Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Закулисье бессмертия или записки Эхнатона [1334 г. до н.э.]


Закулисье бессмертия или записки Эхнатона [1334 г. до н.э.]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название:
Закулисье бессмертия или записки Эхнатона
Участники:
Анубис, Тот и Меретсегер
Время и место действия:
1334 год до н.э., 17-й год правления фараона Эхнатона, Ахет-Атон/ дуат
Краткое описание событий:
Мертвым месть не важна, она ничего не меняет, но для богов вечность это только начало для хорошей, качественной мести.
Последние часы жизни фараона-отступника Эхнатона были неожиданно скрашены сначала богом Анубисом, а затем и товарищами Тотом и Меретсегер, после чего вопрос о том куда пойдет душа фараона и что станет с его телом встал не просто ребром.
Очередность постов:
Анубис/Меретсегер/Тот

Отредактировано Meretseger (03.10.13 15:39)

+1

2

Смерть – неизбежна. Никогда не знаешь, когда она придет по твою душу. И я не знал, считая себя подобным великому Атону, я думал, буду жить вечно. Я не был к этому готов…но помню все настолько четко, каждую секунду, каждый миг. Яд разливался по моим жилам, разгоняемый кровью. Я судорожно сжимал пальцами грудную клетку, умоляя кроветворный орган замедлить свой ритм хоть чуть-чуть. Подарив мне еще пару минут. Озноб, пронзающий мое тело, я чувствовал, как жизнь покидает меня. По капле. Мышцы содрогались в предсмертных конвульсиях, тело не хотело умирать и боролось с отравой до последнего. Из последних сил я мысленно взывал к великому Богу, в надежде, что он услышит мольбы своего сына и облегчит хоть на миг мои мучения.  Страх заполонил все мое сознание. И в тот момент когда я уже готов был умолять о смерти…Когда был готов на все чтобы поскорее все закончилось, появился он. Сначала это была нечеткая фигура. Зрение меня изрядно подводило, особенно в последние минуты, но с каждым его шагом я чувствовал приближение неизбежного. Это была сама Смерть. В существование которой  я не верил до последнего. Он подобрался ко мне совсем близко. Я слышал рычание, дикое, злобное.  В тот момент я застыл в ожидании, мысленно перечисляя в голове имена всех известных и забытых мной богов. Процедив через плотно сжатые губы - Инпу. На этом мои воспоминания обрываются,  когда я снова открыл глаза, я почувствовал такую легкость и безмятежность. Словно я невесом. Никакой боли, никакого страха. Быть может повелитель дуата меня пощадил? – пронеслось эхом в моих мыслях, которые я впервые тогда услышал настолько четко, ясно, что сам удивился. Но опустив  глаза вниз, я замер. Ответ пришел сам по себе. Я мертв. Стоя над своим скрюченным  телом, я нахмурился, вернее, обязательно попытался бы это сделать, если был жив. Картина была не из приятных. Но видимо я заслужил, ибо забирать меня жнец не спешил. Недалеко от моего трупа стоял высокий, статный мужчина, на вид не более 30-ти лет, я бы сказал даже меньше. Он был одет в какую-то странную для меня одежду, ничего подобного я не видел ранее. Довольно густые волосы, доходящие до середины шеи, что было не менее странным, учитывая климат в Египте и особую активность блох. Но больше всего меня поразили его глаза, они сверкали холодным синим оттенком, настолько глубоким, что воды Нила казались бесцветными по сравнению с ним. Помимо всего от незнакомца веяло чем-то знакомым, но я не обратил на это внимания. Сейчас меня больше волновало исчезновение Инпу, все же страшно было остаться в одиночестве своего загробного бытия. Незнакомец подошел к моему телу и пнул его пару раз. Да как он смеет, я великий фараон. Пусть проявит уважение, хотя бы к мертвому. Однако, чужеземец даже не скрывал своего призрения ко мне. Он поднял глаза и заявил: - глупец, ну и что мне с тобой делать? – пронизывающий бархатный тембр, вызывающий вновь странное ощущение, будто бы я слышал его раньше. В голову стали закрадываться мысли, что не простой это человек. Все мои догадки подтвердись лишь тогда, когда я наконец сообразил, что обращается он вовсе не к телу, а ко мне. Я молчал, боясь сказать хоть слово. Вновь раздался знакомый рык. А после в руке мужчины появился уас, и тут я понял… передо мной никто иной как Инпу – бог загробного мира, повелитель дуата, хранитель мертвых. Моей радости не было предела. Шакал всегда славился своим благоразумием и добродетелью. Более чем, он был одним из самых добрых богов старого пантеона. Но…ощущение тревоги, почему-то не покидало меня.  Бог смерти стукнул своим посохом по полу открывая какой-то проход. Не помню как, но меня засосало в эту кромешную тьму, я даже не успел испугаться. Когда вновь мои глаза увидели свет,  помимо  знакомого бога рядом красовалась фигура еще одного, вернее одной. Она так же не походила, на представления египтян…поэтому было сложно определить кто же она такая. Сначала я думал что это Инепут – супруга хозяина дуата. Но услышав тихое шипение понял что в очередной раз ошибся…
***

Утро выдалось ранним, когда вместо долгожданного выходного, шакалу сообщили, что в мире смертных умерла еще одна душа. Тяжело вздохнув и поднимаясь с кровати, Анубис достал  черные брюки и такого же цвета рубашку – новый сувенир из путешествия во времени, помимо всего еще и очень удобный, - облачился в них. Что сказать, идти куда-то вообще не хотелось, но долг звал, а значит, хочешь, не хочешь, а делать нужно. Лишь после когда мужчина прибыл на место происшествия то сообразил в чем дело. Эхнатон – скончался-таки. – недовольство бога не было предела. Уж слишком долго повелитель дуата точил на него зуб. Обычный смертный бросивший вызов богам. Выбора не было. Раз уже появился, значит забрать нужно. По крайней мере, душу вытащить, а там как пойдет. Шакал склонился над умирающим фараоном и возложив Анх на его грудь, коснулся уасом центра солнечного сплетения, наблюдая за тем как душа царя Египта покидает бренное тело. Закончив все неприятную процедуру, хозяин дуата, встал недалеко от тела, наблюдая исподлобья за  ошарашенным духом. Но как и обычным смертным любая клоунада, даже самая потешная рано или поздно надоедает. В случаи египтянина это же скорее рано. Вновь подойдя к телу, шакал пнул несколько раз холодеющее тело, поднимая на КА фараона ледяной взгляд, - Глупец, ну и что мне с тобой делать?! – выжидающе прорычал смерть. Ответа не последовало. Вздохнув, сын Осириса, призвал свой, доныне скрытый посох, открывая проход, тем самым перемещая и себя и душу и тело фараона в обитель своей подчиненной Меретсегер.  Найти женщину не составило труда и уже спустя пару минут, Анубис обратился к ней с весьма двоякой просьбой. – У меня тут…этот Аменхотеп который. Может, поселишь его в какой-то из гробниц? В дуат ему уж точно путь закрыт. Пусть ему его Атон, загробную жизнь обеспечивает. А я – умываю руки.

Отредактировано Anubis (03.10.13 15:41)

+1

3

-Который?

Это была чисто профессиональная привычка - спрашивать кого сегодня хоронят, хотя вобще-то у Мерертсегер все было записано согласнао готов гробницам. Долина царей вобще была место в этом плане очень организованным  и если не брать в расчет внезапные смерти от болезни или крайне редкие смерти насильственного харктера в деревне мастеров и рабочих, кто свободного пространства, которое  бы "гуляло", у богини не было.
Утро начиналось крайне хорошо еще до появления Анубиса. Хотя жизнь в долине замерла с воцарением фараона-отступника, которому приспичило перезахоранивать своих родственников близь Ахет-Атона и там же полготовить для себя гробницу, Меретсегер хватало забот по какому-никакому поддержанию порядка в уже имеющихся захоронениях. И не считая, что ложные двери многих гробниц давно не мешало бы подновить и оставить возле них подношения, она все-таки считала что вполне справлялась со своими обязанностями по мере своих скромных сил. А сил у нее, кстати, опять-таки благодаря Эхнатону, было уже и не особо много, учитывая увядание культа и признаков жизни в долине, а потому упоминание об Аменхотепах у нее сначала не вызвало особого удивления - Отступник давно именовался в честь этого одноглазого подлеца Атона, которому так нравились льститвые речи своего неразумного поклонника и который уже поставил на уши весь Египет своими безумствами. А вот зачем трогать давно благоденствующих отца,деда и прадеда Меретсегер стало интересно и неясно.

- Третий? - и богиня поставила на выступ в скале тарелку с плодами инжира, которые ей давече занес Бэс с последними сплетнями о том, что творилось в мире. Маленький карлик частенько захаживал к кобре и любил ее компанию, так что учитывая, что утро выдалось теплым и ленивым и после приятной вечерней беседы со старым другом Меретсегер позволила себе сегодня предстать пред Анубисом не в совсем парадном виде, а потому ее волосы были заколоты шпилькой, а платье было самое простое, из выбеленного льна. Собственно, куда спешить - все уже здесь. С ленцой во взгляде, женщина потянулась за одним из плодов, рассмотрела его, надкусила и с набитым ртом медленно произнесла:
- Так он .. там.. лежит. Зачем его переносить?Пускай лежит, -  и она махнула рукою в неопределенном направлении и снова откусила кусок от сочного плода.

Зачем было куда-то перемещать фараона Аменхотепа Третьего, она поначалу в толк взять не смогла, но уже отвернувшись и стирая с теплого камня пыль, до женщины внезапно дошло о каком Аменхотепе могла идти речь.

- Стоп, - и она озадаченно обернулась к начальнику и покосилась на маячившую за ним фигуру в полном недоумении. - Четвертый?!

+1

4

Сладковатый запах воска обволакивал все святилище. Тот с наслаждением вдыхал его, расслабленно сидя на циновке перед огромной чашей с водой. Пальцем мужчина подталкивал небольшой деревянный кораблик, чтоб он качался на волнах, рискуя завалиться на бок, в то время, как сидящий напротив человек что-то взволнованно говорил.
- Я знаю, что не имею права просить богов о таком, но… Амен-хотел не заслужил такой участи, - пожилой египтянин не глядел на Тота, ему хватало того, что Ибис просто находится рядом с ним.
- Каждый отвечает за свои поступки, Эйе. Фараон же судится по особым правилам, я здесь мало что решаю, - лениво ответил бог. Казалось, кораблик захватил все его внимание. Дядя умершего фараона зря пришел к нему за помощью – Тот не вмешивался в дела других богов, он только от них отвлекал, когда решал немного развлечься. Но мысль, что не погребенный по старым обычаям человек так и останется неприкаянно ходить в этом мире, заставила отвлечься от столь важного дела, как игра с моделью суденышка.
Такой уж сильной неприязни к «Врагу из Ахет-атона» метаморф не испытывал, но и жалеть его не собирался. «Интересно, кто мог убить этого недоумка? Может, стоит найти этого парня и пожать ему руку?»
Забавно. Люди действительно весьма интересные существа… Возможно, если Тот возьмется за это дело, ему удастся хорошенько повеселиться или хотя бы узнать что-то новое. К тому же,
Эйе в былые времена  был частым гостем в святилище покровителя мудрецов. Он, как и сам бог, искал новых знаний. Общаться с дядей фараона было весьма интересно, и хоть египтянин целиком и полностью был на стороне Эхнатона и его дурацкого культа, Ибис не хотел разрывать этой связи. Однажды он смеха ради даже придумал отрывок для гимна Атону, зашифровав в нем довольно глумливое послание. О, как же бесился солнечный божок, когда ничего не подозревающие почитатели начинали распевать эту молитву!
- Амен-хотел не может быть похоронен, как следует, но он не просто человек – он царь, приближенный к богам, - попытался заступиться за племянника мужчина. Ибис скептически хмыкнул:
- Что-то не припомню, чтоб кто-то из нас пил с ним на брудершафт. Можешь идти, у меня есть еще и другие дела помимо выяснения судьбы отступника. 
Ох уж эти смертные. Эйе раздосадовано вскочил на ноги, точнее попытался вскочить, но возраст уже не позволял так резко вставать с места. Тот окликнул его, когда мужчина почти вышел из святилища. «Что-то давно я не навещал загробный мир», - подумал он, и произнес:
- Теперь Эхнатон – наша забота, раз он не сможет пройти по дороге смерти.
Бог щелкнул пальцами и исчез.

+1

5

Шакал смерил женщину недоумевающим взглядом.  Не до конца понимая все проблему в ситуации. Он же, кажется, вполне ясно выразился, что хочет, чтобы женщина забрала этот самородок, куда подальше, с глаз хозяина подземного мира. Надокучливое привидение не только шнырялось рядом с богом, но еще изрядно насалило в той, еще живой жизни. Так что ж оставалось? Терпеть пока фараон просто обезумит и скормить многочисленным тварям, кишащим в дуате. Тоже вариант, только к глубочайшему сожалению, данный план вряд ли будет одобрен свыше, так сказать верховным шефом – Ра. Но план был хорош. Чертовски. Мысленно Анубис уже прокатил несчастного по всем кругам Ада описанных Данте в его великом произведении,  попавшееся недавно на глаза шакала, во время очередного путешествия. Причем последнее ему даже понравилось. Люди оказывается такие изобретатели, выдумщики. Аж дух захватывает от их безумия. Они живут всего какие-то лет 80, но тем не менее успевают найти столько проблем на пятую точку. Анубис вряд ли мог насчитать у себя хоть штук 15, а у этих смертных число сигануло, чуть ли не за двести. У особо одаренных личностей даже более.  Чего стоил только сам отступник. Ну не сиделось же смирно, нужно было что-то придумать, деть неуемную энергию. Как вывод – создать новый культ Бога. Нажив себе бесчисленное количество реальных врагов и что более страшно, заведя божественных недоброжелателей. И где же сейчас его Атон? Почему не спасает своего сына? Именно! Нет никакого Атона, а если и был, то он где-то прячется, боясь гнева всевышнего. Сыну Осириса, последний вариант казался настолько маловероятным, что мужчина предпочитал думать что это всего лишь больная фантазия закомплексованного мальчика получившего власть фараона.  О да, власть опьяняет и порой слишком даже. Но в любом случае нужно сохранять трезвый рассудок, чтобы не наделать вот таких вот глупостей. Когда против твоей персоны ополчились чертова дюжина древнеегипетских богов, если не больше конечно. Математика не конек Анубиса как говорят смертные. Восток как говориться дело тонкое. А кровь текущая по жилам горяча как лава. Так что все выбрыки богов и их гнев вполне очевиден, а в данном случае даже уместен. Ну не хотел шакал пускать его в дуат, замарает же все ковры там, своей грязной душонкой. А тело еще же и гнить будет. Омерзительно. Душа Эхнатона что-то там пищала за спиной, но бог смерти не обращал на это ни малейшего внимания, обращаясь только к Меретсегер, - Да, он. Забери его! Чтобы я даже не слышал о нем, не видел и не вспоминал! Сделаешь? Умница- поцеловав женщину в лоб, всем своим видом показывая что ее мнение не спрашивается и уж тем более шакал не потерпит возражений. Широко улыбнувшись, египтянин взял один финик с тарелки и откусив засунул содержимое за щеку, пробуя. – Ммм, вкусно…кто принес?

Отредактировано Anubis (03.10.13 20:27)

0

6

Обычно Меретсегер была очень послушной и вежливой девочкой, но сейчас ей было не до этого.
Медленно, но уверенно едва не поперхнувшись сочной мякотью, женщина смерила повелителя дуата удивленным взглядом и проследив за фиником, который исчез во рту начальства, таки проглотила свой кусок и теперь более доходчиво принялась объяснять почему сегодня все было занято, особенно для этого посетителя.

- Он, - и она на повышенных тонах ткнула пальцев в смутную тень, которая что-то там мямлила, - сюда, - и рука тут же указала в неопределенную точку вверенной ей теоритории, - не войдет. Пшел вон со своим Атоном, пускай он ему устраивает лежбище, гробницы, пересыльный пункт и прочие. Он мне все планы сбил, сын шакала, а я ему гробницу в подльзованье?! Сейчас, бегу и падаю.

Фараонов Мерет чтила - они были воплощением Ра и Гора на земле, правили Египтом и вели его дальше среди великих держав их мира. Фараоны были потомками богов, были под их покровительством и элементарно обеспечивали богиню работою и потому она терпела разного рода придумки, фантазии и прочие маленькие пожелания к последнему месту упокоения и зорко следила, чо бы все было как надо, даже если это "как надо" на самом деле было невероятно сложно.
Но Эхнатона? Взят сюда? После всего, что этот язычник сделала? Возможно, о существовании Меретсегер он и не догадывался, искренне предполагая, что местом упокоения его собственного отца никто не занимался, но это не отменяло того факта, что по его приказу некоторые гробницы были вскрыты, большая часть заброшена и оставлена без надлежащего присмотра и ухода, а мастера вызваны в Ахет-Атон украшать его детище. Боги с ним, Атон с ним, но три тысячи бесов, этот фараон хорошо знал что творил, гневил богов и разгневил даже маленькую, но крайне гордую Меретсегер, которая почти 17 лет сама приглядывала за добрым десятком гробниц, заупокойных храмов и кладбищем в поселке! Одна, не считая десятка оставшихся здесь людей. А так - да, одна!
И этого прощать она как женщина не желала и не собиралась!

Зыркнув на Анубиса, она подхватила тарелку, демонстративно уселась на утес и смачно надкусила плод, давая понять всем своим видом что двигаться она никуда не собирается. Иш, чего Анубис удумал - свалить этого еретика на ее плечи, что бы он тут перекантовался. Ага, не дождетесь! Может ему еще фиников подсунуть, небось проголодался, бедняжка.

0

7

Хоремхеб не любил нежданных визитов. Он проглядывал донесения, в том числе и письма от вдовы сиятельного фараона. Обострившиеся отношения с другими странами не давали генералу покоя, а тот факт, что решать эти проблемы придется ему, делали египтянина очень раздражительным. Он готов был всех отправить на тот свет только за то, что ни мешали мужчине сосредоточиться. Именно поэтому, когда за спиной раздался чей-то голос, Хоремхеб резко обернулся, готовясь обрушить на гостя поток проклятий. В этот момент ему даже в голову не пришло, как мог кто-то оказаться в закрытой комнате.
- Ах ты, сын хромого тушканчика! – Взревел генерал, узрев перед собой незнакомца. Парень сидел, вальяжно развалившись на табурете, и что-то рассматривал в своем свитке. – Убирайся!
Ноль внимания. Незнакомец был одет в одежды траурного голубого цвета, однако на истинного кени (так называли себя египтяне) он похож не был: во-первых, лишком бледная кожа, складывалось впечатление, что он никогда не трудился под солнцем, к тому же рыже-каштановые волосы далеко не являлись отличительной чертой этого народа.  Правда, сейчас Хоремхебу было не до этого, ведь молчание незваного гостя еще больше разозлило его.  Схватившись за какую-то палку, мужчина размахнулся, чтобы проучить наглеца, однако немедленно остановился. Его удивленно-возмущенный взгляд так позабавил парня – генерал попросту замер на месте, не в силах двинуться дальше.
- 30 секунд. 25…Все, можешь расслабиться.
Палка с глухим ударом упала на пол, и, словно живая, поползла в сторону опешившего человека. Странные образы закружились вокруг Хоремхеба, и тот в ужасе вскинул руки, когда увидел, КТО перед ним находится.
- Это неправда! Тебя уничтожили!
- Возвысив какого-то жалкого номового божка, вы рассчитывали стереть память о нас? Какая самонадеянность. Опомнись, ты разговариваешь с богом!
Тот – бог мудрости и образования, преспокойно сидел со свитком в руках. Явился он сюда не зря, подозревая, что генерал как-то связан со смертью фараона. Душа умершего без сомнений связана с убийцей, пожалуй, гораздо легче будет отправить Эхнатона на тот свет, если обрушить на преступника возмездие. Хоть самое маленькое, вроде прыщей на труднодоступном месте. Метаморф вполне мог узнать имя убийцы после того, как он умрет, но ждать так долго Ибис не хотел.
- Я знаю все о тебе. То, что было, то, что будет… Абсолютно все записано в этом свитке. Ты уже не можешь ничего изменить, но я даю тебе шанс на искупление….

«Как легко убедить людей к сотрудничеству», -  решил Тот, направляясь к гробнице Аменмхотепа Третьего.  Однако, до самой усыпальницы он так и не добрался, решив по дороге навестить богиню-хранительницу акрополя. Та уже спорила на повышенных тонах с Анубисом, когда мужчина шумно ввалился в дверь.
- Вау, дохлый фараон! – Воскликнул Тот при виде унылого привидения отравленного Эхнатона. 
- О, псинка, и ты здесь!
Бог бросился обнимать друзей, словно не видел их целую вечность, и заодно незаметно стянул тарелку с финиками. Довольно жуя фрукт, он проговорил с набитым ртом:
- Там очередной военный поход намечается, как на счет того, чтобы сходить посмотреть? Будет весело!

+2

8

Шум, балаган, спор – что вообще происходило в Долине Царей. Еще и Тот заявился со своей неуемной энергией. Но ХАМСТВО Меретсегер, да-да именно с большой буквы, породило окончательный хаос в голове египетского божества. Нет, ну допустим за этим всем было весьма увлекательно наблюдать, когда еще фиванская кобра рискнет проявить характер, а тот у нее – вздорный. Но не тогда, когда за тобой числилась обуза, нагадившая всему египетскому пантеону и которую некуда было сплавить. С каждой последующей секундой мысль о расчленении становилось все более и более заманчивой. Втык он не получит за это, к черту Осириса, если что-то не устраивает пусть сам и мучается. А что? Чем не идея. – Тот, а ты какого лешего тут забыл. Хочешь душонку за бесценок? Отдаю даром!!- иронично подметил мужчина, наблюдая за шутовским поведением бога мудрости. И тут как раз напрашивался вопрос ну и где у этого увальня вся мудрость? Не в заднем проходе же…Может, стоило отправить его в будущее для проверки у проктолога, может тогда тот, написал бы гениальные мемуары, как он лечил геморрой всея египетского пантеона, раскрыл истинные мотивы и причуды Тота. Этот бог действительно был занозой, так сказать в заднице практически у каждого египетского бога. Зачем его еще держали – не понятно. Что-то шумное, болтливое, пустоговорящее, неадекватно-психованное, своенравное существо мужского пола, имеющее еще и странную причуду лезть туда, где тебя меньше всего ждут. Анубису периодически приходилось себя сдерживать, чтобы не послать, куда подальше этого ибиса или не спустить всех собак, а вернее только одну – шакала сидевшего внутри бога. Который уже сейчас, пока что тихо, порыкивал в дальнем углу, клацая зубами и звеня цепью ошейника. Ну не нравилась ему птичка, таких нужно кушать, а не лясы точить. Однако, сдержанность и многовековая выдержка все же давали о себе знать. – Мы решаем куда его пристроить. Идей нет!- прорычал мужчина, пнув какой-то сосуд, валяющийся под ногами. Взгляд заскользил по предмету, постепенно губы стали расползаться в зловещей и такой счастливой улыбке. Египтянин почему-то вспомнил про джинов, о которых рассказывал ему один путник, по легенде они исполняли желания и были на века заточены в лампы или сосуды без возможности добровольно вылезти оттуда. Подойдя к сосуду, Анубис наклонился и взял его в руку, повернулся к Эхнатону, приветливо улыбаясь, приближаясь к тому. Резко схватив в охапку, он стал пихать несчастный дух во вместилище. Оскорбленный фараон упирался и назло богу смерти всячески не вмешался вовнутрь. Досада отразилась на лице шакала. – Эй Вы, что смотрите! Помогайте, а то скину на ваши плечи этого оболтуса. Не отделаетесь! – вновь вернув внимание к еретику, - Лезь  в бутылку, сволочь. Джином будешь! Лезь в бутылку говорю…- чередой усилий и нецензурной брани, Анубис все же умудрился всунуть голову призрака в сосуд, однако все остальное просто не подчинялось богу смерти.

+1

9

На картину почти что маслом, если бы краски маслом в те времена были известны художника Среднего царства, Меретсегер взирала с легким недоумением, потому что любоваться Анубисом, который отчаянно и по какой-то одной ему ведомой причине не собирался вести Эхнатона в дуат и теперь рьяно искал способ пристроить его кому-то из неосмотрительных подчиненных и друзей, ее несколько смущали, но забавляли.

- Привет, Тот, - и она протянула ему тарелку чисто машинально, хорошо зная что от бесплатного угощения кто-кто, а Тот не откажется, так что когда зрителей стало двое, Анубис принялся впихивать несчастную душу все активнее.

Зрелище сие было крайне занимательным и как Мерет считала, смотреть на это она готова была вечно, учитывая, что у сосуда слева была маленькая, но плохо видимая дырка (не далее как вчера помощник шлифовальщика надбил кувшин и оставил его здесь, что бы потом пустить черепки на разного рода черпаки и прочее, что нужно было в грязной декораторской работе), но говорить об этом шакалу она не стала из банальной вредности. Ишь, какой умный, еще и угрожает – а то у кобры дел было мало и сторожить неизвестно какого беса этого отступника? Да, конечно, вот прямо сейчас!

- Это, конечно, все очень занимательно но можно задать скромный вопрос? –и дожевав свой инжир без особого внимания и участия взирая на своего повелителя, женщина вопросительно приподняла бровь и указала на то, что торчало из злосчастного кувшина – сверху и немного снизу.
- А почему он не может попасть в дуат, как все остальные? У этого сына Апопа и гробница ведь есть, чего ему тут делать? Осириса не удивит отсутствие одного весьма примечательного своего родственника?

Где-то из глубин кувшина донеслось робкое нечто о том, что на самом деле это было «возлюбленное Атоном», но то ли незадачливой душе было нечто такое ведомо, то ли что-то такое видно, но Меретсегер припечатала его взглядом, сулящим быть возлюбленным всем, что тут лежало за попытки отказаться совершить последние из путешествий, и вопросительно посмотрела на Анубиса.
Вот только упоминать о гробнице наверное было лишним.. Лицо богини в мгновение ока переменилось и легкий румянец залил ее щеки, прежде чем еще через мгновение он сменился мертвенной бледностью и богиня глубоко пожалела о том, что сейчас не держалась за что-то, что недавно было правителем обоих Египтов. Конечно, гробница в Ахетатоне, чудесно и просто сказочно.. Так вот чего он приволок его к ней. Странная форма извинения, важность момента или вечная мужская забывчивость – Меретсегер это уже не волновало, потому что то, что должно было служить местом последнего упокоения для Эхнатона, во время недавней ревизии, стало нечаянно местом величайшего позора для Мерет и видимо, для Анубиса, хотя вероятнее всего он об этом и не помнил.
Горьковатый запах штукатурки, новаторские росписи, вопрос о том что тут написано, встретившиеся взгляды, какие-то неурядицы и .. Богиня вновь вспыхнула и злобно надкусила еще один плод, громко чавкнув. Какой же дурою она была..

0

10

«Интересно, если оставить призрака жить в бутылке, он научится колдовать?»
Ибис задумчиво наблюдал за процессом «оджиннивания» старика Эхнатона. Пыхтение, ругань, возмущенные вопли скрученного в трубочку мертвого фараона…Что может быть прекраснее? Веселая суета Анубиса хорошенько позабавила Тота. Он даже оббежал вокруг друга, подбадривая его комментариями:
- Ногой, ногой попробуй!
Раскрасневшийся от усилий Шакал что-то гневно прорычал.
- Эй, Анубис, чего ты такой злой? Тебе штанишки нигде не жмут?
Призрак по-прежнему отказывался становиться джинном, коварно сбегая из бутылки через трещину. Тот уже задыхался от смеха, непроизвольно меняя облик, кинул в него косточкой от финика, чем окончательно нарушил композицию. Ущербная бутылка с прощальным звоном осыпалась осколками, выпустив Эхнатона на свободу.
- Есть два варианта: или провести ритуал погребения самим, но тогда фараону придется отречься от своей «веры», или отправить мертвеца к его обожаемому Атону, - сказал бог, когда, наконец, успокоился. Делать что-либо своими руками он вовсе не собирался, предпочитая только время от времени подбрасывать идеи и ждать результата.
О том, что жертвы убийц даже в долине мертвых не находят покоя, пока их смерть не окажется отмщенной, Ибис предпочел умолчать. С этой задачей он хотел справиться сам, провести небольшое, так сказать расследование (громко сказано, конечно). Поэтому, быстро распрощавшись с друзьями, Тот исчез.
- Итак, что первым делом должен сделать человек, ищущий причину смерти, если он ее не знает? Правильно, посмотреть на место преступления, - сказал бог сам себе, когда очутился в комнате, где отдал богу душу Аменхотеп V. Заботливые слуги уже успели прибраться здесь, уничтожив все следы. Тот выругался сквозь зубы – опоздал. Ох, шакал их всех раздери, как же это усложняет поиск, но с другой стороны, делает его гораздо увлекательнее. О том, чтобы спросить самого пострадавшего речи пока не шло, ведь это испортило бы всю интригу.  Не найдя ничего ценного для своих размышлений, Тот отправился дальше, чтобы поговорить с возможными свидетелями.
- …Просто выбрось это, никто не заметит.
Ибис даже не отреагировал на нечаянно услышанный обрывок фразы. Наверняка кто-то испортил не свою вещь и теперь переживает, что придется отрабатывать убыток.
Дальше – хуже. Слуги, кухарка, даже личный врач – никто из них не смог ответить внятно на заданные вопросы, даже, несмотря на то, что «незнакомец» располагал к себе и люди непременно хотели ему помочь. Тот вновь остался ни с чем.
- Что ж, стоит признаться, это провал. К тому же я забыл о самом главном – об осмотре бренного тела, - с досадой поведал бог Астенне. Павиан широко зевнул, демонстрируя громадные клыки, его больше интересовала сейчас связка бананов, чем размышления хозяина. Тот вздохнул и тоже взял фрукт. К делу с самого начала он подошел несерьезно и непоследовательно, отчего-то решив, что все будет предельно просто и скучно. Но неудача за неудачей все больше распаляли интерес, заставляя ежесекундно думать о разгадке. Вокруг бога витали в воздухе невесомые иероглифы, линии, чьи-то призрачные лица…Он сам не замечал, как создавал их, они являлись отражением его мыслей. Наконец, Ибис открыл глаза и улыбнулся: решение было совсем рядом, такое простое, что, сначала, бог не обратил на него внимания, посчитав пустяком.
- О, кажется я знаю, что делать, - проворковал Тот, поглаживая обезьянку. Астенна безразлично чесался и продолжал поглощать подношение из фруктов…

+2

11

Науськивание Тота, расцененные богом смерти как изрядный стеб, вывели его из себя, от чего мужчина окрасился в насыщенный багровый цвет. Тихо ругаясь про себя, он продолжал засовывать пресловутый дух, в бутылку, явно не довольствовавшись свершенными результатами. –Я тебя сейчас ногой туда засуну, ибис! – и вот очередной провал, бутылка разбита – фараон свободен. Вот же не повезло – думал про себя шакал, а ведь идея сделать из смертного раба, а теперь уже даже неживого, джина было бы прекрасным завершением неудачного дня. Но нет же, все сегодня, определенно было настроено против бога или богов? Те вообще не захотели участвовать во всей этой неразберихе, скидывая полномочия то на одного, то на другого. И кто же додумался убить это существо, с одной стороны – Анубис хотел пожать ему руку, все же ну нельзя проводить такие необдуманные поступки, сносить к едренной фени всех идиотов с постов фараонов. Но с другой, этот кто-то, подкинул невыполнимую задачку для египетских богов. Что-что, а желания расхлебывать которую ему не прибавилось. Подняв  глаза на Тота, внимательно выслушивая все его предложения, а после злобно покашиваясь в сторону Меретсегер. Эта женщина не так проста как он думал, нельзя сказать что он был взбешен, скорее заинтересован, но эго было задето, поэтому он добавит ей работы, чтоб знала как с начальством спорить. Ему понравилась мысль, сплавить египтянина Атону. Он его единственный бог? Вот пусть к нему и валит. Три – ноль в пользу богов, единогласно и наверняка так бы они поступили. Но тут, бог мудрости куда-то слинял. Кинул их в  самый неподходящий момент. Неужели решил что всю операцию «Эхнатона к Атону» проворачивать будет снова один Анубис. На богиню он уже не рассчитывал. Более чем, теперь на нее уповать вообще не стоит. Ишь характерная какая. Поэтому шакал еще раз с горечью покосился на разбитую банку. – а счастье так близко было. – произнеся вслух как бы самому себе, а после вновь возвращаясь в реальность. – Ну и куда он делся? Лично я этим заниматься не буду! Пусть делают из него куколку и лежит в саркофаге, сопит в три дырочки. Или в четыре? У призраков есть ноздри? –кажется, сейчас этот вопрос интересовал бога больше всего. Усадив божественный зад на песок, вовсе не заботясь о чистоте своих черных брюк, тот зевнул и уже полностью разлегся на холме. Тепло, хорошо. Шепот барханов – убаюкивал, еще секунда и мужчина уже отключился, засыпая настолько сладко, как младенец. Хитрый план уйти от ответственности, заснуть – оставив Мер вместе с Эхнатоном, пусть воюет. Она же это умеет. Очередной подкол со стороны бога смерти. Он мог бы подумать об этом, но увы, сейчас он мирно дремал, надеясь что никто, ни одна живая или не живая душа не побеспокоит его полуденный сон.

+1

12

Итак, они остались вдвоем. Он и Она. Их взгляды встретились, дыхание едва перехватило, они оба сжали губы, чуть смутились и немедленно отвели глаза, молчание между ними затянулось более, чем на тридцать секунд.
«Пошел к  Атону!» - подумала Она, скорчив ему гримасу.
О чем подумал Он, к сожалению, им было не дано узнать, потому что мыслей призраков она читать не умела и призрак виновато оглянулся по сторонам, совершенно не понимая отчего отец его Атон, которому он возносил хвалы последние десятки лет, в честь кого попрал старых богов, которые по его мнению не существовали и были угодны только коррумпированным жрецам из Фив, не приходил ему на выручку и не возвращался к своему возлюбленному сыну в то время, как как бы мертвые божества сейчас решали его судьбу. И почему, ради всего святого, его должны были убить?!
Меретсегер недовольно оглянулась по сторонам и остановив полный раздражения взгляд на растянувшемся на теплой земле Анубиса, еще более недовольно сложила руки на груди. К сожалению, подойти и пнуть его в бок не позволяло врожденное чувство самосохранения и уважение, которое она питала к нему, но память услужливо напоминала, что не так давно именно этот бог нанес ей почти смертельное разочарование и сцена со злосчастным поцелуем, который так и не состоялся под сенью новаторской росписи и под пристальным взглядом десятка свидетелей на оштукатуренных расписных стенах, вновь всплыла в ее сознании, но богиня более не смущалась и только ее взгляд выдавал всю ту бурю эмоций, которую она переживала по своему обыкновению в глубине души. Она ведь ни о чем таком и не думала до того случая – и что тогда нашло на повелителя дуата, если учитывать, что покровительница долины Царей не была в его вкусе? Устал, замотался, рефлекс или не узнал во тьме? Или все так скверно на личном фронте?
Самоедство, конечно, было замечательным занятием для девушки, которая никогда не считала себя особенно симпатичной и для того единственного, для кого ее сердце начинало биться быстрее и о ком она позволила себя украдкой мечтать под грифом «не сбудется, а потому можно все»,  это было вне пределов интересов и который видел ее как нечто само собою разумеющиеся радом с ним, это тем более не имело значения. Так что здесь извечная женская уловка с дурным настроением и неизвестно откуда взявшейся причиною для надутых щек и взгляд исподлобья не работала. Анубис не поймет, психанет и уйдет. Все.
Так что, милочка, пора было возвращаться к насущным проблемам. Например, к распорядку.

- Смею напомнить, что мумии это по твоей части, Анубис, так что если он, - и она кивнула на Эхнатона после некоторой паузы, - должен где-то лежать, то тебе пора начинать. Ведь пока Тот расследует, то у нас остается только двенадцать земных часов, для того что бы товарищ был готов пройти через двенадцать часов ночи прежде чем оказаться в судилище. И тут я совершенно не властна – это не мои обязанности и не мои возможности. Так что пора вставать..

Мерет едва не добавила «ушастый», но вовремя сомкнула губы и вместо этого вымучила нечто вроде коварной улыбки. Эхнатон рядом с нею неловко двинул камешек в сторону и тактично помалкивал, всем видом извиняясь за непроизвольный шум. Кто, куда и зачем будет его «начинать» он переспрашивать явно не хотел.

- Песок сыпется, Анубис, - и богиня наклонилась над якобы задремавшим богом и усмехнулась. Видимо, ей предначертано регулярно поднимать властителя дуата с постели ради совершенно неотложных дел. Как в тот раз когда Меретсегер впервые поймала себя на мысли, что бог был невероятно хорош собою когда только просыпался..

0

13

Обычно, когда на тебя из-за угла набрасываются кинжалом, много времени на раздумья не остается. Тот едва успел отшатнуться, и острое лезвие только слегка царапнуло его. В такой ситуации люди либо начинают обороняться, либо, наложив радости в штаны, сдаются под власть убийцы, надеясь на его милосердие. У богов была другая тактика. Будь на месте Ибиса тот же Анубис, то от человека, покусившегося на священное тело, не осталось бы и мокрого места. Но Тот не решал проблемы столь радикально.
- Замри! – Приказал бог, и неудавшийся убийца тут же повиновался, потеряв контроль над самим собой.
- Какого шакала ты творишь, смертный!
Не ответил, он только смотрел на Ибиса широко распахнутыми глазами. На лбу его выступили капельки пота, но больше ничем убийца свой страх не выдавал.
- Зачем ты здесь? – Властно вопросил Тот, приняв свой истинный облик. Это возымело действие, и вот египтянин уже куда охотнее отвечал на вопросы.
- Я должен был убить Вас…- Хрипло произнес он.
- И как же ты собирался это сделать?
Молчание.
- По чьему приказу ты отправился на свою последнюю встречу? Говори!
-Хоремхеб…он дал мне магический кинжал, способный уничтожать даже богов.
Тот усмехнулся:
- Генерал солгал. Это простая железяка, пользы от нее, как от свечи под сильным ливнем. От тебя просто избавились. Вопрос: зачем твой командир это сделал.
- Я не знаю. Мне просто приказали…
Человек не хотел верить, что его так просто разменяли, он не хотел умирать, но сегодня Тот не был настроен на спасение заблудших душ. Он пожал плечами. И заставил египтянина поднести клинок к шее. Острая сталь проткнула кожу, тут же окрасилась алыми каплями. Смертный в ужасе глянул на бога, он молил о пощаде, пытался хоть немного пошевелить рукой, однако это было выше его сил.
- Каждый должен отвечать за свои поступки. В этой жизни или в загробной – неважно. Единственное, что может тебя утешить, о наивный друг, что на суде Осириса этот бесчестный поступок не попадет в мой список.
Кинжал резко дернулся, вспарывая человеку горло, тот захрипел и рухнул на пол, более не поддерживаемый волей божества. По полу быстро расползалась ярко-рубиновая лужа крови. Ибис брезгливо переступил ее и отправился дальше. Дело об убийстве Эхнатона приобретало совершенно другой оттенок…

0

14

Как же не хотелось вставать, как не хотелось даже думать, что придется это сделать. Песок был таким теплым, я бы сказал, даже удобным, чем не кровать. Климат позволял не опасаться холода, никакие букашки даже близко не сунуться к богу смерти, это я уж знал точно, моя смертоносная аура, тут же испепелит всех  ползающих и летающих.  К моему огромному и такому же гнусному сожалению, на Меретсегер это не распространялось. Почему-почему эта женщина никогда не давала мне сполна выспаться. Неужели я просил настолько невыполнимое? Настолько много, что это просто нереально? Всего лишь спать. Это же так приятно, наслаждаться тягучим, ленивым состоянием с теплотой обволакивающим тело и при этом смотреть цветные картинки. Открываю глаза, почему-то первое что я увидел, был вырез ее декольте. Удачно я проснулся, - пронеслось эхом в моей голове, все же у моей подопечной были шикарные формы, так уж и быть, на этот раз я прощаю тебя. Сколько помню  себя, в свои путешествия я выбирал будущее, далекое и не очень. Но если бы я ненароком встретился с собой же, то он бы мне поведал, что именно эта женщина, станет единственной в моей жизни. И каждый раз просыпаясь, именно ее я буду видеть перед собой. А значит, терпеть ее характер мне придется еще очень-очень долго. Правда, если бы мне сказали это, я бы не поверил, списывая на очередной бред сумасшедшего. Тем более что я уже женат. Какое счастье, что я не столкнулся с собой и до сих пор между нами оставалась некая субординация. Скольжу взглядом по изгибу ее тела, медленно поднимая глаза на ее лицо, улыбаюсь, а потом, резко опомнившись, принимаю строгий вид, изрекая: - Зачем ты меня будила? Ты придумала, куда сплавить сие? Нет? Почему-то я так и думал. Понимаешь, к Атону его не получится отправить, до меня дошли слухи, что он пропал, исчез. Некоторые даже предполагают, что он умер или же убит. Я бы не исключал последнюю версию, учитывая тот факт,  сколько божек умудрился наделать себе врагов. Действительно, такую версию не стоило откидывать, хотя бы потому что в ней была доля вероятности и правдивости. Столько богов были обозлены такой разгильдяйской популярностью Атона. Такими изощренным вызовом в сторону древних египетских богов. Многие забыты, храмы разрушены, вера угасает, имена стерты. Беспредел.  Я не представлял, каким способом решать проблему, поэтому единственно правильное решение было все принято мной. По щелчку пальцев, тело Эхнатона было мумифицировано, а душа накрепко прикована к телу, застрявшая внутри мумии. Возможно, это и не было настолько верным и единственно правильным как я считал, но по крайней мере, мы оба избавились от надоедливого гудения около ушей. Я лично не был знаком с Эхнатоном при жизни, но судя по тому, каким надоедливым он был после смерти, при жизни врагов у него хватало и вовсе не из-за глупой реформы. Чем-то фараон даже напоминал Тота, странно, что они не поладили. Идеальное же сочетание. – Пусть так полежит, пока Тот не вернется. В принципе, частично я свою работу выполнил. Но это только потому, что ты попросила. Ясно?

0


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Закулисье бессмертия или записки Эхнатона [1334 г. до н.э.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC