Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Тайны замка Моррисвилль [май 2060 г. - 23 августа 1932 года]


Тайны замка Моррисвилль [май 2060 г. - 23 августа 1932 года]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название:
Тайны замка Моррисвилль

Участники:
Анубис и Меретсегер

Время и место действия:
дом Анубиса, май 2060 года - замок Моррисвилль, Девоншир, ВеликобританияЮ 23 августа 1932 года

Краткое описание событий:
Невинное желание избавить божественную подругу от "проклятья Черной Вдовы", Меретсегер уговаривает Анубиса переместиться в тот день когда, по мнению "пострадавшей", ее прокляли. Вот только никто не ожидал, что инициатива наказуема и простое путешествии на лоно природы превратиться в историю с проклятьями, трупами и выяснениями кто кому что должен.

Очередность постов:

Меретсегер/Анубис

0

2

- Ты, - и косматое существо вперило в Меретсегер когтистый палец. В седых грязных лохмах блеснули налитые кровь глаза и по спине у богини пробежал холодок.
- Блудница!  - взревело существо и неистово затряслось то ли в конвульсиях, то ли в неком подобии транса.
Черт, в следующий раз они переместятся на его остров сразу – и больше никакой помощи старым подругам.

Сутками ранее..

Она вообще-то не любила приходить без предупреждения. Даже праздничные сюрпризы удавались Мерет с натяжкою, потому что за годы своего существования в долине она свято уверовала в то, что личное пространство было в первую очередь личным и топтаться в нем своими ногами, пускай и чистыми и в модельных туфлях, было все-таки не тактично. А тем более прерывать кого-то неважно зачем в его собственном доме.
Анубис же эту точку зрения не особо разделял и кажется еще немного и тактичность его возлюбленной выльет в новую причину для свежего скандала, которого у них давно не было. Но в этот раз, посчитав, что дело требовало особой деликатности, Меретсегер вновь материализовалась не в самом доме бога дуата, а у порога, осторожно постучала, затем вставила в замочную скважину ( о, дань традиция м и хорошему воспитанию) собственный ключ и только тогда отперла дверь и вошла.
Этот дом она уже знала как свои пять пальцев, но все равно чувствовала себя в нем немножечко чужою. Нет нужд говорить о том, что при их способностях такие деликатные вопросы как забытые предметы одежды или личные вещи всегда были в пределе досягаемости даже если их разделяли океаны и только собственное желание могло остановить их от очередного перемещения. Так что особой нужды в том, что бы придерживаться неких правил относительно того, когда Мерет оставалась у Анубиса, не было. Он как-то ненавязчиво дал понять что его дом стал ее домом и богиня-хранительница так же дала понять, что ее домик являлся тихой гаванью и для бога дуата. Вопрос о том, что бы уладить всее формальности и наконец-то съехаться как-то встал сам собою, но если честно, сама перспектива открыто заявить о том, что они вместе, у Меретсегер и спустя почти сотню лет духу не хватало. При одной только мысли, что весь выживший пантеон внезапно заметит ее существование и не без удовольствия станет смаковать выбор сына Осириса, пускай и внебрачного, ее не прельщал. От одной только картины в мыслях женщину бросало в нервную дрожь и портилось настроение, так что когда медный ключ тихо звякнул на полированной столешнице, она поспешила отвлечься от этих образов и вернуться к тому, зачем Мерет сегодня сюда пожаловала.

В доме было необычайно тихо для этого времени суток, так что времени на то что бы обдумать свою затею, у нее было еще немного, но было достаточно. Медленно ступая вглубь гостиной, Мерет медленно провела пальцами по мягкой обивке диванных подушек, прикидывая как лучше сформулировать этот вопрос между делом или же все-таки быть откровенной. Воображение уже рисовало ответы в двух вариантах, как и то, что это маленькое предприятие им сулило. Сказать открыто, что нужна помощь старой подруге богини или предложить отправиться в путешествие во времени, но в одно конкретное место и одну конкретную дату? И что бы узнать что? Тут она немного нахмурилась – единого ответа, увы, не было и это несколько тревожило женщину.
Собственно, все в целом было просто и невинно: одна старая знакомая давно сетовала на то, что она явно была некогда проклята. «Некогда» подразумевало под собою пару тысяч лет, так как подруга принадлежала к число немногочисленных выживших кельтских божеств, но к счастью за недавним стаканчиком бренди та не без слез предположила, что всему виною могло быть ее любопытство, выказанное в одним достопамятный день в 1932 году. Одна маленькая оплошность стоила этой богине не просто счастья или удачи – на нее было наложено проклятье «черно вдовы» и теперь любой мужчина, который влюблялся в нее  и которому она отвела взаимностью, был обречен на мучительную и скоропостижную смерть. Вобщем, можно было бы и не обращаться внимания на такую мелочь, но как это обычно бывает, любовь порою приходит к нам негаданно и так уже не раз случалось с подругою Мерертсегер. Ну а после того, как недавно при загадочных обстоятельствах погиб ее последний ухажер, сердобольной Мерет пришлось выслушать покаяния в давних грехах и страшное предположение. На словах подруги о том, что она желала бы только узнать в чем она так провинилась и перед кем, египтянка не выдержала и клятвенно пообещала, что непременно поможет ей восстановить справедливость и вернуть женское счастье.
Но легко сказать, но трудно сделать: дар перемещения во времени не входил в число ее умений и богине требовалась помощь возлюбленного. Но вот согласиться ли? Одно дело отправиться ко двору Великого Могола или на виллу Адриана в период расцвета Рима для увеселительной прогулки в самом центре роскоши и предаться всевозможным грешным удовольствиям, но другое дело ввязаться в странную и немного запутанную историю о женском несчастье и не менее сильном женском проклятье с перспектива вмешаться в ход времени и истории. А тут Анубис мог сделаться очень щепетильным, учитывая, что это была подруга Мерет и мало ли что они могли напортачить на ее счет. На счет Меретсегер, собственно, потому что она была уверена, что вернуться и узнать что по какой-то причине одного пассажира он потерял по пути из-за поворота не туда, он не желал.
Но ведь с другой стороны чем не хороший повод провести время вместе, в самом центре старой доброй Англии, между двумя мировыми войнами, на лоне природы и не в самое ужасное время? Он, она и маленький детектив – а затем домой или на его остров, нежиться на теплом песке и предаваться любви под звук прибоя.. Кстати, а ведь это мысль – и на устах богини расцвела игривая улыбка, предвещавшая интересное продолжение вечера.

+1

3

Путешествия во времени отбирали огромное количество сил, энергии, времени как бы парадоксально это не звучало. Тем более что перемещаться было, исключительно тяжело, оставаясь в своей человеческой форме. Если можно было ее назвать именно человеческой. Анубис же первоначально считал себя антропоморфным существом, невзирая на то, как его изображали смертные в древние времена. Разумеется, он мог приделать голову шакала для нагнетания большего ужаса на обывателей ойкумены, обратится полностью в животное внушающих размеров, но нет. Родился-то он – с нормальной головой и весьма человеческим обликом. Вообще вся эта история с головой была очень «комической». Египетский бог, изрядно обозленный на отца,  спустился в мир людей.  Тогда еще не знающий кто он и что он. Да и сам мальчишка не знал.  Ему только предстоял выбор богом чего стать. А вернее обстоятельствам. Смертные дети не принимали его и не хотели с ним играть, хотя шакал ничем от них не отличался. Над ним глумились, издевались, прогоняли, ребенок в свою очередь искренне недоумевал почему. Чем он хуже других. Злость обуренная затравленностью породила внутри что-то необъяснимое. Сначала это был тихий урчащий звук эхом отбивающий по стенкам желудка, потом он распространился по всему телу, захватывая каждую клеточку. Он становился все громче, уже больше смахивая на рычание, если, не вовсе превращаясь в него. Вжимаясь в угол стены, за спиной египетской ребятни, Анубис или тогда более известный как Инпу, увидел странное очертание смахивающее толи на волка толи на собаку. Зверь был таким огромным, что ужас на долю секунды сковал тело сына Осириса.  Клыки клацнули около спины главного заводилы. Те, кажется, его даже не замечали. «На что смотришь?» - приблизительно такими были  слова детей, но божество словно проглотил язык.  Через несколько секунд это существо оказалось совсем рядом, дыша в лицо мальчишки. Анубис лишь сильнее вжался в стену. Тот рык он был так близко, настолько будто бы он исходил изнутри, подождите …а ведь …и шакал – так обозвал свое внутреннее я, исчез. Ребенок схватился за голову, хищная сущность прорвалась и вместо его лица смертные дети увидели лик зверя, их испуг был настолько велик, что молодые сердца просто не выдержали натиска, разрываясь в грудной клетке. То событие и стало первой ассоциацией мужчины со смертью, еще задолго до того как жребий пал на него и бремя жнеца легло на его плечи. Собственно, поэтому никакой шакальей головы не существовало. Правда, теперь, его всегда так видели смертные каждый раз, когда он приходил по их души, когда использовал свою личную силу, но стоило душам покинуть бренное тело, им было позволено узреть истинное лицо Бога. Время шло, мальчик превратился в мужчину. Шакал внутри рос вместе с ним. Можно теперь только представить каких размеров достигает зверь, но, пожалуй, этого никто и никогда не увидит. Пригубив горячий чай, египтянин усмехнулся, вспоминая историю своего рождения как бога. Столько времени прошло. А он помнил это как сейчас. Устал за сегодня. Все же перемещения утомляют и было бы свободное время он обязательно вздремнул бы. Но вместо этого, к нему пожаловали. Повернув голову в сторону двери, мужчина расплылся в довольной улыбке. –Мер, ты не говорила что сегодня придешь. - этот факт его волновал. Зная заранее он бы предпочел вылазке в прошлое - сохранить большую часть сил, для более приятных занятий. Встав с дивана и подойдя к женщине, заключая ее в объятия. Коротко поцеловав и отстранившись по привычке, ткнулся носом  в ее шею, вдыхая любимый запах. Эта особенность – так же вела свое начало из далекого прошлого. Еще одна интересная история

Отредактировано Anubis (27.10.13 14:34)

0

4

- А ты ждал кого-то другого? – и эта маленькая игра в то, что они были совершенно нормальными, забавляла и грела ее душу, хотя несомненно это было куда сложнее, чем казалось.
За плечами Анубиса продолжал стоять пантеон и неукоснительное следование своим обязанностям перед богами и смертными. Он не мог просто исчезнуть или просто появиться где-то без дела – к сожалению, это была непозволительная роскошь. И доля дегтя в бочке этой шутки тоже имела место: он действительно мог сейчас ожидать кого-то из своих.
Своих.. Приятное дополнение, если они действительно свои, подумала Меретсегер, с улыбкою проведя пальцами по волосам любимого и все-таки отстранилась от него. Пока он не увлек ее новыми предложениями, богиня должна была поговорить о том, зачем сюда изначально пришла.
- Ты не хочешь совершить маленькое путешествие во времени пока тебя снова не отвлекли? Ты, я, английская провинция между двумя мировыми войнами и возможность на день стать гостями в милом английском замке с вековой историей? Почти как у Агаты Кристи, но только без убийств и с коктейлями перед вечерним приемом? Мм?

Это была действительно правда, потому, что это действительно был очаровательный старый замок, с тенистым парком и остатками былой роскоши древнего семейства, уверенно правившего этими землями последние три сотни лет. На стенах портеры дам в пышных платьях, в кабинетах еще витал аромат табака, хранившего ни один секрет достопочтенных джентльменов, обсуждавших за бокалом последние новости мировой политики, а на залитых солнцем террасах было сделано уже не одно предложение и звуки рояля разносились по безмятежной глади зеленых газонов в летние сумерки, погружая окрестности в сказочную дрему, будившую в воображении предания о феях и храбрых рыцарях. Все еще чинно, еще благородно и к счастью для нее самой, настоящая Мерет в то время находилась за тысячи километров от британских островов и потому никакого вмешательства в историю, если честно. А всего лишь скромная помощь старой подруге, что бы снять страшное проклятье и маленькая возможность побыть с любимым богом вдали от военной суеты.

- Хозяева как раз устраивают большую вечеринку в честь возвращения своего старшего сына из Америки, среди гостей обещают быть самые известные люди округа и если ты не провел лето 1932 года в Лондоне или окрестностях, то никто и не заметит нас и не узнает. Маленькое приключение пойдет нам на пользу, не думаешь? – и женщина подняла на него глаза, стараясь придать своему выражению лица самый невинный из всех возможных вид.

0

5

Мужчина внимательно выслушал каждое ее слово, молча прикидывая, чего это она решила отправиться в прошлое. Насколько он знал, раньше ее это не шибко интересовало. Сейчас же, она так яро его упрашивала. Этому должно быть какое-то объяснение. Уж слишком трудно было поверить в такую резкую перемену. А значить это могло лишь одно – есть скрытый мотив. Это же очевидно. Он всегда есть, как бы она не пыталась его скрыть. Он был на поверхности. Чего только стоит это подавление характера, заигрывания, явно склоняющие не к интимности. Тогда что? Зачем ей понадобилась Англия, да еще и с четко определенным годом отправки. Нет, он должен был узнать, что скрывает его любимая. Даже если это будет самой, что ни есть мелочью, должен знать.  Спуская руки к ее талии, очерчивая ладонями ее силуэт, Анубис отстранил ее от себя, всматриваясь в этот пронизанный нежностью взгляд. – Приключение говоришь? В чем подвох? – нахмурившись, египтянин, смерил ее сканирующим взглядом. По его виду было четко видно, никакого путешествия не будет, до тех пор, пока Инпу не узнает всех подробностей так называемого английского приключения. В его мыслях единственным решением было соврать, пожалуй, единственно правильный вариант, чтобы избежать всех нюансов сковавших обязательства. Но Меретсегер не из таких. Она либо промолчит, либо сама скажет правду в лоб, какой бы отвратительной она не была. Эта та черта, которую он любил в этой женщине, но порой, просто ненавидел, желая послать куда подальше. Кому ж захочется знать правду? Именно – никому. Любопытство начало зашкаливать и он уже едва мог себя контролировать. Повисшая в воздухе тишина стала напрягать. А после и вовсе сдавила виски. Почему она так долго молчит? Или быть может так только казалось. Уже мысленно отвесив себя смачный подзатыльник, за заданный вопрос. Быть может нужно было сразу, не задавая предварительно никаких вопросов, сделать как она того просила и отправится бороздить прошлое напару с любимой женщиной? Легко и просто! Но шакал чувствовал. Вся эта затея изначально не понравилась ему, но почему? Все ведь звучало так невинно и мило. Что-то не ладное. Либо с самим путешествием либо что-то случится.- и я все еще жду объяснений. Слишком хорошо чтобы быть правдой. Так что не так?

0

6

- Не уже ли один солнечный день и один весьма теплый вечер в английской глубине, под звуки джаза и коктейли лишает тебя возможности мыслить четко и при этом не бояться, что-то произойдет? Если я не ошибаюсь, то в твоих возможностях сделать так, что бы нашего отсутствия здесь никто не заметил, - она невинно улыбнулась и посмотрела него из-под опущенных ресниц, но в глубине души она уже понимала, что трюк с невинным предложением для выходного нещадно трещал по швам и не только из-за того, что не стоило называть дату.

Это был большой соблазн для них обоих, вернуться в прошлое и незаметно подсмотреть за тем как каждый из них жил до той знаменательной встречи в Париже. И хотя Анубис и Меретсегер клятвенно обещали друг другу, что все что было в прошлом, осталось в прошлом, но горячие южные натуры в них терзали и шептали о том, что пара сотен лет, как и пара тысяч лет были значительным сроком, который не подразумевал под собою долгого целомудрия. Да и почему только интимная сторона их жизни? Кому не хотелось бы скрыть под завесою пришлого свои кровавые тайн, досадные ошибки , нелицеприятные поступки и прочие мелкие грешки? В этом боги были так похожи на людей, да только минус у вечных был большой, что и делало их отличными от людей – боги жили практически вечно, не считая мелких погрешностей и правил, и потому ошибок и тайных страстей накапливалось так много, что следовало бы хорошо помнить когда и что ты делал, особенно когда бы возможность оказаться в прошлом и при этом постараться не вляпаться в собственные проблемы снова.

- Ну хорошо, - и она отпустила мужчину со вздохом, что бы отойти на пару шагов назад, заложив руки за спину, как она всегда это делала, когда собиралась сказать правду или признаться в чем-то.
- Это касается моей подруги и ее благополучия. Я должна узнать, что стало причиною ее несчастий и поверь, любовь моя, что тут дело не в мелкой женской депрессии. Ее прокляли, – и Мерет понизила голос, вспоминая как несчастная со слезами на глазах вспоминала муки, в которых умирал ее последний возлюбленный.
- Это проклятье «черной вдовы» и что бы ты сейчас не сказал, что я видела ее глаза, когда она потеряла своего последнего возлюбленного. Поверь, для вечного существа вроде богов, а особенно богинь, если ты даже и подчиняешь себе любовь и страсть, это огромная трудность найти кого-то, с кем можно не хранить свои секреты и быть собою. Она страдает и я хочу понять почему, помочь или, по крайней мере, успокоить ее душу.

Женщина подняла на него взгляд и сразу стояло ясно, что Мерет была настроена решительно. Да, она любила тишину по своей природе, но природа порою бывала переменчива и она научилась ценить тех немногих, кто составлял ей компанию в этом втором этапе вечного путешествия по миру. А потому помочь одной из немногочисленных нормальных, миролюбивых подруг для нее было делом чести, особенно когда это касалось чувств. Разве они сами совсем недавно не обрели друг друга и не научились дорожить каждою минутою, учитывая что бок-о-бок молча они  и так уже просидели все свое время в Египте?  Сейчас они ловили каждый момент, каждую секунду, наслаждаясь своим счастьем и даже порою несчастьем, если брать в расчет мелкие ссоры и скандалы. Все же это было лучше, чем тихое страдание в неведение.

- Мне нужна твоя помощь и я буду тебе очень признательна, если ты мне поможешь
.

+1

7

Услышав о проклятье черной вдовы, я задумался, а  не специально ли ее прокляли. Настолько доказывала практика, такими вещами редко кто баловался, уж тем более боги или ведьмы. Да и что могла сделать какая-то  ведьма, не та компетенция, не те возможности. Вывод напрашивался один, за этим всем не могла стаять смертная, а значит, подобное действие совершил кто-то из бессмертных и  явно не без причины.  Судя по всему рассказу Мер, она даже не удосужилась выпытать у подруги, за что же ее прокляли, не за милые беседы под луной со своим возлюбленным же. О, как мне не нравилась эта вся затея. Если бы я верил в интуицию, то определенно списал бы на какое-то шестое чутье, но моя рациональность не позволяет даже допустить наличие такого. Нет,  с этим что-то определенно не так. Это не шутки. Такая проказа держится очень долгое время, ее практически невозможно снять. Кто ж в наше время наказывает подобным способом? Честно, я не знал о ком идет речь, но эта  самая «подруга», уже сейчас не внушала во мне ни капельки доверия. Богиня ищущая успокоение в смертных, странная картина, явно не вязалась ни с какой логикой, даже женской. Знала ты, что все твои любимые умирают, так выбери бессмертного - проблема исчерпана. Или же, наконец займись воздержанием, правда ведь.  Эта женщина определенно что-то недоговаривает. Так еще вдобавок навешала этой розовой лапши на уши Мер. А та и рада ей помочь. Моя нежная, хрупкая, доверчивая Мерет. Чтож к тебе липнет всякая зараза. Вновь приближаюсь к ней, аккуратно убираю с ее лица непослушную прядь каштановых волос, выбившуюся из прически. Заглянув в глаза, я практически не могу устоять перед ней. Каждый раз когда я смотрю на нее, для меня перестает существовать все вокруг, я готов растворится в ее таком родном взгляде.  Я люблю эту женщину, ради нее готов на многое.  Как же теперь сказать ей это резкое «НЕТ!» Это же так важно для нее. Моя, глупенькая девочка, зачем же ты бросаешься в омут с головой, чтобы спасти кого-то. Я же не всегда смогу тебя защитить от жестокости разъедающей всех. Мысленно говорю нет, но едва успеваю остановить себя чтобы не сказать да. – Послушай, если ее прокляли, то на это были причины. Ты узнавала, за какие такие заслуги ее наградили подобным образом?  А если она не та, кого ты знаешь? Что если это какая-то ловушка. Ты думаешь она чисто случайно пожаловалась тебе об этом, зная что ты ей не откажешь в помощи? Тебя водят за нос. Но ты ведь даже слушать здравый смысл не хочешь. – подытоживаю, зная что все мои слова просто сказаны в пустую. Она уже решила все для себя. Теперь если я ей не помогу, то она найдет другой способ и все равно это сделает. Вот только, подставив уже себя под удар. Нет, я не могу так рисковать. Уж лучше сделаю так как она того хочет, в случаи чего я хоть буду рядом. Даже если я ошибаюсь, то я хоть буду спокоен, что с ней все в порядке и эта выходка не вышла боком.  Я не ошибаюсь. Я знаю это. Легко обнимаю за плечи, притягивая уже полностью к себе заключив в объятия. – Хорошо, мы отправимся туда. Но если, ситуация выйдет из-под контроля, я тут же перенесу нас обратно и плевал я на твою подругу, даже если это проклятье черной вдовы. Можешь злиться, обижаться – мне все равно. Ты для меня важнее. Такие условия тебя устраивают?

+1

8

- А ты думаешь, что я не интересовалась? – она с огромным удивлением и легкой обидою в голосе посмотрела на него, хотя хорошо понимала, что вопросы Анубиса были вполне резонны. Но увы, это была мужская холодная рассудительная логика, которая совершенно не вязалась с логикою женское, ведомою чувствительным женским сердцем!

Такое проклятье абы кто на абы кого, конечно же, не накладывал, не считая одного только факта, что это могла быть очень скверная месть и вот именно потому, если это была месть ее подруге, Меретсегер хотела понять за что и почему. Она, конечно же, хотела верить в лучшее и в то, что в ее власти видеть людей и богов такими, какие они есть, но все-таки у нее было очень доброе сердце и Мерет искренне считала, что даже самому отьявленому злодею нужен второй шанс. Хотя бы в лице такого человека, как она – ее скромная знакомая должна была бы иметь шанс на то, что бы иметь кого-то вроде нее рядом на честных основаниях.
- В том-то и дело, Анубис, что она не знает, а потому я хочу сама понимать что произошло и что навлекло на нее это. Прежде чем искать способ снять это проклятье, естественно. Мы проведем маленькое расследование на лоне британской природы и только потом решим, что с эти делать..

Ладно, хорошо, богиня немного лгала. Сердце ее требовало вмешаться в события прошлого и принять активное участие в судьбе несчастной проклятой богини, хотя разу вполне поддерживал предложение «посмотреть, подумать, взвесить» в такт словам Анубиса о том, что нужно прежде узнать за что, прежде чем спасать.

- Хорошо, - и женщина послушно кивнула, обняв любимого за шею, - мы приедем, посмотрим, подумаем и только тогда, когда поймем что нас не обманули и что мы не станем жертвами какого-то нового проклятья или не подвергаем себя опасности необдуманным вмешательством в суровую, но справедливую кару, то только тогда вместе решим вмешаться. Вас это устроит, сэр? – и Мерет кокетливо усмехнулась.

Ей не хотелось ему лгать или чего хуже –идти туда одной. Одно дело маленькое детевтивное расследование, но совсем иное дело, где замешано столь сильное проклятье и божественные силы. Конечно. Богиня могла бы попросить кого-то из своих прежних и старых должником помочь ей оказаться в заветному дне, но почему-то в этот раз Меретсегер страшно желала иметь возможность опереться на сильное мужское плечо.

- Итак, мы идем?

0


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Тайны замка Моррисвилль [май 2060 г. - 23 августа 1932 года]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC