HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Зарисовки из жизни богов [24.10.-30.11.1748]


Зарисовки из жизни богов [24.10.-30.11.1748]

Сообщений 1 страница 30 из 53

1

http://s44.radikal.ru/i104/0907/9e/8d7537ef440f.jpg
Название: Зарисовки из жизни богов 
Участники: Чернобог, Афродита
Время и место действия: Франция, 24.10.-30.12.1748
Краткое описание событий: Франция в XVIII веке была монархией, опиравшейся на бюрократическую централизацию и постоянную армию. Существовавший в стране социально-экономический и политический режим сложился в результате сложных компромиссов, выработанных в ходе длительного политического противостояния и гражданских войн XIV—XVIвв. Постепенно в течение XVIII в. в верхах французского общества зрело понимание того, что Старый порядок с его неразвитостью рыночных отношений, хаосом в системе управления, коррумпированной системой продажи государственных должностей, отсутствием четкого законодательства, «византийской» системой налогообложения и архаичной системой сословных привилегий нужно реформировать. Со временм в умах образованной части французского общества произошёл переворот. Наконец, при Людовике XV были начаты реформы в политической и экономической области, которые неизбежно должны были привести к краху Старого порядка. Кто стоял за идеей такого развития страны? Издавна любимым делом бога зла было вмешательство в мерное течение жизни других стран, а к дворцовым интригам Франции он всегда питал особую страсть. И вот, уже несколько лет бог мести корпел над сознанием короля, привнося в его жизни все новые идеи. Чернобог был увлечен этой страной и играл ней, словно любимой игрушкой, обращая в другую сторону, пытаясь изменить течение ее развития. И все шло по плану. Бог мести и лжи продумывал любые мелочи, даже любовниц королю подсовывал самолично, зная, какое влияние может оказать умная и хитрая женщина на мужчину, а что уж говорить про не дальновидного Людовика, который вёл жизнь азиатского деспота, сначала подчиняясь то той, то другой из своих любовниц. Но, стараниями Чернобога, это влияние только уменьшало количество денег в казне, не затрагивая его личных интересов. Каким же стало сюрпризом, когда последний обзавелся новой фавориткой, не посланной ему богом свыше.
Чернобогу и Афродите удалось выяснить о похожих целях их подрывной деятельности, но это не помогло. Боги были слишком разными и три года под одной крышей Версаля были наполнены ссорами, мимолетными примирениями, тактическим согласованием действий, но не более. Они словно на дух не переносили друг друга, но тем не менее времени проводили вместе много. Как следствие общей крыши, целей и внезапного стечения обстоятельств, отношения богов перешли на другой уровень.
Очередность постов: Чернобог - Афродита

Отредактировано Chernobog (05.11.13 09:59)

0

2

Зарисовка 1.

Дворец

http://virnot-de-lamissart.com/Site%20VIRNOT/chateau-menars-240040.jpg
http://img.zphoto.fr/data/photo/87/ab/403173.jpg

Место: Château de Menars (Менарский дворец), Франция
Дата: 24.10.1748

Прошло почти два месяца с того дня, как Афродита покинула замок и ее комната посещалась только прохладным осенним ветром, заботливо впущенным прислугой. Особо не придавая значения случившемуся в ночь перед ее отъездом, Кощей продолжал свое уверенное движение к цели, держа слово по сохранности места фаворитки. Задача эта была не так просто, по скольку свято место пусто не бывает и толпа молоденьких вертихвосток кинулись пробовать свои силы в суровом кастинге. Хотя, слухи по дворцу ходили разные и некоторым барышням очень часто приписывали имя новой фаворитки короля. Выжили не все, надо заметить, но место осталось пустовать, а до возвращения богини оставалось совсем не много.
Самое странное было ощущение, звенящее в темной душе бога при мысли снова увидеть ее. То ли это была такая щемящая радость, то ли просто живот сводило от еды нового повара, но проведенная вместе ночь определенно повлияла на него. Бог мести уже точно знал, как не равнодушен к этой женщине, проклинал ее за фатальность встречи и смелость пробудить в нем до сели не востребованные эмоции. Однако, другая сторона медали была куда приятней, даря новые ощущения, тем самым наполняя жизнь.
Он не написал ей ни единого письма, никак не напомнил о себе за эти два месяца, не считая это нужным или важным, да и не хотелось. Все так интровертность бога требовала немного одиночества и уединения, и вот когда он этим насытился, то решил подумать о богине. Почему вспомнилась их последняя ночь, теперь казавшаяся самой запоминающейся из всех, проведенных вместе, все яркие краски, укрытые покрывалом темного неба, снова всплывали в памяти. Захотелось ее увидеть.
Езды до замка фаворитки короля было несколько часов, но какое ему дело, если бог мог просто закрыть глаза и тут же холодный ветер садов у замка резанул лицо. Кощей поежился от ночного холода и обернулся волком. Так было гораздо теплее, а под покровом ночи был менее заметен. Он не спешил кидаться в замок, поддаваясь собственному интересу, принялся блуждать по парку, наблюдая, как гаснут в окнах огни. Все таки было уже почти двенадцать ночи и обитатели сего прекрасного места отправились ко сну в своем большинстве.
Собственно, именно по этой причине волк смело ступах лапами по парку, не ожидая кого-либо встретить. Каким же было удивление бога, когда свернув на одну из дорожек, он увидел прогуливающуюся Афродиту, идущую спиной к нему. Волк сделал еще пару шагов вперед и опустив морду, словно готовился к прыжку, гулко зарычал.

Отредактировано Chernobog (30.10.13 10:26)

+1

3

Месяц. Он так медленно шел, что не скажешь о втором. Первое время, хотелось сразу же сбежать. Хотелось оставить все и рвануть, подальше от этих мест, перенестись в родную Грецию, и остаться там, бросив все эти интриги, весь этот кошмар. Там, в Греции, было куда спокойнее, хотя конечно не скажешь, но тем не менее. Родной дом всегда придавал сил, а тут, на чужой для нее земле, становилось немного не по себе. Дом был пустой. Такой огромный, в нем могло поместиться все население двух близ лежащих деревень. Но, тем не менее, здесь было пару служанок, слуг и стража. Повар, да, и другие служащие, которые едва ли могли попасться на глаза фаворитке короля. Или уже бывшей фаворитке. В этом дворце бродили слухи, и Афродита из прекрасно слышала, что король отсылает всех своих не нужных дамочек, забывая о них и оставляя так место для новеньких дамочек, которые то и дело, быстро оккупировали сердце короля. Афродите было все равно, в некотором смысле. Последние месяцы, ее мысли занимал совершенно другой человек, или нет, не человек. Ему нельзя было отдавать это низкое звание. Он бог, и Афродита признавала, она желала его видеть, после той ночи, каждая была иной, и даже дни, были уже другими совсем. Не то, что тогда, когда он был рядом. Скучно становилось Афродите. А ведь выехать из дворца она не могла. Кощей должен был написать, когда точно будет время, ведь ему виднее. Но видимо, герцог не спешил. Вздохнув, и ощутив на своем теле легкий, приятный морозный воздух, Афродита решила вдруг пройтись по вечернему саду. Никогда она не делала так. Вечерние прогулки, тем более в одиночку были опасны. Немало тех, кто желал отомстить королю через его фавориток, но Афродита сегодня, спокойно шла по саду, и рассматривала закрывающиеся бутоны разных цветов роз. Почему она любила этот цветок? Потому что он был не таким как другие. Её запах манил к себе, притягивал и был таким нежным. Её нежные лепестки и колючий стебель, были такими разными, но изящными. Возможно, даже сама Афродита напоминала розу. Она была  такой же не предсказуемой, и такой же прекрасной. Однако непредсказуемостью был наделен и еще один бог. Однако Афродита даже этого не подозревала. Она спокойна, шла по саду, рассматривая окна, и стены этого дворца. Он был прекрасен, что сказать. Да, но слишком уныл, и делать в нем было нечего. Богиня любви, как только могла уже, развлекала себя днями, и не знала, что бы по делать такими же унылыми, и длинными ночами. Она фактически не спала. Её покинул сон, ушел, медленно и в то же время незаметно. Афродита ступает осторожно, придерживая одной рукой тяжелое платье. Как же трудно было в таком наряде. Ради красоты, женщины готовы на себя нацепить сотни юбок. Было скажем так, очень даже жарко, не смотря на то, что на улице становилось с каждым новым вечером, все прохладнее. Остановившись на пару минут, Афродита посмотрела вперед. Она видела только длинную дорожку, в одну сторону, к лабиринту, который простирался на еще несколько километров. Туда уже не было желания идти, ведь что там делать в одиночку. Однако ее внимание привлек странный шум позади. Кажется, сломалась ветка или что-то подобное. Может что-то выскочило из куста? Выдохнув, и прислушавшись, пока не поворачиваясь, богиня слышит приглушенный рык. Он доносится так отчетливо до ее ушей, и она даже не могла представить себе, что это может быть. Смешно да? Улыбка легко и снова занимает место на губах богини, и она медленно поворачивается, видя перед собой волка, огромного, не похожего на других животных. Его глаза, легко отсвечивают белым, в тусклом свете этого места, и богине ничего не остается, как пока стоять и смотреть на него, видеть притяжение его тела с землей, как лапы медленно сжимаются. Он напряжен. Что он здесь делает? Возможно, решил-таки навестить или что хуже, сказать о том, что больше она не нужна и может быть свободна. Ну а если хочет, может пока пожить здесь, ведь кто отказывается от такой жизни? Но Афро было сейчас важно не это. Смотря ему прямо в глаза, она рисковала бросить вызов свирепому хищнику. Но не боялась. Не было того страха животного, который дал бы ей повод отвернуться и убежать. Она поправляет платье. Осторожно касаясь его рукой, приподнимает, и делает пару легких, плавных шагов в его сторону, в сторону этого животного, останавливаясь, вздыхает, и отпускает платье. - Какой неожиданный визит... И тайный, как я полагаю? - Афродита, кажется, и не ждала ответа, она его знала итак. Что привело его сюда, что заставило прийти к этому дворцу, ведь он наоборот, должен был радоваться, что избавился от нее, и больше никто не мешает ему наслаждаться ролью. - Признаться честно, я даже не подготовилась к вашему приезду. - было бы странно, заметь ее кто-то здесь, говорящую с волком. Но она-то знала, что в шкуре этого мохнатого милахи, живет именно тот, о котором она так часто думала, и возможно где-то в душе, надеялась, что он отправит для нее хотя бы письмо... Хотя бы деловое. - Или вы не собираетесь оставаться у нас? - она склоняет голову на бок, отводит взгляд, а потом снова смотрит на волка. Приятное появление, правда. Она не ожидала такого поворота событий.

0

4

Волк переменялся с лапы на лапу, потом сел, издав характерный скулящий жвук и склонил на бок голову. Если бы животное могло смеяться, то он бы наверняка сейчас ухмылялся. Хорошее настроение, внезапно посетившее Кощея, распостранялось на волка тоже, хотелось немедленно занять себя чем-то, а заодно – что редкость – избежать сегодня любых ссор. Во-первых, повода не было, во-вторых, не хотелось.
Поднявшись с места, словно приняв решение, огромный зверь подошел ближе к богине, обходя ее, осторожно изучая, как впервые. На самом деле, в образе волка он столкнулся с ней впервые и все обостренные животные чувства иначе ее воспринимали. Было в этом что-то новое и неповторимое. Зайдя за спину Афродиты, бог обрел свой человеческий вид, делая шаг вперед.
- Очень тайный. – осторожно сжав ее плечи, коснулся губами шеи, - Ты мне не рада? – едва слышно спрашивает и отступает на шаг, чтобы смотреть ей в лицо. Сегодня он вежливый и внимательный, если никто не разозлит, конечно, но такой перспективы не намечалось от чего губы Кощея расплылись улыбкой. Впервые за долгие месяцы ему было радостно, как могло быть только возле нее. Веками, тысячелетиями бога зла ходил по земле и ни единый бог или смертный не смогли вызвать в нем таких противоречивых и сильных эмоций, как эта женщина. Он ее ненавидел, боготворил, хотел поцеловать, убить, разорвать на части, но потом снова воскресить, придавая себя это сладкой пытке. Терзание, такое приятное и уютное, оно нравилось Чернобогу, как мазохисту, но его наркотик уже проник в кровь и избавления он не искал.
- Остаться? Маркиза, вы так сразу предлагаете мне погостить?  - он как роль сменил, переменившись с того, кто только что касался ее кожи, на того, кто предлагал ей прогуляться и задавал вежливые вопросы. Но усмешка бога мести все равно играет на губах, глаза отражают последние огни замка в своем лихорадочном блеске и он даже не скрывает своего веселого настроя. Зачем?
Они медленно двинулись вдоль дорожки, пока ветер играл листвой в скрывающих их деревьях, желтые и багровые листья держались из последних сил за ветки, то и дело теряя своих собратьев и оставляя дерево все более голым и одиноким. Он поднял взгляд в небо, удивительно взведенное, как для этой поры, вдыхая свежий воздух, так радовавший после душного замка.

0

5

С каждой минутой, настроение становилось все лучше и лучше. Афродита продолжала улыбаться, едва заметно, но, кажется, волк это увидел. Его настроение было тоже интересным. Впервые, богиня видела волка, игривого такого, спокойного. Точнее, она впервые видела таким Кощея, а вот его зверушку, вообще впервые рассмотрела. Его серая, длинная шерсть была наверняка мягкой и приятной, или жесткой, но тоже приятной, Афродита не могла знать, но руки так и чесались уже потрогать, приблизиться. Не стала рисковать. Его можно было разозлить за считанные секунды, а сохранить едва зримую идиллию, было куда лучше сейчас, чем враждовать и быть врагами долгое время, долгие годы. Что изменила в них та ночь, проведенная вместе? Что они смогли понять, выудить из нее? Скорее всего, смогли рассмотреть те чувства, которые ранее в себе никогда не замечали. Волк делает шаг, еще один, и идет в сторону богини. Она стоит смирно, не двигается, ждет, пока на свет явится сам Кощей, и скажет ей, зачем он приехал, переместился или что там он сделал. Зачем он вообще появился здесь. Не искал же он реально встречи с богиней любви. Тогда, почему не написал ни одного письма? Вопросов было слишком много, чтобы ответить так сразу. Афродита и не ждала, следя взглядом за тем, как передвигается большое животное прямо ей за спину, и там, наконец-то становится человеком, снова тем, к кому можно было бы всего лишь на минуту прикоснуться. Хотя он сам делает это, сопровождая действия словами. Афродита прикрывает глаза, ощущая его сильные руки у себя на плечах. Что это значит? Что таится в этих действиях, движениях, жестах? Может быть ей будет дана возможность понять, но уж точно не сейчас, когда разум медленно затуманивается, и кажется, она готова уже пойти за ним хоть на край света, только пусть скажет, и она, не задумываясь, ступит в пропасть, ради него. Эта самоотверженность. Она никогда ранее не замечала за собой такое, видимо все это его действие, его присутствие, заставляет сердце богини трепетать лишь при одном взгляде на мужчину. Нет, не сможет просто пережить еще одной разлуки, не сможет просто так сидеть здесь, в этом дворце и понимать что он так далеко. Хотя она готова все отдать, ради таких приятных встреч. - Почему же не рада... Наоборот. - к чему можно было это привязать, чтобы он не подумал, что только его она и ждала. - Здесь так скучно было. - говорит едва слышно Афродита, ловя на собственной шеи, ласковый поцелуй. Улыбка, эта солнечная улыбка, такая ясная, приятная, спокойная, озаряет личико богини, и она словно окунается совершенно в иной мир. Нет вокруг больше этой пугающей тьмы и гордого одиночества, есть светлый сад, и солнце, залитые лучами дорожки, и мимолетные взгляды, дарящие тепло. Афродита смотрит, как он проходит так, чтобы смотреть на нее, и это затишье, просто снова начинает убивать. Сердце колотится сильнее, и Афродита выдыхает, не зная, что сказать. Его визит, действительно был для нее немного неожиданным, стоило вообще подумать только о том, что хочет его видеть, как он здесь. Сам явился, это что-то новенькое. Дальше, уже медленно ступая под руку с ним, по тропинкам парка, Афродита усмехается его последнему замечанию. - Ну не выгонять же гостя, тем более, что мне кажется у нас есть о чем поговорить. - глазами стреляет в его сторону, и успокаивается, смотрит вперед. Сейчас, если честно не хотелось говорить о делах, хотелось отдохнуть. Но что поделаешь, ведь общие цели, это общие цели. - Как там, во дворце? До сих пор ищут возможность по сплетничать о очередной фаворитке короля? - Афродита замолкает, и дает им другое направление, вглубь сада, чтобы их никто не видел. Смотрит снова на Кощея, и ловит его спокойный, уверенный взгляд. Останавливается, и сжимает пальчиками его одежду на руке. Что это, волнение или что-то иное? Она смотрит, прищурившись немного, а потом оттаивает, и улыбается, отпуская его рукав. - Я рада, что ты решил меня посетить, надеюсь, не с плохими вестями ты пожаловал? Иначе, мне придется устроить тебе райскую жизнь. - еще одна усмешка, и богиня словно играючи коснулась пальчиками руки, его запястья. Что же, возможно это и был тот самый заигрывающий жест, а может быть и что-то другое, кто знает. - Правда... Ты погостишь? - а этот вопрос она произносит с надеждой. Не в том смысле, что ей нужно что-то из этого выиграть, а просто, потому что появление Кощея было действительно приятным событием. Иначе, ей просто здесь будет ужасно скучно, и она, даже не смотря на то, что богиня, умрет от скуки.

0

6

А поговорить им все таки стоило. И дело тут не в общей тяге,  неравнодушии к культуре и процветанию Франции, а куда более приземленные поводы – четкий и расчетливый план по становлению страны на путь истинный. Кому как не богам таким заниматься, а Кощей был готов даже разделить это действо с Афродитой, так сказать, совместить полезное с приятным. Да и богиня играла важную роль в этом спектакле на десятилетия, из-за которой из общее влияние на короля, а от сюда и на судьбу страны усиливалось.
- Сплетничать они могут сколько влезет  и о ком угодно. – Даже бога мести не обошли злые языки, не забывая припомнить ему некоторые из его неудачных похождений, а заодно приписать парочку ярких деталей. Так бы и повырезал эти языки и засунул в...
- Нет, не с плохими. – быстро заговорил о другом, прекрасно зная, как способен испортить себе настроение собственными силами, а это вовсе не то, чего ему хотелось бы в эти пару дней. О да, он планировал остаться и провести их тут с богиней, наслаждаясь их одиночеством в целом замке.
- По правде, новостей у меня особых нет... – он сверкнул глазами на идущую рядом гречанку, внимательно наблюдая за реакцией на следующие слова, - Король по тебе скучает все сильнее, да и только. – Кощей хмыкнул и перевел взгляд обратно на бесконечно длинную аллею парка, тут же меня тему.
- Я планировал остаться на несколько дней до твоего возвращения в замок. – потом хитро сощурился в изображаемой вежливости, - Если маркиза не против, конечно. – Она не против, конечно, да и он не спрашивал на самом деле и, дело не в отсутствии привычки задавать вопросы, а в уверенно, что именно так и будет. Как могла одна ночь что-то изменить, Кощей до конца не понимал, но очень наделся, что эти пару дней прояснят загадку, ибо нерешенные задачи он ненавидел сильнее нового повара королевства.

0

7

Зарисовка 2.

Место: Château de Menars (Менарский дворец), Франция
Дата: 27.10.1748

Пребывание во дворце несколько затянулось. Однако тут уже не было так скучно как раньше. Кощей решил остаться, погостить немного, а значит, жизнь налаживалась. В скором времени, нужно было вставать. Утро раннее, и Афродита решила встать немного раньше, чем обычно. Её действия сейчас были точно обдуманны, и ни единой погрешности не должно было быть. Очередная, утренняя прогулка, но не простая, а необычная. Медленно продвигаясь в сторону сада, Афродита идет к лесу. Сад кончается, и начинается лесополоса. Выдохнув, богиня движется дальше, а потом упирается в небольшое здание. Нет, зданием это не назвать, небольшое пространство, в котором кажется, слышался звонкий топот. Афродита улыбается, и открывает тяжелую дверь, когда доходит до деревянного заведения. Там темно, не так как в лесу, ярко, светло. Она заходит и осматривается. Сбоку выглядывает большая морда, с такими проницательными глазами, смотрящими прямо в душу. - А, мой малыш, прекрасный конь - идеально белая масть, конь, словно не настоящий, игрушечный, или просто движется непонятно по какой траектории, ошибка природы, с голубыми глазами. Это нечто, томилось здесь, в темном месте, вместе с теми, своими друзьями, которых уже давно не выгуливали на пастбище. Афродита решила это исправить. Она приказала запрячь двух лошадей. Ей, предназначался как раз красавец, белый конь. Его быстро оседлали, и другого тоже. Афродита села на белого и взяла его за поводья, приказав коню идти. Идти? Нет, она резко дернула поводья, и конь помчался в ту сторону, куда она ему приказала бежать. За ними мчался другой жеребец, уже тоже осёдланный. У коней, к великому счастью Афродиты, было природное чувство стадности. Они бежали за тем, кто был старше, и белый видимо являлся на данном этапе проводником. Белый гнал галопом так, что у Афродиты застучало в висках. Она усмехнулась, и, тем не менее, даже не боялась. По венам побежал адреналин, и этого нельзя было избежать. Она гнала коня еще сильнее, пока тот не начал хрипеть. Тогда-то богиня сбавила темп, но, кажется, конь не желал останавливаться, и лишь лестница при входе во дворец. Конь поднялся на дыбы, и только тогда остановился, с оглушительным ревом. Афродита спрыгнула с него, как только представилась возможность. Она пробежала по лестнице вверх, забежала внутрь, и пробежала вверх. Она просто ворвалась в комнату герцога, даже не думая, что возможно тот занят, или спит. Она проходит к окну, и отдергивает шторы. Ей повезло. Рядом с Кощеем не было никого, никого из служанок и это не могло не радовать. - Герцог! Вставайте, немедленно. Мы едем на прогулку. - она была решительна и не приняла бы отказа. Он должен был встать, и теперь это было ее настоящей целью. - Герцог... - она подошла немного ближе, и села на кровать с краю, и провела по его плечу, стараясь быть нежнее. Она приближается к его уху, улыбается, и тихо шепчет, с нарастающим тоном, пока не начинает кричать ему в ухо. - Уважаемый герцог, не составите ли компанию даме в прогулке!? - усмехается и отстраняется. - Скорее, вставайте, иначе все пропустите. - она была уверена, что все это действует ему на нервы, но иначе, она не могла. Не могла просто так быть рядом с ним. Ей хотелось его бесить, или веселить. Тем более сейчас, пока у нее было прекрасное настроение. Она не была уверена, что после такого, у Кощея будет тоже прекрасное настроение, но что же делать, если не так, то иначе заставит его встать, и еще к тому же посмотрит за его телом, прекрасным, и несравненным. Нужно было отдать ему за это должное. Ещё раз кричать в ухо не было смысла, герцог сразу же проснулся бы, стоило только один раз его позвать. А если нет, то притворялся он прекрасно, ведь богиня точно знала, что Кощей может.

Отредактировано Aphrodite (30.10.13 10:27)

0

8

Решив остаться в замке, Кощей и не подозревал о всех плюсах своего решения. Огромная библиотека с редкими собраниями, природа и воздух тут были не в пример чище и прекрасней , парка и зона леса тянулись гуда-то далеко и волк спокойно мог бегать по этим просторам ночью, иногда пугая обитателей замка и окрестностей диким воен. Кажется, охотники из прилегающих деревень даже отряд снарядили, капканы расставили, в общем, подготовились ребята, да не знали самого главного – этого волка им не поймать никогда. Все же было не приятно вскочить в какой-то из капканов, так что этой ночью, точнее ранним утром, когда охотники обычно выходили на поиски зверя, бог обратился серым волком где-то недалеко от шагов людей в лесу и выскочил прямо перед ними. Шуму поднялось аж до небес! Крики, вопли, в ход пошло оружие, но огромное животное имело привилегию даже в своем размере и вскоре охотники решили бежать. Это они правильно решили, конечно, но один отстал, как барашек от своего тупого стада, тут же становясь жертвой волчьих клыков. Теперь эти люди не станут искать его, по крайней мере пару дней, а им и так скоро в Версаль возвращаться.
Было раннее утро, когда Кощей вернулся в свою комнату. Именно, в свою, а не комнату Афродиты, по скольку жили они еще и в разных концах замка. Прислуга любила шептаться, а лишние слухи в уши короля допускать было нельзя, поэтому все их совместное время провождение сопровождалось божественной способность перемещаться.
Отмывшись от остатков крови на себе, он бросил одежду куда-то в угол и забрался в постель, слыша первые звуки просыпающегося замка, золотистого рассвета, тихо и спокойно. Он повернулся на бок, погружаясь медленно в объятия Морфея еще на пару часов перед новым днем.
Что бы там не говорили, но и герцог, и бог мести любили поспать. Кощей вообще был соней и без особой на то причины не вставал бы раньше полудня, но общество требовало. Больше ночное, чем дневное существо, он ложился очень поздно, можно даже сказать, очень рано, а вставал всегда позже всех. Боги могут себе такое позволить.
Свежий ветер играл тонкой занавеской на открытом окне, подбадриваемый первыми утренними лучами солнца, еще немного теплого после долгого лета. Бог мести снова  просыпался, в этот раз медленно и лениво, а не как ночью – быстро и сосредоточено. Ему не хотелось подниматься, часы показывали десять утра, а звуки оповещали, что замок давно не спит, бурля своей рутинной жизнью. Что же его разбудило? Ах да, громкий стук копыт, как гром прокатился по двору, останавливаясь где-то у входа в замок. Кощей хотел было подняться и посмотреть, кто там мешает им с Морфеем уединяться, когда за дверь послышались быстрые шаги, едва ли не бег. Подушки снова приняли в свои объятия бога, прикинувшегося спящим.
Словно ветер, в комнату влетела Афродита. Прогулку? Можно, конечно. Сознание лениво потянулось, приводя себя в порядок, настроение все еще было веселое, к его собственному удивлению, а идея Афро казалась заманчивой. Его даже не бесило, как она ворвалась в его спальню и теперь орала над ухом.
Хотя, нет, немного бесило, конечно, но не настолько, чтобы злиться. Он поднялся и сел, одеяло съехало куда-то вниз, открывая мужчину до пояса и наглядно демонстрируя, что спит он явно без одежды.
- Зачем ты будишь дремлющее зло, женщина? – руки мгновенно сомкнулись вокруг богини, - Еще и таким пронзительным воплем. – Кощей многозначительно посмотрел на нее и упал обратно на подушки, потирая лицо руками.
- Прогулка, так прогулка. Все равно скоро обратно в Версаль. – интриги – это весело, но последние пару дней тут, с Афродитой, были словно отпуск от всего, даже его собственные демоны молчали, не нужно было бороться ни с ними, ни с окружающим миром. Так спокойно бог мести себя не чувствовал с раннего детства, уже позабыв, как это. Но, им предстояло вернуться и ни тени сомнения или отпечатка его мыслей не пролегло на лице темного бога, только уверенность в своих словах. - Ты же наверняка соскучилась за дворцом. И Людовик тебя уже заждался. - волк откинул локон с ее плеча, пристально глядя в глаза. Пора было подниматься, раз он все же решил составить ей компанию на прогулке.

0

9

Афродита встала с кровати, как только заметила шум, исходящий от Кощея. Да, он был не доволен, что его разбудили, и даже готов был ухватиться за талию богини, но она ему не дала этого сделать. Вовремя увернулась, даже не смотря на то, что побуждения у него были положительными. Все равно нужно было перестраховаться, ведь поведение Чернобога, так же как и его настроение, никогда не было предсказуемым. Поправив на себе платье, и посмотрев на мужчину, богиня вздохнула и села в кресло рядом. Одеяло быстро сползло с тела бога, оголяя для нее верхнюю часть тела бога мести. Глазами, Афродита проследила за этим движением, и застряла именно там, где оно остановилось. Выдохнула, и скрестила между собой пальчики, положив этот кулак на колени. Голубые глаза поднимаются в глаза богу мести, и богиня смотрит туда пристально, чтобы наверно не отвлекаться на лишнее. - Дремлющее зло? - она усмехается и смотрит на него, а потом поворачивает лицо в сторону окна, и смотрит на солнышко, которое едва выглядывает, из-за задвинутых снова штор. Как это они так быстро вернулись на свое место? Наверно Афродита не так хорошо их дернула, и теперь, ей хотелось подняться, и все же раскрыть их, чтобы впустить внутрь комнаты, приятный теплый луч. Так она и делает. Встает и проходит для того, чтобы закончить желаемое. Штора аккуратно отстраняется в сторону, и теперь, легкая полосочка, сдерживает тяжелые полотна, чтобы те не упали и не закрыли окно. Афродита прислоняется к небольшому подоконнику, и ставит на него руки, становясь спиной к окну, и лицом снова к богу. - Не пугай меня, мужчина. Неужели ты будешь распространять свое зло на меня сейчас? - она не была уверена в вопросе. Он мог сделать все, что хотел, и когда он этого захотел, но в последнее время, и тогда, пока они были вместе, Афродита спокойна была насчет настроения бога. Она держала его в отличной форме, уже пару дней. Рада, что он остался, а он гость, а это значит, что нужно относиться к нему с уважением, и мало того, еще не думать злить, потому что в любой момент, герцог может покинуть дворец, забыв при этом прихватить с собой Афродиту. Маркиза снова садится на кресло и скрещивает руки на груди, смотря внимательно за тем, как бог снова укладывается, и что-то говорит. - Обратно в Версаль. - передразнивает его Афродита и смотрит в сторону. - Здесь, уверена, тебе нравится больше. Вдали от этих всех разговоров, и интриг. Или ты уже успел привыкнуть ко всему? - она не хотела утверждать, что сама не была затянута в столь пленительный омут, с головой. Интриги, скандалы и вечная борьба, это то, что нужно было богам, но и те умели уставать от таких вещей. Богиня смотрит в сторону, а потом поворачивается на бога мести и смотрит. - Хотя, согласна. Дела закончить необходимо. - она кивает, и глазами снова исследует Чернобога, мысленно принуждая его подняться, и дать Афро рассмотреть его куда лучше, чем сейчас. Блондинка проводит по волосам, и ловит последние слова бога. Она? Соскучилась по Версалю? Признаться честно, да, она любила этот город, и Францию, как страну, но ее явно уже не так сильно волновало это общество, если в нем не было Кощея. Сейчас, почему-то все было связано с ним, в большей степени. Но не сказать же об этом мужчине, не сказать, что теперь, если бы Кощея там уже не было, не осталось даже мысли, продолжить все в одиночестве. - По Версалю, да, соскучилась немного. - слушать о короле было уже не так приятно как раньше. Хотя, и раньше не так было. Афродита поняла наконец-то, что ее нежные чувства к королевской персоне, исчезли за эти два месяца, и сможет ли она снова войти в круг фавориток, сможет ли развлекать его, так же как и раньше, быть рядом, а в этот момент, думать о другом мужчине. В голове крутились самые разные мысли. - Правда скучает? Что же, не хочется даже ему мешать. - она ответила на это как-то сухо. Даже отвечать не хотелось, если честно, но пришлось, ведь как-то ответить на это стоило. Афродита привстала и поправила на себе платье, при этом положив руки на свою талию, плотно закрытую красивым корсетом. - Ладно, вставайте герцог. Не стану вам мешать приводить себя в порядок. - проходит медленно к выходу из комнаты, и открывает дверь, рядом с которой уже собралось достаточно прислуги. Грозный взгляд Афродиты пробудил их словно ото сна, и смертные разбежались кто-куда. Через пару минут, богиня обернулась и посмотрела на Кощея. - А я подожду тебя там, внизу, и надеюсь, ты выберешь самый красивый костюм. - подмигивает ему и выходит из комнаты, оставляя мужчину одного. Медленно, плавно идя вперед, по коридору. Что таилось в ее голове, куда и как они проведут сегодняшний вечер, день, утро... Не важно, в какой последовательности, главное, что будет в самом конце.

0

10

Зарисовка 3

Место: Версаль, Франция
Дата: 03.11.1748

Огромная туча опускалась все ниже, расползалась по земле, смешиваясь с туманом, как бы расталкивая другие голубоватые облачка, которые пытались расположиться по ветру, словно корабли во время морского сражения.
     Вскоре за огромной, пугающе белой тучей, расползавшейся по небу со скоростью прибывающей во время прилива воды, исчезли последние солнечные лучи. Тускло-серый свет просачивался сквозь облако, едва освещая землю. Листья на деревьях затрепетали, хотя даже слабый ветерок не колебал их, и потемнели, как бывает после захода солнца.
     Внезапно вспышка молнии распорола тучу, небо словно раскололось на тысячу огненных кусков, испуганный взгляд проникал в неизмеримую глубь небосвода, пылавшую, словно адская бездна.
     В тот же миг удар грома, достигший лесной опушки, вдоль которой проходила дорога, потряс землю и подстегнул огромную грозовую тучу, словно бешеного коня. (с)

Париж встречал их непогодой и грозой, заливая мостовые, резво барабаня каплями по любым поверхностям с таким отчаяньем, словно это ливень пытался докричаться до кого-то. Внутри повозки внушительных размеров и с вензелевыми буквами на внешней стороне, ехали двое. Заговорщики, любовники, враги, компаньоны... Слишком много можно было подобрать слов для описания этой пары, но в дворце их знали под иными, куда более конкретными именами: маркиза, официальная фаворитка короля Франции и его ближайший друг и советник. Они ехали в карете, чтобы не вызывать лишних подозрений и эта поездка утомляла, раздражала, одним словом портила настроение бога зла дальше быстрее, чем справлялась с этим Афродиты в иные дни. Кстати, на удивление, они ни разу не поругались за несколько дней проведенных вместе, дальше больше того, время проведенное вместе ему понравилось и теперь в Версаль Кощей возвращался с иного рода отношением к богине. Хотелось все прояснить в эти дни, но стало не лучше. По крайней мере, Кощей четко осознавал, как не безразличен к ней и на сколько это влечение отличается от любого, испытанного раннее. Наконец их вояж закончился и лошади остановились у ворот замка. Он быстро окинул ее взглядом, еще хранящим какое-то тепло из их общих воспоминаний последних дней, но как только ступил из кареты, лицо бога приняло привычный холодный вид, а глаза изучающе наблюдали окружающий мир. Обернувшись, помог богине выйти и проводил к замку, после чего распрощался с ней по всем правилам того времени, удаляясь прочь.
Надо заметить, что на сколько холоден был Чернобог с ней в замке следующие три дня, на столько пылал страстью король, словно амур искусал бедолагу. Его невозможно было найти нигде, кроме спальни Афродиты, а это не только бесило, но и, что куда важнее, мешало Кощею творить свое темное дело. Дело было важнее, его цель должна была быть достигнута любой ценой и никак иначе. Впрочем, это не мешало заново возненавидеть Афродиту новым видом ненависти, хотя бы ее времяпровождение с королем. Он не мог, не должен был этого оказывать, иначе грозил сорвать собственные планы, а такого не будет ни ради кого. Кощей просто игнорировал ее, если и смотрел, то с каким-то пренебрежением и безразличием, пронизывая холодом темного взгляда.
Так бы и продолжалось, но однажды вечером бог мести шел по коридору в библиотеку, когда услышал смех Афродиты - она как раз прощалась с Людовиком на виду у слуг, копошащихся по замку, без стеснения и страха. С чего бы, если она были признана официальной фавориткой и теперь скрываться не было смысла и потребности.
Он дождался пока король скроется из виду, в ту же секунду перемещаясь в темный угол за поворотом. Там его не было видно, хотя рискованно, что кто-то из прислуги решит почистить заброшенный угол. Но, с проблемами будем разбираться по мере их поступления.
Конечно, ему стоило быть осторожней, не делать таких маневров, но уведенная картина страстного прощания стала последней каплей. Дождавшись, пока Афродита пройдет то место, где стоял Кощей, он вынырнул из темноты, схватил ее за локоть и потащил обратно.
- Как дела с королем? – язвительно спросил волк, упираясь руками в стену позади богини. Он не прижимал ее, не держал, просто так было удобно. Как всегда не многословен, больше выражал интонациями, движениями, любым своим жестом. Сюда не долетал свет и казалось, будто он говорить в темноту, в пустоту. Единственным свидетельством было ее прерывистое дыхание.

Отредактировано Chernobog (30.10.13 21:59)

0

11

Уже несколько дней прошло с тех пор, как Афродита вернулась в замок, в свою комнату. Конечно, назвать ее своей, было не так просто, ведь до нее, там побывало достаточно девушек, но, тем не менее, пока она держала при себе статус фаворитки короля, и главной к тому же, то комната целиком и полностью была предназначена ей. Слухи немного угомонились, но каково было удивление всех, когда она снова вернулась ко двору. Во дворец, Афродита зашла, словно в свой собственный дом, даже не обращая внимания на тех, с кем нужно было поздороваться, или для кого поклониться. Афродита была самоуверенна, да, и это придавало ей сил. Какой день, король только о ней и думал, оставлял для них так много времени, что Афро уже начала подумывать о том, что так он хочет сделать, чтобы она ему быстро надоела. Но, кажется, его интерес не угасал, и это было куда лучше, чем просто отсиживаться в сторонке, и ждать, когда же это произойдет. Кощея, а если быть точнее, то герцога, и советника короля, Афродита уже долгое время не видела, и даже не встречалась с ним во время небольших прогулок. Они не общались. Почему такое отношение у него стало к маркизе, Афродита не могла даже догадаться. Внутри, может быть, она знала, что слишком открыто себя ведет, и должна быть немного осторожнее. Но что она могла сделать, если сам король, решил так часто вызывать ее к себе, и иногда их разговоры, были не такими уж и тайными. Тем не менее, встречая мимолетно в толпе глаза Чернобога, она видела в них нечто похожее на ненависть. Они уже давно не враждовали, если учесть, что первые два месяца, вообще не виделись. Как было приятно оказаться в том дворце, который подарил ей король, вместе с ним, когда он приехал, или переместился, не так важно, чтобы навестить ее, и даже без особых новостей. Она была счастлива, и эти дни, проведенные вместе, были просто незабываемыми. В них сочеталось нечто опасное, с нежным, и страстным. Каждый день, был какой-то частью, их жизни, показывающим их отношение друг к другу. Сейчас же, все словно забылось, стоило им войти во дворец тогда, когда тучи сгущались над Версалем. Выдохнув, Афродита в очередной раз не понимала, как можно так быстро меняться. Но сегодня был другой день. Сегодня и она сама поменялась, когда уже выходила из спальни короля. Он довольно улыбался, и их разговоры были слышны по коридору замка. Как он мог забыть о своих других девушках, это уже не сильно ее волновало, главное, теперь она снова в его покоях, и держит верх, в принятии всех решений. Сегодня, кстати, сквозь шутки и смех, Афродита надоумила Людовика еще на одну решительную глупость. Конечно же для Кощея и Афродиты, это была вовсе не глупость. Уже выходя из спальни, и прощаясь с королем, Афродита специально захихикала, под его шутку, находя ее очень смешной. На самом деле, шутки короля, можно было записать в ряд не смешных, и очень странных. Он не умел шутить, хотя никто не мог и не смел ему об этом сказать. Но, тем не менее, Афродита поддакивала ему, и смеялась, когда нужно было. В том, вся и задача, многие не понимали шуток короля, и он слишком злился. Афродита давно поняла это, возможно, это было еще одно, что накрепко задержало ее на месте фаворитки. Тем не менее, уже выходя из спальни, наконец-то, и оставаясь в одиночестве, Афродита вздыхает, когда двери в комнату закрываются. Кто бы мог передать ее выражение лица сейчас, когда богиня решила, что уже очень устала от его желаний, от того, как он соскучился, и так далее. Она уже в душе, ненароком, желала убить Людовика, лишь бы только избавить себя от участи, которую когда-то выбрала сама. Да, возможно это было ее главной ошибкой, но дороги назад не было. Проходя по коридору, и втягивая носом воздух этого места, Афродита не заметила, как из-за угла, к ней потянулась рука и быстрым движением прибила к стене, как заключенного, или того, кого желают незаметно убить. Лишь сквозь темноту, Афродита различает знакомые черты лица. Это Кощей, и он достаточно сильно напугал ее. Вздыхая, и на минуту прикрывая глаза, Афродита решила отдышаться, пока есть время. Однако взгляд бога достаточно сильно заставил задуматься. Она смотрит на него, смотрит в его глаза и понимает, он снова холоден, и, тем не менее, зол. Пристально наблюдая за его реакцией, Афродита не понимала, что происходит вообще. - Все хорошо. А как должно быть? - богиня старается сохранить спокойствие, и не задать главный, сильно интересующий ее вопрос. Что с ним, и почему он так изменился? Ведь буквально недавно, все было нормально. - Я возвращаю его доверие к себе, он был немного скрытен первое время. Словно кто-то нашептал ему об этом. Но к счастью, я не слишком много потеряла. Он рад мне, да, и скучал. - кажется, хотелось бы Кощея этим еще сильнее разозлить. Может быть, сделать так, чтобы он начал немного ревновать? Но будет ли это делать бог мести? Или он сразу же снова отправит ее обратно во дворец, где полно одиночества, на два или больше месяцев. - Теперь уже можно шептать ему все, что душе угодно. Он будет ласков, и нежен в следующие три или четыре дня. - она была так уверена в своих силах, и это казалось было правильно. Ей нельзя было отступать. Она должна была закончить дело, начатое три года назад, и должна была поставить точку, вместе с Кощеем или без него, это уже не так важно.

+1

12

Кощей внутри пылал таким разнообразием противоречивых чувств, что никакой нормальный человек, орудую логикой, не смог бы понять той работы, сейчас проходящей в душе бога мести. Его темная душа переливалась разными гранями и оттенками, таила столько тайн и неожиданностей, сейчас полыхая ревность и холодностью, страстью и спокойствием, но он держался, удерживал все порывы и являл миру лишь сдержанность.
Слова Афродиты были так просты и логичны, идеально дополняли картину продуманного плана бога мести. Что же тогда заставляло темную душу требовать крови, а волка рычать.
- Ему явно повезло, - язвил Кощей, упираясь спиной в стену напротив. Места там было мало, так что оставалось между богами не больше метра и говорить можно было тихо даже сейчас. – Столько внимания от богини. – как волк, он огрызался, готовый в любой миг защищаться и бороться водиночку против всего мира. Так было всегда и это чувство подгоняло его, давало сил.
Бог зла насмешливо улыбается, его глаза на пару секунд меняются с человеческих на волчьи, но снова принимают нормальный вид стоит ему заговорить.
- Какая старательная, - нежным голосом отвечает Кощей, не сводя с нее хищного взгляда. – Удовлетворила короля на несколько дней вперед. – нахальная улыбка так и не сползла с его лица. Волк прекрасно осознавал, что дело двигается к ссоре, но ему было очень сильно наплевать. Он злился на нее, злился за короля, за то, что ревнует, за ее наглость и дерзость, посмевшие так сильно увлечь бога мести, а теперь видеть ее с другим было мерзко. Еще хуже было то, что приходилось молчать и терпеть ради себя же и, поскольку Кощей не привык бросать дело на пол пути, вариант свалить из Версаля никак не рассматривался. К тому же, сбегать – не его методы.
Может, что-то было бы иначе, не уделяй она столько времен лишь королю, а Кощей смерил бы гордость и пришел к богине, но он слишком упрям, а Афро увлечена королем и бог мести по привычке заново ненавидел ее. Это была его защитная реакция на все случаи жизни, на большинство проблем.
- Ты не забудь через три дня снова под него лечь, а то все пойдет прахом. – он толкнулся от стены и навис над богиней. Ничего не пойдет прахом, конечно, но для красного словаца можно и преувеличить. – Провал ведь не входит в твои планы. – только зубами не скрипнул, с такой злостью он кидал в нее эти слова. Забравшись так сильно в мысли бога зла, у нее было лишь два выхода: стать его или заполучить врага в лице бога мести, а это не самый лучший вариант, учитывая его таланты и способности.

+1

13

Сердце начало биться еще сильнее, как только Афродита поняла, что данное ее поведение, не вызывает в нем восторга. Но почему? Ведь  она делала так, как нужно было для них, и их задачи, для их миссии, если это можно было назвать миссией. С этими мыслями, приходило и упорство, еще большее, и неприязнь, которая уже давно исчезла, но теперь, появлялась снова. Не мог он быть с ней нежен так долго, не будет и она сюсюкаться с ним постоянно. Злость кипела внутри, словно в котле, поставленном над костром. В этот момент, она возникала, мысленно, но тем не менее. С чего вдруг он так на нее обозлился, ведь это ради общего дела, неужели не понятно, что ей и самой не нравится быть вечно под этим королем, но именно благодаря ей, они могут давить ему на мозги и делать то, что вздумается. Её злило то, что он думал, какой он молодец, и только он мог бы сделать все сам. Но неужели, те дешевки, которые приводил он к королю, давали ему так много? Дня три, хватило бы, на это время, настроение короля никто не смог бы испоганить, но Чернобог был бы всегда за это сделать. Афродита ощущала всей своей душой, что он словно разбушевавшееся животное, сейчас больше хотел ее задеть, и кажется, у него это вышло. Он стоял тут демонстративно, словно она принадлежала ему, и была одной из тех дамочек, которыми он разбрасывался направо и налево. Ну, уж нет, хватит ему думать, что он тут всем заправляет. - Замолчи. Я делаю все, чтобы ты, мог дольше и быстрее втирать ему то, что нужно нам, а ты здесь, устроил что? – хмыкнула, и уже как бы наступая на Кощея, сделала шаг вперед. Да, выглядело достаточно странно, когда фаворитка короля, вправляла на месте мозг этого мужчины, который придумал такой гениальный план. - Не смей надо мной подшучивать. Лучше бы делом занялся. - хмыкнула, и посмотрела в сторону. Её голос был не таким громким, но и не тихим. Однако, прошедший бы ни за что не услышал о чем они тут говорят. На то и был расчет. - Или ты тут только отдыхаешь, ходишь, и служанок, как победу, себе вручаешь? - рявкнула Афродита, и ее легкие белые волосы спустились на плечи, спереди, покрывая корсет, вместе с грудью. - Сейчас тебе надо бы головой своей подумать, а не ставить меня в ранг своих врагов. У нас итак таковых, полон дворец. Слышала, что и о тебе стали распространять не лестные слухи. - пальцами, Афродита слегка задевает его одежду, и словно отмахивает ее, становясь снова рядом со стенкой, отступая от Кощея. Тот наклоняется и становится ближе к девушке, он еще не зол, ее не так сильно разозлился, как мог бы, но после того, что сделала Афродита, она уже переживала насчет того, что ей несдобровать. - Не ерничай. - говорит богиня ему в лицо, и смотрит в глаза. Сейчас, его холодный взгляд, это все, что должно было говорить об его отношениях к ней. - Неужели, стараясь сделать наше дело легче, я делаю что-то не так? Пока обо мне плетут интриги, ты мог бы уже сплести такую паутину, что любая муха сразу же запуталась бы. Но ты медлишь. И не надо мне говорить о дальновидности и о логическом движении дела. Лучше сделай так, чтобы у нас было как можно больше путей. - выдыхает. Спорить бесполезно, сейчас этот мужчина снова за что-то зацепится, и век им не видать приятного общения, скорее резкие возгласы снова, и опять, во всем дворце. Их выгонят, от них устанут. Но в то же время, Афро не желала терять такого как Кощей, возможно дело было в ее к нему чувствах, и желаниях наконец-то закончить начатое. Кто знает, ведь у нее тоже было много всяких мыслей, по поводу и без. Сейчас, ей предстоял выбор, стать одной из его "побед", как он выражался, и быть под ним вечность, либо иметь свое мнение, при этом нажив себе очень опасного врага на душу. Ни того, ни другого она не могла допустить. Скорее первое, она не могла просто себе представить. Ходить и скакать под его дудку, ну уж нет. Этого она не даст. Афродита выдыхает, смотрит в сторону, а потом разворачивает голову к богу и смотрит пристально, немного прищуриваясь, и ставя руки в боки, словно она здесь главная, она королева. Спустя пару минут, ее ладони касаются его щек, и держат лицо. Вот как действует настоящая девушка. Она медленно подходит, ведет своими пальчиками по его шее, и зарывается в его волосах, ощущая его запах, когда становится ближе, и пропадает всякая возможность дышать обычным воздухом. Кажется, она запомнит этот запах на всю свою долгую жизнь, и не перестанет его любить. Внутри сердце перестало биться бешено, отдав поводья в руки самой богини, и теперь, управлялось легко. - Нам нужно было за одно, Кощей. - она смотрит в его глаза, целовать или прижиматься еще сильнее не хотелось, да и не было смысла, в таком состоянии, он либо ее оттолкнет, либо сделает просто больно. Хотя усмирить его, нужно было. Это словно в цирке. Она медленно подходила к клетке со львом, кормила его, была рядом в минуты, когда тяжело воспринимался весь этот суровый мир, и при этом, добивалась доверия через нежность. Самый верный способ, подчинить себе животное. Волк был не таким. Он оставался, и останется своенравным, но знать к нему подход, знать, как надо действовать, это всегда полезно, и именно сейчас, Афродита была готова жертвовать всем, не смотря на то, что они были так не далеко от покоев самого короля. Людовик в этот момент, уже больше не волновал.

0

14

Был ли у него повод злиться на нее? Объективно – нет, но когда это бога мести заботили такие мелочи, тем более, если уж он настроился и уперся, то с выбранного пути озлобленности его ничего не сдвинет. Какими бы разумными не были доводы Афродиты, все летело мимо ушей. Один из любимых приемов Кощея – выборочная глухота, сейчас работал на все сто и очень красочно выделяла нудные слова и фразы в речи богини.
Ему даже слушать не хотелось о короле, плане, идее... Все шло как по масло, как было задумано и это разговор никак не препятствовал свершению и именно это так расслабляло Кощея, давало ему свободу говорить и делать, что вздумается именно в его масштабах. 
- Тоже мне, новость! – Мало ли сколько про него слухов по дворцу ходило. – Тут слухи распускают даже гобелены, а про меня так тем более и уже не первый год. – на этом моменте Кощей хитро сощурился, - Да вот только ты почему-то только сейчас этим заинтересовалась. С чего бы? – Вопросы был просто брошен в воздух, скорее с задумчивой интонацией, чем с вопросительной, не ожидая каких-либо объяснений.
Он слушал ее отчаянные речи, попытки вправить ему мозги и показать, на сколько она сильная и самостоятельная. Приступ смеха вырвался из бога в ту же секунду, когда прекрасный ротик Афродиты начал выдавать тонны информации.
- Тише, богиня, твои пухлые губки не предназначены для такого количества слов. – более чем прозрачно намекнул бог мести, смерив ее взглядом. Специально, нарочно дразнил ее и обижал, пытался задеть как можно сильнее и оттолкнуть от себя, иначе просто не умел. Язык бога мести просто не поворачивался произнести то, что он думает о ней на самом деле, как он восхищается ее силой и красотой, светом, исходящим от богини. Темный бог или нет, но повидал он достаточно много и умел оценивать людей, богов и даже Афродиту. Несомненно она была из тех женщин, которых все хотели, но не все могли себе позволить, в ней считалась утонченность, ум, фееричная сексуальность, тонкая грань между смелостью и дерзостью проходила объединяющим штрихом, придавая богине еще больше шарма.
Богиня красоты, она объединяла в себе так много качеств, некоторые из которых были присущи и богу мести, но в ее тоненьких пальчиках они принимали совсем другой вид, играли на ее стороне, блистали в ее свете. Кощей бы никогда не захотел сделать из Афродиты очередную победу, как он ей сказал. Это его ехидство скользило. Наоборот, ему хотелось видеть ее настоящей, свободной, наслаждаться бесстрашным взглядом Афродиты, так смело поднятым на бога зла.
Сказать этого всего он не мог, Не умел, не хотел, его не учили любить, не учили дружить, научили только ненавидеть, мстить, бороться за свое место любыми методами и скрывать душу ото всех под семью замками, потому что никому нет дела до тебя в этом мире, будь ты человек или даже бог.
Теплые ладошки ложатся поверх прохладной кожи на лице и Кощей ловить их своими руками, отказываясь от этой ласки – убирая руки Афродиты прочь от себя. – Не смей рассказывать мне, что нам нужно или не нужно. Мой план работает, все идет по нему и не тебе рассказывать, как и что мне делать. -резко упершись рукой в стену, заговорил с новым вдохом. - Глупая богиня! Возомнила себя королевой! – смех тихой волной прокатился по темному углу, - Да ты просто очередная любовница, игрушка, не больше. Конечно, с твоим участием все немного упростилось, но это тот случай, когда качество можно заменить количеством. К тому же, он спит не только с тобой. – последнюю фразу Кощей прошипел особенно ядовито и подчеркнуто, глядя ей в глаза. Бог зла ревновал, хотел причинить ей боль, ударить, запереть куда-то, поцеловать, никогда больше не видеть! Он тяжело дышал, прожигая ее темным взглядом, чувствуя, что желание сорваться с цепы скоро станет слишком сильным, а логических доводов, почему себя надо сдерживать, не находилось.

0

15

Афродита теперь слушала его внимательно. Он отстранил ее руки, не считая нужным это действие. Отлично, на это  она и рассчитывала, поэтому не слишком сильно обиделась и не разозлилась, но то, что было дальше, перешло все границы. Да, Афродита, конечно же знала, каким может быть бог мести, и что он может сделать. Он мог ее просто так обидеть, сделать больно или еще чего. В этот раз, он выбрал боль, которую вколачивал в ее душу и сердце, вообще во все тело, словно кол, осиновый, который по мифам, убивает вампиров. Вздохнув, Афродита терпела долго, не считая нужным отвечать на столь изысканное оскорбление, но всему, даже ее терпению приходит конец, и Афродита смотрит на Кощея, теперь уже не желая его обнять, или прижать к себе, а убить, сразу же, на этом самом месте. Он высказывается так спокойно, и даже насмешливо, не имея возможности остановиться. Вот что значит, понесло в ту сторону, и нет никакого желания прекратить дискуссию. Богиня любви скромно отводит голову в сторону, и смотрит на коридор, в котором так пусто, но так светло. Нет этой темноты, такой пугающей, и в этот момент, противной, потому что весь момент испортил он, придя, и изрядно потрепав нервы. Кощей всегда делал это так, словно управляет ею, словно богиня больше не годна ни для чего, кроме как развлекать короля своим телом, и задавать ему настрой, на многие дни. Больше такого она не допустит. Не станет игрушкой, в лапах этого волка, не станет потакать или помогать ему, скорее всего, просто решит уйти. Ей надоело. Надоело такое отношение к себе, ведь она к нему относится нормально. Он смотрит на нее, и теперь намекает, что ей лучше бы помолчать, и говорить только в тех случаях, когда нужно, а не когда ей так хочется. Богиня вздыхает, снова и снова подавляя в себе гнев, который для нее не свойственен, да и не нужен сейчас. Прикрывая глаза и выталкивая из легких воздух, она словно не дышит, лишь грудь вздымается иногда, и это все. Ни единого шума дыхания, ни единого вздоха. - Не затыкай меня. - спокойным, уверенным голосом, произнесла богиня, и посмотрела снова на него, смиряя глазами, полными не желания общаться больше. Или только сейчас, пока все это не спадет? Она прижимается к стене, больше не хочет находиться рядом, с таким мужчиной, ей нечего ловить, и не будет, ведь он меняет свое мнение каждые пять секунд, словно перчатки. - Смотрите на него, какой он молодец, придумал план, а он еще и работает. Мистика просто! - рыкнула богиня богу мести, когда он оказался совсем близко, и она могла донести до него все свои эмоции, которые ощущала, что сейчас творилось с ее сердцем. Оно снова отбивало незнакомый ритм, и, кажется, это был слишком противоречивый ритм. С одной стороны, ей было плевать, что он говорит, что он злит ее, и этим, насыщается, именно это приводит его к ощущение бесподобности его в любой ситуации. Он тут главный, а она, да, как и он сказал, очередная игрушка, которую спокойно можно заменить. Так что же не заменил, пока это было возможно, пока ее не было рядом, и проще всего подыскать новую фаворитку. - Так найди другую девушку. Пятую, десятую. Играй сам, по своим правилам, тогда в мою игру, не лезь. - можно было поступить и так, можно было подсказать ему решение, если он так ревнует, только кого. Короля ли к ней, или ее к королю. Что ее влияние на него распространяется куда сильнее. Это был вопрос времени, вопрос пары дней, или немного больше, но это не важно, главное, что сейчас он на это ответит. - Только я одного не могу понять. - Афродита отходит, смотрит на него так, чтобы видеть его лицо полностью, чтобы иметь возможность вот так, сильно, между словами сжимать зубы, так, чтобы скулы напрягались слишком не естественно, словно сейчас, она все зубки себе сломает. Смотрит, и продолжает свою мысль. - С чего ты так завелся? Раньше тебя это никак не беспокоило. - немного сощурив глаза, Афродита вздыхает, и после уже, выглядывает за угол, чтобы проверить, все ли спокойно, и не подслушивает их кто, а то ушей, действительно в замке стало больше. И они были везде. Все слуги на кого-то да работали, кто-то, платил им куда больше, чем можно было ожидать. Афродита вздыхает, и смотрит снова на Кощея. - А я и вправду, не вхожу в твой план. Но ведь все может измениться в один миг, милый. - она усмехается, едва заметно. Нет, Афродита не собиралась портить планы, просто так ей сейчас хотелось поступать, и она поступала. Сама, из личных желаний, и никто, даже Кощей не мог помешать ей это сделать. - В какой-то момент, следить за всем, у тебя не будет возможности... И ты. - она уверенно поставила интонацию так, чтобы выделить это "ты", кажется из всего, что было сказано. - Совершишь ошибку. Оступишься. - она играет с ним, сейчас, заводит, медленно, но тем не менее. - Никогда не исключай такого варианта. - продолжает на него смотреть. На самом деле, тело уже требует уйти, уйти как можно скорее отсюда, и оказаться в комнате. Но интерес, он всегда найдет повод, остановить желание.

+1

16

Разошелся Кощей что-то. Его всплеск эмоций на этот раз слишком неуместным и не сдержанным, терялся на общем фоне событий. Бог места сделал глубокий вдох и пропустил мимо ушей половину из слов богини, предпочитая слушать. Конечно, Афродите не нравилось обращение Кощея, его манера говорить с ней, но тем и лучше. Ненавидеть ему было проще, привычней, в этом чувстве бог мести ощущал уют, знал как обращаться.
Волк усмехнулся ее замечаниям, подходя ближе и взяв за подбородок, заставил смотреть себе в глаза. – Милая, я столько веков занимаюсь этим, что ты скорее станешь брюнеткой, чем я ошибусь. – Самонадеянно звучало, но не стоит буквально принимать слова Кощея. Он говорит  только то, что хочет, считает нужным и не волнуется о восприятии других. Кому надо, тот поймет правильно. На самом деле, волк всегда допускал вероятно ошибки, однако долгие объяснения – не его конек. Сказать едкую фразу, прикрыться сарказмом с шуткой – вот и весь материал для заколачивания души от всего мира.
– Я учитываю все варианты. – Даже самые невероятные, хотя жизнь любит подсовывать еще невероятней. – Лучше занимайся подвластным тебе, а не лезь в сложные материи. – Там взрослые и темные боги. – на этом Кощей резко оттолкнул ее от себя и исчез, материализовавшись аж в другом конце замка в собственной спальне.

офф

у меня даже объяснения этому нет хддд просто палмфейс.

0

17

Зарисовка 4

Место: Версаль, Франция
Дата: 30.11.1748

День в Версале проходил, скажем, так, очень уныло. Афродита не знала чем себя занять, хотя предложений, и вариантов, было достаточно. На вечер, было запланировано столько всего, а вот на день, кажется, ничего не осталось. Выдохнув, Афродита решила уже заранее приготовиться. Все, платье, и другие нужные вещи, такие как красивые серьги, и ожерелье. Кстати, это ожерелье, подарил ей сам король, и сегодня, он требовал видеть его на шейке прекрасной фаворитке. Возможно, это просто желание, а возможно, по дворцу ползли какие-то слухи. Афродита была уверена, всему виной, конечно же, слухи, они теперь еще чаще распускались. И о том, что фаворитка короля ждет ребенка, и скоро начнется настоящий переворот, и даже ходили слухи о том, что Афродита, самая настоящая ведьма, пущенная к королю в покои недругами Людовика. Афродита знала обо всех этих слухах, и даже порой, вечерами, от своих служанок, самых верных, и хорошо отобранных лично ею, слушала какие новые сказки о ней рассказывали во дворце. Интересно было узнать, с чего же они, эти слухи, рождаются. Однако, не только эти слухи, и все, что происходило во дворце, волновало Афродиту. Но и то, что уже достаточно давно, они вместе с Кощеем, не говорили, и даже редко пересекались в коридорах нового дома, где уже все стало родным. Афродита смотрела в окно, сейчас, положив свои руки на небольшой подоконник у окна. Выдохнув, богиня смотрела на улицу, где на небе были серые тучи, где собирался, кажется к вечеру дождь. Что они не поделили тогда? Почему произошел раскол, между их отношениями, которые они строили, кажется аж три года. Тогда, когда два месяца, Афродиты не было при дворе, он приехал к ней, решил навестить, и время, проведенное там, было куда лучше того, что произошло дальше, в Версале. Афродита заметила, Версаль разлучил их не только сейчас, но и уже тогда, когда они только ступили вместе на лестницу, входа во дворец. Богиня выдохнула, но не стала об этом слишком сильно беспокоиться, будет время, и они снова сойдутся, снова будут вместе играть роли, ради единой цели. Продолжать враждовать нет смысла, тем более, что даже Кощей понимает, она ему не враг. Проведя себе по волосам, Афродита медленно проходит по всей своей комнате, которая теперь, кажется не уютной, узкой, и не такой, какой бы хотела видеть ее богиня, садится на кровать и берет коробочку, в которой должно быть ожерелье. Открыв ту, Афродита лишь спустя пару минут, понимает, что драгоценности нет на месте. Она отпускает коробочку, и осматривает комнату, в поисках возможного места нахождения ожерелья. - Черт возьми... Где же оно..- выдохнув, Афродита не могла даже представить, кто мог бы украсть подарок короля. Она поднялась с кровати и посмотрела за окно. Ещё светило солнышко, которое медленно катилось вниз, за горизонт. Именно после заката, Афродита решилась на то, на что не могла бы ранее себя заставить решиться. Она оделась, и пока не пришло время идти к королю, Афродита вышла из своей комнаты, и прошла по коридору, огромного дворца, именно в то крыло, в ту сторону, где была комната Кощея. Как она обратиться к нему, что скажет. Это она и сама не знала, пока спокойно шла, одна, без своих служанок в сторону комнаты герцога. Он мог бы насмехаться над ней позже, говорить, что без него, она не может даже проследить за подарками, которые дарит ей король. Но положение было серьезным. Афродита считала низким, отказаться от того, что ей сказал сделать король, хотя, если на поиски ожерелья нужно два дня, или немного больше, она готова пойти попросить помощи у Кощея, для того, чтобы сохранить свое место рядом с королем, прочно засев в его сердце. Богиня уже была рядом с дверью герцога, когда нужно было войти, постучавшись, и рассказать обо всем. Прикрыв глаза, Афродита стучит, но ответа не слышит. Кажется, в комнате нет никого. Тем лучше, она сможет дождаться Кощея, и не заметной быть, до этого момента. Входит, открывая дверь, без особого внимания, не смотря ни на что, садится на кровать, и ждет, смотря в окно. С его комнаты, прекрасный вид, хотя шторы, оставляют едва ли заметную полоску, которая открывает вид, на сад, и даже прекрасный, частый лес. Как же Афродите хотелось погулять в этом лесу, с ним, снова, чтобы вернуть их отношения на прежний уровень. Проведя по волосам, Афродита замечает, что даже не убрала их под заколку, а пришла с распущенными. Ну и ладно, это не главное, сейчас, важно, чтобы Афродита смогла попросить спокойно и нормально у Кощея помощи, а он, главное, чтобы не отказал. Иначе, ей придется самой как-то с этим справляться.

+1

18

Комнату Кощей выбирал себе с особой тщательностью. Он слишком любил свой волчий облик и никогда не отказывал себе в удовольствии побегать вдали от людей, может поохотиться или просто убрать подальше, хоть на пару часов. Именно поэтому его комната была на одном их первых этажей замка, что давало возможность по крышам небольших пристроек рядом, взобраться в окно или из него. Рядом располагался огромный лес, частично принадлежащий дворцу, но где-то за дальней чертой он переходил в настоящие свободные земли и там часто можно было встретить огромного волка, рыскающего в поисках добычи или просто гуляющего.
В тот день он вернулся как обычно поздно, едва слышно, как для своей массы, прыгая по крышам и взбираясь в окно. Он прыжком снизу оказался на широком подоконнике, замирая на месте. Комната не предполагала наличие гостей, да и зайти к нему просто так побоялись бы. Столь фамильярный поступок мог позволить себе король, потому что он король и из-за уверенности в крепкой дружбе с герцогом, вторым существом с суицидальными наклонностями такого характера была Афродита. С ней они уже почти месяц не общались, Кощей старался держать ее на расстоянии, да и дел было слишком много, особенно в преддверии бала, слишком важного по неким политическим мотивам, о которых сейчас не время и не место говорить. Более интересным был волк, стоящий на подоконнике.
Он легко спрыгнул на пол, оставляя следы от влажным лап на ковре. Комната, особенно после ночной пробежки, выглядела слишком маленькой, сдавливала его и нервировала, от чего волк огляделся и недовольно тряхнул головой, проходя мимо богини. Что ей понадобилось Кощей не знал, но интересно было все таки, какая неведомая силы и причины, заставили Афродиту переступить свою гордость и явиться к нему.
- Слишком позднее время для визитов в чужую спальню, маркиза. – обернувшись человеком, Кощей потер рукой шею и прикрыл окно. Только прикрыл, но никогда не закрывал его, позволяя прохладе и свежему ветру гулять в помещении. Он с интересом посмотрел на богиню, а потом уселся рядом на кровать, да еще и провокационно близко. Волк пах лесом, немного влагой и хвоей, свободой и чем-то волчьим, очень специфичным, свойственному только этому животному.
- Что привело вас сюда, дорогая? – вежливо поинтересовался герцог с такого не вежливого расстояния. – Или просто соскучилась?

+1

19

Афродита сидела спокойно на кровати Кощея, думая о том, что сможет ему сказать. Что сделает, или как себя поведет. Уже давно, на него не было никакой злости, ни ненависти или обиды, за то, что он ранее успел устроить. Он мужчина, и ему тоже возможно нужно позволять капризничать, как маленькому ребенку. Афродита позволяла, зачем правда, не понятно. Для нее, он был всего лишь другом, мужчиной, который был рядом тогда, когда появилась единая цель. Возможно, это и заставило ее сердце биться немного иначе. Три года, и эти месяцы, проведенные вместе с ним, наедине, и не только, на светских вечерах, и приемах, рядом с королем. Он был советчиком его величества, главным мужчиной, который толковал ему свои собственные мысли, и к которым король, несомненно, прислушивался, повинуясь. Афродита же, играла роль фаворитки короля, которая в свою очередь, могла бы препятствовать решениям Кощея, но никогда этого не делала. Даже тогда, когда они поссорились, так неожиданно для самой богини, она, тем не менее, когда король говорил о Кощее, восхвалял его, она поддакивала, и говорила, что он единственный, кого стоило бы слушать. В этот момент, Афродита словно обрубала какие-либо другие связи короля, и желания его слушать других своих слуг. Они не могли посоветовать ему что-то иное, или правильное, ведь признавалась Афродита даже для себя сама, Кощей не делал ничего плохого, и не думал отходить от собственной цели. Другие, могли этому просто мешать. Других в этом деле не должно было быть. В который раз, богиня отводила от короля не нужных для него советчиков, то и дело, указывая лишь на одного из них. Кощей умен, смел и в его голове, был четкий план. Почему бы, даже не смотря на ссору, не поддерживать его затеи, не помочь ему в достижении цели? Афродита была так добра, даже сама не понимала, почему поступала именно таким образом. Но, тем не менее, что делала, то уже сделала, не вернуть время вспять, да и не хотелось, в общем-то. Афродита выдохнула, положив свои руки себе на колени, и терпеливо ждала. Он должен был появиться уже скоро, это она знала точно. Неужели решил не приходить в свою комнату? Возможно, так оно и будет, может быть у герцога, свои дела, и он никак не решил бы прийти сегодня в свою комнату. Что же, Афродита, значит, вернется в эту комнату завтра, постараюсь не разрушить покой мужчины. Но, нет, кажется, все же удача повернулась к ней лицом, и Афродита посмотрела в сторону окна, где пусть и тихо, но заметно показался волк. Огромное животное, пропахшее лесом, свободой. Он ворвался в комнату, по хозяйски идя вперед. Она в этот момент улыбнулась. Да, для него, такого большого хищника, это место слишком маленькое, ему нужно было бы просторнее помещение, и, тем не менее, не об этом Афродита хотела с ним поговорить. Желание привстать, было удержано, и Афро осталась на своем прежнем месте, ожидая, пока Кощей станет человеком, и заговорит с ней. Время пришло, и сдержанная пауза, закончилась приветливым? Или может не столь приветливым, но безразличным предложением. Афродита выдохнула, посмотрев на свои руки, и потом только приготовилась говорить. - Была причина, наведать вас, герцог, в такой поздний час. - она говорит тихо, словно извиняясь, но так ли это? Голос едва дрожит, она скорее волнуется, чем переживает за провал всего этого разговора. - Надеюсь, не помешала вам, и не потревожила. - она поднимает свой взгляд на него, и понимает, что не может просто так смотреть. Не может принимать его взгляды на себе, и не может пристально смотреть, так, как раньше. Афродита прикрывает глаза, и берет себя в руки, стараясь не думать о собственных чувствах, к этому мужчине, сейчас, ее должно было волновать иное, совсем иное, нежели беспокойство из-за каких-то, возможно даже лживых чувств. Он присаживается рядом, и оказывается на таком расстоянии от Афродиты, что она даже ощущает тепло его тела, возможно даже легкое прикосновение. - Соскучилась? - усмехается, хотя эта ситуация не предназначена для смеха, скорее для простого душевного разговора, но тем не менее, Афродита не может сдержать улыбки. - Что же, возможно и так. А может быть, привела одна ситуация, которая произошло пару часов назад. - посмотрев в сторону мужчины, Афродита выдохнула. Она не знала, стоит ли говорить о такой глупости. Возможно, это было бы ее ошибкой, но богиня тем не мене заговорила. Её голос звучал тихо, спокойно. Она не требовала понимания, просто просила помочь ей. Ведь это просто помощь, ничего больше. Он мог бы даже и не забывать об их ссоре, мог не обращаться с ней как раньше, но, тем не менее, ей так хотелось, чтобы он просто ответил. - Тебе, возможно, покажется это глупостью, но, тем не менее, я попрошу у тебя помощи, герцог. Отказать, или помочь, ты уже решишь сам. - делая легкое движение, Афродита садится так, как ей было бы удобнее, чтобы посмотреть на него, в его глаза, видеть реакцию, лицо. - Мне нужна помощь, в поиске одной вещи, подаренной королем. Кто-то украл ожерелье, а Людовик, требует меня надеть его, в следующий раз, когда снова позовет к себе. - ее слова звучат словно выученные и давно отрепетированные. Но к чему ей волноваться. Афродита богиня, и спокойно поэтому, и четко поясняет, что именно ей нужно. - Если бы ты мог помочь... - смотрит в его глаза, а потом привстает, чтобы как ей думается, оставить его наедине с собственными мыслями. Она сама пришла к нему, явилась сюда, за помощью, не пошла ни к кому другому, потому что доверять можно только лишь Кощею, в ее ситуации. - Ты можешь подумать, ответ скажешь завтра утром. - Афродита проводит по платью, чтобы то, как следует, расправилось и теперь, она готова уходить. - Хм, приятный запах леса, на тебе до сих пор остался. На улице прохладно? Как вечерняя прогулка? - почему именно сейчас, когда было время уже уходить, она поинтересовалась у него, как он погулял? Важно ли это было? Возможно, и важно, лишь для нее.

0

20

Она не испугалась, не отдернулась, только не поднимала взгляд и это наталкивало на мысли. Кощей пытался поймать ее взгляд, но все напрасно. Он даже инстинктивно подвинулся ближе, только сейчас понимая, каким было верным решение держаться подальше от это женщины. Ее близость, запах, слова, они так манили его, что бог мести готов был бы следовать на край света за Афродитой, но едва ли хотя бы подал вид своего настоящего отношения к ней. К собственному удивлению, Кощей был рад ее видеть, а отличное настроение после прогулки только импонировало такому настрою бога, позволяя вовсе забыть об их ссоре месячной давности.
Афродита улыбается, все еще прячет взгляд и в какой-то момент ему начинает казаться, что она и впрямь пришла просто так. А почему бы и нет? Он ведь являлся к ней в замок без особой на то причины.
- Тогда почему не смотришь на меня, если соскучилась? – слегка улыбаясь, ласково касается ее лица и поднимает к себе. Голубые глаза богини так прекрасны, бог зла смотрит в них, ползет взглядом хищника к губам и уже почти готов коснуться их, забыв обо всем было, когда слышит что-то о ситуации, случившейся пару часов назад. Факты быстро сопоставились в голове бога: пару часов назад король навещал свою фаворитку. Лишь на несколько минут, но этого видимо хватило, что бы ее голос подрагивал не из-за близости бога, а из-за короля.
Как огромной волной, ударившей с разбегу о берег, настроение Чернобога переметнулось и, еще минуту назад, ласкающая ее щеку рука мгновенно сомкнулась мертвой хваткой на шее богини, вместе с резко поднявшимся с места волком. Глаза чуть ли не кровью налились и вот Кощей уже нависает над ней, удерживая в горизонтальном положении лишь одной рукой на горле. Афродита оказалась на самом краю кровати, не падая лишь за счет прикроватного столика, подпиравшего одну из подушек под ее головой сейчас. Упоминание короля вывело его, взбесило в считанные секунды, не оставляя камня на камне от хорошего настроения.
- Да как ты смеешь, дрянь! – рявкнул на нее бог зла, тяжело дыша. – Бегала от меня месяц, а теперь являешься и просишь помощи из-за короля! Опять твой король! – Снова! Мысли о ней и Людовике была не выносима, она пробуждала самые худшие черты характера бога зла.Едва сдерживая желание ударить ее, резко  стукнул ладонью о столик, стоящий на одном уровне с головой богини. Волк хотел тут же разорвать ее на части, вырвать сердце Афродиты, заставить страдать, мучиться, лишь бы отплатить за эту насмешку судьбы. Пренебрегать богом мести из-за жалко человека! И чем больше он думал об этом, тем больше ярость вскипала в крови, разлеталась пестрой стаей по всему телу.
- Убирайся! Вот твой ответ! – рывком поднявшись и дернув ее за собой, не дал и слова сказать, - Никогда больше не смей приходить ко мне! – Ему не надо было говорить больше. Слава повелителя Нави бежала далеко впереди него, а Афродите, прожившей с ним под одной крышей несколько лет, были известны его наклонности лучше кого либо другого. По комнате пробежал холод, окно покрылось слишком сильной, как для ноября изморозью, а где-то на этаже послышался шум и звуки драки: эмоции Кощей преобразовывал в выплеск способностей, щедро одаривая этим коктейлем весь замок. Кто-то мерз, кто-то поддавался гневу и начинал кидаться на окружающих, но в любом случае пол замка мгновенно пришло в движение.
Возможно, он вел себя не слишком рационально. Возможно, он вел себя не как подобает богу, обладающего опытом тысяч лет. Возможно, он был слишком ревнив и вспыльчив, слишком собственник. Возможно, он имел неосторожность поддаться самому опасному чувству и теперь горько расплачивался за это. Возможно... Нет, совершенно точно Афродите стоило бежать от волка. Бежать без оглядки и молиться, чтобы тот не пустился в погоню. Чувство, даже такое как любовь, было совершенно не свойственно темной натуре бога и в его душе оно выворачивалось, принимало самую извращенную форму, пропитываясь ядом, тьмой, искусанное его личными демонами, оно являлось на свет чудовищным выкидышем его мерзкой души.

+1

21

Она смотрела на Кощея, теперь так спокойно, не думая даже о том, что может быть дальше. Но дальше, видимо дражайшая судьба, уготовила Афродите испытание по хлеще того, что ждало впереди перед встречей с королем. Она не только не добьется своего, и не добьется помощи Кощея, но и вызовет в нем такую ненависть, злость, желание убить ее, сейчас же на этом самом месте. Чтобы больше не видеть нахальное лицо, и эти глаза, которые лишь переполнены чувствами к нему, но не смеют показать их полностью, и не смеют открыться, ведь к чему ему все это, сам он не ответит взаимностью. Тишина. Она слишком сильно бьет по нервам. Афродита ждет, и ее улыбка соскальзывает с губ, именно в тот момент, когда рука Кощея смыкается на ее горле, запрещая дышать. Схватив его запястье, богиня пытается сделать рывок, чтобы вырваться, но он лишь сильнее сжимает своими пальцами тонкую шею, на первый взгляд, такую хрупкую, словно веточку на дереве за окном. Словно по велению судьбы, порывистый ветер врывается в окно, и скидывает волосы Афродиты с плеч. Он держит ее так сильно, что девушка начинает задыхаться. Её глаза смотрят на него без страха, скорее просто в непонимании, сжимая руку мужчины, так как только может. Будь она простой девушкой, простой служанкой во дворце, и посмевшей так обратиться к нему, уже давно лежала на полу, мертвой. Но Афродита умела бороться, ей нельзя было давать богу мести так просто подчинить ее собственному гневу. Он отпустит ее только тогда, когда все выговорит. Он против всего. Против того, что она пришла, против помощи ей, против её просьбы. Что так вывело его? Людовик? Неужели ревность? Афродита вздыхает с облегчением, когда мужчина отстраняет руку от ее горла. Она часто дышит, но уже не имеет сил, чтобы вырваться и сбежать. Да и куда бежать. Она готова, в принципе, готова принять его гнев на себя. Голубые глаза поднимаются на него, смотрят пристально, за тем как он пользуется своей способностью, у нее на глазах, делая то, что ни разу еще не делал, подчиняя себе весь дворец, сжимая в кулаке, и властно управляя всеми. - Что так взбесило тебя?! - откашливаясь, Афродита опирается за столик, стоявший рядом, и ощущая холод, выдыхает. С ее губ срывается пар, он исходит изнутри. Голос немного хриплый, конечно, после нехватки воздуха, и не такое будет. Богиня всматривается в него, смотрит так проницательно, как и раньше. Она не понимает, что его завело, что взбесило. Пусть тупо было оставаться, но она даже не сделала шага в сторону двери. - Неужели я что-то сказала о короле? Я лишь сказала об ожерелье, что хочу вернуть себе! - он выгонял ее, кричал, словно разрывал этим криком на части. Богине было больно, до сих пор, и сейчас. Больно потому что он так поступал, сохраняя при том холодность, а на самом деле, ощущая что-то к ней. - Я не бегала от тебя! - вырывается у нее с губ, и теперь, она твердо стоит на своих двух, стараясь, по крайней мере, сделать все, чтобы не казаться слабой, чтобы не упасть случайно, и не начать хватать ртом воздух, которого до сих пор не хватало. - Ты сам сбежал тогда! Ты завелся, и сбежал! Что мне, бегать за тобой, словно твои эти девицы, которые от тебя без ума? Поищи кого по тупее в этих стенах, но я тебе не игрушка, чтобы если вдруг тебе того захотелось, и ты ушел, развернувшись, высказав свое "фи", я побежала сразу за тобой, молить о прощении. - Афродита была правда обижена. Она не понимала в чем причина его такой скорой злости, но и не понимала, почему бы, даже в такой момент, ей не высказать ему все, что она о нем думает. - Я пришла к тебе попросить о помощи! Но видимо с тебя нечего просить. - дернув платье немного в сторону, чтобы иметь возможность спокойно уйти, спокойно покинуть эти покои, Афродита разворачивается, и больше ничего не говоря, выходит из комнаты, уже на пороге понимая, как сильно щемит сердце, как сильно болит душа, и от этого одного лишь хочется забиться в угол, словно маленькой девочке. Он не разумен, он кричит на нее, даже не говоря о том, за что делает это, чем она заслужила такое обращение к себе. Грудь вздымается в корсете, от глубокого, дрожащего вздоха. Она не бежала от него, она просто ушла, не имея возможности больше слышать о том, что рвалось с его губ. Обидно, теперь уже настолько сильно, что закрыв глаза, девушка кривит губы, стараясь успокоить себя, прижимаясь спиной к холодной стене, теперь уже покрытой льдом, морозным, жгучим. Чаще дышит, вздыхает снова и не может успокоиться. Разве можно так ревновать? Разве можно так ревновать к человеку? И ревнует ли он? Может просто решил поиздеваться над ней. Вздохнув, богиня потихоньку успокаивается. Заходить снова, испытывать его терпение, которого сейчас уже нет, а после того, как она на него накричала, он точно захочет ее уничтожить, она не двинется с места. Стоит. Чего же ждет? Или не ждет, просто не может никуда уйти, хочет остаться, чувства внутри жгут, точно так же как и этот холод. Неужели любовь могла так быстро зародиться? Неужели она смогла прорваться сквозь лед. Нет, она не верит. Не верит этому, и не сможет наверно поверить. Афродита смотрит вперед, едва сдерживая эмоции. Внутри полыхает огонь, ей жарко, в этом прохладном месте. Ей жарко, и хочется умереть, потому что это ад. Это даже не что-то похожее, а самый настоящие центр подземного царства. - хватит кричать на меня, хватит... - тихо шепчет. Только кому? Себе ли, или ему? Этому нервному волку, готовому сейчас же вырваться наружу, и разорвать ее на части. - сколько можно терзать... сколько можно рвать на части взглядом, сколько можно ненавидеть? - сжимает зубы, и шепот, словно эхом разносится по коридору. - Спокойнее, держи себя в руках Афродита... Держись. Нельзя тебе сдаваться. Нельзя терять себя. Нельзя. Стой... Стой и жди... жди, пока спадет все это. Так правильнее, возможно. Так лучше будет. - закрывает глаза, и больше не смотрит никуда, оставаясь в неведении, даже тогда, когда возможно волк выйдет, чтобы расправиться с ней. Она спокойно дышит, в ожидании.

0

22

Боги или люди, все мы – один большой пазл, который пытаемся собрать всю свою жизнь. И чем дольше эта жизнь, тем больше накапливается кусочком, тем сложнее рисунок, понять который дано лишь не многим. Иногда, появляются новые части мозаики, но они только путают, заставляют нас теряться в нелепой попытке установить связь этой и всех предыдущих частей, ведь она никак не подходит и смотрится совсем нелепо. Тем не менее, остается в рисунке, пока даже для самых странных узоров не находится место в общем рисунке. Иногда для этого хватает и пары дней, а бывают куда сложнее случаи, требующие даже не годов и десятилетий, а веков.
Тот, кто подкинул в, и без того не спокойную, жизнь Чернобога Афродиту, явно обладал черным чувством юмора и был слепым, иначе точно заметил, как сильно она не вписывается в его личную мозаику. Чем дальше, тем сложнее становилось подбирать удачные соединения, находить общий язык ради собственной цели. Когда это закончится, он не знал, но ждал с нетерпением. Чувство, внезапно поселившееся в душе бога буквально рвало его на части: одна половина хотела видеть богиню, вторая же ненавидела ее за желание первой. Терзала ли кого-то любовь? Причиняла ли физическую боль одним своим присутствием  в и без того противоречивой личности.
Голос Афродиты, ее возмущение, отпор, такое ярое сопротивление протрезвили бога мести. Он выслушал ее не двигаясь с место, прислушиваясь к тому, как выравнивается дыхание и ток крови замедляет свой темп. Ярость угасала под не человеческим усилием бога зла, повиновалась его воле, но так нехотя, словно была ему жизненно необходимой.
Как можно было забыться, так необдуманно вспыхнуть от глупой ревности, столь не уместной. Кощей совершил ошибку. Поддался, повелся, как дурак! А ей и дела до него нет, все мысли лишь о короле. Пришлось сосредоточиться именно на этом факте, «выключая» все ненужные эмоции. Афродита очень удачно вышла из комнаты, дав ему время собраться, сосредоточиться на важном. Утерянное ожерелье не могла стать сильно проблемой, хотя бы потому, что до Кощея доходили слухи о воре этого подарка. Другое дело, почему ей так важен тот самый подарок и не помешает ли это его плану.
Холодность снова вернулась к нему, ведя за руку самообладание. Глаза больше не служили танцполом демонов, жаждущих то ли убить Афродиту, то ли поцеловать. Когда он отворил дверь комнаты и обнаружил богиню совсем рядом, его лицо был на столько спокойным, словно и не он вовсе взбесился две минуты назад. Больше напоминало лицо человека, только что явившегося после отдыха, такое расслабленное и спокойное, немного отстраненное, без лишних эмоций.
Он замер в двери, придерживая ту за ручку и встретился взглядом с Афродитой. Голубые глаза чуть поблескивали и казалось, что она собиралась плакать, но взяла себя в руки. Почему? Слова бога зла не могли так сильно задеть ее. Махнув на это рукой, Чернобог закрыл двери в комнату, подошел к богине и без лишних разговоров, прихватив за талию, перенес обратно в свою комнату.
- Я знаю, где твое ожерелье. – спокойно ответил Чернобог, отпуская ее и отступая, как только оказались в комнате. – Важнее другое: надеюсь, твои чувства к Людовику не помешают делу. – теперь он говорил так, словно и дела нет до богини и ее любовников, однако это была такая явная ложь, что даже тишина кричала об этом, когда он договорил. Прикидываться было сейчас странно, после такого выпада, но это было единственно, что мог сделать волк.
- Как я понимаю, оно тебе нужно к завтрашнему балу? – Все знали про завтрашний бал, так что вопрос был вполне риторический. – Оно у тебя будет. – бросив на богиню пристальный взгляд, уселся на кровать и вытянул перед собой ноги. - Если это все, то не смею вас больше задерживать.

0

23

Внутри бились различные чувства. Она хотела просто сбежать отсюда, просто уйти, но не могла. Что-то держало на одном месте, что-то заставляло ее стоять, и не двигаться с места. Выдыхая, медленно, спокойно, богиня не смотрит никуда. Даже не вперед, ни себе под ноги, никуда. Кроме темноты, она, кажется, ничего не видит, прокручивая, тем не менее, только недавно произошедшее между богом мести и Афродитой. Богиня любви дышит, она наконец-то чувствует этот воздух, даже пусть прохладный, и как только проникающий в легкие, сразу давящий на все тело, вызывающий дрожь в нем. Пусть дрожь, пусть так, пусть холодно, но Афродита, дрожа, готова стоять здесь, и больше не двигаться с места. Открывает глаза, смотрит вперед. Лишь слышит, как дверь открывается и из нее высовывается Кощей. Она больше ничего не хочет, кроме как уйти, наконец-то уйти отсюда, и больше не вспоминать о том, что случилось. Жаль только не удалось сбежать так быстро, как это хотелось сделать. Выдыхая, едва не забывая о том, что воздуха стало больше, Афродита смотрит на Кощея. Пришел в себя, схватил ее за талию, и внес, словно втащил ее в свою комнату, снова став холодным, строгим, как и раньше. Ну, нет, так дело не пойдет. Будет сначала срываться на нее, а потом таким ласковым, хорошим, милым. Милым, это она, конечно, загнула, но тем не менее. Вздыхая, и смотря в сторону окна, через которое то и дело влетал холодный ночной ветер, Афродита, усмехаясь, проводит по волосам, а затем по глазам. - К балу, да. - с чего вдруг у него проявилось желание ей помочь? Неужели он понял, с чего вдруг сыр бор? Не о себе она переживала, а о том, что будет с их делом, хотя, что тут о деле говорить, теперь ей все равно. Все равно и на то, будет ли он помогать ей или нет. Сейчас, внутри взыграла гордость или что-то подобное, обида даже может быть. Он видел ее глаза, как они покраснели от накатывающих слез, и, тем не менее, словно обдал ее своим холодом. Да лучше бы продолжал орать на нее, стараясь убить, так хотя бы приятнее, что рядом есть тот, кто ревнует, а теперь, он, кажется, выкинул ее из собственной темной души, не дав даже возможности сделать что-то большее, превратиться в любовь, теплую, прекрасную. Или это уже любовь? Просто Кощей не знал, как дальше быть, что делать и пытался вырвать из сердца белокурую красавицу. Афродита часто дышит, смотрит вперед, пока стоит спиной к нему, не пытаясь повернуться. А потом поворачивается, смотрит на него. На личике блондинки, просто ничего не выражено, или выражено, но, однако же, она обессилена, казалось даже потеряна. Разводит руками, поворачивает голову в сторону выхода из комнаты, прокручивая момент, когда она выходила уже сегодня отсюда. Сейчас, она готова сделать тоже самое. - Мне не нужна твоя помощь. Спасибо. - выдохнув, Афродита идет медленно к выходу, спокойно тянется за ручку, и не может никак не сказать ему последние слова, которые прозвучат не так слышно, скорее даже тихо, возможно он их и не разберет, но тем не менее, сказать их нужно было. - У меня нет никаких чувств к Людовику. И не будет. - выдыхает, выходит за дверь, старается держать себя в руках, чтобы не сказать ему, какой же он дурак, что так терзает ей душу, так мучает ее своим холодом, непроникновенным, и теперь еще и безразличием. Неужели все то, что он кричал тогда, это просто порыв, и только. Не больше чем пустой спектакль, в котором он решил снова опустить ее, поиграть с ней. Афродита не довольна, очень сильно не довольна. Она выходит за дверь, и закрывает ее за собой плотно, с желанием наверно, больше не видеть его, не находиться рядом. Идет вперед, останавливается напротив того места, где только недавно стояла. Смотрит на стенку, осматривает ее, а потом идет дальше. - Что я ему, служанка какая. Черт с ним. Сама все найду. - рвет и мечет, все, что только оказывает влияние на память. Но так как забыть о том времени, когда они были вместе, Афродиту это злит больше всего. Как выкинуть его из головы, не навредив себе. Она часто дышит, спокойно выдыхает сейчас, и останавливается уже напротив собственной двери. Открывает ее и заходит внутрь. Платье не готово, ожерелья нет, нет ни того ни другого и Афродита уже понимает, что завтра нужно как-то решать все, решать ситуацию. Проводит по глазам. - Господи, как же ты бесишь меня, как же ты сильно, тем не менее застрял в моем сердце. Да как так можно! - берет что-то в руку и кидает вниз, на пол, пока то, не звякает и не бьется, разлетаясь осколками по ковру, и полу. Она не жалеет, лишь смотрит на вазу, потом берет один осколок и осматривает его. - Ну вот, такую вазу угробила. - тихо шепчет, а потом откидывает осколок в сторону, смотрит вперед, себе под ноги, и изредка моргает. Что будет дальше. Их идея, их цель, их планы, не разрушатся ли в один момент? Не падут ли жертвой их очередной ссоры.

0

24

Место: винный погреб, Версаль, Франция
Дата: 02.12.1748

Пол встретил бога мести холодом и твердостью, нежно обнимая аж до синяков. Его уже слишком давно вот так внезапно не вырубали, тем более стулом и теперь во рту был привкус крови – остаток уже зажившись ушибов. Кощей облизнулся и перевернулся на спину, упершись взглядом в темный потолок. Место своего возлежания он определил сразу – подвал для хранения вина в той части замка, что была подальше от бала и всех его гостей. Стало быть, некоторые из приближенных короля оказывали сопротивление некоторым из идей герцога и сопротивление это принимало довольно грубые форму.
Потирая затылок, бог мести поднялся, осматриваясь. Его похитители не учли очень важную деталь, даже две: во-первых, они имели дело с богом, во-вторых, с богом мести. Он прекрасно знал, кто лидер этого заговора и какие мотивы всего действа, поэтому легко переместился в комнату главного виновника для свершения казни. Какие же у него  были глаза, когда посреди комнаты просто так появился герцог, запертый в подвале, впрочем, удивление долго не продлилось: холод сковал его, ток крови замедлился и тело рухнуло на пол, остывая. Кощею же ничего не оставалось, как появится к королю и сказать о своем сильно недомогании, попросить разрешения не приходить на бал, не забыв при этом наставить Людовика на путь истинный, избавив от глупых идей уже мертвого маркиза.
Теперь богу предстояло добровольно вернуться в свое заточение, чтобы не вызывать подозрений. И даже сильного сожаления он не чувствовал по этому поводу, ведь сборищу расфуфыренной знати он с легкостью предпочел бы вино. Особенно вот это, бутылочку которого сейчас вертел в руках.
Холод в помещении был жутки,  а выбора как греться было два: способностью или вином. Не долго думаю, Кощей отдал предпочтение второму, откупоривая бутылку. И десяти минут не прошло, как двери снова открылись, вталкивая в помещение еще кого-то. Сидящий под стенкой Чернобог сощурился, разглядывая фигурку, пока не узнал в ней Афродиту, закатил глаза и сделал внушительный глоток из бутылки.
- Добро пожаловать в клуб. – без какой-либо эмоциональной окраски кинул волк, не глядя на богиню. После их последнего разговора он был слишком зол на нее, что делало идею запереть их вместе куда хуже, чем казалось. Холод намекающие промчался по спину, заставляя еще разок приложиться к вину.

Отредактировано Chernobog (05.11.13 10:18)

0

25

Бал был в самом разгаре, уже, когда на него пришла мельком посмотреть Афродита. Она так и не нашла то самое злощастное ожерелье, возможно именно потому, что о том, где оно было, знал Кощей. Но это уже было не важно. Афродита рассказала королю, что кто-то украл его подарок, и тот, даже сжалился над ней. Афродита была рада своей находчивости, и теперь, могла спокойно себя чувствовать. Выдохнув, богиня прошла сквозь толпу, и осмотрелась, в поисках короля. Он стоял, и уже говорил не со своими советниками, а с дамами, которые окружили его мимолетно, даже Афродита не успела подскочить и встать на свое место. Теперь, времени уже не было, нужно было ждать, пока ее декольте, проскальзывающее в корсете, привлечет к себе внимание короля. Людовик, что-что, а вот декольте, он рассматривал хорошо, и скорее всегда думал не о делах, а о женщинах. Афродита это прекрасно знала, но не делала ничего, чтобы идти к нему первой. Он сам к ней шел. Это было дороже золота, потому что ни одна из женщин не могла так завлечь, окрутить, заманить в сети мужчину. Сейчас, она улыбалась, спокойно, терпеливо. Внутри, что-то твердило об уверенности в том, что он клюнет. Афродита поворачивается, осматривается и видит на балконе, мелькает знакомое платье. Она идет вперед, когда ее манит знакомая, подруга. Подруга. Это сильно сказано, но, тем не менее, именно ей, Афродита доверяла. Не свои тайны, а просто так, ради приличия, ведь даже в ее положении, нужно было придумывать какие-то байки, и участвовать во многом, та женщина, знала о многом. Ей нельзя было появляться тут, на балу, она простая служанка, и пришла, для того, чтобы просто поглазеть. Афро усмехнулась и вышла на балкон. Приятный воздух ударил в лицо, и богиня на пару минут даже прищурилась от того, что вдруг, свет сменился тенью. - Марьяне? - странное имя, она тоже была немного удивлена, но какие только странности не происходят, пока живешь в таком времени. Богиня осматривается. Девушка куда-то исчезла, и словно где-то вдалеке мелькнуло снова ее платье. Богиня не сразу поняла, что это какой-то подвох. Она медленно прошла в ту сторону, поправляя подол платья, иногда даже неуклюже наступая на него, потому что по дорожке идти, стараясь кого-то догнать, не реально. Афродита споткнулась, и поэтому на пару минут, она легко отвлеклась на камушек. Вздохнув, и чертыхнувшись, богиня не заметила, как сзади кто-то подкрался, и не стыда ни совести не имея, накинул ей на голову мешок. Девушка сразу же начала дергаться, но кажется двое или даже трое мужчин, резко подхватили ее за руки, и за ноги, и куда-то потащили. Она попыталась вырваться, и даже крикнуть, но ей не дали этого сделать, отключив, не сильно при этом ударив по голове. Не сильно понимая, что происходит, Афродита поддавалась на то, как ее несли на руках, в сторону... А кстати, в какую сторону ее несли? Кажется, пахло чем-то не приятным, даже сырым, возможно погребом. Вздохнув, Афро решила не париться сильно по этому поводу. Только волновало то, куда ее несут. Через пару минут, ее ставят на пол, и пускают в полную, кромешную тьму. Афродита срывает мешок, как только предоставляется возможность, и откидывает его в сторону, морщась от того, что в глаза начинает бить свет от тусклой свечи. - Что придумали эти идиоты... - дернувшись, Афродита совсем не ожидала, что тут есть еще кто-то. - Кощей? - она уже забыла о том, что они ругались, забыла о том, что между ними была ссора. Да и нужно ли было об этом вспоминать? - Что ты тут делаешь? - ей все же хотелось знать, возможно, он причастен к этому, или хотя бы знает кто это сделал. - Не могу понять, почему они выбрали именно погреб с вином? - а что, плохо, что ли? Можно выпить, пока будут сидеть здесь, неизвестно сколько времени. Богиня проходит внутрь и останавливается, смотрит в сторону мужчины. Сейчас, ругаться не хотелось. Или, может быть, спустя пару минут, они начнут снова? Хотя, может быть вино поможет им сохранить идиллию.

0

26

Ничто в этом мире не могло заставить Афродиту молчать. Ее разговорчивость уже пора било дописывать в ряд прочих способностей богини. Кощей же молча наблюдал картину явления Афродиты народу, а потом переключил все внимание на бутылку прекрасного вина, которой поигрывал в руках, упираясь локтями в колени. Было немного прохладно на полу, стена тоже не согревала особо, но пользоваться способностью было просто лень.
- Кощея тут нет. – искоса посмотрев на богиню снизу вверх, тихо хмыкнул и пожал плечами. – Кощей бы легко от сюда выбрался, а я вот не могу. – развел руками, болтнув вино в бутылке. Он отлично знал почему они тут, однакого особого энтузиазма разговор с гречанкой не вызывал, учитывая опыт их последнего общения в эти месяцы. Кощей поднял на нее темный взгляд, с обыденным интересом оглядывая любимицу короля.
- Хочешь? – протянул в сторону Афродиты бутылку, подняв руку. – Тебе понравится. – За годы знакомства он успел изучить ее предпочтения, которое на удивление совпадали с его любовью к вину. Внимательно осмотрев богиню, Кощей улыбнулся, завидев другое ожерелье, нежели нужное ей пару дней назад. Последнее он нашел гораздо быстрее богини и выкинул его на другой конец света, предварительно убедив короля преподнести ей новый дар, но аккурат перед балом, чтобы пару дней у нее все же было для волнения. Будет так или нет, Кощей наверняка не знал, но из всех вариантов этот был самый удобный и быстрый, а уточнять как все прошло времени у него не было особо.
- Красиво выглядишь. – лишь констатация, не более. Она и сама знала, но желание Кощея прекратить их скандалы диктовало именно такие условия поведения. Ругани ему и так хватало сейчас, как никогда в жизни. Кажется, даже его личный дурдом, именуемый семьей, не был такой болючей занозой в заднице, как прихвостни короля. И все таки, бог мести оставался верен себе и любви к сарказму. – Ожерелье так и не нашла? Какая жалость... – характерно цокнув языком, сфокусировался на новом подарке короля. Хотелось сорвать его прочь в какой-то момент, но Чернобог быстро справился с собой хотя бы на время и улыбнулся. - Придется сидеть тут до утра. Раньше никто не придет нас выпускать. – вздохнув, Кощей влил в себя очередную порцию вина.

0

27

Мда, чего Афродита точно не ожидала, так это того, что рядом с ней, точнее вместе с ней, в этом месте, будет еще один бог, и тот, которого видеть, не сильно хотелось, после последней встречи. Вздохнув, и проведя себе по глазам, она уже предвкушала то, каким будет их совместная ночь в погребе. Либо они уничтожат все запасы королевские, этого дорогого, и прекрасного вина, либо, уж простите, но уничтожат его, только в другом смысле, совсем иначе, и это кому-то точно не понравится. Ругаться не хотелось, но так же не хотелось выводить его тогда, когда она просто пришла попросить помощи у бога. Тем не менее, слова ее слишком сильно его вывели, и это повлекло за собой не сильно уж интересные события. Может, конечно, для людей, немного привлекательные, но не для Афродиты. Да, ожерелье, подарок короля, так и не был найден. Афродита совершенно не спеша, пыталась найти королевский бриллиант, но поиски увенчались провалом. Почему? Странный вопрос, если над ним уже поработать успел Кощей. Если бы Афродита не рассказала бы ему, то наверняка, сейчас, на тонкой шейке Афродиты, в комплекте с иным платьем, другого фасона и цвета, красовалось то самое ожерелье, и король был бы в восторге. Но видимо, его величество, решилось и подарило своей фаворитке новое, теперь, переживать не стоило, Афродита все очень укромно прятала, и никому, никогда не показывала. А сейчас, когда ее подвела единственная знакомая, хотелось назвать ее совершенно иными словами, но век и время не подходящее, это уже потом, можно будет вспомнить за чашечкой кофе или прекрасного чая, и как следует обговорить все проделки мерзавки. Богиня прошла еще немного вперед, чтобы встать рядом со свечой. Здесь было не так уж и тепло, наверняка заговорщики прекрасно продумали этот план, жаль, что не учли того, что посаженные в темницу, а точнее в рай, боги, а не просто люди. Осмотревшись, Афродита снова посмотрела на мужчину, который уже спокойно себе попивал вино, и даже успел предложить Афродите, но она как-то не сразу отреагировала на это, наверняка думала совсем об ином, точно не о выпивке. - Ладно, хорошо. Раз таких тут нет, значит, будем обращаться к вам просто... Герцог? или незнакомец? - Афродита скрестила руки на груди, а потом немного усмирила свой пыл. - Хотя, незнакомец не для нашего обращения. Я знаю вас, герцог, прекрасно. Кажется эти три года, прошли не напрасно. - хмыкнув, богиня проходит в сторону бутылок, которые лежат так аккуратно, и уже немного пыльные. Видимо одним из них, уже не меньше десяти лет. Что же, такая выдержка, как правило, прекрасна, и хорошо дает по мозгам, а еще, хорошее становится вино. Во рту сразу же появился тот привкус. Откуда только? Наверно Афродита просто почувствовала его нотки, в воздухе, ведь Кощей уже распивал одно из этих прекрасных вин. Грех отказываться от такого предложения, даже тогда, когда он обслюнявил горлышко. Богиня подходит и отбирает бутылку, делая глоток, а затем второй, пока вино не кончилось в руках Кощея. Смотрит на него, и продолжает пить. Кажется это потому, что в горле пересохло, и теперь, кажется, жажда была утолена. Выдохнув, и снова набирая в легкие не хвативший воздух, отдает бутылку. Там еще осталось немного вина. - Спасибо. - облизывает губы. Грех пропадать такому прекрасному напитку на губах. Ставит бутылку рядом с Кощеем, и отходит немного, в поисках того, где бы присесть. - Правда? Вам понравилось, как я выгляжу? Боже, неужели сам герцог, отметил мой наряд. Хм. - она немного усмехнулась, и потом уже услышала об ожерелье. Ох, так хотелось съязвить, и, кажется, Афродита не удержалась, чтобы не высказать свое мнение. - Ну конечно, мне до вас далеко, я не чую вещи на расстоянии, так что вам не составило труда, быстро отыскать нужную мне вещь, и выкинуть ее, например. Или сделать еще какую пакость. - делает легкий кивок, смотрит на бога, и достает такую же бутылку, как и у него была в руках, смотря на пробку, которая преграждает путь к божественному напитку. - Будьте так добры, - тянет бутылку в сторону Кощея, и оставляет возможность ему сообразить, что же нужно делать. - Откройте даме бутылку. - договаривает девушка, и улыбается, легко поддерживая подол своего платья. - А насчет ожерелья, это не было такой большой проблемой. Как видите, Король подарил мне другое... То, конечно было красивее. Там камушки были лучше. Но и это не плохое. Не уверена, что вы могли бы подарить что-то подобное. - язва, самая настоящая язва, словно засела внутри богини и теперь, рвалась наружу, пока он не откроет эту злосчастную бутылку с вином. Внутри, уже начинало немного подогревать, а желание выбить еще, расти с каждой секундой. Что же, признаться честно, если им тут сидеть до утра, то это значит, что лучше быть друг к другу немного дружелюбнее. - До утра? Это печально. Мне не хотелось бы замерзнуть здесь, вместе с вами, герцог. Тем более, что согревать меня, вы не намерены. - найдя для себя удобное, подходящее местечко, Афродита приземлилась на пол, садясь на многочисленные юбки. Так, по крайней мере, было хоть немного, но тепло.

0

28

На все ее ехидства, Кощей едко улыбнулся, лениво поглядывая на  богиню. Вино уже начало приводить в действие свои чары и приятная истома растекалась по телу, стоило пригубить этот дивные нектар.
- Пакость или нет, а новенькая у вас на шее уже красуется. – почти пустую бутылку они быстро приговорил и обратив в совсем пустую, следя за Афродитой, - Стоило ли так стараться и пытаться найти прежнее. – Ее выбор пал именно на то вино, что так нравилось Кощею. Перед глазами мелькнула бутылка с озвученной просьбой. Вечер обещал быть сложным. Волчий взгляд начал медленно подниматься от подола ее платье вверх, пока не встретил голубые глаза где-то наверху. Чернобог сидел на полу и смотреть на стоящую рядом Афродиту было не слишком удобно, но бутылку все же взял, выдергивая пробку.
- Дамы нынче пьют бутылками? – Кощей еще та язва. Открытая бутылка обдала теплой волной теркого винограда, пробуждая снова желание попробовать красную жидкость. – Прошу. – встав, он протянул ей вино и обошел, держа путь к залежам виноградного сокровища.
- Я не дарю такие дешевки. – словно между прочим бросил Кощей, даже не оглядываясь, полностью поглощенный выбором очередной жертвы с полки. – Впрочем, уверен, вам нравятся подарки короля. – В этот раз даже намека на раздражение не было. Чернобог держал себя в руках, хоть и хотел убить ее на месте, ни единое его слово не выдало бога. – В моих нет необходимости. – А ведь он не врал. Подарки короля, любого короля, любой эпохи просто меркли по сравнению с тем, что мог преподнести ей повелитель Нави, однако, сейчас речь не о том.
- Вам не хотелось бы замерзнуть или не хотелось бы остаться тут со мной? – наконец определившись с вином, Кощей вскрыл его, оборачиваясь на шорох платья. Что-то в ней было, все таки, в Афродите, в ее движениях, словах, взгляде, это что-то притягивало Кощея. Особенно отлично притягивало, когда она весьма не однозначно начала усаживать на пол в обнимку с вином. Не долго думая, волк подскочил и уселся рядом.
- От куда вам знать, маркиза, что не собираюсь? – сжав немног плечи, повернул ее на пол оборота к себе, почти сталкивая с собой, так и не выпуская из рук, словно опасался ее побега, что было весь противоречиво, с учетом следующих слов. – Вы всегда можете сбежать от сюда и вернуться к королю. Один из нас может уйти без последствий. – волк дышал ей прямо в губы, нагло пожирая глазами, совсем бескомпромиссно, делая тем самым свои слова иллюзией выбора и свободы. – Или останься тут. Со мной. – тембр голоса стал тише, обращение перешло с игрушечного «вы» на совершенно откровенное «ты». Смотрит в глаза и ползет хищным взглядом к губам. Надоели игры, надоело кидаться гневом и яростью, придумывать, строить планы. Ему начинало нехватить этой резкости, свободы, которые были у него в крови, зато совершенно неприемлемы при дворе.

0

29

Пол холодный. Совсем не то, что у нее в комнате, везде, куда не взглянешь, ковры, да и тем более, полы не такие уж прям ледяные. Здесь, понравилось бы жить Кощею. Не далеко от вина, да и к тому же, холодно, как раз его стихия. Но раз такого, сегодня здесь не наблюдалось, то сейчас, в погребе с вином, таким прекрасным, вкусном и бодрящем, сидели просто два человека - маркиза, и герцог, заточенные своими недругами в одно и то же место. Как узко мыслили люди, если им приспичило не думать, как бы разъединить союзников, сделав так, чтобы вместе они не могли оказаться, но теперь, Афродита была уверена, что если до утра, боги не разругаются, то найдут общее решение, как отомстить всем и вся, угробив замок, короля и всю прекрасную Францию, не дай Зевс. Кладя руку на пол, и упираясь ею об него, Афродита тут же дергает ее наверх, и смотрит на то, как по запястью катится капелька воды. Она ведь испугалась, не смотря на то, что богиня. Но просто не ожидала такого поворота событий. Правда, в этом месте было ужасно сыро, и дышать не так хорошо получалось. Афродита откашлялась, и взяла как раз ту бутылку, которую подал ей Кощей, наблюдая за тем, как тот идет за второй порцией вина. Это насмешило. Прекрасный повод напиться, и поговорить по душам, не правда ли? Или передраться, словно кошка с собакой, начав новую, совершенно непонятную ни для кого войну. Афродита вздыхает и делает глоток. Этот прекрасный вкус, бодрящий, и в то же время опьяняющий, несется по горлу, немного задерживаясь во рту. Потом обжигает внутренности, и растворяется в приятном блаженстве. Прикрыв глаза, Афродита на пару минут окунулась в этот рай с головой, и когда услышала, что шаги Кощея уже рядом, открыла глаза и посмотрела на него, следя за тем, как мужчина медленно присаживается рядом, поворачивая ее к себе в пол оборота. О, это уже интересное продолжение событий, неужели можно самим писать сюжет к истории? Великолепно. Просто замечательно, и прекрасно. Афро делает глубокий вздох, смотрит в глаза богу, который уже совсем близко. Она может ощущать его тепло, от этого становится приятно в его компании, правда, возможно, это чувство ненадолго. - Дешевки? Вы считаете, что подаренное королем, дешевка? - она не удивлена, просто по возможности, наверно решила немного задеть Кощея, ведь в этом была вся соль. - Я могла бы наблюдать такое прекрасное явление? Сам герцог, мог бы подарить мне, нечто лучшее, чем дарит Людовик? - она приближается, но губы ее не касаются его, так же как и он не спешит, томя в ожидании богиню любви, так же и она, томит его, в желании прикоснуться к нежным, мягким, припухшим губам. - Нравится ли мне? - она обращается к бутылке, словно спрашивая у нее, смотря на самое горлышко, и желая снова выпить, сделать глоток. - Возможно не подарки мне нравятся, герцог, а внимание, с которым король рвется ко мне. - и вправду. Если бы Кощей, по возможности уделял, или желал бы уделить внимание Афродите, она не стала такой, не предположила что ему на нее наплевать. - тем более, чьего же еще внимания мне добиваться, если герцог, чьи беседы намного интереснее чем беседы с королем, предпочитает служанок, и не разговоры с ними, а нечто иное. - она щурит глаза. Нет, ревности здесь нет. Или есть? Та же, жгучая ревность, что и в душе у Кощея, едва только стоит ему начать заигрывать с какой-то девушкой во дворце. Уже многие из девиц, твердили за углами, как проводили ночи с самим герцогом, и ждали от него наивно предложения о помолвке. Ну да, сейчас, наивные чукотские девочки, такие ранимые, и довольно глупые, чтобы по-настоящему определить "любовь" к ним Кощея. - Я отвечу не однозначно, можно? - спрашивает разрешения, только лишь на пару минут, улыбаясь и делая глоток вина, снова облизывая губы, и наконец, возвращаясь к разговору. - Хотя, чего таить. - она вдруг решается, и смотрит ему прямо в глаза, собираясь что-то сказать, но вдруг, он перебивает ее, и на ум уже приходит иной ответ. - А вы, собираетесь? - короткий вздох, такое чувство, словно сердце, начинает набирать ритм, такой четкий, быстрый. Отстукивая что-то интересное, и Афродита с удовольствием наблюдает за всем происходящим, словно издалека. - Вы же сами сказали, здесь нет Кощея... здесь есть человек... Значит. - она останавливается, думая как правильно бы сказать, как лучше высказаться. - Значит, по идее я тоже человек, и пусть так, можно просидеть здесь до утра, с вами. Но я буду иметь в виду, что вариант исчезнуть, тоже есть, и я смогу воспользоваться им. - она отставляет бутылку, и ласково проводит Кощею по щеке. Не выдержала ли, или просто заигрывает с ним? Так спокойно, выдыхая, прямо в губы толкая воздух, и приближаясь. Медленно, плавно, словно тигрица на охоте. Афродита крадется. Оказывается рядом, совсем близко, и останавливается. Тишина, пауза, словно дает возможность дальше ему играть, но при этом, никакого шанса нет. Она уводит руку с щеки, проводит по шее, затрагивая грудь мужчины и спускается ниже. Рука останавливается на его торсе. В глазах богини игривый огонек. Она уже под действием вина, но не совсем потеряла над собой контроль. Ещё пока, не совсем.

0

30

Как же давно он этого ждал, как давно хотел коснуться ее кожи, такой манящей и нежной. Это желание убивало, терзало изнутри и Кощей безуспешно пытался забыться тем, что было доступно куда легче. Но как могли смертные сравниться с богиней красоты. Они и близко не походили на нее, а может это сознание бога хотело видеть лишь ее.
- Нечто лучшее, именно. – хмыкнул Чернобог – У вас, маркиза, и так достаточно внимания от всех, кого можно пожелать. – Весь замок, пол страны рвалось познакомиться с ней: политики, писатели, художники, известные и не очень... – Зачем вам еще и мое? – такие слова он впервые слышал от нее. Нет, Кощей вполне отдавал себе отчет, что он собеседник куда лучше Людовика, но знать и услышать, ощутить эти слова – другое дело. – Когда я хочу поговорить, то выбираю людей соответствующих. Служанки – это развлечение, не более. – Жестокое развлечение, ведь половине он обещал чуть ли не свадьбу, второй признавался в любви, но помимо очевидной разницы между ними и Афродитой, существовала незримая черта, отделяющая богиню от всех остальных женщин этого мира. Только с ней он был нежен, мог, как сейчас, касаться ее шеи, задевать локоны, лишь она ощущала на себе гнев бога мести, остальные же просто умирали. Она говорила о внимании, но даже не представляла какое особенное внимание ей уже досталось. Где это видано, чтобы бог зла просто так (!) поехал в другой замок к женщине на несколько дней. Добровольно. Лишь из-за желание ее видеть.
Волк облизнул пересохшие губы, как животное перед рывком. Дразнящий танец Афродиты увлекал его , завораживал, тонкие пальчики бежали по его телу, а следом тут же неслась стая мурашек, будоража воображение бога. В подвале тут же стало жарко, каменный пол уже дарил спасительную прохладу, а не впивался иглами в место, котором сидишь. И все же, человек или бог, но Кощей ревновал и наличие другого в ее жизни выводило, особенно осознание своей неспособности убить его, обязанности выслушивать рассказы про фаворитку, иногда пьяные подробности из-за чего хотелось просто свернуть Людовику шею и уехать из Франции. Но, бог мести только сильнее стискивал зубы, помня о цели своего визита и привычке не отступать от намеченного.
- Варианта исчезнуть больше нет. – категорично ответил и глаза блеснули черным огнем, рука сама потянулась к ее шее, где был надет подарок короля. Он касается прохладных камней, сжимает в руке и следующим мгновением жемчуг вперемешку с драгоценными камнями осыпается, разлетается по всему полу, закатываясь под все стойки и углы. Это украшение, словно клеймо на шее Афродиты, гадкое напоминание о другой жизни, пусть ложной, но существующей.
- Никаких людей. – немного рассерженным голосом начал волк. – Маркиза принадлежит Людовику. Я же хочу богиню. – он был совсем не в настроении играть, юлить или выкручиваться. Сдавив ее плечи, впился губами в ее, ощущая сладкий привкус вина, ее запах, ее вкус – самое прекрасное в мире сочетание. Под чутким руководством бога зла, рукава платья тут же поползли вниз, избавляя богиню от лишних слоев ткани – ему не терпелось добрать до самой Афродиты, ощущать ее всем дело, в своих руках, наслаждаться прекрасным ощущением.
Эта женщина поймала его, привлекла к себе внимание бога мести и теперь будет расплачиваться за это долго и мучительно. А ей мало! Она еще внимания хочет! Кощей думал, что это он мазохист, так нет. Вот она!
Треск ткани – долой платье, юбки, материя взлетала, разрывалась, пока Афродита не осталась в одном нижнем белье, даже корсет куда-то исчез, открывая доступ к ее телу. Наконец он мог прижать ее к себе, ощущать тепло богини, слышать биение ее сердца, касаться прекрасного тела Афродиты и покрывать его быстрыми поцелуями.

0


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Зарисовки из жизни богов [24.10.-30.11.1748]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC