилась воедино перед глазами богов предстал завершенный метаморф. Тот Анубис которого изображали древние египтяни, имя которого боялись произносить, но, несомненно считая справедливым богом. На шее шакала появилась пектораль, в когтистой лапе красовался уас принявший свой истинный вид.  Когда превращение закончилось вместо рыка, раздался низкий, глубокий голос который словно проникал внутрь каждого находящегося в этом помещении, вызывая ощущение будто из тебя высасывают душу. -Жалеть будет некого и некому. За его спиной стал клубиться черный дым медленно принимая силуэты людей,  окровавленные рты, пустые глазницы из которых горит леденное пламя дуата. Не полный перечень уродств которыми владели грешники. Они материализовывались везде, вокруг богов, за пределами комнаты. - я никогда ни кого ни о чем не просил. я старался быть справедливым, но вы и никто в этом мире не заслуживает этого.  Ваше время вышло. - голос звучал эхом в их головах, дублируясь усиливая громогласную мощь. Шакал сжал пальцами скипетр и стукнул верхней частью по полу, через только что образовавшиеся трещины стал просачиваться черный песок устремляясь вопреки законам гравитации вверх.  Призыв начался. http://fc03.deviantart.net/fs71/f/2012/074/9/1/anubis_by_king043-d4strga.jpg

+1

16

- Ну, во-первых, на тебе юбка. – Чернобог, кажется был самим воплощением спокойствия, - Без нее все представление выглядело бы страшнее. – Хотя, с юбкой было веселее. Мнимое спокойствие внешне совершенно не соответствовало нервному рыку внутри, но не от страха, от гнева.
- Во-вторых, - Кощей сделал шаг к шакалу, глядя прямо в глаза. – Ты на территории моего пантеона и нечего выпендриваться своей ордой зомби. – недовольно рычал Чернобог, вполне обоснованно защищая свои земли, что было очевидно. -  Демоны Нави расправятся с ними за пару минут. Не заставляй меня. – Повелитель Нави и правда не желал разводить такую масштабную заварушку из-за ничего, просто на пустом месте. Одно его слово и на каждую тень накинется демон, не один Анубис бог подземного мира, не только у него есть армия, однако они тут не размерами меряются. Все надо было сгладить тихо, иначе пол пантеона сбежится и египетскому богу придется не сладко.
Волк вообще сейчас стоял на линии огня, примерно между Анубисом и Мерет, прекрасно осознавая, что и в его буйную головушку сейчас прилетит сильное бо-бо. Надо было заставить шакала убраться и вернуть Анубиса, пока тут не случилось чего-то, за что египетское божество сожрет себя сам с потрохами и не подавится. Эта склонности повелителя дуата всегда вызывала некоторое непонимание со стороны бога мести, ведь какая нахрен совесть и такого, как этот! Ан-нет! Нашел же где-то, прилепил к себе и носится теперь. Зато Кощей не страдал такой ерундой и готов был навалять шакалу по самые «небалуй», лишь бы тот унялся наконец и вынул это шило из задницы.
- Чего ты хочешь? – Может, закинуть его в Нави к самым жутким демонам и пусть развлекаются друг другом. – Убить ее? – он мельком глянул на Мерет. – А мне потом твое нытье выслушивать! – Что за бред вообще! Один бог хотел убить двух. Все бессмертные, все при способностях, если что, Кощей сунет всех в Нави и устроит адский вечер в котле с грешниками. Какого черта вот надо выпендриваться, трусить тут своей гривой блохастой и топтать ковер. – Придурок! – рявкнул бог мести, отходя к Мерет. И снова потащил ее куда-то в бок, уводя подальше от шакала,  чтобы тому понадобилось сделать движение для прямого контакта, тогда Чернобог успеет среагировать.
- Ты все еще можешь идти на свою встречу. – весело подмигнул богине волк, окинув ту быстрым взглядом. Ни внешне, ни внутри ему не было страшно и беспокойно. Самое ужасное – это последствия. Их Кощей опасался больше, чем острых когтей шакала, ведь физическую боль он привык терпеть, а вот то, что будет потом с Анубисом, если тот доберется сейчас до Мерет... Разгребать придется же Чернобогу, кому же еще! Ситуация вообще не имела смысла и это спектакль шакала тоже.
- Наше время пришло? – уточнил бог мести. – Совсем алкоголь тебе мозг утопил. – он покачал головой и снисходительно посмотрел на странное существо не местного вида. – Знаешь что, я не дам тебе ее тронуть. – быстро обернулся к богине и добавил, - Ничего личного. – снова возвращаясь к Анубису. – Ты же потом себя сожрешь! Опять будешь пить месяц, а у меня может уже третий раз цирроз начался! Включи мозг, идиот шерстяной! – Чернобог начинал злиться, меняя интонации голоса, глаза потемнели, полнясь яростью, температура в комнате заметно упала, холод пробирал до костей, сдавливая все внутри своими посиневшими костлявыми пальцами, едва не выворачивая наизнанку.

0

17

Примерно две тысячи лет она бы этому виду потеряла дар речи, пришла в раболепный восторг и при этом бы пала ниц. В этом Меретсегер не видела ничего дурного, потому что тогда они вершили судьбу смертного после их смерти и эта власть, эта возможность справедливого суда и власть, мудро используемая Анубисом, завораживала богиню и она даже с определенной гордостью взирала на него, радуясь что помогает ему хотя бы не много, снимая часть бремени ежедневных забот своим скромным трудом.
Но сейчас .. Кровь залила глаза и ссыхаясь на лице, смеживая веки, волосы больно тянули кожу, нос и рот судорожно ловили воздух, а все вокруг так и воняло кровью. Меретсегер помогла перемениться в кобру – тогда раны затягиваются в разы быстрее и учитывая, что теперь половина черепа впервые узрела дневной свет не важно где и не важно как, но она внезапно приняла вполне взвешенное решение этого не делать. Боль пронизывала каждую клеточку ее тела и от нее хотелось орать благим матом, раздирая глотку, но что тогда? Она стала бы коброю и дикая натура взяла бы верх и она напала бы на Анубиса. Яд, конечно, не смертелен для повелителя дуата, но что толку в том, что он бы мог вполне законно отбросить ее обратно к стене или в припадке этого своего «справедливого» образа наказать куда сильнее, чем просто временно изуродованное лицо? О да, это тогда бы могло стать вообще последним поводом для вздоха и именно потому Мерет оказалась от этой затеи.
Увлекаемая в сторону этим их странным третьим лишним, богиня смогла немного перевести дыхание, но сознание стало «мигать» так как внутри нее боролись сущность змеиная и человеческая и потому половину из разговора между внезапно увлекшимся вопросами справедливость Анубиса и его друга (ли), который умудрился между очередными провалами в сознании перекинуться в огромного серого волка, прошла несколько мимо.

Но умирать в сторонке, давясь собственной рвотной массой и кровью Меретсегер все-таки не собиралась. Героическая трагическая смерть была не в ее природе – она, если честно, не любила истории типа «Ромео и Джульетты», как и не понимала жертвенность Дездемоны с этим дурацким платочком, а потом пришлось все-таки собираться с силами и медленно, но уверенно принимать вертикальное положение.

- И кто же это решил? – корка не давала женщине возможность говорить внятно, так как каждое движение губ давалось с больною, но видимо раз в энное количество десятков все-таки нужно было поступать с собою подобным образом. Очень бодрит, право слово.. И ставит мозги на место.
- Это решил мужик, который сначала месяц упивался спиртным, затем прятался у собутыльника в квартире, потом по некому наитию прятался у него по углам, а потом вдруг в нем взыграла мужская гордость и очередная ерунда и решил сначала припугнуть нас явлением этой дикой твари, а потом и своим истинно божественным обликом? Боже, как мудро, а главное справедливо! Решил припугнуть нас своей армией теней? Мне кажется, что это несколько запоздало..

Она стояла, крепко держась за стену, чувствуя, как кости трещали при каждом слове, при каждом звуке и как кобра рвалась наружу. Но, о, нет, нет, Мерет не позволит повторить прежние ошибки и свести все к побоищу богов на почве индивидуального алкоголизма. Богами они с Анубисом свой шанс упустили, так что пускай теперь учиться решать все как человек и пускай посмотрит в лицо своим более свежим ошибкам. Например, на лицо Меретсегер.

Она подняла на него глаза, горевшие лихорадочным блеском, не уступавшим блеску в глазах волкобразного бога-собутыльника. Все, что было выше ключиц, являло собою буро-красное пятно со слипшимися волосами и блеском белков.

- Ах, да, вот кстати .. Хорошо ли бить ту, кому клянешься в любви? О, да, ведь это так справедливо. Маат сейчас кивает. Давай, давай, накажи нас.. Насмеши меня, Анубис. Еще раз..

0

18

21 января 2011 год
Послушай, я знаю как ты «любишь» сюрпризы, друга же ты за это не убьешь, поэтому вот, держи. Анубис протянул ножны с кинжалом средних размеров, рукоять которого увенчали две головы змеи. Наблюдая за реакцией друга, мужчина усмехнулся. Хороший подарок должен быть  хорошим, это закон неписанный и нерушимый. Было бы действительно слишком легко дарить обычное оружие повелителю Нави, который мог достать подобное где и когда угодно. Поэтому шакал пошел на вынужденные меры. Лезвие было пропитано специальным раствором, тщательно изготовленным самим египтянином, который должен был деактивировать любой метаморф, а без его наличия то бога, на 24 часа. Очень удобная штука для решения конфликтных ситуаций или спора, так сказать вполне весомый аргумент кто круче. Действовал он подобным образом: удар должен прийти точно в сердце, желательно его тут же вытащить, чтобы не зацепить еще что-то ненароком. Следующие сутки начинается борьба между сущностями и когда все закончится, то сущности должны были объединиться или же остаться одна из них. – Ты сможешь даже мне вправить этой штукой мозги. Может мне специально тебя разозлить, чтобы ты уладил мой конфликт  с шакалом? – засмеялся жнец.

30 августа 2070 год. Наши дни.
Существо рвало и метало, то, что было сказано Кощеем, не могло быть пропущено мимо ушей. Не сейчас. Рычит, откидывая скипетр, быстрыми шагами приближаясь к объекту для мести, схватил за горло  и  с силой швырнул на стену,  вновь хватая,  выкручивая руку тут же ломая ее в нескольких местах одновременно, заставляя того хрипеть от боли. – Что ты сказал, смерд? Ты всего лишь бог мести, я же контролирую жизнь и время. Я могу сделать так что ты не появишься на этот свет. Или куда хуже, уничтожить то, что тебе дорого. Например, твою драгоценную доченьку. Сделать так, что и не было. – шакал во всю пользовался воспоминаниями Анубиса, стараясь ударить по самому больному, вновь удар, а потом словно наигравшись зверь швырнул Чернобога в последний раз переключаясь на более интересующий объект. Он схватил женщину за волосы, с силой натягивая, заставляя ту, стать на колени, ломая ту гордость, которую она сейчас демонстрировала. Знал бы Анубис, что сейчас происходит, то обязательно бы вмешался, не позволил бы так поступать с любимой женщиной. А ведь он,  до сих пор, несмотря на обиду и гнев, любил ее, более чем, причинить ей боль стало бы самым страшным кошмаром для него.  Те чувства, которые он испытывал сейчас к ней, неужели они были способны затмить все, то светлое что еще теплилось на душе. Да способно. Он позволил этому случиться. Позволил шакалу взять верх, совершив самый низкий поступок в своей жизни. За который потом бы обязательно пожалел. Но это будет потом. Сейчас его Я растворилось внутри того зверя которым он сейчас был. Отключив все то человеческое что делало его собой. – Это твое место. Пресмыкаться передо мной, тварь. Ты забыла с кем разговариваешь. Слишком борзая стала. Пускай, этот глупец, влюбленный в тебя по уши позволяет собой помыкать, так я же тебя отучу от этой привычки. Ты ничтожество. Знай свое место.

Свернутый текст

http://i479.photobucket.com/albums/rr159/child-of-mielikki/Dagger.png

Отредактировано Anubis (11.11.13 12:51)

0

19

Это уже было слишком по всем параметрам. То, на сколько у Кощея хватало терпения для Анубиса было вообще верхом его героизма, но сейчас все рамки пали, преграды были смыты и глаза повелителя Нави наливались гневом, где-то внизу река Нави начинала бурлить и полыхать пламенем, расшатывая все подземное царство. 
Тело заныло от боли, в человеческой форме он был куда слабее шакала и вынужден был терпеть все пару минут пытки (не впервой, впрочем) . Где-то в процессе всего действа начала возмущаться Мерет, что было совершенно неуместным, хотя бы по причине разгневанного шакала явно по ее вине.
- Да ты себя не контролируешь! Какое тебе жизнь и время! – голос Чернобога уже переходил в рык, глаза становились звериными, кидаясь последними словами, прежде чем обратиться волком. Пока Анубис или то, что заключало в себе Анубиса, расправлялось с Мерет, конечности волка зажили и он зарычал, с разгона сбивая метаморфа с ног. Участь богини заботила мало, Чернобог был зол, взбешен, задет за живое и жаждал крови. Нет, не мести, именно крови. Сдесь и сейчас. В животной форме было куда проще, будучи выносливее, быстрее, неуязвимы и с обостренными чувствами не только по сравнению с обычным зверем, но и с метаморфом.
Огромный волк завалил шакала на пол и принялся кромсать острыми как лезвие когтями, раздирая его плоть до костей, ощущая теплый аромат крови на своей шерсти, в пасти. Животное рычало, глаза едва ли не кровью налились, когда он впивался белоснежными клыками в шакала. Он знал, что не убьет его, но хотел истерзать, причинить физическую боль, если не может ударить по больным местам. Между шакалом и Анубисом было значимое различие и, если Анубис был его другом, то эта вторая тварь совершенно не нравилась Кощею, бесила и вызывала на себя гнев бога мести и зла.  С каким же наслаждением волк истязал его, каждый раз упоительно скалясь и рыча, врезаясь в плоть зверя, пока тот захлебывался своей кровью.
Где-то между праведным гневом и животной жаждой рвать плоть на части, у бога мелькнула мысль, как все исправить. Не то, чтобы он хотел исправить сделанное конкретно сейчас, а всю ситуацию в целом. За разгромленную квартиру он еще надает Анубису по морде, впрочем как и за сломанную руку, пару треснутых ребер и выбитый позвонок. Еще и стену треснула, с такой силой тот швырнул бога. Однозначно человеческий облик был не лучшим решение, глянуть хоть на Мерет. Волк обернулся, окинув богиню злым взглядом и недовольно зарычал. Сейчас ему был не так страшен шакал, которому будет куда труднее не то что причинить вред волку, а хотя бы поймать его. Быстрым от природы, в комплекте с божественными данными он доставлял массу хлопот и развернувшись, мотнул хвостом по морде шакала, а потом скрылся в комнате. Поиски не заняли много времени и волк выскочил обратно и кинжалом в зубах, едва не снеся дверь на выходе.
Пришлось вцепиться зубами в горло зверю, лишь бы обездвижить того хоть на секунду и попасть ровно в сердце. Волк обратился в человека, выдернул кинжал и без раздумий или колебаний всадил богу в сердце.
- Сука! – тяжело дыша, но резво матерясь, Чернобог вытер лоб. Он знал, что надо вытащить кинжал, но рука даже не дрогнула, оставив орудие пытки в сердце друга. Кощей все еще был на пределе своего гнева, не желая останавливаться.
Быстро отскочив, схватил Мерет и потащил в другой конец комнаты. – Не трогай его! – рявкнул на богиню, предотвращая любую попытку хоть что-то сделать. Кощей крепко сдавил ее, прижав руки по швам и не давал даже шевельнуться, пока все действо не закончится и «переключатель» не сработает.

+1

20

Существо заревело, выхаркивая скопившуюся в гортани кровь, струйками стекающей по  искаженной морде. Резво вскакивая, но тут же начиная пошатываться едва сохраняя возможность стоять на ногах, а после стало меняться. Постепенно стали проявляться человеческие черты, пока окончательно не став прежним. Резкая боль, перехватывающая дыхание, заставившая согнуться.  Анубис пошатнулся, по его рукам стекала кровь,  опуская  глаза, он увидел кинжал, торчащий из него,  рывком вырвав который, он сжал рукоять в руке, другой плотно зажал рану, пытаясь остановить кровотечение.  Мужчина не раз, был на войне и не раз его отсылали на опасные миссии, но он всегда возвращался целым, с легкими ссадинами и порезами, но ничего серьезного. Он знал, что бога убить практически невозможно и что это ранение, скорее всего сейчас же затянется, но этого не происходило. Его бросило в жар. Кое-как сделав пару шагов,  он облокотился на стену и тут же сполз по ней. Морщась от боли, египтянин все же попытался встать, но не смог, тут же рухнув снова на пол, оставляя кровавые разводы на стене и ковре. Прикрыв глаза, и делая глубокий вздох, как же глупо умирать от какого-то жалкого ранения, он же Бог, тогда почему рана не заживает.

***

Перед глазами все плыло. Мне было невыносимо жарко. Словно я сгорал изнутри. Даже тогда, когда в первый раз причиной такого состояния стал Чернобог, мне не было настолько больно,  как сейчас. Все тело ломало, я едва мог хоть что-то видеть. Но та картина, увиденная мною сразу после удара, повергла в ужас. Мер, что я с ней сделал. И вновь все тело сгибается пополам. Начинаю меняться, превращаясь в шакала, потом обратно и так по кругу. Оно отбирает у меня слишком много сил, кровь слишком быстро покидает мое тело. Попытался регенерировать, но вместо этого выплюнул очередную порцию крови. Темно-красная почти черная, я где-то слышал, что это дурной знак. Как же больно, словно тысячи иголок пронзают насквозь, разрывая все, что осталось от меня. Дышу через раз, боясь пошевелится чтобы не вызвать очередную волну разъедающую мое тело.  Но тут, очередной оборот и я уже не сдерживаясь вою. Шакал пытается накинуться на обидчиков, но вместо этого получается лишь ползти, растягивая кровавый след, тянувшийся за собой. Скулит как побитая собака, сжавшись. Ему больно, от чего мне становится в несколько раз хуже. Вновь возвращаю себе облик, полностью распластавшись на полу,  мой мозг начинает плавиться от повышенной температуры сягнувшей за 40. Руки шарят в поисках чего-либо, чтобы могло сделать мне еще больнее, переключив фокусировку в другое русло и возможно даже остановив метаморфозы происходящие во мне. Я не чувствую конечностей, они словно отмирают, а быть может так оно и было, когда вне сознания где-то в районе души ведут борьбу две разные, абсолютно противоположные силы. Каждый воюет за свой участок земли, за право владения, за жизнь. Никто не хочет уступать слишком многое стоит на кон. Это отчаянная битва двоих безумцев, стремящихся хоть как-то зацепиться за реальность. Я слабее чем могу показаться. Наверно, сейчас он слишком силен, что чаще всего, именно у него получается взять верх. Я стараюсь не допустить этого, но понимаю, что не сильно и сопротивляюсь. Смысл возвращаться туда, где заварил подобную кашу, по-сути я не могу  простить себя, я корю себя за ту мимолетную слабость, приведшую к подобным последствиям. Отступить я тоже не могу, что это? Бегство. Нет, я не могу поступить так. Подвергать их большей опасности, если вернется зверь. Все же удается вернуть себе облик, пускай и ненадолго. Тут же охватывает дрожь, губы подрагивают. Смотрю на них несколько рассеянным взглядом. – Не подходите, не трогайте меня…-срываясь на сдавленный крик, а после совсем тихо добавляю, хрипя – пожалуйста, уходите. Окидываю взглядом кинжал. Это же тот самый, что я ему подарил, все же пригодился. Я даже обрадовался этому факту. Видимо, я не ошибся в человеке, которого назвал своим другом, он не стал медлить. Я благодарен. Искренне. Пытаюсь сесть, всемогущий Ра, как же невыносимо больно, часто дышу, стараясь поджать к себе колени. Немного легче, кажется и кровотечение уменьшилось. Быть может сам шакал взял тайм-аут, давая мне передышку. Но сейчас было определенно легче.

+1

21

Идиотизм ситуации заключался в том, что она а) должна была послушать Большого Серого Волка б) смотреть как большая косматая тварь превращалась в истерзанное нечто, отдаленно напоминавшее ее возлюбленного в) она ничего не могла сделать, что бы в припадке ярости, замешанной на собственной физической боли и неудовлетворенном женском желании понять какого она виновата во всей это заварушке и за что она схлопотала. Да, кстати, лицо пока не восстанавливалось, потому что возвращаться в кобру ей еще было страшно, но чертовски больно, а еще потому что нечто в глубине сердца подсказывало, что пора прекращать орать на оборотня почему он всадил кинжал в сердце Анубиса и скулить, что ей было больно. Что-то тут было не так и на то, что за этим последовало богиня желала досмотреть глазами человека, а не блестящими бусинками змеиных глаз, которые не совсем восприимчивы к столь яркому освещению. Тем более, что запах крови, не важно чьей, сейчас бы перебил все остальные адекватные чувства и придушить большую кобру в конце такой напряженной драки было бы скверным окончанием.

Но на все эти действия у Меретсегер не было возможности даже двинуться – собутыльник Анубиса не просто оттащил ее от линии огня, но и при этом крепко зафиксировал в своих объятьях, так что все робкие попытки дернуться тут же были угомонены и женщине только оставалось лицезреть как шакал медленно и мучительно превращался в знакомую ей человеческую форму, не считая то ли судорог, то ли конвульсий, за каждую из которых Мерет била мелкая дрожь и на глаза наворачивались слезы. Увы, она была чрезвычайно сердобольна, особенно к страданиям близких и особенно если не понимала природы того, что происходило. А что именно произошло с Анубисом и какого черта в нем взыграла его шакалья натура она так и не узнала, отдаленно догадываясь что к спиртному тут было подмешано еще что-то, но что именно она, увы, не знала.

- Нет, - и она сморгнула слезы и хотя голос ее звучал неровно и сбивчиво (говорить со стянутыми кровью губами было не совсем удобно), но упрямый взгляд выдавал всю серьезность ее намерений.
- Мы не уйдем .. Я не уйду..

Она хотела добавить что-то еще о том, что она не сможет так просто отвернуться от этих налитых болью и страхом голубых глаз, но тут уже ее собственное тело взбунтовалось от затянувшейся пытки физическими увечьями. Система регенерации мола быть некоторое время подконтрольна богу, как и механизм запуска, но после определенного момента ожидания божественная сущность брала верх над обычной и бралась «ремонтировать» свою оболочку независимо от желания хозяина.
Одна за другой, судороги скрутили ее искалеченное тело и Меретсегер каждой клеточкой почувствовала, как клетки начали регенерацию. Сопротивление было бесполезно, так что издав протяжный, полный боли крик, женщина повалилась на пол, несмотря на все попытки оборотня ее удержать в вертикальном положении. Мерет только и успела, что крепко сцепить зубы, что бы не заорать снова, когда кобра взяла верх и по лицу побежали первые предвестники преображения – мелкий чешуйчатый рисунок. Потом, конечно, станет легче и станет меньше огня под кожей, но сейчас это было слабым утешением..

+1

22

Это было похоже на ад, словно все небеса просто выставили за дверь нежеланного гостя и указали на то единственное место, где уже заждались. Отвратительно само ощущение того, что придется испытать на себе все муки, на которые я обрекал грешников. Увольте, я не был праведником или еще лучше великомучеником, но я не человек, поэтому изначально не заслуживаю подобного. Я смотрел на них через пелену уславшую мои глаза, все настолько размыто, что вместо их лиц лишь контуры, вместо силуэта – тени. Мне сложно уследить за телодвижениями любое движение глазным яблоком и тут же пронзает током. Хотелось почувствовать ее тепло, чтобы именно она зажала рану, из которой легкими пульсациями порционно выливается кровь. Видеть ее участие, знать, что просто не имею права на поражение. Но она этого не делает. Что-то происходило, было бы прекрасно, если бы я хоть что-то смог различить, но все осталось неизменным: тени, контуры. Все слова доносились, словно через вакуум, настолько отдаленно от меня, что не удавалось разобрать ни единого слова. Не знаю, слышит он меня или нет, я обращаюсь к своему другу, все же надеясь, что он поймет о чем я толкую, - Кладовая, книга…полка…ключ...,  - я выстроил логическую цепочку настолько понятную как только смог, вернее я четко понимал о чем речь, но мои слова едва ли могли быть верно, истолкованы. Порядок слов перепутан, не понимаю, где я упустил нить происходящего, повторяю, - ключ, кладовая, полка, книга,  - едва ли стало понятнее, но попытка все же должна хоть к чему-то привести. Пытаюсь это исправить, думая как объяснить лучше. Язык заплетается, тело не слушается, ощущаю себя врагом собственного тела, которое сейчас пыталось сохранить свои остатки, уберечь от меня. Боль не проходит, что я могу еще сделать. Терплю, сжимая скулы настолько сильно, лишая любой возможности на воспроизведение любого звука. Дышать все еще трудно, я задыхаюсь. Стараюсь не подать виду, не знаю смотрит она на это или нет, но еще больше пугать ее мне не хотелось. Сердце замирает,  пропуская удары, пока окончательно не останавливается, испуг сковал все мое тело, упираю взгляд в пол, стараясь вернуть спокойствие, шакал внутри мечется, воет раненным зверем. Он слабеет, я слабею. Как бы хотелось отмотать время вспять и не совершить этой ошибки. Мои силы не подвластны искалеченному телу,  даже регенерация не запустилась, а я всегда считал, что она включается автоматически. По щелчку. В памяти всплыл фрагмент: когда мы с Мерет обсуждали будущее. Тогда она четко дала понять что если со мной что-то случится, то унывать она не станет, более чем ей не будет никакого дела, даже не вспомнит. Именно сейчас эти слова жалили с особым рвением. Я просто поражен тем фактом, что все еще могу трезво размышлять, нет, просто думать. Это же надо было так встрять, поддаться чувствам, утопить в них логику, трезвые размышления. Наломать столько дров, а из-за чего спрашивается? Женщины! Единственный известный человечеству яд от которого нет противоядия. Уж я-то знаю это наверняка.  Я искренне ненавидел того кто явился их создателем, точно так же как и жалел о той случайной встрече в Париже. Да и какое ей дело? Единственное что я не допущу, я не подарю ей такого удовольствия, нет. По крайней мере, есть хотя бы один человек кто не позволит мне вот так спокойно отправится на тот свет. И пока это остается неизменным – я буду бороться. Сердце запустилось вновь. Как же приятно чувствовать его движение в грудной клетке, его стук ласкает подобно любимой мелодии слух.  Кровотечение несколько остановилось.  С трудом встаю, сам поражаюсь, откуда нашел в себе силы, пошатываясь, ноги ватные, словно инородные мне. Ходули и те более надежны. – Чернобог, перемести меня на остров, я …открою кладовку и скажу что смешать…- хрип вырывается из моей груди, даже больше похож на свист. Неудивительный факт учитывая наличие сквозного отверстия в груди. Поворачиваю голову к Мер, все еще не четко различая черты ее лица, - Прости, мне действительно очень жаль. -  не знаю что говорить, даже подобрать слова не получается, мозг по прежнему слишком воспален. Я горю. Перед глазами вновь резко стало темнеть. Нет-нет-нет! Только не сейчас, ноги подкашиваются и я проваливаюсь во мрак.

Отредактировано Anubis (12.11.13 01:39)

0

23

Мы? Она сказала «мы не уйдем»? Кощей чуть не поперхнулся и удивленно посмотрел на богиню, но та быстро исправилась. Распластанный по полу Анубис не вызывал у него такого интереса и трепета, как у Мерет, которую уже била мелкая дрожь и Чернобог начинал ощущать себя примотанным к электрическому стулу, потму отпустил ее. Тем более, бог смерти, кажется, вернулся, хоть и не в полном составе органов и с немного помятым фасадом стараниями Кощея. Чего только не сделаешь для друга!
- Так уходить или тащить тебя на чертов остров! – не спросил, выругался бог мести, через слова ругаясь самыми непристойными фразами, ибо все происходящее вокруг можно было описать только таким образом. Смерч бы оставил меньше разрушений, чем трое богов не поделивших одного Анубиса! Какой проказник. И все бы он  насмехался, пока не вспомнил про противоядие, нужное для нейтрализации действия клинка и возврата нормальной формы бога. Кощей даже мысленно застонал, закатив глаза, роняя из рук Меретсегер, но этот факт не так сильно озаботил бога, как начавшееся превращение богини.
- Да вы издеваетесь!!! – рявкнул бог, переступая через богиню-кобру и направляясь к Анубису. - Достали, боги хреновы! - Обиженная женщина хуже фурии в аду, а обиженная богиня в метаморфной форме... Стоит ли говорить, что радужного приветствия Чернобог в принципе не ожидал ни от кого, а тем более от существа в подобном состоянии. Он даже вовремя сменил сторону и подошел к Анубису, потому что тот начал что-то бубнить, требовать перенести его куда-то... – Куда? – переспросил Кощей, подходя к богу. – А сейчас нельзя сказать?! – Эта его склонность все усложнять иногда выводила. Скажи! Зачем тащиться куда-то. Не можешь сказать, так напиши на бумаге. Нет бумаги, нацарапай на себе ногтем, на полу кровью... Мало ли способов. Анубису же приспичило устроить квест и пойти самой окольной дорогой через кактусы, при чем, все кактус определенно достанутся Кощею.
- Будет тебе это чертово противоядие! А потом я тебя утоплю, клянусь! – Свое возмущение по этому поводу Анубис выразил грохотом от  встречи своей не хрупкой тушки с полом. – Да, проломи пол, давай! Его ты не сломал еще! – Самое обидное в гневе бога мести была не способность его действительно выместить, кроме того раза, когда волк кинулся на шакала. Мстить Анубису и бросить его тут – было слишком, тот же по сути был не слишком и виноват, но вот заставить мучиться – запросто, да и издеваться никто не запрещал. Придется же вылечить его, зато потом можно начистить физиономию за этот цирк со зверинцем. И совесть его совершенно не трогала, у Кощея даже не было таковой, от чего все его действия были просто надругательством над полудохлым другом.
С недовольным лицом он кинул взгляд на Мерет, - Ты спешила куда-то, кажется. – Кажется, его идея была не слишком удачной и не надо было ее приводить сюда. Хотя, кто знает, как все может обернуться. Женщина в своем метаморфе была не столько агрессивна, может даже контролировала свою тварь или та была ее продолжением, как волк у бога зла. Но, это мало занимало повелителя Нави. Вместо бесед и вопросов, тот быстро поднял кинжал, спрятав за пояс и присел возле Анубиса, все еще бесчувственно растянутого по дорогому, пропитанному кровью ковру. – Остров, так остров. – положив руку ему на плечо, приготовился перенести их в дом Анубиса в Австралии.

0

24

Она медленно, но уверенно приподнялась с пола, фокусируя взгляд на забившемся в конвульсиях суженом и заставила себя не отводить взгляд. Так должно было быть и так должно было случиться, ей нужно привыкать и к такому, если богиня желала разделить с ним вечность и учитывая что шакал жил в нем 24 часа в сутки 7 дней в неделю и энное количество дней в году, то кто сказал что это был первый и последний всплеск? Мало ли спиртного в датском королевстве..
Голову и все тело еще пробила дрожь, но богиня все же заставила себя не просто сесть, а после минутной передышки подняться на ноги – что бы еще через минуту оказаться возле взмокшего бога дуата и его собутыльника, имя которого женщина до сих пор не знала. Отдав должное его комментарию, она медленно одарила незнакомца полным упрека взглядом и предупреждающе зашипела.
- Цыц, - только и парировала Мерет и краем глаза уловила как мужчина спрятал злополучный кинжал со странной силою. Ладно, его происхождение и судьба станут на повестку дня, когда они проведут ревизию в собрании артефактов у бога дуата дома, а потому не теряя времени, женщина цепко схватила бога за запястье – ну уж нет, без нее они никуда не пойдут!

Перемещение оказалось как всегда мгновенным, хотя для богов в их животной форме это вообще всегда было секундным делом и вот они уже трое оказались посреди особняка Анубиса на острове. Знакомые места и кто бы мог подумать, что в следующий раз она окажется здесь при таких обстоятельствах? С сожалением скользнув взглядом по гостиной, где они оказались, Мерет заметила, что после их недавней ссоры и вынужденного расставания дом сильно растерял свой уют и тепло. То ли потому что ее любимый мало проводил тут время, то ли потому что все-таки иногда нужно было поверять ему свои маленькие тайны вроде Мел..

- Кладовка по коридору, в конце, - бросила она незнакомцу, благодаря Создателя за то, что змеи не были способны плакать и потому осторожно положив голову Анубиса на стянутую с дивана подушку, Мерет присела рядом с ним и зыркнула на товарища по несчастью.
-Активнее, барышня..

0


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Так вот ты какой, северный олень! [30.08.2070 г.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC