Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » - It`s over, Hel. - You`re wrong.[19.12.2071]


- It`s over, Hel. - You`re wrong.[19.12.2071]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://25.media.tumblr.com/138f08595972677c1c8488f30bb43ade/tumblr_mo6v120bw21s95m9lo1_250.gifhttp://24.media.tumblr.com/2e846c8bddff9a44ad739e9ec7a08370/tumblr_mw8fveTiVY1sjgepfo3_250.gif
Участники:Chernobog, Hel, Belobog
Время и место действия: [19.12.2071], дом Белобога
Краткое описание событий: вернувшись домой, славянский бог обнаруживает сюрприз тщательно спланированный и преподнесенный в самом изысканном виде Чернобогом, вот только не один он был замешан в приготовлении и подарочек не обрадовал Белбога.
Очередность постов:Белбог, Кощей, Хель

Отредактировано Belobog (23.11.13 19:03)

0

2

Тихий стук, замирающий в районе грудной клетки, срываясь вниз стремительно и безудержно. Шаги размеренны и степенны, точно такие же как и тот кому они принадлежали. Хозяин особняка, растерянно блуждал взглядом по собственной гостиной, не узнавая прежних деталей собственного интерьера. Все настолько дико, незнакомо. Чужой дом, чужая жизнь. Хмуриться, между бровями появилась мимическая морщина, выдавая недоумение своего обладателя. Для того кто находит успокоение в свете, мрак – одно из самых устрашающих явлений, но рука даже не потянулась к выключателю, передвигаясь на ощупь. Глаза постепенно начинали привыкать к мраку. Шаг за шагом  все ближе к намеченной цели. Впереди показалась заветная дверь, из-под которой бился тусклый свет, доносились приглушенные звуки. Нельзя сказать, что мужчина не знал, что ждет его в этой комнате. Знал, но медлил, чтобы выкроить себе лишних парочку секунд, собраться с мыслями и заглянуть вовнутрь. Понимание ситуации же, не всегда является самым сильным аргументом в жизненных ситуациях, они все без исключения разные хоть иногда и приобретают общие черты схожести. В любой же из них, есть все же та самая аксиома, которая укоренилась настолько сильно, что мыслить в другом направлении не представлялось возможности. Суть ее заключалась в следующем: к предательству невозможно подготовиться, как и заранее смириться с этим фактом. Какая-то часть души все равно начнет бить тревогу, кричать, в порыве поднять бунт, та самая ущемленная часть именуемая гордостью. Это абсолютно нормальная реакция, инстинкт тщетно старающийся защитить тебя,  оградить от последствий. Гнев, тоже вполне объясним, он спровоцирован на субъект – вызвавший подобную реакцию; нападая – как лучшее средство защиты. Другое дело – когда злости нет, как и ненависти. Открыв дверь, Белобог замер, ощущая, как внутри все сжимается до мельчайших частиц, дыхание спирает, на шее пульсирует проступившая вена. Мужчина врос в землю, ноги не слушались. Желание закрыть глаза, отвернуться настолько сильное, но даже оно не заставляет тело подчиниться. Шок слишком сильный. Парализующий. Щурится, стараясь рассмотреть все как можно четче, запомнить каждую делать, выбить в памяти каждую секунду, которую хотелось забыть. Садизм. Стоны объявшие все пространство спальни, скрип кровати – ничто по сравнению с тем как лицезрение того как любимая женщина изгибается под натугами другого. Как ее руки скользят по взмокшей от пота спине. Как она откликается чужим ласкам. Особенно когда  этот кто-то - твой брат-близнец. Белобог продолжал наблюдать за всей этой картиной, все еще оставаясь в полном недоумении, пока сознание отказывалось воспринимать правду. Двойное предательство, да еще и как вызов – в его собственном доме, в его постели. Даже для бога света это слишком. Прощать можно многое, но далеко не все. Чернобог хотел свести счеты – у него получилось, но она, даже без причины, что в свою очередь было еще больнее. Губы мужчины расплылись в улыбке, покачивая головой не веря своим глазам. Распирало от желания уйти, наплевать на все, просто лишь бы покинуть это помещение, коря себя за доверчивость. Другая же, более сильная часть, хотела продолжения банкета в его честь, нужно же было отметить старания брата.  Бог света чувствовал себя именинником, такая честь, такой грандиозный сюрприз и все для него. Не забывая, конечно, о ключевой роли в этом всем дамы сердца Белого. Взяв себя в руки, делая глубокий вздох чтобы легкие насытились кислородом как можно сильнее, продолжил улыбаться. Мужчина сделал первый хлопок, отвлекая актеров от увлекательного спектакля. – Браво!- крикнул, рукоплеща им. – Прошу на бис! – выдавливая из себя каждое слово, продолжая заставлять себя улыбаться. – Извиняюсь, что прервал в такой момент, но, может быть, вы уберете свои  вещи, бардак меня дезориентирует. Или лучше продолжите в другом месте?Тон не выдавал того напряжения, той злости что стала комом в горле, хвала выдержке и терпению. Но на этот раз, чаша уже была полна.

Отредактировано Belobog (20.11.13 21:39)

+1

3

Ты хуже, чем враг. Ты - предатель

Кровные узы – еще не признак семьи. Уже много веков как Чернобог отвернулся от семьи, а вместе с тем и от всего пантеона, правление которым прибрал к рукам его брат. Удивительно как быстро тот вжился в новую роль, играясь своими игрушками целую вечность. Ни тогда, ни сейчас, ни когда-либо в будущем, Кощей не хотел быть тем, кого легко могут использовать лишь за право числиться в рядах пантеона, позволять надеть на себя ошейник и дергать за поводок. Вся эта связь прервалась давным давно и восстановлению не подлежала.
В отличии от Белобога, Сварог как-то смирился с данным фактом, а вот братец-близнец постоянно пытался просунуться в жизнь Кощея, особенно не интересуясь его мнением по этому поводу. С этим братом отношения были самыми сложными. Конечно, для себя и остальных он ненавидел Белобога и это можно было запросто понять, но проблема крылась намного глубже. В мире всегда было противоборство – две крайности одной и той же сущности – Белое и Черное. Гармоничное дополнение во имя движения вперед, развития, толчка в будущее: разрушение сопровождалось новыми свершениями, активностью. Призванные к этому боги с детства отлично ладили, на удивление всем и вся оказались братьями не только по крови.
Но, жизнь рассудила иначе, наделив двух богов слишком разными характерами, мировоззрением, моральными устоями. Совершенно обычное дело для одного, казалось варварством другому и все бы ничего, если бы не зашло слишком далеко. История стара как свет (буквально) и распинаться о ней заново нет смысла, да и Кощей не любил вспоминать те дни. Разве только ради описания своей победы, хотя цена ее была слишком высокой и платил он по сей день. А чья вина? Брата родного!
Время не лечит, оно дает забыть, присыпает воспоминания толстым слоем пыли из событий и встреч, ощущений, заново пережитых поворотов судьбы. Природа все учла и старые промахи превращаются в шрамы, некоторые далекие, некоторые на самом видном месте. Белобог оказался именно таким шрамом в жизни своего брата. Точнее, самой настоящей занозой в заднице. В какой-то момент сородича пробило на искупление, вину и прочую ересь, с тех пор пытался расположить к себе брата. Чернобогу же давно как наплевать. Предательство простить не в его силах, даже мысли об этом вызывали тошноту, но все шло своим чередом, пока бог света и являлся богу мести, вот тогда и начиналась жара. Белобог знал об этом и все равно поучал, пытался как-то воспитывать непутевого брата.
Последняя его выходка взбесила Кощея окончательно, особенно с претензиями за встречу с Анубисом и мысли о мести начали медленно зарождаться в его темной душе. Расплата настигла бы Белобога позже, если бы Кощей не узнал о его связи с Хель, которую знал уже много веков. Идея мгновенно оформилась и перешла в фазу действий.
Все, что было, если вообще было (кто ж все упомнит), между ним и богиней сейчас не имело значения. Хель стала орудием в холодных руках мести. Любимая, непростая игра «найди и соврати» не могла оставить равнодушным бога зла, а добыча обещала быть не самой простой. Шутка ли – богиня подземного царства.
И тем не менее, план работал, Хель с ним встретилась и даже пришла в дом Белобога. Она даже не знала на самом деле, куда привел ее Кощей, да ин едо разговоров им было. Встреча прошла в нужном настроении, а Чернобог весь вечер разжигал интерес к своей персоне, так что когда наконец уединение дома окружило их, места вопросам и словам не осталось.
Нужно отдать должное, Хель была прекрасна и мужчине, даже богу, было сложно устоять перед ней, особенно если такой цели не было. Не странно, что братец так запросто повелся на брюнетку. Совмещая полезное с приятным они быстро оказались в спальне, одежда начала летать по комнате, а градус накаленности обстановки неустанно возрастал. Постель была тут же нещадно скомкана, лишние подушки летели прочь, одежда трещала по швам, словно движимые ураганом, не могли остановиться. Нет ничего приятней, чем стон женщины, так изящно изгибающейся под тобой. Месть была сладка и чрезвычайно страстная, жгучая.
Где-то на спине мелькнули следы от тонких ноготков, когда послышались звуки за дверь. Пришел, гаденыш. Чернобог и не вздумал остановиться, только откинул прочь одеяло, открывая зрителям побольше . Смотри, брат, смотри! Он знал, что тот стоит у входа, ускоряя движения и вырывая новые стоны из вздымающейся груди богини.
Показательное выступление для одного зрителя в самом разгаре и никаких паузу, только вперед – до победного конца. Чувствовал ее так ярко, слышал каждый вздох, знал, что она может и не простить такую выходку, но Кощею было все равно. Последний толок. Последний стон. Занавес. Аплодисменты.
Как порядочный зритель Белбог дождался окончания акта и лишь тогда вступил с комментариями. Как было мило с его стороны подождать! Не улыбка, волчий оскал взыграл на губах бога мести, стоило обратить взор на брата. Тут и слов не нужно было и так все ясно.
- Брат! – сладко пролепетал Чернобог, не слезая с его женщины. – Ты какой-то не гостеприимный. Случилось что? – натуральный заботливый тон казался еще больше насмешливым, чем любой яростный сарказм. Смерив пришедшего взглядом, Кощей все же выпустил богиню и сел на край кровати. – Нам и тут было хорошо, спасибо. – уже надевая джинсы огрызнулся Чернобог и приблизился к сородичу, тихо и отчетливо проговаривая каждое слово. – Больше никогда не вздумай меня поучать и обвинять в предательстве. Я не ты. – толкнув того плечом, вышел прочь, даже не оглянувшись.

0

4

You know that I want you
And you know that I need you
I want it bad,
Your bad romance (c)

Она устало откинулась на подушки, запуская в темные волосы влажные пальцы, источая аромат другого мужчины, от которого она не ждала ни любви, ни признаний, ни привязанности. Ей только что было хорошо с ним и по его спине было ясно, что удовольствие богине царства мертвых он доставил достойное удовольствие. Ее тело хранило его запах, тепло его рук и его тела и нежась в смятых простынях и не стыдясь своей наготы Хель, только и могла что улыбаться.
Разве что кого-то третьего она совершенно не ждала. Особенного его брата. Особенно если брюки натягивал Чернобог, а его братом был Белобог.
Мда, неловко получилось, право слово…

В этом была вся Хель. За годы существования она так и не научилась привязываться к людям или богам настолько, что бы единолично отдаваться им или единолично любить их. Век смертных был короток и это было пустою тратою времени, а боги были слишком уж бессмертны, что бы тратить на них столько времени. Тем более, что отношения – это всегда лишние дополнительные эмоции, в частности ревность. Ревности же к кому-то богиня категорически не понимала, не считая это вообще нужным, учитывая как быстро летит время и как сложно было жить своей жизнью. Если над тобою весел дамоклов меч чьих-то предпочтений и мнений относительно тебя. А Хель, вырвавшаяся из Хельхейма, после ослабления пантеона, не желала больше никому подчиняться и пьянящий аромат свободы звал ее увидеть мир и испытать все, что только можно было испытать и до чего дотягивалась ее рука. До любви плотской она тоже дотянулась, а вот до духовной .. Пожалуй нет, не считая очаровательного в своей страсти доброго славянского бога, который заставлял ее иногда смущаться и непонимающе кивать в его сторону, когда он делал очень большие глаза или начинал ревновать, делая попытки то ли обуздать Хель, то ли поставить на ней свое клеймо. Это иногда забавляло ее и она сама провоцировала его на подобные извращенные проявления его слабости к врагу, но порою это все было так сложно, что у богини начинала болеть голова. Право слово, все эти человеческие слабости у богов выглядели .. Впрочем, чего кривить душою, если ей даже иногда начинало нравиться это отношение и этот его особенный взгляд? Но не настолько, что бы отказать своим порокам и страстям и особенно – поддаться им, увлекая высокого коварного славянского бога не важно на чью постель..

- Кажется, нас застукали, - переворачиваясь на бок, богиня подперла ладонью щеку и посмотрела на богов. Сладкая уставшая улыбка, не сулившая ничего серьезного в этом разговоре, блуждала на ее губах, а щеки еще горели румянцем. Она даже не стала особо скрывать свою наготу, хотя простынь все же слегка набросила.
- Мы слегка увлеклись разговорами о .. впрочем не важно, мы уже договорили, не так ли?- и она усмехнулась.

Да, вышло слегка неловко и не особо красиво, но что поделать. Она никому ничего не обещала, как и не обещали ей – он знает ее природу и почему от Белобога еще только пар не шел, она подозревала, но не хотела думать.

0

5

Мужчина больше не сказал ни слова, продолжая сохранять полное внешнее спокойствие. Ком злости постепенно отходил от горла, прекращая душить, остывая, острая фаза сменялась холодной, когда все посторонние отклики и доводы разума уже не имели никакого смысла, как и весомого противовеса способного хоть как-то повлиять на принятое решение Белобога. Его он принимал всегда безоговорочно, безвозвратно и бесповоротно. Все что происходило в последующие минуты - не было четко спланированным, обдуманным решением, зато, по мнению самого бога, было единственным верным в данной ситуации. Других выходов он либо не видел, либо не хотел использовать в связи со своей спецификой характера. Проводив взглядом брата, мужчина приблизился к женщине и сел на край кровати, смотря на нее все тем же нежным взглядом на который он только был способен. В этот момент славянин до конца не понимал, что именно происходит внутри его сердца, какие чувства испытывал. Сделать больно ей он не мог, даже в мыслях такого не было, вот она так называемая слабость «хорошего» парня. Неважно каким бы он хорошим не был, произошедшего уже ничто не изменит. Протянув к ней руку, он бережно коснулся ее щеки, осторожно поглаживая нежную кожу, на которой все еще пылал румянец. Отмечая про себя, насколько эта женщина была красива, даже в растрепанном виде. Белая как мрамор кожа, гладкая как шелк, густые локоны волос, разметавшихся по подушке, алые губы словно спелый, самый сочный плод, истерзанные животными порывами Чернобога. И взгляд, вечно холодный, стальной взгляд серо-зеленых глаз. Даже сейчас он питал к ней особые чувства, настолько глубокие, что порой даже сам мужчина задыхался от их избытка. Может быть, именно это – то чувство, о котором столько рассказывала Афродита,  то из-за которого так долго продолжался спор.  Было несколько не по себе. Стены давили, ему все еще неловко было находиться в этом помещении, красочные образы все еще стояли перед глазами, несмотря на все попытки бога откинуть их как ненужные. Это тяжело, именно так всегда считал Белобог, когда речь касалась предательства, это было нечестно по отношению к нему, несправедливо. Почти триста лет знакомства, тайных отношений, а он все никак не мог налюбоваться ею, не мог оторваться взгляд от лица Хель. Он знал о ней такое, что ни каждый человек/бог способен выдержать, не говоря уже о продолжении отношений, но он до сих пор был рядом. Ничего не изменилось. Разве что в лучшую сторону. Славянин ощущал, как время тянется, специально продлевая желаемые минуты, пока тот, наконец, не осознает, что эта женщина действительно была особенной для него. И да, была.  Наклонившись к ней, он легко коснулся губами ее лба, оставляя едва ощутимый поцелуй, прикрывая глаза, пока в нос не ударяет чужой запах, предательство начало обретать свои формы, формируя лик, укрепляя позиции. Оторвавшись от нее, он встал с кровати, еще раз окинув нежным взглядом, едва улыбаясь, кончики губ нервно подрагивали, но он продолжал сохранять непоколебимое спокойствие, неважно насколько это было не так. Смотря ей в глаза, он словно хотел сказать, чтобы она подождала его здесь, пока он вернется, именно это и читалось в его взгляде, помимо прочих чувств которых Белобог испытывал к скандинавке. На удивление даже никакой злости, разочарования или самого банального обвинения. Только безграничное спокойствие и любовь. Да, черт с этим словом, славянин все же признал это за собой. Поверил в то, чего и существовать не должно было. Чего меньше всего хотел прочувствовать на себе. Все отражалось в темных глазах бога света, но слова в корне отличались от них, -Хель, все кончено. Больше ни слова не было сказано в ее адрес, ни взгляда брошенного на женщину. Он отвернулся, выходя из спальни и направляясь вслед за братом, счеты с которым до конца так и не были сведены. Догнал он его уже на улице. – Предлагаю дуэль, вернее современный ее вид – гонки. Чем не повод прояснить давно засевшие поперек горла недовольства. Белый даже не стал слушать что там ответит Кощей, направляясь в гараж, в поисках ключей от своей самой любимой машины. Его решимость была очевидна, как и тот факт, что гонка сулила быть жаркой!

Отредактировано Belobog (21.11.13 01:31)

+1

6

Ничто не могло порадовать больше деланного спокойствия брата. Кощей слишком хорошо разбирался в эмоциях, умел улавливать мельчайшие детали, особенно когда дело касалось Белобога, которого бог мести знал вдоль и поперек. Это его мирное выражение лица не больше, чем маска, пока в светлой душе бога растягиваются тонкие струны гнева, злости и негодования. Он чувствовал это, чувствовал и смеялся в лицо брату буквально, фигурально, как угодно, лишь бы насладиться своей победой.
Боль. Светлый бог был способен испытать ее, ощутить вкус предательства, запомнить его, так пусть никогда не забывает, а Чернобог не устанет напоминать ему об этих ощущениях. Не стоило заставлять его переживать такое.
Ни Хель, ни Белобог не занимали мысли Кощей, когда он выходил из дома. Они остались позади, в той комнате с приглушенными тонами, хранящей жар их встречи и терпкий запах секса, совершенно уникальный, каждый раз неповторимый. Лишь первая фраза брата долетела до Кощея: "все кончено, Хель", но ее было достаточно для злорадной улыбки, скорее усмешки. Сладкий вкус негодования Белобога согревал изнутри, радовал мстительную душу бога.
Не успел бог выйти на улицу, как брат догнал его и Кощей остановился в ожидании разбитого носа, свернутой шеи или вырванной почки, что было бы вполне логично в отличия от происходящего и именно поэтому услышанное повергло его в удивление. - Чего-чего? - переспросил изумленный Чернобог и даже рассмеялся. - Какие недовольства, брат! Все и так предельно ясно. - кинул в спину уходящему богу, который раз поражаясь самоуверенности этого засранца. Завидев какую именно машину выбрал себе Белобог, Кощей пошел к нему, оглядывая автопарк. Сегодня Чернобог лишил брата любимой женщины, теперь и машины лишит, при чем, по собственному желанию потерпевшего. До чего же удачный день!
- Хорошо, - усмехнулся бог, - пусть будут гонки. - идя между рядом игрушек, Кощей остановился возле беленькой красавицы Bugitti Veyron и постучал по ней пальцами в знак своего выбора. - Может и себе такой обзавестись... - последовав примеру старшего брата, взял ключи и нравился к заветному автомобилю.

0

7

Богиня тихо рассмеялась, откидываясь на подушки и греясь во взгляде Белобога. Увы, Хель не была сентиментальна, так же как и хорошо зная, что этот мужчина был другим. Он не мог уйти так просто и даже сейчас, чеканя эти убийственные для каждой женщины, смертной или бессмертной, слова в его глазах, в самой их глубине горели те самые огоньки, которые сулили новую волну страсти, верности, любви и прочих нежных чувств, которые повелительница Хельхейма жаждала испытать хотя бы на короткий срок. Он уже уходил, как и уходила она, и этот танец был куда древнее и изящнее ее мимолетных эротических экзерсисов с Чернобогом, который конечно был той еще притягательной сволочью, но который заканчивался в своем очаровании именно тогда, когда нужно было, а именно тогда, когда покидал постель.

Женщина проводила обоих медленным взглядом, следя за каждым из братьев со своего белоснежного ложа и откинувшись на подушки, краем уза уловив что-то про гонки. Гонки? Дуэль? Святые угодники, как же это было в духе благородного светлого бога, который бывал так деликатен и так щепетилен по части чести, славы, правил и поведения! И как ее угораздило завязать с ним отношения, до сих находя его на редкость милым и очаровательным? И не только, если честно..
Одно только воспоминание о их жарких ночах, когда белоснежный светлый бог становился куда круче своего брата по всем статьям раззадорили любопытство Хель и женщина в мгновение ока села на кровати одним резким движением и подхватила с пола черное короткое платье, которое сиротливо дождалось своего часа на своем законном месте, а именно в углу. Тонкая черная ткань и легкое кружево, никаких лишних деталей и богиня оказалась на пороге дома именно тогда, когда парни выводили свои большие игрушки на арену.
Сложила руки на груди, ожидая появления «железных коней» на арене, про себя смакуя тот вид, который должен был предстать перед ее глазами – быстрые автомобили, эти легкокрылые ревущие звери вводили Хель во искушение и у нее захватывало дух пред ними. Итак, дуэль – что это обещает быть любопытным и босыми ступнями она сбежала вниз, на газон, ожидая старта. Теплый ветер подхватил темных спутанных волос и Хель зажмурилась от удовольствия, предвкушая развлечение.

0

8

До старта считанные секунды…дыхание сбито, губы пересыхают, провожу языком по ним стараясь сбавить жар собственного тела. Температура зашкаливает, зрачки расширяются, я едва сдерживаю растущее возбуждение. Рев двигателя, жесткость кожи под ладонями, мысли хаотичны. Нет более упоительного чувства, чем азарт, особенно когда он перемежается с остальными ощущениями. Состояние шока вызывает наркотические галлюцинации. Уверенность разливается адреналином по венам,  подавая импульс в мозг. Действовать, побеждать, уничтожать. Реакция обостряется, все воспринимается иначе. Цвета становятся ярче, сочнее в тысячи раз, зрение – способно различить мельчайшие песчинки пыли наполняющие воздух. Импульсы ускоряются, во многом стоит сказать спасибо тотемному животному. Особенно когда он имеет девять жизней. Цель передо мной настолько четко вырисовывается, что создается ощущение, что стоит протянуть руку и я дотянусь до нее, сожму в когтистых лапах. Улавливать малейший звук, шорох, я во власти своей страсти. Скорость – вот неугасающий двигатель всего, нет слаще ощущений чем владеть ситуацией. Быть на краю и в последний момент вырулить, когда машина полностью отражает твои мысли, она продолжает твои движения. Железный монстр сливается с тобой в одно целое, любое движение и он тут же отвечает согласием. Ты хозяин  во всем. Власть – подобно желанной женщине ласкает слух своими мольбами. Она создана, чтобы у нее был хозяин.  И это ты. Никто не диктует своих правил, не указывает. Никаких запретов, никаких последствий, никаких ограничений. Все проблемы, все мысли остаются за дверью кабинки, весь мир – пусть катиться к чертям, все неважно. Реальность стирается, ты опьянен этим экстазом заполняющим тело. Все перестает существовать, откидывается сознанием позволяя как можно дольше наслаждаться процессом. Есть только ты, железный зверь и дорога. Здесь ты можешь положиться только на себя, на свои инстинкты, свою уверенность, интуицию. Они твои лучшие друзья, которые никогда не предадут. Чем выше скорость, тем яснее становится положение вещей, указывая на твое место во всем этом бардаке. Абсолютная концентрация, фокусировка лишь на одном объекте. На одном результате. Тут нет места компромиссам, все или ничего. Победа любой ценой. Слепое безумие, одержимость, называть можно разными именами, от этого не изменится ее главная суть. Провал тоже иногда полезен, он закаляет, разжигает новый огонек страсти еще более всепоглощающей испепеляющей. Он неукротим, он прожигает легкие и ломка настигает с завидной скоростью. Попробовав хоть раз, ты уже на игле, ты подсел. Риск. Момент славы. Эйфория. Одно движение - сопровождаемое внутренним криком.  Момент настал, сцепление, трение шин о землю. Гонка началась. Миссия, от прохождения которой зависит дальнейшее развитие событий. Ускорение, я должен это прочувствовать на себе. Крики, шум ветра, образы – кажется, от возбуждения у меня идет  кровь носом. Нет, это всего лишь очередная иллюзия шока. Я хочу большего, слишком медленно. Скорость достигла отметки в 350 км. Вот здесь и начинается настоящее веселье. Резко поворачиваю влево, начиная таранить  ненавистного мне близнеца. Мне плевать на повреждения, неважно что это моя машина. Есть только он и я. Это должно изменится. Пора избавляться от надокучливой тени портящей мне репутацию. Тени отравляющую мою жизнь. Сегодня он исчезнет. Кошмар закончится, я проснусь, наконец, с улыбкой, а не с криком. Ошибка природы. Исчадие ада. Ты должен заплатить за все. От этой мысли губы расплываются в кошачьей ухмылке. Я пройду это миссию. 410, дыхание спирает,  напряжение внутри разрывает, врубаю музыку на полную, чувства утопают в битах каждого нового трека. 420, еще, еще, еще. 430, близится развязка.  435…чужая машина переворачивается. Вспышка, громкий взрыв. И я уже не сдерживаюсь, кричу что есть мочи. Восторг, дикий, сладкий. Выдыхаю, остался один поворот, и можно останавливаться, чтобы детально рассмотреть результат своей работы. Поворот в право. Меня заносит. Какого черта?!!!!

0

9

Машина радостно взревела и кинулась диким зверем вперед, прогрызая фарами себе путь в вечерних сумерках. Корпус машины вздрогнул, как молодой жеребец при ударе шпор, но это напряжение тут же растеклось по всему устройству, находя покой и умиротворении в скорости. А стрелка спидометра неуклонно ложилась вправо под чутким руководством бога мести и вдавленной педалью газа. Тормоза словно и не существовало, он был не нужной, никчемной деталью этого гордого аппарата, лишь напоминая о его слабости.
Чернобога больше увлекала мысль прокатиться, чем принять участие в дурацком состязании брата, таком абсурдном, что Кощей готов был вот-вот рассмеяться в лицо светлому божеству. Ради такого спектакля он еще раз уложит Хель, лишь бы это выражение осталось на лице брата подольше. На самом же деле мстил он не так глобально, как казалось, а все лишь за попытку поучать его.
Тем временем машины проходили дистанцию одинаково ровно, обгоняя друг друга по очередности на пару сантиметров. Вечное клеймо темного и светлого: никто не выходил победителем. Их вечное противостояние – залог всего бытия, движения и жизни. Волк ненавидел в себе эту привязку, с детства пытался перепилить ее любыми доступными средствами, но нить была слишком сильна.
- Ну нет... – рычал себе под нос темный бог, очередной раз поровнявшись с братом. Стрелка спидометра почти легла на бок и показала максимум, когда Чернобог применил свою силу и под колесами соперника возник лет. Машину брата закрутило, тот потерял управление и врезался в стену. Одновременно с Белобогом, отвлекся лишь на минуту, чтобы оглянуться, Кощей потерял управление, машина взлетела на кочке и кубарем полетела в кювет. Благо, бог мести успел переместить, как только аппарат начала отрываться от земли в совсем не характерной ему манере. Посадка Чернобога была болезненной, зато остался без особых повреждений: ссадины и царапины не в счет, даже на свои две с легкостью поднялся, оглядывая место крушения автомобиля брата, вальяжной походкой направляясь туда. Исходя из мест окончания гонки, а машина Кощей проехала на несколько сотен метров больше, он победил и теперь эта победная усмешка снова красовалась на приближающемся боге.
- Накатался, братец? – наблюдая, как тот выбирается из разбитой о стену машины и не подумал помочь, демонстративно сунув руки в карманы. – Или еще хочешь?

0

10

Мальчики не вырастают – просто их игрушки становятся больше и дороже.
Белобог был истинным богом света – его брат бы устроил какую-то подлость даже в самом честному бою, даже если предложил сам. Например, снова переспал с нею. Вариант не самый лучший, подумала Хель, грея ступни на облицованном камнем пороге и ожидая развязки.
Машины, ну конечно – и она усмехнулась, прищурившись на ярком солнце, чуть покусывая прядь темных волос и наблюдая за тем как они стартую с рыком, как дикие звери. Дело тут было не в ней, так что льстить себе было бессмысленно – здесь было сложнее и пять минут назад неверность богини довела эту медленно булькающую вражду до точки кипения.
Она не знала как должна была чувствовать сейчас, по правде говоря, и это ее начинало сильно волновать. Обычно ее охватывал азарт, паника, агрессия, ярость, страсть, легкомыслие в подобных ситуациях. Сейчас же она не чувствовала ничего из подобной гаммы чувств и это настораживало. Опытным путем она давно доказала всем и в первую очередь себе, что сердца у нее не было. Даже отца, мать и братьев Хель любила весьма специфически, инфантильно ища защиты и внимания в их обществе, но едва только внутренний баланс и самоуважение были восстановлены она исчезала в неизвестном направлении. Но то семья – семья Трикстера, странная, со спонтанными и скрытыми чувствами, двойным дном во всем и вся, то, к чему привыкаешь со временем и что впитываешь с молоком матери. Она не умела выражать свои чувства «нормально», ведя себя скорее как ребенок, а иногда вдаваясь в странные крайности и минуя прелюдии, которыми обычно сигнализируют о том, что вот сейчас на вас свалиться благодать. Некоторые отказывались, протестовали и отталкивали, но большая часть принимала как данность. Слегка ошеломляющую, но данность, отдаваясь на волю чувства, эмоций и желаний. И до этого самого момента Хель все устраивало.
До того самого, пока она не увидела глаза Белобога.
Она сомневалась в собственной способности стыдиться или смущаться, но что-то не давало ей покоя, что-то начинало злить с каждым приближающимся и удаляющимся звуком рокота моторов. Что-то такое, что незримо привязывает вас к кому-то одному, заставляет создавать рамки и придерживаться правил. А еще забирает часть свободы, часть тебя, растворяя в другом создании настолько, что ты не разделяешь это существо на «он» и «я». И вот это было скверно!

Женщина цепко следила за каждым движением и звуком, но с тем как нарастали обороты, нарастало ее раздражение собственным состоянием и пальцы все сильнее сжимали волосы, мышцы напрягались и в холодных серых глазах больше не было азарта. Достаточно! Поиграли, мальчики мои!

Богине не нужно было четко видеть цель – ей нужно было знать существо, а Белобога она знала хорошо. Смежив веки и сцепив зубы, она сконцентрировалась на его образе за рулем и через несколько мгновений машину начало опасно заносить. То, что происходило с машиной Чернобога ее не волновало, как и его судьба, но Хель на все сто процентов знала, что происходило со славянским богом света. Оцепенение в теле, пробирающий до последней капли бессмертной крови холод, отнимающий способность двигаться, похожий на судорогу, затрудненное дыхание и чувство что возле твоего лица кто-то выдохнул мертвецки холодный вздох. Всего несколько секунд и она открыла глаза именно тогда, когда машина вылетела в кювет. Хель довольно усмехнулась – ей удалось остановиться именно тогда когда нужно. Или тогда, когда она еще смогла? Пока слепая ярость не взяла верх за недавнее смятение? Момент, когда она могла до бесконечности долго удерживать горло Белобога в своих ладонях, душа холодом? За что? За то, что она чувствовала..

- Ну что, наигрались? – босая, размеренной походкой она подошла к тому, что недавно было роскошным механическим зверем и выдала нечто вроде довольной полусмешки.
- Все, все всем доказали или как?

0

11

Голова гудела, перед глазами все проносилось с такой бешеной скоростью, что я не мог уследить за  цепочкой событий. Резкий удар о стену, внутри все внутренности словно перевернулись, скручиваясь внутри подобно спирали. Скорость, с которой я врезался, была  летальной для любого смертного,  даже мне пришлось не сладко. Ремни безопасности не выдержали давления, с треском лопнув,  за считанные секунды я оказался на смятом в лепешку капоте, пробив лобовое стекло головой. Я попытался оторвать голову, но та разразилась такой болью, незамедлительно подзывая рвотный комок к горлу. Вычеркивая из памяти последние минуты до столкновения. Сплошная тьма, окутавшая с ног до головы, нужно время, пока клетки восстановятся, сломанные кости срастутся, а ткани затянутся. Так холодно, что пробирает до глубины естества. Так, словно я уже испытывал это ранее, вспышка света и глаза слепит первая искорка разразившегося пожара. В нос ударил запах гари, кажется, настал черед делать ноги. С трудом могу себя оторвать от металла, неуверенно ступая на ноги, даже не чувствуя давления в них. Едва передвигаюсь, ноги заплетаются и я не удержав равновесие не совсем мягко приземляюсь в сугроб. Тут же распластавшись на белом покрывале зимы. Закрываю глаза, выдыхая прохладу воздуха, он бодрит, на какой-то момент я отключаюсь, полностью выпадая из реальности. Но когда уже в следующий раз открываю глаза, ко мне приходит осознание всего произошедшего. Память собралась подобно пазлу, но я не хотел спешить с вердиктом. Я прекрасно понимал, что в неисправности управления, виноват был не мой азарт, перешедший все границы. Поначалу я даже подумал, что за подобной делемой стоит мой обожаемый братец, что было вполне в его неизменной манере «досадить».  В его стиле было испортить тормоза, заморозить двигатель, наконец, сделать что-то с бензином, но парализовать тело – что-то новенькое в арсенале. Или же? Я перевел взгляд на Хель, напрочь игнорируя все едкие издевки, доносившиеся со стороны Чернобога. Смотря неотрывно в ее глаза,  я, кажется, понял, кто явился причиной. Она не раз проделывала подобные трюки со мной, но в другое время, в другом месте, когда ситуация скрывалось за эпиграфом «интимно». Сейчас же ее выходка, стоила мне куда больше, чем несдерживаемый порыв гнева. Эта высокомерная, надменная, своенравная женщина попыталась меня убить. Что-что, но подобного я от нее не ожидал. Встаю, повернув голову в сторону брата, - Чернобог, прикрой свой гнилой рот, воняешь. – дальше этот субъект перестал каким-либо образом меня волновать, но вот она, пришло время показать, что я не только что родился и иногда, если очень постараться, что собственно она сейчас и сделала, я могу выйти из себя. Рывком хватаю ее за руку, сжимая за запястье, слыша как хрустят хрупкие кости, - ты ответишь, за испорченную машину, - хотел было что-то добавить, но внезапный взрыв отвлек меня и я выпускаю ее, это была одна из лучших машин в моей коллекции. Внутри все закипает с удвоенной силой, я едва могу себя сдерживать. Котелок варит? Да нет, он закипел! Хватаю ее за шкирку и буквально волочу по земле, утаскивая в сторону гаража, не совсем джентльменское поведение, я признаю, в другой ситуации я бы и пальцем ее не тронул, но сейчас все осточертело.  Мы поменялись с братом ролями, быть может он соизволит сыграть благородного принца и спасти прекрасную принцессу, мне плевать, но я это так не оставлю

0


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » - It`s over, Hel. - You`re wrong.[19.12.2071]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC