Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Око за око, тачку за тачку. [27.12.2071]


Око за око, тачку за тачку. [27.12.2071]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://siryx.ru/_ph/23/1/52477588.jpg
Название эпизода: Око за око, тачку за тачку. [27.12.2071]
Участники: Чернобог, Белобог
Время и место действия: [27.12.2071] - дом Белобога
Краткое описание событий: женщину отбил, машину разбил, решил, мало будет и принялся заглаживать вину перед братом.
Очередность постов: Чернобог - Белобог

0

2

Семья. А какие эмоции возникают у вас при этом? У Кощея возникала только насмешливая улыбка и совершенно безразличное выражение лица. Эта маска прекрасно скрывала все ту бурю, взрывающуюся каждый раз при упоминании братьев. И, если к Сварогу он относился весьма безразлично, даже не считая братом, то с Белобогом обстояли дела совершенно иначе. Последнего Кощей называл братом, считал таковым и яростно ненавидел, используя любую возможность уколоть того. Разница была заложена еще с детства, с того самого момента, как старший брат был целиком и полностью под внимание отца и пантеона, ведь он первенец, а Кощей и Белбог долгое время оставались предоставлены сами себе, вечно таскаясь вместе и так же вместе находя приключения на свои задние «конечности». Это потом отец обратил внимание на Белобога, а младший сын так и остался без излишнего интереса. Вот тут и началось все, продолжаясь по сей день.
Взаимоотношения с братом напоминали катание на американских горках: то из рук вон плохо, то на удивление хорошо. Иногда их все же «переключало» и обиды отходили куда-то в сторону, в пропасти их отношений появлялся небольшой мостик и на какое-то время получалось оставаться семье, как это было когда-то. Никогда не знаешь, в честь чего наступит такой момент, ведь в большинстве случаем получалось не произвольно, по причинам известным лишь вселенной. Может, настроения совпадали, может, луна зашла в третий дом марса и осталась с ним там на ночь, потому случился вселенский кризис и Кощей с Белобогом смогли общаться, как когда-то давно, во времена, давно канувшие в лету веков и воспоминаний.
Как бы там ни было, но данное слово Кощей держал свято. Может потому и давал их чрезвычайно редко, оставляя себе место для маневра и возможности извернуться. Давным давно, во времена «до», Чернобог разбил любимую машину брата, при чем совершенно случайно, однако ссоры никто не миновал и по завершении всего действа, бог зла пообещал брату, что если когда-то он снова такое сделает, то возместит ущерб. И делу тут было вовсе не в машинах, а в их важности для Белобога. Прошло время, жизнь круто развернулась и братья оказались порознь, но слово свое Кощей нарушать не собирался, иначе грош цена любому его следующему обещанию, а это не с руки.
Новенькая, отражающая солнечный свет литыми дисками, к дому подъехала Bugitti Veyron (тык*). Точь в точь как та, что недавно спустил в обрыв Кощей своими стараниями. Единственным отличием был цвет машины, совершенно другой и не типичный для белого однообразия автомобилей Белобога. Ради вдохновляющего разнообразия и избавления от убогой банальщины, Чернобог приехал на ярко-красной машине, пытающей словно пламя среди зелени вокруг дома. Звук клаксона тут же оповестил о прибытии гостя и завидев движение в окне, Кощей выбрался с водительского места.
- Это тебе. - небрежно хлопнув дверцей, он кинул ключи на капот, - Играйся. – скрестив на груди руки, Кощей хмуро усмехнулся брату.

0

3

Неделя, а быть может, прошел месяц, в любом случаи он выдался очень неудачным, тем не менее, пролетел мгновенно. Что собственно не имеет значения когда ты бог. Так думал мужчина упиваясь виски и развлекаясь на полную катушку. Сказать что ему это нравилось – ничего не сказать. Веселье тратило время, силы – но никак не приносило удовлетворение, хоть чем-то приближенное что называется «кайфом». Апатия стала основным симптомом, с которым подружился светлый бог. За исключением последнего конечно же, сейчас Белобога сложно было назвать «добрым, праведным светлым богом». Во-первых, тот изменил свой стиль – белоснежный гардероб просто был заменен на черные одежи. Во-вторых –  внезапно славянскому богу захотелось жертвоприношений или как минимум, посадить кого-то на кол.  Волхвы – или те кому просто жить еще не надоело, наконец пронюхали о резкой смене в поведении ставшего вновь любимым – божества, стали задабривать его разным родом подношениями, начиная от материальных ценностей – заканчивая красивыми женщинами. НО ничто не способствовало усмирению пыла ненасытного негодования Белбога.  Его белоснежный замок – как называли смертные резиденцию мужчины, сейчас напоминал скорее дом ужасов, от которого так и веяло обреченностью. Оставь надежду всяк сюда входящий – чуть ли не гласила табличка на воротах особняка. Так что если бы Данте все еще был жив и смог увидеть всю эту прелесть, он бы точно дал описание тому, где находятся все девять кругов ада – и это место было последним из них. Преддверье Люцифера, так сказать. Если бы не зверский холод этой местности, то тут давно уже бы клубился дым, что было не абы каким дополнением к общему антуражу. Звук, хозяин поместья сразу услышал, но спускаться по первому гудку не спешил, четко осознавая, кого именно могло принести в такую глушь. Белбог открыл дверь на шестой или восьмой гудок, выходя во двор, накидывая на темно-серый свитер, черное пальто. Издалека его можно было спутать с каким-то мафиози или киллером, от последнего отделяла, пожалуй, одна деталь – отсутствия пистолета с глушителем. Открыв ворота, он вышел навстречу брата, оценивающим взглядом скользя по подарку. Ярко-красный цвет нисколько не удивил славянина,  скорее наоборот чем-то заинтересовал, возможно, поразительным сходством с цветом крови. – Это всего лишь ты. А я уже думал мне очередную женщину приволокут. Выудив из кармана ключи от гаража, кинул их брату. – Пригони в гараж. Сам выберешь место, мне все равно.- равнодушно промямлил бог, поворачиваясь к Чернобогу спиной. Возвращаясь в дом, он попутно материализовал себе кружку горячего кофе, начиная на ходу его пить. Сегодня Белбог был в более-менее благоприятном настроении, но со стороны казалось, что он мысленно решает, как ты будешь выглядеть на раскаленном вертеле и выпотращенной брюшиной. Он зевнул, хрустнув пару раз шеей и зашел в дом, но не закрывая дверь, как бы приглашая брата зайти, но судя по  гостеприимности того, мужчина в тайне надеялся что Кощей не станет удручать пустой болтовней которая могла слететь с его уст. Что сказать, дерьма в жизни бога было уже более чем предостаточно.

Отредактировано Belobog (13.12.13 16:38)

+1

4

И молва трезвонить стала...

Слухам я никогда не доверял, особенно касающихся богов и их поведения в понимании людей, так что информацию о страшном гневе моего брата я предпочел принять к сведению, как странное поведение со стороны Белбога. Чего же, иного ожидать после той феерии, что я ему устроил. Подумаешь, отобрали любимую игрушку! Чай не маленький и быстро справится со своей драмой, забываясь в объятиях новой девки, коих светлое божество таскало в свое ложе пачками, аки самое грязное божество пантеона. Порой страшно было подумать, какие находки и приспособления хранятся в его шкафу в спальне.
Пока я ожидал явления бога народу под воротами в огромный особняк, мои взору предстала дивная картина неведомого существа, выползающего из входной двери. Внешне напоминало моего брата, но в общей сложности казалось, его трахнул эмо и заразил чем-то совершенно не здоровым. Светлый бог походил на главного героя фильма ужасов, грозящего вот-вот превратиться в страшное чудовище и сожрать пол планеты. И я бы совершенно не стал бы заморачиваться по этому поводу, но проблема заключалась в исключительности момента: таким Белобога он еще не видел, а судя по слухам, делов наделать тот успел не мало, определенно начиная вторгаться не в свою вотчину. Известно было издавна, как опасен гнев Белобога, народ боялся его, этого не отнять, и единственным, кто мог флегматично созерцать все буйства божества, был я. Надо же, как повезло в жизни.
В какой-то момент мне даже показалась опасной вся его апатичность, способная завести слишком далеко и останусь я без этой занозы в моей заднице. Так легко от меня ему не избавится! Довел его я самолично, но вот эта унылая физиономия никак не предполагала продолжения банкета и веселья с местью.
Поймав ключи в воздухе, удивленно повел бровью. Увидеть вблизи это выражение лица было просто шикарно, но желанного удовлетворения я не получал. И так раз за разом уже много лет: я его мучил, выводил, мстил, но легче не становилось. Получалось только забыться подальше от семейства. Тогда какого лешего меня принесло в эту глушь под горячую руку брата? Потому что все еще называю его братом. Сварога – нет, а с этим у нас явно что-то странное.
Выдохнув, сел за руль и вдарив по газам, развернул машину, издавая характерный звук от трения шин о гравий. Запарковав подарок в первое попавшееся на глаза место, вышел на улицу и остановился, вглядываясь в открытую дверь. Это молчаливое приглашение мне совсем не нравилось. Я знал что ждет там за дверью, знал как мало там места моему сарказму, иронии и издевкам, а говорить серьезно совершенно не хотелось - я ненавидел «вылазить из укрытия», выворачивать душу. Можно было просто уйти, а этот пусть давится своей злостью, гневом, желанием убить всех вокруг. Белобог не умеет справится с этими чувства, просто не знает как, в отличии от меня.
Не стоило даже вдаваться в длинные рассуждения. Решение сразу появилось где-то глубоко внутри, мерцало в подсознании еще до того, как я сам себе задал вопрос. – Сука. – буркнул в сторону открытой двери и тут же материализовался возле нее. Я решил, что зайду узнать, как он, может получится повеселиться, а может и вернуть ему нормальное состояние, чтобы я снова смог довести его до тотальной депрессии. У каждого свое хобби, как говорится.
- Ты как всегда само гостеприимство. – захлопнув за собой дверь, уперся взглядом в брата. – Отлично выглядишь. – И, главное, дружелюбно. Представляю как в его мыслях меня сейчас крутят на вертеле, поливая маслом. Рассказать ему про Инквизицию, что ли, может взбодриться. – По какому поводу такое веселье? – я говорил не особо серьезно, но взгляд напряженно и внимательно буравил Белобога. Потом я все таки отвлек внимание, выхватив из общей картины бутылку коньяка на столе. Немедленно оказавшись возле желанного напитка, с интересом оглядел бутылку, оценил всю ценность выдержки и плеснул в стоящий рядом бокал, немедля возвращая внимание брату.

0

5

Белбог никогда не был особо верным существом, если конечно не учитывать что за последние триста лет, его пыл поубавился и мужчина довольствовался лишь одной женщиной. Ему этого было предостаточно. В какой-то момент он из заядлого ловеласа превратился вполне нормального семьянина. Но все бы ничего если бы не излюбленный светлым божеством - брат, который появился в самый неподходящий момент и нагадил по самое не хочу. Действительно, с чего бы еще могла развиться апатия. Как говориться - причинить настоящую боль могут лишь очень близкие люди, которым была открыта душа, ну...или что-то что именовалось так. Если же ты связан с ним не просто кровными узами, тут ситуация разворачивается несколько иным образом.  Обычно они знают не только слабые места, но и является ими.  Слабой же стороной Белбога - всегда был и остается никто иной как сам повелитель славянского ада - господин Чернобог Родович. Близнецы, ни в чем не схожие ни внешне ни моральными убеждениями. Даже скорее диаметрально противоположны. И тем не менее какая-то тонкая необъяснимая нить связала  -переплела судьбы братьев.  Страдает один - никакого удовлетворения второму.Это тот скучный нюанс, когда неудавшаяся шутка затянулась слишком долго и пора бы сделать перерыв (или вовсе удалиться со сцены), но шут продолжает нести свою ахинею в сотый раз поражая своей недальновидностью и плоскостью всего юмора. Наверное, если бы они не являлись братьями Белбог не чувствовал себя настолько плохо, достигая своего рода точки невозврата когда все происходящее перетекает не просто из ряда вон плохо  - в абсолютное равнодушие и при этом неутолимое желание убивать. Славянин никогда раньше не был переполнен такими глубокими разъедающими его изнутри темными чувствами. Злость,  гнев, разочарование, - все это было в его жизни,- по отдельности или же парами, когда как придется. Но чтоб все до купы, вместе и сразу. Извините, но это и для бога, тем более олицетворения вселенского добра, было через чур. И Тут - началось. Камера, мотор - из верного "принца на белом феррари", мужчина обратно превратился в  Казанову с мировым размахом. судя по тому количеству женщин что побывали в его постели всего за неделю - он явно старался за месяц восполнить все те упущенные возможности равные в несколько веков. Стахановское движение настоящее, он не только шел точно по графику, бог так увлекся что мог бы с легкостью превысить положенную норму. Мало... что-то не то. Каждый раз пробуждая нарастающее раздражение и презрение к себе и всему окружающему. Секс уже не приносил должного удовлетворения, в нем не было той пикантности, той остроты, что была с Хель,  еще бы попробуй обуздать пыл этой женщины, упрямство которой  в сотни раз превосходит ослиную. Два сапога пара. Но в этом всем было что-то еще, существование которого бог как не хотел признавать так и не признал по сей день.  Любовь - слово которое режет слух при одном лишь упоминании. Что это такое? Что я должен чувствовать при этом? Это то почему я так отвратно себя чувствую? - вопросы которые не давали покоя уже второй день мужчине. Именно на эти два дня он наглухо закрыл всю резиденцию и не принимал никого, желая наконец привести в порядок своих тараканов, распевавших марсельезу, каждый раз когда устраивали очередной мозговой штурм, в надежде что когда-нибудь мозг мужчины взорвется и они обретут долгожданную свободу. От уж революционеры. Сейчас же идиллия была нарушена. Чернобог принял негласное приглашение и уже вовсю расхаживал по гостиной особняка, в поисках чего-то коллекционного что можно должным шиком распить. Нашел, какой молодец. Рухнув на диван, Белобог снова зевнул, явно утомленный всем происходящим. Абсурдное зрелище, разве не за ним сюда пришел Кощей? Флегматично покосившись на брата, - Уж извини, кровавые оргии были на той неделе. Ты опоздал чуток. - хруст костяшками пальцев, разминая, словно готовя их поздороваться с лицом брата. Белый повернул голову в сторону журнального столика и взял с него книжку, открывая на первой же попавшейся странице, углубляясь в чтение. Присутствие родственника его более не волновало.

Отредактировано Belobog (14.12.13 13:17)

0

6

Тем временем брата накрыло по-взрослому. Единственное, что оставалось загадкой для Кощея – это причина такого апокалипсиса локально масштаба. Люди даже медленно переезжали подальше от городов рядом, побаиваясь, как бы не нарваться на светлое божество в гневе. И чего столько паники? Чернобог никогда не испытывал страха перед разгневанным Белобог, хотя бы потому, что был в разы хуже. Этого обходили только сейчас, Кощея же боялись и в хорошем настроении, в плохом даже нечисть старалась не попадаться на глаза богу мести. Но, речь сейчас не о нем.
- Да что ты! Прям оргии кровавые! – какой молодец! Прекрасные картинки тех событий тут же всплыли в голове и бог зла улыбнусь такой довольной усмешкой, словно ему лет пять и на рождество подарили любимого пони.
Налив коньяка во второй бокал, поставил его на журнальный столик и подвинул поближе к брату, а сам уселся напротив, прихватив первую попавшуюся книжку. Язык чесался вставить пару-тройку едких комментариев по поводу оргий, кровавых, насаживания на кол и светлого бога в этом всем деле, но невероятным усилием Кощей заставил себя заткнуться. Дальше выводить брата можно было, но не имело смысла уже: месть свершилась, а ее последствия не особого интереса не представляли. Оставить в таком состоянии тоже не предвещали ничего хорошего, вплоть до общения брата со Сварогом. А Белбог не Кощей и нахально игнорироваться «вождя» всея пантеона наверняка не станет, выполняя какой-то дурацкий приказ типа: «успокоиться и быть добрым». Ничего иного от Сварога Кощей не ожидал, а позволить кому-то другому глумиться над его братом не мог.
Книга попалась в руки очень даже подходящая – от дедушки Фрейда. Раскрыв на первой странице, пролистал вперед, вспоминая, как читал ее уже лет пятьдесят назад. - Занятный был человек. Из редкой породы тех, с кем интересно поговорить. - выдал мысль вслух Кощей, не отрываясь от чтения. Книга очень символично подходила под ситуацию, особенно с этими кровавыми оргиями – средством заместить что-то, чего ему не хватает. Как привязать себя любимого к кровавым оргиям, Кощей и подумать боялся, а вот если дело в бабе... Нахмурившись, он оторвался от книги и посмотрел на брата, откладывая вопрос на потом. Трогать Белобога сейчас было бесполезно – не заговорит, пока сам не захочет, а по сему, посидим и почитаем, пока принцесса несмеяна не соизволит слово молвить.

0

7

Всегда ли получается читать когда настроя на это совсем нет? Когда напротив тебя сидит твоя если не основная, то ключевая проблема. Белбог изо всех сил старался показать свою заинтересованность в книге, которая глоталась со страшным трудом. Информация не усваивалась, абстрагироваться от внешних раздражителей удавалось очень тяжело, даже если это было просто необходимо. Уж лучше приволокли женщин – думал славянский бог, переворачивая оставшуюся так и не дочитанной страницу. Ему не хотелось вникать во все подробности благотворительного жеста со стороны брата, который в коем веке все же вспомнил, что таков у него все же имеется. Казалось испорченные отношения, трещавшие по швам не одну сотню лет, окончательно посыпались. Подняв глаза и смерив раздраженным взглядом Кощея, мужчина ухмыльнулся, дожидаясь объяснений за какие такие заслуги его посетила сама «светлость» Навианского мира. Незваный гость молчал, явно не собираясь начинать разговор первым. Такая невообразимая тактичность несколько удивила бога, пробуждая в нем необъяснимый приступ любопытства, заставляющий разорвать тишину, царившую в мрачной обители когда-то еще доброго божества. – Что тебя привело сюда, темноликий? – начиная паясничать, что было так несвойственно Баалу. Его губы расплылись в кошачьей ухмылке, выдавая все недоброе намерение мужчины. Взгляд соскользнул с острых черт лица брата, перемещаясь на книгу которую тот читал, а после перевел его на журнальный столик на котором стояло щедро предложенный коньяк, сжав стакан в руке так чтобы на девственно чистом стекле появились узоры трещин, славянский бог швырнул стакан в огонь, наблюдая за тем как тот затрещал – вспыхивая. Языки пламени словно превратились в живое существо злобно шипя, как бы угрожая вырваться из железного заточения.  Он заворожено смотрел на этот танец, в какой-то момент адское пламя отразилось в черных глазах мужчины, зловеще поблескивая.  Ухмылка все еще не сползала с лица старшего близнеца.  Дьявольское существо – не иначе, не зря люди испокон веков так боялись гнева светлых богов. Если же темные честно заявляли что они плохие, то от тех сложно было ожидать подлянки и чаще всего именно их гнев превосходил размах первых. Котел терпения внутри булькал, закипев. Одно присутствие живой души, от которой не было никакого прока, вызывало новые и новые вспышки негодования.  В таком состоянии он готов был послать ко всем чертям и Сварога со всем горячо любимым пантеоном и Кощея – коего сейчас благодетельно терпел. – Решил посмотреть на всю красоту проделанной работы?? Убиваюсь ли я по поводу того, что ты сломал мне жизнь?  – холодно, без доли сожаления или рвущегося наружу гнева. Спокоен как всегда. Встав с дивана, Белбог прошел мимо кресла в котором по-царски восседал младший, добавил- Выметайся отсюда. Ты добился чего хотел. Брата  у тебя больше нет. Чего таить, для тебя это  ничего не меняет. – выпалив на одном дыхании,  повернулся к нему спиной, уходя на кухню за очередной кружкой кофе.

Отредактировано Belobog (15.12.13 15:24)

+1

8

Ситуация принимала странный оборот и меня постепенно охватывало чувство приближающейся грозы. Пока я мирно сидел на своем месте, созерцая подготовку теракта где-то внутри моего брата, мысли крутились вокруг былых событий и возможным причин его внезапной депрессии. Ну не мог же он так отчаяться из-за машины или бабы. Или мог? Порой я сам удивлялся способности Белобога вытворить нечто из ряда вон выходящее, но чтобы так убиваться из-за какой-то там богини. В постели она хороша, конечно, но на один, максимум два раза, никак не больше и совершенно не стоило таких перемен в своей природе.
Однако, все это плохое настроение брат, кровавые оргии, жертвоприношения и показная ненависть ко всему миру порядком раздражали хотя бы тем, что это было его и как управлять своим гневом он не знал. А по сему жизнь автоматически теряла смысл, мысли о суициде посещали все чаще, планки падали и – оп – перед нами спущенный с цепи питбуль, совершенно не понимающий, что он делает.
- Истеричка. – проследив за летящим в пламя бокалом, я холодно усмехнулся брату. Испортил хороший напиток, а я свой допью, пожалуй. Пузатый товарищ колыхнулся в пальцах и золотистая жидкость быстро покинула его, согревая теперь меня изнутри. – Какие громкие слова! – я ощущал, как меня начинает раздражать его речь. Игнор или равнодушие – это пожалуйста, но говорить мне (!) о его сломанной жизни было перебором. Все эти страдания тургеневской барышни совершенно не подходили древнему божеству, а тем более Белобогу с его склонностью не верить в любовь и тому подобные чувства.
Все же, речь его я дослушал, ощущая, как внутри подогревает коньяк, а может и злость уже вовсю закипала, выплевывая куски ярости, готовые вот-вот вырваться во внешний мир. Брата у меня больше нет? Святость кровных уз никогда не представлялась мне особой ценностью, но вот именно такая постановка фразы в данном контексте вывела меня из себя. С места я сорвался мгновенно, как только руки сжались в кулаки аж до белеющих костяшек. За секунду я догнал брата и поравнявшись с ним, перегородил дорогу вмазав хорошенько сначала под дых, а потом по наглой физиономии. – Охренел совсем??? – зарычал я, зло сверкая глазами. – Я тебе жизнь сломал? Брата у меня больше нет? Наплевать! – вспылить получилось мгновенно, - Ты тысячи лет искал прощения, а теперь кидаешься такими фразами за просто так! И из-за чего! Из-за какой-то девки! – еще раз бы ударить его, да руки марать не хотелось. Прошлый раз из-за Сварога, теперь из-за Хель, но раз за разом он отворачивался от меня, а значит не зря я мстил ему, не зря ненавидел все эти годы не желал даже думать о каком-то прощении. – Если твоя баба скачет по чужим койкам и раздвигает ноги перед всеми, это не моя вина. Но тебе же так проще, правда? Тебе не впервой повесить всю вину на меня! – слова вылетали с пренебрежением и отвращением, наполненные ненавистью и злобой.

0

9

Процесс заживления работал на резерве,  неохотно справляясь даже с такого рода боевыми ранениями как эти ссадины, нанесенные кулаками брата.Взгляд судорожно скользил по стенам интерьера , пока мужчина с силой сжимал челюсть до появления косой мышцы на скуле, стараясь сдержать внутренний накал при себе.Он зол, расстроен и несколько дезориентирован. Сердце по внутренним сторонам ребер гукало как мячик для пин-понга. Рука потянулась к верхнему карману пиджака,  выудив двумя пальцами белоснежный платок,явившийся неизменной деталью для любого образа Белбога. Славянин вытер кончиком ткани край губ, по которым успела стечь тонкая струйка выступившей крови, а затем и сами руки. Кинув носовой платок на пол, он упер безжизненный взгляд в сторону брата,  Каждое последующее слово которого капля к капле  - стали дополнением к переполненной чаше терпения. Вся та желчь скопленная веками стихийно готовилась вырваться наружу, предварительно прорвав вымученную плотину. Недосказанность  витала в воздухе отягощая его, заполняя затхлым запахом комнату. Белбог не мог вздохнуть, ощущая как липкие пальцы гнева, холодные как у трупа - сомкнулись в замок на его горле.  То самое чувство  что сопутствует  моменту трансформации слепой ярости в холоднонаправленную злость.Тем самым отодвигая на задний план все оптимистические мысли о скором завершении конфликта. Часы  тикали, а славянин по-прежнему неподвижно смотрел на брата. Чернобог всегда заводился с пол-оборота, в отличии от старшего близнеца. Вся та язвительность слов первого, всплески желчи  так искрометно были донесены до слушателя, попали точно в цель, заставляя того прочувствовать на себе всю весомость этих умозаключений Кощея.  Понимая всю серьезность ситуации, Белобог задумался решая как следует поступить, так как в голове сплыло сразу несколько вариантов решения проблемы. Он замешкался, стараясь не обойти вниманием ни одну из них. В иной ситуации мужчина бы промолчал, не стал вестись на поводу у опытного манипулятора. В иной ситуации. Эта же требовала незамедлительной реакции. Перехватив очередной замах брата, Белобог рывком выкрутил ее заставляя того рухнуть на колени. Раздался первый хруст, нещадно сломанной кости. Удерживая руку Чернобога в заломе, он дернул его чуть в сторону подбивая равновесие брата. Мужчина поставил ботинок на его спину, вдавливая всем весом в  ворс ковра на котором теперь лежал младший утыкаясь лицом. Чуть склонившись к нему Белобог понизил голос, стараясь наиболее доходчиво донести смысл сказанных им слов, - А вот теперь, поговорим! Я устал извиняться за то, в чем не было и капли моей вины. Я заранее предупреждал тебя о последствиях. Не я подстрекал тебя поднять весь тот кипишь который ты тогда устроил. Это ты! Не я мстил тебе все это время; не я спал с твоей женщиной, точно так же как и не строил козни за твоей спиной всякий раз когда на то выпадала возможность. Не я рассказал Афродите о твоем поступке. И не я положил конец вашим отношениям. Все это сделал ты! И не нужно говорить что твое поведение не было четкой реализацией твоего плана, ты же бог мести, так что я не поверю в чистую случайность твоих поступков.   За свою жизнь я не старался тебя попрекнуть в чем-либо, тыкнуть носом или же показать собственное превосходство. Я пытался донести тебе что ты мне все еще не безразличен. Я воткнул тебе нож в спину?! А сколько раз ты это сделал со мной? давай посчитаем? Бессмысленно. Это было ни раз и не два, ни пять  - бесчисленное количество. Так что единственным из нас кто всегда обвинял другого был - ты!  Все что ты делал - лишь бы сделать мне больнее, зная что я молча все стерплю, ведь  нас же объединяют не только родственные узы. Мы изначально были двумя противоположными половинками одного целого. Близнецы же.  Ты хоть раз думал, что быть может я тоже хочу пожить собственной жизнью, что ты собственно и делал все эти века. Эгоистично не находишь?  Так что моя злость - оправдана. А вот ты, подумай - кого в этот раз винить будешь, когда от тебя отвернуться все. Собственно, что сейчас и произошло! Хотя у тебя было все о чем можно было только мечтать! Подумай, может придешь к какому-то умному выводу, - возможно он перегнул палку, но сказанное давно просилось вырваться быть произнесенным вслух. Так что этот разговор был лишь вопросом времени.

+1

10

Под хруст костей Кощей взвыл от боли из-за разорванной кожи, мяса, вывернутых сухожилий, пока сердце дернулось в неожиданном ударе, переходя на обычный бег – он знал, что скоро от ранения не останется и следа, а вот следующие события наставили бог мести зарычать. Из него вырвался волчий рык, злой, бешеный, несущий жажду крови и разрушения. Тяжелой дыхание, прижатого в полу бога заставляло грудную клетку двигаться быстро и судорожно, переполняя темное божество гневом. Он был на грани того, чтобы спустить свою ярость и впервые за много веков высказаться своему надменному братцу. Длинная речь пролетела яркой вспышкой, порождая невероятную бурю эмоций в боге, заставляя его заново пережить все события их совместного существования, начиная едва ли не с материнской утробы.
- Ненавижу тебя! – наконец вывернулся на ковре Кощей, отталкивая брата и обращаясь волком. Животное медлить не стало, мгновенной кидаясь на жертву с диким рыком голодного хищника. Белобог тут же рухнул на пол, придавленный весом огромного животного, но думать ему было некогда об этом: стоило повалить жертву, и белоснежные клыки впились в левое предплечье, прорывая кожу и мышцы прямо до сердца, разрывая лапами хрупкую кожу человеческого воплощения светлого божества.
Сверкая адским пламенем в глаза, волк остановился и принял человеческий вид. Вид брата сейчас радовал Чернобога куда больше, чем обычно, заодно и под цвет машины подходит. – Винs твоей нет? Тебе еще и хватает наглости произносить это вслух! – Кощей хорошенько пнул под ребра лежащего на полу брата, избавляя от попытки подняться. – Ты так рьяно искал прощения, пытался исправить все, даже нашел в себе ревность к Анубису, а теперь думаешь, я поверю в твою внезапную невиновность! Абсурд. Ты знаешь, что виноват. – волк в человеческом обличии сделал круг вокруг жертвы. – Плевать какой был кипишь и что я заварил. Какая к черту разница! У меня был брат, а я идиот верил ему! – он схватил Белобога за грудки и приподнял, хорошенько тряхнув. Каждое дальнейшее слово Кощей говорил тихо, донося до брата как можно отчетливей и придавая словам иной важности. – Будь ты на моем месте в то время, я бы плюнул на всех, но остался на твоей стороне. Но с частью, все вышло наоборот и твоя гнилая натуру пробилась наружу. – он оттолкнул Белобога, брезгливо проведя руками по джинсам. – Говоришь, собственной жизнь не хватает? А каково мне, каждый день выходя из Нави вспоминать, что часть моих сил остается запертой там! По твоей вине! Я бы мог остаться там вообще навсегда, если бы не придумал, как выкрутиться, а тебе было бы плевать! Твоя злость ни капли не оправдана, она беспричинна. Тебя бесит, что любимую игрушку отобрали и ты впадаешь в истерику, но такая схема не катит, братец! – Кощей остановился, переводя дыхание и отступая немного.- Ты лицемер и из нас двоих хуже именно ты. Потому что о моем гадском характере знают и я не скрываю своей натуры, но ты... Ты настоящая сука в этой дрянной семейке! Вовсе не я тут паршивая овца. Предатель - хуже врага! А ты именно такой!

Отредактировано Chernobog (15.12.13 22:42)

0

11

Проволоченный по полу, истерзанный клыками дикого зверя,  когда куски плоти отрывают от кости - не самое приятное зрелище, другое дело прочувствовать все на себе. Каждый укус, чавканье волчьей пасти и утробный рык идущий  из глубин человеческого естества животного, того кто звался Чернобогом. Хлипкий звук рвущихся жил и связок, треск сломанной грудной клетки - настоящая симфония чисто исполненная руками маэстро криминального жанра. Та ноющая боль обволакивающая тело словно покрывало. Содрогания, конвульсии, всяческий раз сдерживая крик.  мышцы приходили в напряжение побуждая рефлексы обеспечить себе хотя бы временную передышку. Их диалог был похож на реплики малобюджетного сериала, в котором каждый актер поочередно говорит. В реальной жизни такое практически невозможно, виной всему - людское нежелание слушать, перебивая, в попытке донести свою истину. Здесь же картина была другая. Многое скажешь когда лицо прижато к ворсу ковра который забивался во все доступные щели, заставляя захлебываться. Что касается положения Белобога, тому пришлось едва ли лучше, на разговоры как-то не распирает когда вместо слов рвется крик.  Выкручивание суставов под неправильным углом, оттаскивая морду волка от себя. Долгожданный отдых, но стервятник кружит над своей добычей, так и Кощей ходил кругами вокруг более праведного братца. Обвинения в сторону Белбога сыпались горой,  в чем-то он даже соглашался с ними, но далеко не во всем.  Регенерация запускалась как по мановению волшебной палочки, какому-то  секретному щелчку. И вот, кроме испачканной одежды (хорошо что она была не белой) от былых ранений не осталось и следа. Хрипло выдохнув, мужчина встал сначала на четвереньки оценивая прочность до этого онемевших ног, а после медленно встал, пошатываясь до тех пор пока восстановление не завершилось окончательно. Хрустнув шеей, разминая ту, славянский благодетель покосился на испорченный свитер и с досадой хмыкнул. - Все сказал? - одной лишь фразой демонстрируя все свое равнодушие к перечню из вышесказанного. Слова не то чтобы не были донесены, они вызвали должный эффект, который каким-то образом мутировал заворачивая в не то русло. Подойдя к Кощею, Белобог положил руку на его плечо серьезно заглядывая в глаза того. - Ты меня ненавидишь? Оооо, это так мило. - приторно процеживая сквозь сжатые зубы, делая интонационный акцент на слове "мило".  Раунд два - игра продолжается. - Твои слова, заставляют мое сердце обливаться кровью. Мне больно. Хочешь покажу как?- парировал мужчина,  пока на кончиках пальцев появлялся едва заметный свет, произнеся свой вопрос он беспромедлений  просунул руку под ребра брата, обжигая кожу светом до такой степени чтобы это стало возможным, открывая дыру в брюшине  того. Сжимая цепкими пальцами кроветворный орган. он рывкообразными движениями стал дергать его в  разные стороны вызывая новые волны адской боли. Белобог широко улыбался, наслаждаясь как аорта оторвалась от "ранимого сердечка" хозяина Нави, и кровь хаотично заливала все, как внутри так и вытекала из раны. Впиваясь появившимися когтями в сам орган, он прижал свободной рукой брата. Со стороны это могло выглядеть как примирение, но на самом деле было куда более зловещим действием. наконец отпустив его, вытащив руку из раны еще раз опалив ее, ну так чисто по доброте душевной, чтобы не загноилась. Толкнул его на стену, тут же окровавленной рукой сжимая ему горло. - Я предатель, а ты уподобился мне. Даже здесь я - всегда первый. Но даже при таком раскладе. Если бы я мог вернуть время вспять, я бы не допустил той ошибки. У меня не было человека дороже чем ты. И я думал что когда-нибудь мы вновь сможем стать друзьями, как когда-то. я ошибся. - крепко сжимая его гортань, бог расжал руку. Тяжело выдыхая, покосившись на белый ковер, который вслед за свитером был безнадежно испорчен.

+1

12

Яркий свет вспышкой озарил личный горизонт Кощей, пока адская боль пронзала все тело. Белобог был в гневе, а в этом состоянии он слишком похож своего близнеце, слишком далек от истинной своей сущности и взглядом на проблему. Трезвого взгляда на проблему. – Очень... наглядно... – прохрипел Кощей, едва не захлебнувшись кровью и вдавливая пальцами подушки кресла сзади. Такое обращение с повелителем Нави мог позволить себе лишь его брат. Так всегда было: все, что они позволяли друг другу, было строго запрещено остальным. Да только вырвать сердце или даже провернуть такой вот маневр – это уже было слишком.
Ненависть играла в глазах темного богами всеми своими оттенками. Белобог не мог не знать, какой будет месть за такое поведение, но тем не менее нарывался, совершенно не осознавая, не отдавая себе отчет. Наболело? Возможно, хотя и взбешенный Кощей отказывался размышлять над этой идеей, старательно проработанной подсознанием, пока волк впадал в праведный гнев.
- Ну что ты! – переводя дыхание, бог зла упирался о прохладную стену и наслаждался чувством регенерации, в пол уха слушая брата. Ему было плевать, как сильно тот сжимает руку на горле или чем грозиться – это все пустое, не значимое в жизни темного божества. – Какой бы ошибки ты не допустил? – с каждым заживленным куском тела, едкость и сарказм прибавляли оборотов. – Не пытался бы найти прощения или сразу же встал на сторону Сварога и Рода? – Он никогда не называл этих двоих братом и отцом, только Белобога все еще величал братом по неведомым причинам для него самого.
Стоило силам вернуться и Белобог отлетел в сторону, врезаясь спиной в соседнюю стену. Штукатурка сразу же взмолилась о пощаде и пошла трещинами, выказывая протест происходящему. Без капли жалости и сожаления, Кощей пустил в ход сначала ментальную способность, накидывая на братца пелену паники, но не такой, что застилает глаза. Тот вполне понимал от чего его страх внизу живота, почему все сводит в ужасе, но никак не мог изменить. Это осознанная паническая атака, она заставляла столбенеть, сердце трепызалось, поддаваясь мерзких щупальцам страха. Через пару секунд он отпустил брата, но заставил того испытать и вторую способность, медленно и остро впиваясь во все его органы когтистой лапой холода, словно острые ножи вонзались в тело изнутри, открывая внутренние кровотечения. – Научился бы уже не марать руки, чистюля. – с отвращением и нежеланием пачкать, Чернобог все же подошел ближе и хорошенько заехал Белобогу по физиономии, отпуская захват способностями. – Да, ты первый. Можешь собой гордиться. – замахнувшись, чтобы снова порадовать рожу светлого бога присутствием на ней своего кулака, взгляд выхватил амулет на шее брата. Сначала Кощей не предал значению дешевой бирюльке, но та внезапно оборвалась и упала на пол. Шнурок, удерживающий странную вещь был разорван лапами или зубами волка, теперь отказался нести службу дальше.
Странные воспоминания мелькнули перед глазами, он даже отпустил брата, чтобы поднять вещицу. Странный на вид камень, почти прозрачный с одной стороны, вторая же было темной, в нем было неумело пробито отверстие для той самой веревки и такое ощущение, что пробивали где-то в спартанских условиях. Чернобог покрутил вещицу в руках и только спустя пару секунд отрывки воспоминаний сложились в картинку.
Это его подарок. Кощей когда-то подарил Белобогу во время их детства, почти юности. Кажется, будущий бог зла забрался куда не следует, как обычно, но в этот раз не просто так, а в поисках подарка на день рождения брата и нашел его – тот самый камень. Он напомнил ему их с братом: одно целое, но состоящее из двух противоположных половин. Текст, сказанный при вручении подарка почти полностью восстановился в памяти бога: «он как мы. всегда будем братья и всегда будем за одно».  В то время Чернобог был брата просто обожал, хотя остальных недолюбливал и кусался волчонком уже с раннего детства. Никогда бы не пришла ему в голову мысль, что брат повернется к нему спиной.
Воспоминания исчезли туманом перед глазами и темный взгляд бога мести переместился с камня на Белобога. Дурацкая детская игрушка вызвала такую реакцию! Ему следовало ее спалить, уничтожить, выбросить. На кой лад хранить ее!

Отредактировано Chernobog (16.12.13 02:35)

+1

13

Холод, сковавший каждый орган его тела, был непостоянно-искусственным, что усугубляло любое положение вещей. Мужчина тяжело дышал, собирая волю в кулак, тем временем происходило восстановление поврежденного в очередной за сегодня раз тела. Зрение частично вернулось, пока тиски Морфея разжимали свои объятия. Проведя языком по пересохшим губам, Белобог приподнялся на руках, пытаясь поспешно встать. От этого поступка его уберег звук удара амулета об пол, когда-то подаренного братом. Мужчина удивленно взглянул на маленький камешек, лежавший на полу. Казалось, он напрочь забыл о его существовании, чисто машинально продолжая носить на шее, как нечто само собой разумевшееся. Отсчет прошел по наитию, когда тот окончательно вспомнил о значимости этой вещицы. Было время когда Хель, заинтересованная подобным кулоном, расспрашивала Белбога о его истории, на что получала уклончивые ответы. По виду его можно было определить что вещица - древняя и являлась дорогим для славянского бога предметом. Хранившая свои тайны каким-то образом связанных с прошлым того. Он не снимал его никогда, ни при каких-либо ситуациях. Тогда, женщина пошла на еще одну хитрость, попросив его в подарок, но он был непреклонен в вынесении своего безоговорочного вердикта. "Нет" - на этом тема закрывалась.  Не только сам предмет был настолько дорог Баалу, но и то воспоминание с которым он был связан - стало самым дорогим в шкатулке воспоминаний старшего близнеца. Подняв взгляд прослеживая за движением камня, который поблескивал в руках Чернобога, славянин встал на ноги, тут же вырывая из рук Кощея этот предмет.  Высматривая что-то на полу Белбог наклонился поднимая разорванную нить. Он приложил два конца  друг к другу, зажав пальцами одной руки, в то время как вторая уже во всю рыскала в недрах кармана джинс в поисках зажигалки. Припалив  стык, тут же туша объявшее нитку пламя, мужчина конец веревки продел в тщательно просверленную Чернобогом дырку, втягивая через нее нить. Вновь целый. Завязав узел, он надел кулон на шею, тут же пряча под воротом свитера. - Никогда больше не трогай его. Если с ним что-то случиться, я не знаю, что я с тобой сделаю.
Они выросли, каждый пошел своей дорогой, каждый выбрал свою сторону. Две разные жизни которые никогда не пересекутся вновь. Но то время, когда они еще были едины, когда мир весь был безразличен, тогда все было проще. Белбог в глубине души жалел о произошедшем, ни тогда ни теперь он не хотел переходить рамки, не хотел проявлять ту темную сторону души, что отягощала его жизнь. - Я жалею, что тогда отвернулся от тебя, я считал что поступаю правильно. Иначе бы последствия могли быть хуже и тогда я бы потерял окончательно брата. Наказаны мы были оба, не думай что нес крест один. Я пытался искупить вину другими поступками, вновь вернуть твое доверие. Ты же видишь во всем подвох. Я не знаю как до тебя еще достучаться. Поэтому я и решил тебя отпустить, мне не по силам вернуть твое расположение. И это я понял. Пройдя вперед он щелкнул пальцами. Особняк вновь принял свой первозданный вид белоснежной резеденции. Одежда так же стала в светлых, но все еще серых тонах. - Точно так же как и отпустил ее. Это единственное что я могу сделать для тех, кого люблю...

Отредактировано Belobog (16.12.13 15:04)

0

14

К угрозам брата прислушиваться Кощей, естественно, не стал, молча наблюдая хитрый манипуляции с веревкой. Он сам проделывал так множество раз, видел этот камень, самолично продолбил в нем дырку только ему известным способом, однако мысли и воспоминания дружным хороводом толклись вокруг вещицы, все больше акцентируя внимание Чернобога. Сентиментальность – не его черта, а вот внезапные вспышки из детства, давно забытого и другого времени, где был совершенно другой Чернобог, еще ребенок, не получивший имени бога.
Потирая место зажившей на груди раны, бог мести сконцентрировался на разрухе и лужах крови вокруг, пока брат не прибрал все. Они прошли сотни тысяч ссор, каждая была не похожа на предыдущую, а из всей общей массы выделялась лишь эта, пожалуй, самая сочная и яркая, переполненная забытыми, спрятанными на дне души эмоциями.
- Нельзя вернуть доверие! Это же не машина. – Кощей махнул рукой в сторону окна, не отрывая взгляд от брата. – И никогда не будет, как было. Я никому не верю, кроме себя. Дело не только в тебе – жизнь научила уже очень давно. Один единственный раз и я верил другому живому существу и посмотри, чем все кончилось. – оглядев комнату, Чернобог уперся руками в спинку кресла и покачал головой, словно изгоняя неподобающие мысли.
– Ты слишком буквальное значение придаешь слову «достучаться». - указав пальцем за место, где было сломано рукой брата пару ребер, Кощей усмехнулся. Мысль Белбога он понял, услышал и странным образом принялся обдумывать, но пока решил сменить тему – слишком много нежностей залпом. Уходить тоже не тянуло, потому Чернобог решил пока остаться, а там гляди и какие идеи посетят его буйнйю головушку.  – Любишь? – этого он точно не ожидал. – Хель? – Раз он произносит вслух это, то дело вообще дрянь. – Ну и на кой черт ты ее тогда отпустил? – на последнем слове Кощей передразнил Белбога, вторя его драматичному голосу, преисполненного страданий. - Иди и верни обратно. Делов то. – Если бы он так гордо воротил нос при каждой ссоре, их отношения с Афродитой закончились бы куда раньше, чем сейчас. Эта мысль совершенно не понравилась богу, тот на мгновение превратился в грозовую тучу, но быстро собрался и нацепил ехидное выражение лица.

0

15

Какого черта? –волна нового негодования охватила славянского бога. Он был поражен и не понимал до конца действительно ли брату кажется вся ситуация настолько простой или же тот по-прежнему подтрунивал над ним, не считаясь с чувствами брата? Покосившись в его сторону Белбог сделал такую гримасу, по которой было видно всю гениальность предположения Кощея, как и то, что старший близнец с ним абсолютно не согласен. Зачем отпускал? – едва не рыча от злости, процедил сквозь сжатые зубы, - она переспала с моим братом, тебе этого мало? – тяжело вздохнув, мужчина повернулся в сторону двери, словно ожидая что та сейчас распахнется и в нее войдет субъект обсуждений братьев. Наверно, такому повороту он бы обрадовался, а если бы это была уловка брата, возможно барьер между ними в одночасье рухнул, открывая поле видимости для построения фундамента новых взаимоотношений. Но никто не вошел, тогда Белобог отвел взгляд, подходя к бару, тут же доставая бутылку коньяка, открыв ее налил брату, тяжелым грузом рухнув в кресло. Как выйти из ситуации тот не знал и это еще сильнее гложило, даже намного сильнее чем до разборок, она он еще не до конца осознавал что любит Хель. И чем она его только зацепила? Сидеть  и разводить сопли, убиваться о потерянной любви – все это напоминало дешевую мыльную оперу или чертовски паскудный сериальчик из разряда тех которые смотрят только малолетние сучки и маразматичные летние женщины, именуемые просто – бабушки. Хотелось какой-то ясности, но становилось лишь запутанней. Каждая новая информация как еще одна стопа сена, усложняя поиски иголки. Что сказать? Как подойти, где найти – Белобог понятия не имел что будет делать при встрече. Даже тот факт хотел ли он этого, оставался для него нерешенной делемой, той тайной, которую не суждено узнать. Откинувшись на спинку кресла, мужчина нервно ткнулся в него затылком, словно провоцируя к движению, явно забывая, что от своей креслокачалки  избавился еще месяц назад. – Я не знаю что делать. Я зол на нее, прежде всего потому, что она знала, как больно мне от этого будет. Да и я не уверен что хочу ее возвращения. Прикрыв глаза, специально вызывая фрагменты того дня, его последние слова, сломанная машина, то, что произошло потом. До сих пор к горлу подступал комок ревности, той злости и досады которая обуревала его в тот момент. Обида, самая обыкновенная, немного детская обида, на то, что с ним посмели так поступить. Будто забрали любимую игрушку и на глазах владельца сломали, разорвали на части. Вроде бы, и игрушки самой уже нет, но то ощущение что вот она была, она принадлежала мне и вдруг ее забрали: как же так? Ведь это не честно. Вспомнилось детство, ведь именно подобной ахинеей страдали оба, забирали то что принадлежало другому, а потом наоборот, забывая кому вещь принадлежала изначально. Но ведь, она не была ей, Хель относилась к чему-то более личному, интимному. С чем непригоже делиться. Она была его и не чьей больше. Кощей бесцеремонно нарушил эту идиллию и теперь больше нет того ощущения счастья, когда кто-то не просто принадлежит тебе, а когда ты тоже принадлежишь ему. Это сложно понять, объяснить, да и Белобог не слишком углублялся в изучение подобных ощущений. Важным было только одно – ему это нравилось. Все остальное неважно. Не имеет значения. Даже многовековая вражда с братом – стала лишь песчинкой в пустыне.  Теперь же мир просто изменился, с братом отношения налажены – пусть и таким извращенным способом, ну может не налажены, хотелось думать, что это так. А Хель, что с ней делать – вопрос века. Мотнув головой в  сторону Чернобога, обращая его внимание на себя, - прости за тот случай, я  действительно сожалею, что так вышло. И мне не хватает брата, поэтому я все еще надеюсь, что ты меня простишь. Если сможешь. Что касается ее, все совершают ошибки, поэтому я должен простить, иначе глупо просить у тебя прощения. Просить о том, чего сам не могу сделать. Но вернуть…я сомневаюсь что это возможно.

0

16

- Ты всегда был слишком сентиментальным. – с долей холодности и насмешки, Кощей бесстрастно прокомментировал выпад на счет Хель, переспавшей с братом его брата – с ним же. Собственно, именно на эту черту его характера и был расчет, когда Чернобог утаскивал в спальню скандинавку, однако сейчас внутренний голос орал страшным воплем заткнуться и не продолжать эту тему. К тому же, все нужное он уже сотворил, а сейчас, кажется, разгребал последствия своего незаурядного творчества.
Впрочем, откровение (внезапное) брата на счет его чувств к скандинавке и вовсе повергли в шок. Чернобог долго и внимательно наблюдал за светлым богом, как меняется его выражение лица, отражая,словно зеркало, эмоции его души и это поражало. Своим поступком попал куда более метко, чем сам того желал, попадая в самую суть, причиняя максимум боли. Самодовольство дернуло уголки губ бога мести вверх, пряча все мысли за холодным темным взглядом.
- Ты любишь? Ты? – Кому как ни Кощею было знать о скептическом отношении брата к этому чувству. Странная противоположность из существования: Белобог не верил в существование любви, Чернобог же видел в мироздании силы, способные толкнуть человека или бога на безумство – любовь, месть, ненависть, страсть, жажда – они заполняли сердце и заволакивали душу, а при правильно обращении истребляли.
Чернобог взял стакан и уселся на диван напротив, все так же не особо разговаривая и не отвечая брату. Его терзания и переживания были понятным, но не принимались сущностью Кощей, ведь он привык брать, что хотел и мстить за провинности. Белобог предпочитал же устраивать кровавые оргии с жертвоприношениями. Кто его обвинит то? Отличное хобби для снятия стресса.
Задумавшись каждый о своем, боги погрузились в странную паузу молчания, порой тяготящую некоторых, но эти двое отлично справлялись и даже больше – ощущали себя вполне комфортно один-на-один с молчанием. Нарушил паузу Белобог.
- Ошибка ошибке рознь. – с явным недовольство в голосе ответил Кощей, устремив заново загоревшийся взгляд на брата. – Ее не идет ни в какое сравнение с твоей. Даже не вздумай сравнивать. – а то не досчитаешься парочки органов и будешь отращивать заново. Все недовольство бога зла выразилось крайне сдержанно – поджатой линией губ и рычащим тоном, лишь предупреждающим об опасной черте беседы.
Было так много вещей, о которых Чернобог не говорил никому, даже себе признавался с трудом, например о том, что ему тоже не хватало брата, но это чувство уже очень давно прозябает под бетонной плитой забвения. И сейчас ощущения сравнимы с просмотром детских фотографий или фильма, увиденного в раннем возрасте – вихрь воспоминаний возвращает былые переживания. Зачем ему это? Давно свыкнувшись с одиночеством, он все равно поддается на вот такие провокации жизни.
- Все возможно. Ты же бог! Другое дело, что ты не хочешь. – хмыкнул бог, прямо глядя на брата.

0

17

Я с полным непониманием смотрел на этого дикого зверя, коим являлся мой брат, он не считался со мной уже не один век и сейчас не хотел даже слушать то, что я собирался ему сказать. Неужели он не понимал всей серьезности, тех проблем, которые меня сковали по рукам и ногам в тот самый момент, когда я оказался настолько безоружным. Нет ничего невозможного. С его уст это звучало как очередная издевка, одна из тех многочисленных, которые складировались в пыльных уголках моих воспоминаний о близнеце. Если же откинуть всю наигранную заботу и воспринять совет, который так старался внедрить в мой разум, то он был весьма и весьма сомнителен, ведь для начала я просто не знал с чего стоило бы начать. Вернуть Хель, но как?
*** Месяц спустя***
Я повторюсь в сотый раз, твой выбор это твой! Я буду сражаться за свой пантеон. В тот момент когда я заводил весь этот разговор, я заранее был уверен что он не приведет к благоприятному исходу. Все же распри пустившие ядовитые корни в нашу семью пробрались слишком глубоко и порядком уже не осталось здоровых тканей, того организма который можно было назвать родственной связью. Все попытки хоть как-то наладить отношения между Сварогом и Чернобогом я оставил в далеком прошлом. И наверное поставил бы крест и на наших взаимоотношениях с близнецом, если бы не одно но, которое случилось почти ровно месяц назад. Та спонтанная драка, в коем веке сдвинула с мертвой точки нашу многовековую вражду. Мы даже на какое-то время, перестали огрызаться, смогли уживаться друг с другом в одном месте больше десяти минут – и это уже само по себе было достижением, тем небывалым подвигом, на который когда-то отправлялся каждый бравый воин. Вот только обычно каждый из них был спровоцирован какой-то неземной благой целью, во имя чего, ради чего все и делалось, свершалось, творилось, создавалось. Так называемым предшествием чего-то великого. В нашем случае, пожалуй, было куда больше заложено смысла, например спасение человечества от тотального абсурда, когда злое, мстительное божество становится ангелом господним, а олицетворение всего доброго, правильного – преддверием Апокалипсиса или же появлением самого Люцифера. Хотя, примирение долго никогда не длиться, вновь настанет тот момент, когда просто не сойдутся интересы или же я в очередной раз разочаровавшись в идеализации родного брата, попытаюсь включить нравоучения. Или куда более жизненный пример, когда он просто расценит мои слова как пустые угрозы и решит проверить мое терпение на прочность, наверно, это будет тот самый момент, когда все окончательно оборвется, но пока что до этого никогда дело не доходило. И вот, как и было предсказано наш хрупкий мир – дал трещину, видимо Кощею не особо было по духу мой патриотический порыв или он просто считал меня цепным псом у Сварога на побегушках. – Я иду туда не по особой прихоти брат, я иду ради освобождения от ига этих египтян, варваров. Славянскими землями должны править – славяни. А не кучка выродков!

+1


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » Око за око, тачку за тачку. [27.12.2071]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC