HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » И долго мне, лишённому ума, казался раем ад, а светом ... [10.08.1760]


И долго мне, лишённому ума, казался раем ад, а светом ... [10.08.1760]

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

Название эпизода: И долго мне, лишённому ума, казался раем ад, а светом - тьма.
Участники: Чернобог, Афродита
Время и место действия: [10. 08. 1760] - Париж, Франция
Краткое описание событий: Династические браки не относятся к тем, которые заключаются на небесах. Но и здесь не обходится без небесного, а, точнее, божественного вмешательства. Любовь, приводящая к миру или бесконечная злоба, приводящая к войне? Афродита или Чернобог? Ставка - человеческие жизни и божественные страсти.
Очередность постов: Чернобог - Афродита

0

2

Париж, Франция. Эта страна неустанно влекла к себе вечное зло мира сего во всем его великолепии и дивной склонности к манипуляциям. Возможно, именно стараниями Кощея эта страна так часто переживала перевороты, перемены, полнилась самыми интересными личностями, старательно обертываясь клубком интриг. Любовь, ненависть, коварство, заговоры… Все сплеталось в единый организм, именуемый королевским обществом.  Внешний лоск и красоты балов, манили своим великолепием, но скрывали за собой сотни, если не тысячи, разбитых жизненней, безвременно почивших, казненных из мести или выгоды. Подноготная Замка была по зубам лишь самым сильным.  Любой, кто попадал в круг общения верхних кругов, очень скоро ощущал стойкий запах гнили и подлости, исходивший из всех углов.
Весь этот порядок и крайне художественный опус о жизни французского двора есть лишь красивой картинкой, описывающей суровые реалии того времени. Чернобог прибыл ко двору за много лет до этого, когда созерцать упадок Франции стало невыносимо даже для бога мести. Франция всегда была в глазах бога перспективной, интересной, с нее можно было сделать любимую игрушку на много лет и вот теперь, абсолютный монархический устой того времени совершенно не подозревал о грядущих переменах. Вмешательство темного бога никогда не сулило радости правителям или людям, его интересовали вопросы куда более глобальные, чем человеческие жизни или чувства смертных. Но то, что волк узрел в стране было во истину надругательством над красотами прежних династий.
Три четверти XVIII века, протёкшие от смерти Людовика XIV до начала революции (1715—1789), были заняты двумя царствованиями: Людовика XV (1715—1774) и Людовика XVI (1774—1792). Где-то к середине 50х годов Кощей стал занимать значимое место в верхах монаршей власти, по своей привычке оставаясь лишь «серым кардиналом», однако никто не мог усомниться в его влиянии на дела страны. Как бы не старался бог исправить ситуацию, но несколько лет его трудов не были способным сиюминутно восстановить долгие годы кропотливых трудов правителей в их тяге к разрушению строя. Это было временем развития французской просветительной литературы, но вместе с тем и эпохой потери Францией прежнего значения в делах международной политики и полного внутреннего разложения и упадка. Последние два пункта занимали особенное место в коварном плане Кощея, однако сама система Людовика XIV привела страну к совершенному разорению, под бременем тяжёлых налогов, громадного государственного долга и постоянных дефицитов. Даже терпение Чернобога периодически обрывалось и по Парижу прокатывались парады казней неугодных богу: его руками или официальными монархическими. Все свои действия Чернобог старательно просчитывал, постепенно подводя страну в революции, а вместе с тем и большим переменам.
Учитывая, что внешняя политика Франции в это царствование не отличалась последовательностью и обнаруживала упадок французской дипломатии и военного искусства, новым шагом бога было не допущение крайне не выгодного брака. Ходили слухи, что этот союз кардинально отличался от обычных браков того времени – его основой моги стать не только политические мотивы, но и чувства двух молодых людей. Мало интересуясь подобными глупостями, Кощей сумел заложить сомнение в Людовика, тот уже порывался выдать указ о расторжении помолвки, но складывалось ощущение, что неведомые силы помогают двум влюбленным соединиться. Бога мести начало подташнивать от этой восторженной мерзости и розовых сердечек вокруг парочки, потому он принялся внимательно наблюдать за ними. Было ужасно, но в итоге Кощей подтвердил свои догадки о неведомом помощнике парочки. Афродита. Кто бы еще так безрассудно пытался потакать незначимым человеческим порывам, если не сама блондинистая богиня греческого пантеона. Узнать место ее обитания труда не составило, и вот Чернобог решили расставить все точки над «й», ожидая богиню в ее покоях.
Кощей развалился на ее диване в недолгом ожидании явления Афродиты. - Ты не нашла другой пары для осыпания розовыми перьями любви? – черный взгляд уперся в блондинку, как только она вошла в дверь. – Поищи себе менее важный предмет для забавы. – словно ребенку, пренебрежительно приказывал бог мести.

0

3

Лето было в самом своём разгаре. Удушливость французских дворов со всем их смрадом  разлагавшихся отложений, гниль помоев – всё это сейчас было далеко. Я шла по безупречному саду без всякого сопровождения, оставляя за собой шлейф из цветов и напевая мелодичную песню. Я точно знала, что в эту секунду за мной не наблюдает никто, кроме птиц, безудержно щебечущих в тон создаваемому моим присутствием радужному, беспечному настроению. Я свернула за угол и наконец достигла своей цели – принцесса Изабелла в сопровождении многочисленных слуг. Она выслушивала бесконечные советы глупых свах, которые ничего не знали о настоящей любви и соблазнении. Подняв взгляд на меня, Изабелла явно была удивлена и…благодарна тому, что наконец можно перестать делать вид, что она слушает этот щебет. Я же, в свою очередь, ни на секунду не растерялась.
- О! Принцесса… я слышала, что Вы должны быть где-то здесь, но думала, что это лишь слухи. Я – герцогиня Комтесс, невеста герцога Лурье, приближенная Вашего будущего супруга, Иосифа, и я…
Наблюдая за реакцией принцессы после того, как скормила ей нужную фразу, я заметила огонёк в её ещё невинных глазах, боящихся того, что её ждет – брака с чужим, незнакомым ей человеком. И я была её спасением, её успокоительным и..ключиком к сердцу будущего супруга. Улыбнувшись самой снисходительной и нежной из своих улыбок, я уже знала, что завоевала доверие этой хрупкой девушки, и убедиться в этом смогла секунду спустя, когда принцесса попросила своих слуг оставить их наедине с новой знакомой. Именно этого и я добивалась. Наша прогулка длилась не менее трёх часов. И этого времени хватило, чтобы Изабелла не только перестала волноваться перед встречей с будущим мужем, но и страстно желала её. Я, словно умелый кукловод, дёргала за необходимые ниточки, используя лишь слова, в то время как Изабелла всё больше и больше разгоралась, впитывая каждую преподнесенную ей под сладким сиропом интонаций фразу. Этого хватило, чтобы Изабелла, ни разу не видевшая будущего супруга, уже была заочно влюблена. Она и не предполагала, как и весь французский двор, что ровно несколько дней назад я проделала то же самое и с Иосифом.
Всё прошло ровно так, как я рассчитывала и хотела. Влюблённые, едва увидев друг друга, больше не могли разлучиться. Проходила одна неделя за другой, а их страсть росла с каждым днём… часом… минуткой… секундой. Я чувствовала это всем своим божественным существом, моя душа пульсировала, когда эти двое находились рядом друг с другом, и вся атмосфера пропитывалась ещё большей нежностью если поблизости находилась я (разве могло быть иначе?). Весь двор наблюдал за развитием истории этой чувственной любви двух молодых людей, весь двор был поражен тому, как обычная политическая сделка превращалась в одну из тех историй, про которые пишут книги. Одни поддерживали этот союз, другие отвергали, третьи завидовали, но никто, никто не был к нему равнодушен. В том числе сам король Людовик. До меня не раз доходили слухи о его неоднозначном отношении к будущему браку молодых, поэтому я внимательно следила за Людовиком и, когда дело стало принимать опасный оборот, поняла, что необходимо вмешаться. Пора и мне поближе познакомиться с небезызвестным Людовиком и… убедить его в перспективности брака двух влюблённых. Грядущий бал подходил для этого как нельзя лучше. Проведя день с Изабеллой, подготавливая её к балу и заодно подбирая платье самой себе, к вечеру я была невероятна утомлена. Единственное, чего мне хотелось – расшнуровать этот утягивающий до боли корсет, выскользнуть из тысяч подкладок и отдохнуть. Позволив слугам уйти на отдых раньше положенного, я наконец-то могла побыть одна. Франция, и без того нелюбимая мною, с каждым днем раздражала ещё больше своей несвободой и вычурными слугами. Да ещё этот безудержно влюблённый женишок…  самая утомительная из декораций для удачного представления. Распахнув двери, я, на ходу начиная расшнуровывать корсет, замерла от неожиданности, увидев на диване развалившегося в вальяжной позе…Кощея? Нет, серьёзно? Усмехнувшись, я перевела на него взгляд и, выслушав всё сказанное им, как ни в чём не бывало начала готовиться ко сну, прекратив, однако, развязывать платье.
- Забава – это твои интриги, стремление к власти, выгоде и манипуляциям, а, когда дело доходит до человеческих чувств и эмоций – здесь уже всё серьезно. – Я прикрыла дверь и теперь перемещалась от одного окна к другому, распахивая их. Свежий ветер проникал внутрь и своим дыханием теребил неплотные занавеси и шторы, которые переплетались между собой, оставляя мягкий шлейф и шурша по деревянному полу. На секунду отвлекаясь от разговора и мягко улыбаясь от удовольствия, я стянула с одной ручки длинную темную перчатку и кончиками пальцев коснувшись тканей, поправила их, краешком глаза засматриваясь в темноту ночного неба. Но вновь повернувшись к Кощею, уже сменив лирическое настроение на деловое, я кинула на него холодный взгляд, а улыбка исчезла с пухлых губ, - Именно поэтому я советую тебе не лезть не в своё дело и, тем более, не в свои покои, по крайней мере, без моего на то дозволения. В конце концов, я – герцогиня Жаклин Комтесс, невеста достопочтенного господина Лурье, и я забочусь а своей репутации. - прикусив кончик перчатки и зажав её между зубками, я стянула её и со второй руки, и, сжав уже обе перчатки в руке, указала ими на Кощея, улыбнувшись приторной улыбкой, - Хотя  я понимаю, тебе едва ли меня понять, ведь ты – закулисный персонаж, чьё имя даже не останется в истории. Впрочем, тебе же не привыкать к второстепенным ролям, да?

+1

4

Кощей раскатисто рассмеялся, подкидывая в руках небольшую подушку с ее дивана. Холодный взгляд следил за передвижениями боги, с каким-то безразличием случае наивные речи, вылетающие из пухлых симпатичных губ. – Такая красивая, но такая глупая… - подумал волк. Ан-нет, сказал вслух. И улыбнулся такой вежливой улыбкой, что короли обзавидовались бы. Дурой полной он ее не считал, но вот это потакание человеческим прихотям, любви, которые являлись сосредоточением всей ее энергии, он откровенно считал бредом, о чем напомнил ей. – Какая ересь. Послушай, что за бред ты несешь. – закатил глаза Кощей, как только устал снисходительно созерцать богиню. Она либо головой ударилась, либо совсем страх потеряла, раз уверовала в свою способность хоть как-то совладать с богом зла и мести. По правде, Чернобога даже веселил этот факт и любые ее серьезные речи встречала откровенную насмешку на лице бога зла.
- Ах, так ты герцогиня! – это был просто вечер безудержного смеха. Богиня, которая предпочитала примерять на себя роль какой-то жалкой придворной дамы – это не только смешно, но и низко. – Я тебя сейчас огорчу, заинька, - поднявшись, Кощей обошел богиню по кругу, - твое имя так же не останется в истории. – примеряемая маска – запросто, но не она. Кощей е стал вдаваться в пояснения что, как и почему, оставляя Афродите простор для фантазии. Пусть тренирует воображение.
- Послушай, - беседа не сулила ничего интересного более и Кощей направился к двери, - сделай себе одолжение и отстань от этой парочки. А если тебя так тянет на первые роли, так влезь на своего герцога и трахни как следует. Это же как раз по твоей части. – и все будут заняты свои делом.
Одарив ее саркастичной усмешкой, Кощей категорически противоположным жестом поклонился, как было принято тогда при прощании со знатными дамами. – Доброго вечера, мисс. – даже в жестах его проглядывался нескрываемый сарказм. Не давно богине розовых снов разрушить планы бога мести. Только не в этой вселенной.

Отредактировано Chernobog (03.07.14 13:09)

0

5

Шумный бал, пестрящий разного оттенка платьями и украшениями. Вся толпа гудела от предвкушения: как оно всегда и бывает. Казалось, ожидать особо нечего, таких баллов за год устраиваются десятки, но искушенная публика всё равно вновь и вновь слетается, словно мухи на мёд, и обязательно завязает в разврате и наслаждениях, которые дарит этот вечер. Впрочем, этот вечер и вправду имел одну изюминку – это был бал-маскарад. Поэтому мои глаза осматривали всё прибывавших гостей сквозь оправу карнавальной маски ярко-лазурного цвета. Подмечая каждую деталь, я видела и рабынь/рабов моей силы – смеющихся шлюх, собравшихся в дружную компанию, донжуанов, обхаживающих дам, любовников и любовниц, врагов и друзей, влюблённых и расставшихся. Всех их объединяло одно – страсть. По сути, такие балы всегда были моим праздником, посвящением мне. Расправив плечики, чувствуя себя абсолютно спокойно и свободно, я наконец обнаружила свою цель. Людовик стоял в самой гуще гостей, охраняемый своими «ручными псами», но самое главное – при нём не было  е г о. Кощея. Сделав глубокий вдох и включив можно сказать самую слабую степень шарма, я окружила себя его орелом, чтобы у меня не возникло никаких проблем в приближении к королю. Улыбаясь одними лишь губами, я подошла на предельно близкое расстояние к королю, который внимательно наблюдал за происходящим на празднике. В первую очередь, за самой яркой парой вечера – Иосифом и Изабеллой. Уловив нужный момент, я поравнялась с Людовиком и, тоже взглядом начиная следовать за парой, мягко и едва слышно, так, чтобы больше никто не мог, кроме Людовика, вникнуть в разговор,  стала произносить:
- Неправда ли, они смотрятся? Как мне кажется, их союз будет прекрасным украшением не только истории Франции, но и Вашей репутации.
Людовик поворачивается и, едва смерив меня взглядом, и слова не успевает сказать, как я, наклонившись в реверансе, произношу:
-Герцогиня Жаклин Комтесс, невеста герцога Лурье, рада знакомству, Ваше Величество.
-Не думаю, что советы…

Я приподнимаю бровку и, едва он успевает договорить, щёлкаю пальчиками, а затем внимательно дослушиваю его.
-…такой прекрасной женщины как Вы, останутся без внимания. Но это в том случае, если Вы… - он берёт меня за руку, наклоняется и целует ладонь, его взгляд затуманен, а мне лишь это и надо, - не откажете мне в танце.
Снисходительно кивнув, я следую за Людовиком, и мы становимся в круг танцующих. Он, зачарованный, восхищённо смотрит на меня и буквально ловит каждое слово, которое я ему говорю. Я добавляю капельку за капельку своей «магии», словно коньяк в кофе, и он, опьянённый, минимум несколько дней не сможет прийти в себя. Капелька – за счастье молодых, другая – за скорейшую свадьбу, третья- за союз, общее дело и благо.
- Вы правы, герцогиня, и почему же я раньше не думал об этом? Ведь их помолвка лишь укрепит наши позиции.
- Смена партнёров!!!
Резкий разворот вокруг себя, и меня перехватывают другие руки, обвивающиеся вокруг моей талии. Я получаю удовольствие и от танца, и от такого удачного развития событий: не думала, что всё будет настолько просто. Я кладу ладони легким движением на плечи нового партнёра, перевожу взгляд в его глаза, скрытые за маской и меня словно током пронзает: на секунду я задерживаю дыхание, резким движением впиваясь ноготками в плечи… Кощея. Попалась.

Отредактировано Aphrodite (08.07.14 02:29)

+1

6

Шумные балы стали уже неотъемлемой частью жизни Кощей. Жизнь при дворе пестрила разнообразием всего от нарядов до интриг среди монархов, однако, столь же быстро, как любой найдем тут увлечение по душе, другой сыщет самое большое раздражение своей жизни. Кощей относился к той группе, что находила тут и первое, и второе, но если по другим это было заметно, то бог зла владел талантом притворства мастерски, оттачивая его тысячелетиями, потому и никому, даже богам, было не дано определить что твориться в душе и как пляшут тараканы в голове темного божества. Не даром же он – бог лжи, помимо прочего.
Темный костюм и маска с едва заметным узором, отточенные движения и нахальная походка ярко выделялись на фоне остальных. Маски были лишь формальность – все знавшие друг друга тут же нашлись, разбились по кучкам, изредка пересекаясь с незнакомцами в очередном танцевальном приступе.
Первым кого нашел взглядом Кощей был король. Немного способности и Людовик обернулся к нему, очередной раз удивляясь удивительной связи между ним и его едва ли не лучшим другом – богом мести. Об истинном происхождении своего советника тот не ведал, конечно, считая его неким герцогом, прибывшим ко двору в делах политических. Его официальная позиция при дворе не требовала общения с королем, однако большинство знало, кто дергает за королевские веревочки.
Впрочем, не о том сейчас речь. Музыка и кружащие вокруг красавицы увлекали Кощея, он создавал вокруг себя вселенную безмятежности, увлеченность своей партнёршей по танцу и полную отдаленность от дел великих. Больше всего хотелось поразвлечься, но к всеобщему сожалению, а может и радости, подобные мероприятия не входили в число развлекательных для славянина. Ему подавай огонь, накал страстей, интриги и движение,  а не унылые па в пестрых нарядах. Терзаемый скукой, Кощей запросто мог спалить соседний малозначимый город или же найти в толпе кого-то, чье поведение вызывает целую феерию поводов для совсем не томного вечера.
- Смена партнёров!!! – как послание свыше и Кощей подхватил новую спутницу танца. Плавно закружил в хорошо изученном па, бог зла, незаметно для остальных, крепко держал Афродиту, не позволяя вырваться. - Герцогиня. – с наслаждение, легко и непринужденно пролепетал Чернобог прямо ей в глаза. - – Вы невероятно прекрасны сегодня. – он внимательно посмотрел, как Афродита жадно глотнула воздух и усмехнулся, - Дышите, герцогиня! Не уж то у вас перехватило дыхание при виде меня? – в черных глазах плясал огонек насмешки, хитрости и чего-то неуловимого, скрытого легкой усмешкой и маской. – Может вам прогуляться в парке? - звучало, как предложение, но Кощей не предлагал. В его глазах искрилась уверенности, настойчивость и откровенное предупреждение, что любая попытка сбежать будет крайне небезопасной. Именно такого маневра можно было ожидать от Афродиты из-за непродуманности ее действий.  Она не дальновидна, человечна, легкомысленная, мысли мелкими локальными категориями и все это в сумме преграждает путь к величию ее или же ее дел. Недооценка соперника – какая типичная ошибка. В отличии от своей греческой знакомой, бог зла не совершал той же ошибки, однако пока в нем играло желание позабавиться, посмотреть, как играет Афродита. А вот ей стоило больше думать о том, какие будут последствия, если перейти дорогу темному богу, особенно богу мести и зла.
- Я обязательно сопровожу вас в парк, а то мало ли… - и не дожидаясь ответа своей дамы, подхватил ее под локоть и незаметно так увел в сторону выходу.
Теплый летний вечер полнился запахами хвойных деревьев в парке, зеленью и прохладой воды в пруду. Иногда срывался небольшой ветер, шевеля листья деревьев, словно тихий шепот, дабы не спугнуть гуляющих. Свет из окон замка едва касался ближайших аллей и клумб, теряясь в глубине парка, где его роль перенимал молодой месяц, едва взошедший на небе. Вырвавшись из душного помещения на свежий воздух, стало даже дышать легче, хотелось на секунду прикрыть глаза и насладиться этим моментом, наполнить легкие приятной прохладой…
Кощей буквально втолкнул Афродиту в сад, сдернув себя маску.  - Применять способность по таким мелочам... – осуждающе цокнул языком и покачал головой. Осторожные шаги хищника сокращали расстояние, он двигался медленно, осторожно, не выпуская ее взгляд, пока богиня не встретилась поясницей с бетонной клумбой позади. Он подошел к ней совсем близко, настороженно смотря на свою жертву, – Мне казалось, ты способна обольстить любого, особенно человека, и без своей силы. – руки уперлись в клумбу позади нее и бог зла подался немного вперед, словно собирался вот-вот поцеловать ее. Но. Внезапно передумал, отшатнувшись прочь. – Хотя, не видел еще, чтобы тебе подобное удавалось. –  потеряв интерес, Кощей оглянулся на яркий свет окон позади и едва различимый шум бала.

+

чужая речь выделяется подчеркиванием,
своя - жирным,
мысли - курсивом

Отредактировано Chernobog (08.07.14 18:33)

0

7

Свежий воздух бодрил и придавал сил, которые, учитывая висевшее в воздухе напряжение, сейчас были действительно необходимы. Я стояла, прижавшись к бортику, непроизвольно прогнув спину и оттого ещё плотнее прижимаясь к своему сопернику корпусом, но голову отклоняя назад. Это было смешно и…необходимо одновременно, потому что я чувствовала угрозу, исходящую от него, ожидая от него…нет, не поцелуя, как бы он ни пыжился изображать пылкого и чувственного любовника, но оскала и следующего за ним укуса, резкого, распарывающего кожу движения, звериного и дикого. Он был таким, каким я его знала. Он будет таким всегда.
-… Хотя, не видел еще, чтобы тебе подобное удавалось. – Ну всё. Больше я его не боялась. Я его ненавидела. Жгучей, острой ненавистью, сдержанной и выраженной в улыбке, мелькнувшей на губах. Он сделал шаг назад, но от этого не стало проще – всё ещё слишком близко, предельно. Что ж, придётся импровизировать.
- И, знаешь… - приподнимая голову, мягко обхватываю кончиками пальцев подбородок Кощея и, заставляя его повернуть голову и посмотреть на меня, продолжаю, пальчиками скользя по его шее, ниже, - никогда и не увидишь… хотя бы потому, что своё естественное обаяние я не собираюсь тратить на недостойных того существ. И, в особенности, на богов, - ноготком указательного пальца вывожу узоры на груди Кощея, не переставая улыбаться и смотреть ему в глаза, - и, в частности, на тебя, - останавливаю пальчик на одной точке, а сама приподнимаюсь на носочках и прикрывая глаза, словно тянусь за поцелуем, уже ощущая на губах тяжёлое дыхание, как ровно в этот момент материализую за спиной Кощея мраморную вазу, которую видела сегодня у входа в одну из комнат, одновременно с усилием толкая волка. К счастью, этого хватает, чтобы тот сделал шаг назад и, наткнувшись на вазу… всего лишь оступился? Чёрт. Он должен был упасть! Тем не менее, ловлю момент и, подобрав полы платья, делаю шаг в сторону замка. Крепкая ладонь вокруг хрупкого запястья. Я поднимаю взгляд и вновь вижу эту самодовольную, спокойную рожу, настолько меня раздражающую, что вся негативная эмоция выливается лишь в одно движение. Звонкая, хлёсткая пощёчина, и…я свободна. Уже не разворачиваясь, иду к замку, шурша платьем и видя на лестнице, ведущей внутрь, стоящего Лурье, начинаю жалеть о том, что не осталась в саду.

+1

8

Кощей искоса посмотрел на притворную попытку изобразить поцелуй, едва удерживая усмешку. Право слово, она действительно полагала,  что бог зла поведется на такое? Даже смешно. А вот ваза – это неожиданно. Оступившись, Кощей выпустил из внимания Афродиту и та все же попыталась ускользнуть, довольно резво и быстро надо заметить, так что Кощей успел только прихватить ее за запястье. Звонкий удар и платье Афродиты уже мелькает где-то в направлении замка.
Чернобог провел ладонью по щеке, слегка улыбаясь своим мыслям. Как бы не старалась богиня, но задеть его у нее никогда не получалось. Вывести немного из себя – вот тут могла преуспеть, впрочем уровень подобной успешности был достаточным, чтобы поддерживать интерес Кощея и обеспечить себе роль одной из любимых игрушек. Он знал как закончить весь этот фарс в один миг и все равно тянул, позволяя богине изворачиваться и перебирать свои любимые пасочки в песочнице, прежде, чем ее снесут.
Лурье слишком опрометчиво спустился вниз, завидев Афродиту и так смело направился к ней, что вовсе не заметил происходящего. Наперерез ему выскочил волк, гораздо крупнее обычного, с оскаленной пастью и определенно недовольным выражением морды лица. Животное лишь раз оглянулась на богиню, а потом целенаправленно прыгнуло на Лурье, цепляясь тому зубами в шею сзади.
Крик разорвал округу, кровь хлынула на дорожку, быстрыми ручьями сбегая вниз. Только большие лапы волка, мягко ступавшего по следам своих деяний, служили преткновением. Прежде чем шумная толпа выкатилась наружу, Кощей успел обратиться человеком и, прихватив с собой Афродиту, переместил ух на балкон его комнаты, от куда открывался чудный вид на происходящее. Кощей с наслаждением смотрел на свою работу, опираясь о стенку и скрестив руки на груди.
- Он не умрет. Просто останется калекой.– так быстро славянин не бросит свою игру. Кощею хватало знаний по медицине, чтобы знать где у людей самые «влиятельные» места и на что давить ради своей цели. В случае с Лурье – перебитый позвоночник. – Но, возможно, ему повезет поправится… - с долей сопереживания произнес волк, стерев со щеки последние капли крови.
Если бы кто-то спросил, что ему интересно больше, разгневанный вид Афродиты или паника вокруг его трудов, тот бы пожалуй замешкался. И кто обвинит его темную душонку в требовании продолжения вечера. – Неверное движение – и он умрет, при том очень мучительно. – Кощей кивнул в сторону сада, где со собиралось все больше людей. – Давай, беги к нему, да поскорее. Упади рядом на колени, держи за ладошку и изображай волнение.   – демонстративно взяв ее за руку, с видом полным волнения, прижал к груди ладошку богини. С самым начальным видом бог зла подмигнул ей, ожидая внезапного поворота от предсказуемой гречанки.

Отредактировано Chernobog (09.07.14 10:30)

0

9

Стоя на балконе и глядя на содрогающегося и истекающего кровью Лурье, я старалась собрать нервы в кулачок. По крайней мере, я пыталась глубоко дышать. Я могла бы сейчас завопить в стиле «Ты с ума сошёл, кретинпридурокидиот! Совсем рехнулся за свою вечность». Но ни одна из фраз не отражала бы действительности – и Кощей, и я знали, что он в своём уме, расчетливом, гадком и подлом. И именно потому так и поступил. Лурье балансировал между жизнью и смертью, это очевидно, и прибежавшие врачи не внушали доверия своим присутствием. Я уже слышала, как кто-то выкривал моё имя. «Жаклин… Герцогиня… она будет убита…» Блаблабла. Мои размышления прерывает Кощей, в слова которого я наконец решаюсь вслушаться, потому что он берёт меня за руку.
- Давай, беги к нему, да поскорее. Упади рядом на колени, держи за ладошку и изображай волнение.
Усмехнувшись, смерив его холодным взглядом, я не резким, а, скорее, плавным и осторожным движением убрала свою руку и, ни слова не сказав, действительно стала спускаться вниз.
С улыбкой выходя к месту преступления, которая тут же сменилась театральной, но такой натуральной гримасой ужаса, я прижала к губам ладонь, словно стараясь не закричать и, прикрыв глаза, почувствовала, как по щеке стекает слеза. Вполне убедительная слеза, судя по тому, сколько людей меня обступило и сколько придворных дам завыли, подхватив моё настроение.

Лурье не приходил в себя уже несколько дней, он был стабильно без сознания, а я в этот момент…не отступала от своей цели. Нет, я регулярно навещала это человеческое тело и ходила в одежде приглушенных цветов, но это не сбивало меня с пути. И сейчас я уверенным шагом следовала в шикарный кабинет Людовика, у которого все ещё сохранялось последствие от моего шарма и потому он был уязвим. Опустившись в резное кресло невероятной красоты и стоимости, я подняла на него взгляд, полный решимости и серьезности.
-Давайте начистоту. Я наслышана о том, что Вы недолюбливаете Лурье с момента появления его при дворе, но не имеете против его безупречной репутации никаких доказательств. Но, знаете, королю не пристало действовать такими методами.
-Не понимаю, герцогиня, о чём Вы, - он подходит ко мне, берет меня за руку, заставляя встать и целует ладонь, не отводя взгляда, в то время как я отдёргиваю её.
-Не только во Франции вы славитесь своими псарнями, Ваше Высочество, это скандальное покушение… Вы знаете, мир полнится слухами, так что, одно неловкое движение или же ловко брошенная фраза, и…
-Что Вам от меня нужно?
Я расплываюсь в улыбке и, подходя к Людовику ближе, дотрагиваюсь до его уха, шепча необходимые фразы, в то время как тот, заметно нервничая, жадно вслушивается в каждую фразу.
Прощаясь, я с улыбкой, мягко произношу:
-Крупных Вам добыч на предстоящей охоте, Ваше Высочество, - я смотрю в его растерянное лицо и едва сдерживаю смех, потому что он вообще не понимает, что происходит и почему он настолько изранен фразами, которые в любое другое время заставили бы его лишь позвать охрану и выставить меня вон.

Отредактировано Aphrodite (09.07.14 13:20)

+1

10

Весь замок сопереживал. Крайне театрально и громко, Чернобог видел, как некоторые подходили к Афродите и сочувственно заглядывала в наигранно-печальные глаза. Они же не общались несколько дней: сначала не было особо времени на ненужные припинания и развлечения, потом по дворцу начали ползать слухи, а король впал в панику. Только этого ему не хватало. Кощей знал, чьи божественные ручки приложились нервозности Людовика и поспешил навестить последнего со срочным лечебным визитом.
- Вы король! – уверенность в его голосе наставила бы на  путь истинный и бродягу, заставив уверовать. – Неужели неизвестная девка сможет вами помыкать?! – Людовику было не в домек, что сейчас способность бога зла проникает глубоко в его сознание, вселяя в подсознание страх даже приближаться к Афродите. Нет, не боялся ее, просто больше король не подойдет и не заговорит с ней, обходя стороной. – Какой бред про псарни… - люди – идиоты, право слово. Вот всему верят. – Слухи скоро улягутся, я позабочусь. – уверенность бога вселяла и веру в короля, тот прислушивался к своему «другу», легко поддаваясь манипуляциям Кощея. Вообще, судя по тому, как просто к нему подобралась Афродита, Людовик не отличался особой стойкостью. Что ж, придется работать с тем, что есть.
- Ваше величество, нам стоит обсудить несколько политических вопросов… - интерес короля воспрянул с новой силой, следуя путями бога зла по лесам политических игр и интриг, словно верная собачонка. – Этот брак, за который так ратует невеста Лурье… – король пристально смотрел на своего соратника, словно внушая ему ценную мысль - некоторым слова не стоило звучать в стенах замка, где уши росли даже не потолке. – До меня дошли слухи, что он может не состояться. – многозначительно вращал глазами король в надежде донести свою идею. Людовик все же помнил слова Афродиты и волновался за свою репутацию, а потому доверить проблему мог лишь самому близкому и доверенному палачу в замке. – Уверен, ваше величество никогда не ошибается. – сыграл свою роль Кощей, придерживая довольную улыбку. Обе проблемы надо было уладить посокрее, а потому за дел Чернобог принялся тут же.

Следующим утром в замке снова настал переполох. Кухарки бежали с криками, звали на помощь и будили всех. Известие о том, что волк забрался к животным и перегрыз едва ли не половину, разносилось со скоростью звука, а удачно сказанные несколько фраз местным сплетницам быстро обросли фактами и к концу дня оказалось, что кто-то видел как на Лурье напал волк, а собаки и вовсе были заперты. Для большего эффекта Кощей сделал круг почета ближе к вечеру, демонстративно бегая по саду, пока за ним не рванули охотники. Давно волк так не веселился! Он уводил их все дальше в лес, иногда нарочно прихрамывая, позволяя догнать себя. В итоге позволил даже подстрелить свою серую шкурку и истекая кровью на уровне вручения Оскара, побрел в самую глубь леса. Первая проблема почти разрешилась - всю вину свалиил на забежавшего к замку волка, а Людовик остался чист.

Тем же вечером, перед очередным визитом к королю, Кощей задерживался: пришлось выдергивать из себя стрелу и останавливать кровь где-то на спине в районе лопатки – меткие, суки. Окрасив десятка два белых полотенец в красный, немного подождал пока рана затянется и отправился к Людовику.
Вдохновленный быстро улегшимся скандалом, Людовик прислушался к Чернобогу и согласился на королевскую охоту Афродиты через два дня. Этого должно было хватить, что не дать кому-то заподозрить неладного. Король согласился на все условья богини, та не беспокоилась пока и все внимание уделяла парочке, пока Кощей окружал всех невидемой ловушкой.
Вечером же второго дня Кощей решил перейти к несколько иной тактике с этой парочкой. На его стороне была вечность и опыт, а вот Изабелла – такая невинная, неопытная, она совершенно не понимала, как легко бог мести окрутил и соблазнил ее. В два счета. Заранее предполагая такой вариант, он нарочно часто с ней общался и вот сегодня вечером их общение перешло на новый уровень.
Изабелла извивалась в его руках, стонала и жадно хватала воздух, теряясь в потоке совершенно новых чувств, эмоций, боли. Ее так быстро закружил водоворот непривычных ощущений, что осознание последствий и близко не подобралось к девушке.  Прощай невинность – привет окончание помолвки. Строгие нравы не позволят простить подобное, особенно, если секркт станет публичным стараниями одного темного бога.
Чернобог как раз усадил ее на себя и та послушно что-то простонала, совершенно не заметив открывшейся двери. На пороге стоял Иосиф, а с ним с десяток прислуги с цветами в руках - сюрприз хотел сделать, вероятно. Картина была потрясающая! Изабелла не сразу увидела его и всю онемевшую свиту, повернутая ко входу спиной она еще несколько минут усердно пригала на волке, но вот раздался оклик и ситуация приняла новый поворот. - Свадьбы не будет. – выдавил из себя обиженный жених, удаляясь с позором и опущенными глазами.
Вернувшись в свою комнату с чувством удовлетворения, как минимум морального, бог мести рассуждал о возможных дальнейших действиях при любом раскладе. Спина все еще ныла, особенно после недавней активности, так что завалившись на диван с книгой, бог зла наконец решил отдохнуть.

Отредактировано Chernobog (09.07.14 20:54)

0

11

Я чувствовала себя охотником, который попадал в собственные ловушки. Я недооценила Кощея, признаю, но не собиралась сдаваться, несмотря на то, что план с псарней успешно провалился и моё влияние на Короля, по крайней мере, без применения шарма, уменьшилось. Если вообще ещё существовало. Утешало одно – король согласился принять участие в охоте, а, значит, всё внимание будет приковано именно к ловле дичи. Мне лишь это и нужно, ведь в этом случае я смогу помочь Изабелле и Иосифу соединить их сердца навсегда, заключить брак практически на небесах. Я была уверена в их любви, и дело было даже не в моём вмешательстве – сейчас всё шло как по маслу, они сами тянулись друг к другу и, если бы меня не было рядом, всё равно ничто не могло бы их разлучить. Или почти ничто.
Я лежала в молочной ванной, наслаждаясь массажем и едва не мурлыкая от наслаждения, как в этот момент в покои ворвалась Изабелла. Раскрасневшаяся, в тонком платье, с растрёпанной причёской и…чувствами. Она подбежала к ванной, схватила мою руку и, сев на колени, разрыдалась. Я приказала служанкам покинуть комнату, понимая, что разговор явно более, чем личный, и лишние уши могут навредить своим присутствием. Сначала я не смогла разобрать ни слова, а, когда мне это удалось, то я об этом очень пожалела. Чёртов Кощей. Ублюдок. Как же я его...презираю! Выбравшись из ванной, даже не вытираясь, я лишь накинула на себя халат и, в порыве эмоций, босиком, с чуть влажными волосами, ринулась в одну из самых шикарных опочевален в замке. Не обращая внимания на стражу, зачаровав их и заставив стоять как истуканов, я распахнула двери и увидела его. Спокойным движением он клал на стол какую-то книгу и, увидев меня, лишь усмехнулся. Но этого уже было достаточно, чтобы я пришла в бешенство. Захлопнув двери, я подошла к нему, материализуя в руке кинжал и поднося его к паху, усиленно надавливая острием, надеясь распилить его яйца, и не отрывая взгляда от его тёмных, насмешливых глаз:
-Если ты не можешь держать свою грёбаную сосиску при себе, то ей лучше быть на кухне. Консуматор недоделанный.
Распаляясь с каждой секундой всё больше, крепче сжимаю кинжал и всаживаю его глубоко между рёбер, ещё несколько раз нанеся удары и, не вынимая его, проворачиваю внутри, не смущаясь резко хлынувших потоков крови. Резко разворачиваясь и фурией несясь к двери, я почти дохожу до неё, как понимаю: не тут-то было.

Отредактировано Aphrodite (10.07.14 10:55)

+2

12

Он, конечно, ожидал появления Афродиты, но чтобы прямо так эффектно и с огоньком – стало приятной неожиданностью.
- Что за истерики, дорогая? – сложно сказать, что его не беспокоило слишком короткое расстояние между ножом в руках психованной женщины и стратегически важным органом бога зла, однако разум настойчиво рекомендовал не волноваться. Легко ему рекомендовать, нервная система вот очень сильно беспокоилась. Афродита все таки женщина, немного не в себе и склонна к драматизму, может и не подумать на сколько важен тот самый орган для нее самой.
Все же, здравый смысл взял над ней верх, иначе Кощей собирался уже перейти к мерами бога зла, а не замашкам на уровне игры. По боку пробежал холодок. – Какая ты нежная! – пошатнулся Кощей, хватаясь за столик позади. Кровь настойчиво капала из раны, досаждая неприятным жжением. – Очень мило, - сжав губы в тонкую линию, резко вытянул с промеж ребер ее ножик. Отличный ход, ничего не скажешь. Кощей даже оценил масштабность и запал, отдавая должное упрямости и гордости богини, но вот не дальновидность – это ее беда, все таки. Позволить себе такую выходку с богом мести было крайне неосторожным поступком, последствия которого ей еще предстоит пожинать, а пока… - Куда! – кровь, боль – на все плевать – и не такое выносил. У самого выхода Кощей поймал за локоть Афродиту, резко развернув к себе лицом. – Мы еще не закончили, моя прелесть. – оскалился волк. Свободная рука сжалась вокруг горла богини и славянин впечатал ее в стену, одновременно замораживая и не давая двигать от шеи и ниже.
- Ты так смело кидаешься в бой. - его глаза потемнели больше прежнего, загораясь демонским огнем, - Храбрая моська. – нож блеснул в руках бога и холодно лезвие коснулось щеки богини, опускаясь к горлу и ниже, ниже… Словно играя, черные глаза зла внимательно осмотрели ее лицо, и с нахальной усмешкой Кощей поддел краем ножа завязки на тонком халатике, совершенно без сомнений оглядывая содержимое.
Ему доставляло удовольствие видеть ее беспомощность в этот момент и гнев от осознания того, что она не способна воплотить ничего из тех идей, что сейчас вертелись в белокурой головушке богини. – Мне нравится твой ножик. – осматривая оружие нападения, волк улыбнулся. Не стоит нападать на того, кто отлично владеет холодным оружием, а ты - богиня красоты. Можно легко попасть вот в такую досадную ситуацию.
Лезвие снова коснулось щеки богини, раня ее кожу и оставляя тонкий след с едва проступающими каплями крови. О, как она сейчас бесновалась, - Уже хочешь вырывать мне сердце? – а кто не хочет! Даже родной брат не против был бы такое учинить, потому подобное желание даже радовало Кощея – он верно поддерживает свой имидж. Сократив дистанцию между ними до расстояния вдоха, почти наклонился ее поцеловать, но вместо этого оставил тонкий след лезвием на белоснежной коже на щеке богини. Довольное рычание волка, от балансирования на грани своих сущностей, вырвалось, как только он провел языком по ее щеке, убирая следы крови на тонкой ранке. Она вот-вот исчезнет, подмывая Чернобога сделать еще одну. – Тебе стоило быть мудрее и играть иначе. – придавливая ее к стене, он тихо прошептал ей на ухо, едва касаясь его то ли дыханием, то ли губами. Ей действительно стоило подходить более мягко и по-женски к этому вопросу. При определенных обстоятельствах, Кощей мог повести себя совершенно иначе, но, - Ты сама выбрала такой путь. – теперь нечего нарекать на бога мести, он лишь оправдывает свое имя и играет людьми, как ему заблагорассудится. А вот теперь станет интересно – и Кощей отпустил свою жертву из ловушки холода, не делая и шагу назад.

+2

13

Чёрная непроходимая ночь, когда, пробираясь в сплошной темноте, без надежды увидеть источник света, придерживаешь дыхание. Чтобы не выдать себя, чтобы спастись, но эта тьма утягивает тебя и не дает возможности выбраться. Именно это было в глазах, взгляд которых был направлен прямо на меня. Холод лезвия, коснувшийся кожи, заставил содрогнуться…изнутри. Он очертил взглядом моё тело, находящееся сейчас в его власти, и приблизился. Я опустила взгляд и  чуть приподняла голову, насколько это было возможно, словно так будет легче дышать. Но лезвие скользит по коже, причиняя боль, его губы – следом, в ответ на его рык я скалюсь от отвращения, настолько угрожающе, насколько это может делать богиня любви и красоты. Бесполезно. Я чувствую вес его тела на себе, чувствую его будоражащую энергетику и…о да, наконец-то чувствую свои руки. Прогибая спинку, словно пытаясь прийти в себя, одну ножку чуть сгибаю в колене и таким образом приоткрываю халатик.
- Если ты рассчитывал остудить пылающий внутри меня жар ненависти, то… - касаясь щеки Кощея, скольжу к его подбородку, не отрывая взгляда. Едва убирая пальчики от кожи, материализую в них кусочек льда и, обхватив его, касаюсь уже своего подбородка, скользя к своей шее, ниже. Обхватывая ножкой ногу Кощея, чуть надавливаю, придвигая его ближе к себе, и, когда между нашими телами остается минимальное расстояние, отпускаю кусочек льда, чувствуя, как он скользит по ложбинке между грудей, ниже к животику, касаясь не только моей кожи, но и ран Кощея, разбавляя густую кровь его порезов, - …советую тебе поучиться у меня.
Я не сдерживаю усмешки, приоткрывая губы, чтобы сказать следующую фразу, как в покои врывается многочисленная стража и Иосиф, утешающий Изабеллу, которая показывает своим пальчиком на меня и верещит:
-Стража, схватить её! Смотрите, она чуть не убила человека! – она вертит глазами, тыкая на Кощея, а потом снова на меня, - Это она шантажировала меня, это из-за неё мне пришлось…изменить…и…
Прежде чем забиться в истерике, она криво подмигивает Кощею, а меня бьёт дрожь бешенства от такого поворота, из-за которой страже так трудно нацепить на меня кандалы.

+1

14

Прозрачный кусочек льда медленно скользил по его коже, послушно вращаясь в тонких пальчиках Афродиты. Волк следил то за ее движениями, то вглядывался в голубые глаза, манящие подойти еще ближе, коснуться шелковистой кожи и увлечь себя каскадом неповторимых ощущений.
- Мне нравится твой жар ненависти. – Кощей коснулся пальцами края халата и, обняв богиню за талию, притянул ближе. – Но уроки очень вдохновляют. – поддаваясь ее чарам вполне осознанно, он жадно следил за льдинкой, исчезающей где-то в районе животика греческой соблазнительницы. Волк хищно облизнулся и посмотрел на Афродиту с легким подозрением. Пока она не вызывала подозрений у бога с ярко выраженной паранойей.
Рана на боку почти затянулась, открывая новые возможности для маневра, от чего Кощей уже собрался потянуть за край халата и избавить богиню от раздражающей детали, как их покой (невероятное явление вселенной) нарушили.
И тут произошло эпическое событие. В объятиях Иосифа рыдала Изабелла, стража была крайне решительно настроенная, а Афродита, кажется, попала снова. Крыть было нечем. Окровавленный ковер, одежда Чернобога, немного халат богини – красноречивей некуда. – Вот же мелкая дрянь. – недовольно рычит волк так, что слышит только Афродита. Ее как раз арестовывали, но Кощей и не подумал помогать. С чего бы? Ему только на руку избавится от богини, ну а главное – это его мысли были заняты выстраиванием цепочки событий и оценкой шансов все испоганить.

Прошла неделя дня заточения богини. Изабелла и Иосиф переживали внеплановый кризис отношений, по поводу чего отложили свадьбу на месяц. За это время Кощей успел выслушать массу версий, получить в морду от горе-жениха и еще раз опорочить невесту в тайне от ее новоиспеченного женишка. Та еще потаскушка оказалась, что могло удачно сыграло на руку богу мести в ближайшем будущем. Сам Иосиф вообще не был примером добродетели, а стараниями Кощея и по средствам демониц Нави стал развращенный вовсе. Играясь в «разведи влюбленных», Чернобог медленно, но уверенно портил их отношения теми самыми мелочами, а которых кроется дьявол.

Но, игра вскоре наскучила, а слухи о плохом здоровье заключенной стали ползать по замку и волк пошел навестить свою знакомую. – Людовик хочет казнить тебя. – торжественно сообщил бог, заходя в ее покои - охранник без проблем впустил его за небольшое вознаграждение. – Не переживай, - Кощей уселся на лавку возле Афродиты. – Казни – это весело. Вот если спалить решать, так будет немного щекотно. – чем только не занимался в этой жизни Кощей.
- Как сидится? – он развернулся в пол оборта к богине, немного склонив голову, полнясь интересом. И не скучно ей вот так просиживать тут дням. Выбраться же ничего не стоило, но упрямство – страшная штука.

0

15

Мне казалось, время тянулось бесконечно. Неделя заточения без света, без свежего воздуха и свободы. Со мной никто не говорил, ко мне никого не подпускали, а я чувствовала, как нервы начинают сдавать. Рассчитывать мне было не на кого, кроме как на Лурье, который был под моими чарами пожизненно, но и тот сейчас был в состоянии овоща. Измождённая, почти без сил, но не сдававшаяся, я сидела на лавочке и, пока никто не видит, а то будет лишний повод казнить меня за колдовство, материализовывала цветы, которые все как на подбор были от темно-бордового до темно-филетового цвета. Я пыталась вспомнить, как выглядят насыщенные, яркие цвета, но это было выше моих сил. Едва скрипнула входная дверь, я резко убрала руки за спину и подняла взгляд, вглядываясь в тьму и…морщась от отвращения. Как он посмел. Я молчала все то время, пока Кощей бродил взад-вперед и рассказывал о моей участи. Я старательно сдерживала себя, когда он сел рядом на скамейку, но когда он спросил меня о том, как мне сидится, видя, в какое старое хламьё я одета и как я слаба, у меня сдали нервы.
Встав, но не подходя к Кощею близко, я сложила руки на груди, а сама посмотрела на него, впиваясь взглядом:
-Какого чёрта тебе нужно? Не ожидала, что ты можешь настолько низко пасть в своих играх. Ты уже не бог зла. От тебя несёт смрадом…- запнувшись, я сделала глубокий вдох и продолжила спокойным, ровным голосом, - Убирайся вон. Сейчас же. Или я задушу тебя плющом, клянусь.
Не переключая внимания, я лишь ощущала, как под ногами у меня, словно покорный питомец, змеёй действительно извивается какой-то плющ. Весь в цветах, на удивление яркий, хотя минуту назад он бы был почти черным, но прочный, словно проволока.

+1

16

Вот же неугомонная богиня! Даже после недели заточения она упрямилась и строила из себя гордячку. - Смрад – это недельное отсутствие ванной, дорогая. – сладко улыбнулся Кощей. Правда, наслаждения ее вид не приносил: интерес провоцировать и издеваться над неспособными постоять за себя был у него всегда на отметке ноль. А Афродита сейчас выглядела как самая настоящая оборванка под больницей, без каких-либо намеков на свою божественную сущность. Жалкое зрелище в общем и целому. – Ах вот оно что! – дошло до Кощея, по какой причине его встречают очередной порцией помоев и гнева. – Ты правда решила, что мне больше делать нечего в этой жизни, как обеспечивать тебе дополнительный дискомфорт в камере заключения? – смотря на богиню, как на неразумное дитя, Чернобог очень надеялся, что узкие стены не вытеснили серную жидкость из ее мозга. У него король, Франция, Нави… только вот дел тюремных не хватало для полного набора.
- За что ты так ненавидишь плющ? – рассмеялся бог, не придавая значения остальным словам богини, словно их не существовало. – Ну раз ты так сильно этого хочешь… - рука цепко ухватила ее за локоть и оба оказались в комнате Афродиты. – Можешь выбрать плющ, каким меня удавишь, только ради ада и всех чертей, помойся! – он указал на приоткрытую дверь в ванну. – От тебя несет за версту, а выглядишь ты… - без лишних слов волк изобразил все отвращение на лице. - Сама управишься? – усмехнулся бог, провожая ее взглядом. - К концу дня верну тебя на место. - еще в запасе было часов пять точно, пока его договор с охранником закончится, а вместе с ним и внушение Кощея.

0

17

Оказавшись в своей комнате, я почти не слушала Кощея, разглагольствующего обо мне. Так пахла не я, а тюрьма, её стены, всё, что было пропитано ей- от кровати до умывальника. Передёрнувшись от воспоминаний, я пришла в себя. Кощей знает, что моя кожа может пахнуть или нейтрально, или, когда я по-божественному услаждена, довольна, то можно почувствовать едва уловимый персиковый запах. Поднеся сгиб локтя к носику, я вдохнула запах и… Нет, пожалуй, Кощей прав, но…
-Я помоюсь только при двух условиях: раз – ты поможешь мне отомстить Иосифу и Изабелле, а после – Людовику. Или по крайней мере всем одновременно. Два… - подходя к Кощею и повернувшись к нему спиной, где находились завязки у платья, я чуть прогнула её и продолжила, - ты примешь ванну со мной. Заодно обсудим план мести. И это исключительно деловое совещание в пределах ванны, не забудь.

+1

18

- Условьях? – смешок вырвался у Кощея от такой наглости богини. – А ты ничего не путаешь? – немного вскинув брови, бог смотрел на нее немного удивленно. Правда, он ее выпустил «погулять», а она условья будет ставить? Впрочем, пока Афродита не впадала в истерику и не начинала мнить себя великой и ужасной, Кощей довольно спокойно реагировал на приступы нахальства гречанки.
- Не слабый у тебя аппетит… - склонное к эстетике сознание бога мести просто рвало себе струны души, глядя на богиню. Подобное было слишком жестоко даже для Кощея, склонного, кстати, к любому виду насилия вне зависимости от рамок, правил и времен суток. – Людовик то что плохого тебе сделал? – чисто из праздного интереса спросил Кощей, и по той же причине потянул за завязки на платье. Тяжелая мерзкая материя, совершенно не сочетающаяся с нежной кожей богини, наконец была изгнана, падая к ногам Афродиты. Чуткое обоняние волка крайне сопротивлялось происходящему и требовало ванны любой ценой.
- Пойдем. – не допуская какого-либо сопротивления, Чернобог повел Афродиту за собой в ванну. Горячая вода создавала целые облака пара – служанка постаралась на славу, только теперь до конца жизни будет заикаться и бояться говорить, не то, что рассказать кому-то о странных запросах Кощея. – Вперед! – он слегка подтолкнул ее к воде, пристально наблюдая, пока богиня не забралась в воду. Тогда Чернобог все же соизволил составить ей компанию, усаживаясь позади, так что спиной как раз могла облокотиться на него. – Дались тебе эти двое. – Кощей был любителем холода, родом с севера и горячая ванная ни разу не прельщала его, но чего не сделаешь ради шикарной голой богини. – Их и так скоро жизнь накажет. – загадочно улыбнулся Кощей.
Будучи параноидальным и подозрительным, волк не собирался рассказывать ей ничего лишнего, ибо всегда помнил, что сегодняшний союзник может стать врагом завтра и крайне успешно использовать информацию против тебя. – Чего ты хочешь для Людовика? – пожалуй, горячая вода была не такой уж и плохой идеей. Кощей аккуратно водил по плечам и шее Афродиты, пока говорил, растягивая капельки по белоснежной коже. Пальцы периодически скользили ниже и снова возвращались вверх, словно без особого инетереса, а всего лишь от скуки блуждалу по телу греческой обольстительницы.

0

19

Едва платье оказалось на полу, я уже знала, кому оно будет гораздо более к лицу, чем мне. Заколов волосы, позволяя лишь паре прядей спадать, я мельком посмотрела в зеркало и успокоенно сделала вдох - так и знала, что Кощей преувеличивает. Переступая бортик ванной, оказываясь внутри, я и вовсе уже пребывала в состоянии гармонии и уравновешенности. Наблюдая за Кощеем, я оценила его данные и, улыбнувшись про себя, дождалась, пока он окажется в ванной. Прижавшись к нему, но соблюдая дистанцию, не ложась на него, я внимательно вслушивалась во всё то, что он мне говорил и качала головой:
-Я хочу наказать их. Она задела самое главное - любовь. Мою к себе, не говоря уже о любви к Иосифу. Болваны, - усмехнувшись, я обернулась назад, глядя Кощею прямо в глаза и, приподняв бровку, с улыбкой на губах произнося, - как думаешь, мне пойдет костюм палача? Уверена, Изабелле пойдет серое платье, - разворачиваясь, смотрю на платье, лежащее на полу и, усмехаясь, продолжаю, одновременно наклоняясь и спиной ложась на Кощея, прикасаясь к его груди, - Мышка наконец-то покажет свою истинную сущность. Как и кошка. Мрр...
Положив голову на плечо Кощея, я прикрываю глаза и глубоко дышу, наслаждаясь теплом воды и тела, водя кончиками ноготков по бедру Кощея и чувствуя результат своих прикосновений, постепенно вздымающийся под водой.
-Теперь я понимаю, почему Изабелла так легко отдалась. Идиотка, но с хорошим вкусом, - в воздухе чувствуется едва заметный запах персиков, окутывающий всю комнату, и я улыбаюсь - вот теперь я окончательно пришла в себя, хотя... - слишком жарко, тебе не кажется? - материализуя в ладони горсть кубиков льда, один обхватываю губами и, наклоняясь к шее Кощея, веду по ней холодную дорожку, а остальные кубики кладу себе между грудей, так, что они один за другим соскальзывают к животику, поочередно огибая пупочек. Тем временем Кощей поворачивает ко мне голову, а я, зажав льдинку между зубками, поднимаю взгляд на бога зла и, не сдерживая лукавой улыбки, жду его реакции.

Отредактировано Aphrodite (11.07.14 17:32)

+1

20

Очень деловые переговоры становились все серьезней и серьезней. Кощей поймал ее взгляд, когда та обернулась и немного придержал за подбородок. – А говорят, у меня непомерное эго. – разжав пальцы, позволил ей делать, что вздумается, оставаясь пока лишь наблюдателем. – Публичная казнь. – задумчиво протянул бог зла, - Тебе идет кровь. – изогнув бровь в намеке, он провел пальцами по тому месту на щеке, где порезал ее и от воспоминаний глаза вспыхнули темным пламенем. Ему нравилась нотка жестокости в Афродите: ее покровительство любящим было безгранично, но стоило попасть в немилость к богине, как начинался парад казней.
- И ты с такой легкостью выкинешь все, над чем трудилась? – он говорил тихо, отчетливо проговаривая каждое слово, медленно скользя рукой по ее плечу и руке к тонким пальчикам и обратно. Медленные движения словно зависали в воздухе, затягивая неспешный момент, растягивая удовольствие и отдаляя неизвестный финал. Именно, неизвестный. С их случае настроение ситуации менялось чаще, чем у беременной истерички и как кто поведет себя в следующую секунд было загадкой.
- С ней было скучно, хотя и забавно. – ловя один из кубиков, пылающий черный взгляд следует по следам исчезающих льдинок. Один все же выжил стараниями Кощея и его способности. В нем боролись два противоречивых желания: затянуть момент этой сладкой игры или же добавить активности их легким движениям. Немного подумав, Чернобог ловит ее взгляд и хитро улыбается. – Казнить – слишком просто. – образовавший холод в кончиках пальцем заменяет льдинки Афродиты. Он касается ее шеи, оставляя капли холода на коже богини, но их тут же высушивает жар от прикосновения его губ. – Пускай мучаются и страдают, зная за что. – медленно обнимая ее за животик, спускался все ниже, пробегая пальцами по внутренней стороне бедра, нарочно пропуская самые пикантные места.
В какой-то момент Кощей остановился, пару секунд размышляя над следующими словами и снова продолжил. – Горничная Иосифа – не человек. И то, что она для него делает не очень то и входит в обязанности горничной. – Эта информация в умелых руках могла стать источником краха, позора и едва не суицида человека, который старательно лелеял свою репутацию, считаясь примером благочестия почти всей Франции. Подослать к нему красавицу-демоницу было совершенно спонтанным решением – кто же знал, что все так обернётся. На нее тут же обратило внимания пол замка – темная привлекательность все же – но, оставаясь верной приказу своего хозяина, она проводила время только с Йосифом и регулярно рассказывала обо всем Кощею.
Хищный взгляд не отпускал ее и, развернув в пол оборота к себе, продолжил. – Или удавить его ночью подушкой… - дешево и сердито. Чернобог поймал ее пальчики, немного прикусывая один из них. В голове было много вариантов и идей, часть из которых можно было отлично воспользоваться, когда они снова окажутся по разные стороны, а второй, вполне невинной частью, можно было поделиться с богине. Впрочем, Кощей не спешил все рассказывать. Вместо этого, резко подался вперед, прижав ее к себе и жадно целуя, немного прикусывая пухлые губки.
- Людовик не согласится на публичные меры. – почти невозмутимо продолжал бог мести, выдыхая слова ей в губы, прежде, чем немного отстранится.

0

21

Сложнее всего вслушиваться в то, что говорит собеседник и плести интриги, если он скользит мягкими пальцами по коже бёдер, если от каждого поцелуя в шею увеличивается не только количество мурашек, бегущих по телу, но и желание, клубочком вьющееся в низу живота и совсем невозможно, если собеседник использует губы не только для того, чтобы произносить слова, но и чтобы настаивать на своём нетрадиционным способом. Нехотя отрываясь от губ Кощея, я подняла на него чуть замутнённый взгляд, как последняя фраза привела меня в чувство:
- Людовик не согласится на публичные меры.
Фыркнув, я отстранилась от Кощея и села напротив него, опираясь спиной на другой бортик и кончиками пальцев на ноге прижимая его к ванне:
-Если бы только боги знали, что бог мести целуется гораздо лучше, чем мстит! Тебя бы тогда, наверное, назначили богом секса...или поцелуев, - усмехнувшись, я приподнялась, опуская ножку в воду и садясь чуть поближе к Кощею, на его ноги, стала расплетать собранные волосы, позволяя им мягкими волнами опускаться на спинку, - мы бы тогда с тобой точно подружились, - усмехнувшись, я рукой прикрыла грудь и, выпрямив спинку, смерила Кощея серьезным взглядом, продолжая, - ты не понимаешь, что меня не интересует Иосиф? Моя цель - Изабелла, и... - мягкой кошкой подползая к Кощею, стараясь не подскользнуться, я прижалась всем телом к Кощею и подняла на него нежный взгляд. Пальчиками водя по его груди, я сменила их на ноготки и стала спускаться гораздо ниже, останавливая ладонь в районе паха, - ты ведь мне поможешь, правда?
Мягко улыбнувшись, я провела носиком по щеке Черного, опускаясь до подбородка и прикусывая его зубками.

+1

22

- Мне бы понравилось быть богом секса. – взгляд Кощей изрядно помутнел и с каким-то животным интересом начал прожигать блондинку. Объясняться, почему он не станет давить на Людовика, он не стал. Во-первых, бог зла не оправдывается. Во-вторых, Афродита смотрела на ситуацию локально, планы Чернобога были куда масштабней и думать о них он мог ровно до тех пор, пока ножка богини не уперлась в него.
Сладкое тягучее ощущение медленно оседало где-то в животе, жаром пробивая все тело. Как кот в сметанной лавке, он получал удовольствие от каждой секунды с ней наедине, поджидая, словно волк отслеживал жертву и ждал подходящего момента для прыжка. – Я и правда не представляю, как пляшут идеи в твоей головушке, потому лучше оговорить жертв сразу. Еще минут десять назад ты собиралась мстить обоим. Даже троим. – женщины. Но, пока она была голая и мокрая, Чернобог был куда более склонен рассмотреть некоторые из вариантов компромисса, нежели разбивать их о стену, даже не дослушав.
- Мы изредка дружим. – недвусмысленно намекнул Кощей, наблюдая за движениями пальчиков и соблазнительным мокрым телом богини. Остатки терпения покидали его. – Я подумаю… - нарочно растягивая слова, Кощей потянул ее ближе к себе, прокладывая дорожку из поцелуев от плеча до губ богини, слизывая оставшиеся капельки с разгоряченной кожи. Последний мягкий поцелуй коснулся ее губ и мгновенно сменился жадным, с резким рывком вперед и перспективой сильно всплеска, но вместо этого богиня приземлилась на мягкие простыни кровати. Светлые волосы разметались по простыням, а сама Афродита оказалась во власти бога  мести. –  И как же ты хочешь ее наказать?- мягкая кожа словно шелк скользила под руками, маня и будоража, отрезая все пути отступления. -  Медленно? – он невыносимо медленно и мучительно поцеловал ее. – Больно? – сжав руки Афродиты над головой, прикусил за нижнюю губу, снова целую едва не до боли. – Долго и с криками? – поцелуи опускались все ниже, становясь все горячее и настойчивей, пробираясь к ее груди и нежному животику, чередуясь с легкими укусами. – Или стонами… - поднял на нее черный взгляд Кощей – это уже явно не про Изабеллу. – Моя помощь будет дорого стоить. – выдохнул ей в губы, прежде, чем снова впился в них своими.

0

23

Звериный, по - животному жадный поцелуй заставляет меня нырнуть в...ощущения. Открыв глаза, обнаруживая, что я нахожусь в постели, я ничуть не удивляюсь, но изрядно напрягаюсь, подтверждая своё напряжение в обхвате ладонью простыни - чтобы удержаться в этой реальности, не дать волю слишком сильным эмоциям. Едва Кощей впивается в губы медленным поцелуем, я прогибаюсь всем телом, инстинктивно - ему навстречу, покорно - в следующем движении поднимая руки и прикусывая нижнюю губу, чувственно - задерживая дыхание в ответ на каждое прикосновение губ ниже шеи. Он дразнится и словами, и действиями, и игра снова возобновляется - кто кого, кто первый пресечёт черту невозврата. Я жадно целую губы Кощея, уже не сдерживая стонов наслаждения, руками жадно скольжу по его спине, крепче прижимая к себе, ощущая вес и...жар его тела. Он пылает не меньше меня. В голову приходит идея, которую я мгновенно решаюсь осуществить и, резким движением переворачиваясь, оказываюсь сверху. Одной ножку закинув на него, наполовину лежа на нем, а наполовину - на постели, мягко касаюсь его щеки губами и шепчу:
-Знаешь, Кощей... ты преподал мне хороший урок... - моя рука скользит по моему же телу, опускаясь к бедру, но моя цель другая. Я перемещаю ладонь к паху и, обхватив внушительных размеров член Кощея, начинаю ласкать его, периодически спускаясь к яичкам, а сама же продолжаю шептать, - не стоит быть скоропалительно неосмотрительной, - приоткрывая губы, скольжу языком по коже щеки, к подбородку, едва достигая его, поднимаюсь губами ещё выше, накрывая губы Кощея и жадно целуя. Одновременно сажусь на Кощея, обхватывая его ножками и кончиками пальцев придерживая член, располагаю его между своих ножек, медленно начиная двигать бёдрами и губками скользить по члену, но так и не позволяя проникать внутрь себя, - поэтому я приняла единственно правильное решение, которое ты одобришь, - приподнимая ладонь, обхватываю губами кончики пальцев и, облизывая их, усмехаюсь, продолжая двигать бёдрами и чувствуя всё растущее напряжение. Кощей опускает руки мне на бёдра, которые я мгновенно перехватываю, не собираясь помогать ему достигнуть своей цели и по-прежнему не впуская в себя, поэтому просто переплетая наши пальчики между собой, наклоняюсь ниже и, прижимая руки Кощея к постели, ощущаю, что он скоро достигнет пика. Наклоняясь ниже, прижимаюсь к нему грудью и, накрывая губы, продолжительно целуя, убыстряя движения бёдер, - правильнее всего будет отомстить ей, долго мучая, но... - останавливаясь, резко прекращая какие-либо движения, с вызовом смотрю на Кощея, - ...так и не убивая, - это уже явно не про Изабеллу. Легко чмокнув Кощея в губы, сползаю с него и встаю, непринуждённо улыбаясь.
-Нам пора, тебе не кажется? А то в тюрьме не досчитаются заключённых.

Отредактировано Aphrodite (12.07.14 23:36)

+1

24

Медленно разливающееся тепло и нежные прикосновения Афродиты уносили куда-то далеко. Он прикрыл глаза, едва слушая ее речи, улавливая только саму суть. Размышления Кощей благополучно оставил на для последующего обдумывания, когда мысли буду повыше мест, которые так старательно и страстно исследовала богиня. Быстро нарастающее желание от ее прикосновений и движений – особенно движений – заставляло бога прикусывать ее губы, придерживая за бедра. – Очень долго мучая. – тихо ответил ей бог.
Как же ей нравилось чувствовать свою власть над ним! Чернобог даже позволял ей наслаждаться этим мгновением, пока ее оголенная грудь так плотно приживалась к нему. Игра казалась занятной, но правил волк никогда не соблюдал, а потому уже спланировал следующий неправомерный ход, как Афродита подскочила.
- Да что ты! – горе то какое! Заключенной не досчитаются! – Ну так сейчас же туда и отправимся. – не верь богам, а тем более темным, и уж точно больше всех не верь Кощею. Смерив взглядом аппетитные формы Афродиты, облизнулся, как умел только он – в своей волчьей манере, и единым рывком, схватил за руку, тут же повалив на кровать. – Тебе еще учиться и учиться! – почти прорычал ей в губы, нарочно больно кусая. – Не беги от волка – умрешь уставшей. – тихое волчье рычание раздалось прямо над ухом богини. Кощей властно скользнул рукой по ее телу, толкая коленки богини в разные стороны, чтобы оказаться между ними и без лишний предисловий – куда ж еще больше – вошел в нее, срывая резкий вдох поцелуем. Характерные движения быстро набирали тем, дыхание обрывалось, пульс зашкаливал, чувства обострились до предела, пока в последнем порыве мир вокруг не разорвался на мириады мелких частиц и последний поцелуй был сорван с  раскрасневшихся губ Афродиты.  Легко дернув уголками губ, позволил ей выбраться из-под его веса.
Обзаведясь одеждой через пару минут, протянул ее тюремное платье и едва коснувшись руки, перенес обоих в ее камеру. – Я вообще не планировал тебя так быстро возвращать сюда. - он вдохнул ее запах, теперь напоминавший больше аромат секса. – Но, раз тебе так хочется поскорее от меня избавится… - одарил быстрым поцелуем и выпустил из рук. – Не смею мешать вам, богиня. – хитро и самодовольно улыбнулся Кощей.

0

25

Я ждала этого рывка. От первой секунды, когда я только появилась в этой комнате и до этой секунды, когда ощутила его в себе, когда наши два тела, соединившись, смешав свои запахи, образовали новый - запах секса, да, я этого хотела. И сейчас, выскальзывая из-под тела Кощея, сводя ножки, я не понимала этого легкого шлейфа разочарованности, оставшегося на губах...и во всём теле. Ведь за столько времени своего существования пора было привыкнуть к эгоистичности мужчин, а, тем более, богов. Я сидела на постели, болтая ножками и наблюдая за тем, как Кощей надевает на себя какую-то одежду: торопливо, быстро, и не менее торопливо протянул мне платье, перенося меня в камеру.
Оказавшись вновь в этом темном, отвратительном помещении, я почувствовала себя опустошенной, хотя ещё несколько минут назад была наполнена во всех смыслах и, несмотря на то, что Кощей был рядом, я знала, что он может исчезнуть в любую секунду. Сделав глубокий вдох, почти переступая через осколки своей гордости, одной рукой обнимая себя, прикрывая свою грудь, я вплотную подошла к нему:
-Неужели тебе не жаль своих трудов и ты заставишь ткань этого ужасного платья стирать следы твоего присутствия? - свободной рукой скользнув от шеи ниже к груди, намеренно привлекая внимание и огибая сосочек, ниже к животику, я достигла внутренней стороны бёдер и, коснувшись кожи пальчиком, секунду спустя поднесла его к губам, медленно обхватив губами и облизав, - Вот видишь? Я вся в тебе... и меньше всего на свете я бы сейчас хотела находиться здесь. А больше всего я бы хотела... чтобы ты... - перехожу на шёпот, а руками обхватываю Кощея за шею и, поглаживая её, смотрю прямо в глаза, - ..не планировал меня возвращать сюда ни-ког-да.
Улыбаясь, веду руками ниже по спине Кощея, таким образом прижимаясь к нему и, приподнимаясь на носочках, накрываю его губы своими в мягком и утягивающем поцелуе, нежно ласкающем губы бога зла, поцелуев и секса.

+1

26

Уже такой знакомый запах быстро окутал его, стоило Афродите приблизиться. Она была столько соблазнительна сейчас, что желание снова коснуться к ней медленно проникало в мысли. – Ты хочешь новое платье? – лукаво улыбнулся Кощей, отнимая ее руку от груди – красоту прятать не пристало.
Прослеживая каждое движение ее руки, Чернобог облизнулся и перехватил ее пальчик, - У меня могут появится еще кое-какие планы на тебя вне этой камеры. – ловя ее пальчик, прикусывает его, прижав богиню к себе. – Вот если бы тут были цепи… - мечтательно оглядел стены бог мести, останавливая взгляд… ан-нет – руку -  на груди богини.
- Знаешь, - помещение вокруг завертелось и они снова оказались в его покоях. – Моя помощь в мести будет иметь свою цену. – прижав ее ближе, прошептал на ушко греческой красавице, - и предполагает частое, - рука заскользила вниз по шелковистому изгибу спины, огибая бедра, чтобы коснуться их внутренней части, - и очень близкое общение. – не обязательно имелось ввиду секс, но кто бы мог подумать о другом, когда рука темного бога едва касается все еще разгоряченных точек на теле Афродиты.
Поцелуй накрыл ее губы, увлекая и затягивая, обещая новые горизонты удовольствий, наслаждений и мучительного экстаза, как резко оборвался. – У меня нет платьев. Так что ходи так. – отсутив на шаг, Кощей оглядел ее с ног до головы и одобрительно кивнул. – Можно наконец поговорить о более конкретных планах на счет Изабеллы. – интерес к Афродите все еще прослеживался, но не такой, как раньше. Внимание Чернобога медленно начинало сосредотачиваться на плане и продумывании мелочей.

0

27

Всё изнутри сладко содрогается. Вновь. Несколько часов такого рода ощущений выбивают меня из колеи, а прикосновения, поцелуи... ещё немного, и Кощею придется удерживать меня на своих руках, потому что ножки слабеют. Я делаю глубокий вдох, когда он отходит, мысленно благодаря его за его сдержанность и, сама отступая назад, поворачиваюсь, касаясь своих чуть припухших губ одной рукой, а другой материализуя платье строгого покроя на себе. Этакая невинная виновность- никакого белья, но платье почти монашеское. Вновь развернувшись к Кощею, приподнимаю бровку и произношу:
-Оплату обсудим позже. Услугу вперёд. Залог я уже...внесла.
...
Всё улеглось на удивление быстро. Ещё бы - Кощей мастер своего тёмного дела. Битву я проиграла, но это не мешало мне дать последнее эффектное сражение, тем более, с таким...союзником. Мы стали проводить с Кощеем довольно много времени вместе, бесконечно что-то обсуждая, ругаясь, споря, расходясь в разные стороны и снова притягиваясь друг к другу - едва ли можно было как-то иначе назвать то, что происходило, когда мы были рядом друг с другом. Электричество, химия, бесконечная игра, в которой не было победивших и проигравших хотя бы потому, что вторые никогда не сознаются в этом.
В один из дней, когда нетерпение и желание отыграться достигли предела, как всегда не предупреждая Кощея, я появилась в его шикарном особняке - сдержанно-холодная, уверенная в своей неотразимости, выверившая каждое своё движение и реакцию. И всё потому, что по городу ползли слухе о неповторимой французской красавице, которая так много времени проводила в обществе, достойном её. Это они про Кощея, представляете? В принципе, мне было всё равно - ни одна смертная не сравнится со мной ни в одном смысле, а, если рискнёт посоревноваться - то тем более дура, но держать марку я была обязана. Слуга, проводивший меня, явно удивился моему виду, чуть испугавшись - чёрно-красное платье, перчатки, заколотые волосы, в которые вплетён мак. Ну а что? Богиня в образе. Я бродила по огромному залу с невероятной библиотекой, касаясь кончиками пальцев переплётов книг, попеременно стряхивая пыль и думая о том, что следует посоветовать Кощею сменить служанку, как он собственной персоной в сопровождении девушки появился в комнате. Самоуверенный, сияющий своей темной аурой, которую обычным людям было не рассмотреть, и она... и это первая красавица во Франции? Ну...тогда во Франции всё плохо с геном красоты.
-Добрый вечер, граф Порте, рада Вас видеть. Как поживаете? Как положение Ваших дел? - глупые формальности, за которые я извиняюсь лукаво-милой улыбкой, которую он наверняка "прочитает" и истолкует верно. Я смотрю в его тёмные глаза, нарочито не замечая его спутницы, как он подталкивает её вперёд, и эта скромница улыбается, глядя на меня.
-Добрый вечер, герцогиня. Моё главное дело сейчас - моя единственная, моя невеста Рене Дюконт, Вы наверное ещё не знакомы?
Он переводит на неё влюблённый, нежный взгляд, а меня словно током пронзает от всего сказанного. Я делаю глубокий вдох, напоминая себе, что мне, в принципе, всё равно, но я чувствую, как внутри рождается маленькая буря. Я улыбаюсь широкой, почти искренней улыбкой, потому что мне забавно от этого цирка, но вновь вижу взгляд Кощея, и...
-Рада знакомству, Рене. Я - Жаклин...
Не успеваю я договорить фразу, как малолетка щебечет о том, что ей всё известно обо мне и о том, как она мной восхищается и блабла. Если бы можно было закатить глаза, я бы так и сделала, но вижу, как она льнёт к своему "будущему супругу, он же такой заботливый и нежный", и ногтями впиваюсь всё глубже в собственную ладонь.

+1

28

Роль союзников в забавном представлении предстала более занятной, чем могло подуматься Кощею. Первые несколько дней они провели в планах, но все же по свей привычке, Кощей умолчал о многих пунктах и идеях, решив сначала воплотить их в жизнь. Много ли способов истязать юную влюбленную девушку? Да сотни! Их на столько много в своем разнообразии, что особого интереса у бога и не возникало. Тогда пришлось искать способы дополнительные, более изысканные и действенные, ведь влюбленность Изабеллы стала раздражать.
Закрутив небольшой роман с горе-невестой, Чернобог клятвенно обещал жениться и таки собрался. Не на Изабелле правда. Как он объяснил ей самой, обещание не касалось лично ее: Кощей обещал – Кощей женился. На другой только. По сути, ни одна из них не привлекала бога мести, хотя Рене была довольно красивой, ей все же не хватало опыта, шарма, умения подать себя… А может Чернобог провел слишком много времени с Афродитой, от чего любая женщина терялась на фоне воспоминаний.
Делу, впрочем, это не мешало. Влюбленными глазами волк уже месяц смотрел на свою невесту, будучи примером галантности и вежливости, от чего пол замка диву давалось, зная его тяжелый нрав. Только и разговоров было об умнице Рене, сумевшей влюбить в себя даже его! Кощей самолично подпитывал эти слухи, полностью поглощенный своей ролью.
Но, самым лучшим доказательством верного пути стала богиня любви. Холодная сдержанность Афродиты никак не вязалась с тем огнем, что пылал в ее глазах и улыбке. Будь ее воля, то весь дом, а заодно и Рене спалили бы в ту же секунду, вероятно с Кощеем вместе. И все же, место вежливости было всегда и, представив свою невесту, он наблюдал как та роет себе могилу собственной болтовнёй с Афродитой. – К тому же мы совершенно поглощены приготовлениями в свадьбе! – добавил Чернобог, как только Рене перешла к этой теме. Он ласково приобнял Рене и поцеловал в висок, улыбаясь ей. Девушка немного замолчала, опустив глаза, поднимая любящий взгляд на бога мести. И – о чудо! – тот смотрел на нее так же (Оскар в студию!).
- Милая, - нежно придвинув к себе Рене, заполнил паузу в ее монологе. – Кажется, ты собиралась навестить сестру? – в отличии от глупенькой, в силу юности, Рене, Кощей знал, что Афродита не на чай зашла и предпочитал выяснять отношения наедине. Хотя, если его невесте еще помедлит, то Чернобог фальшиво овдовеет еще до фальшивой свадьбы. А еще Кощей видел гнев Афродиты и больше всего хотелось проверить его рамки. - Люблю тебя. - добавил на последок, заглядывая прямо в глаза невесты.

Отредактировано Chernobog (13.07.14 04:10)

0

29

Дурочка Рене расцеловывает меня в щёки, восторженно прощаясь, а я, молитвенно сложив руки, киваю ей, провожая взглядом и, едва она доходит до двери, я опускаю ресницы, подбавляя в её сердце любви - если он её бросит, бедняга выживет только чудом. Я чувствую, как её сердце сочится тягучей любовью и колючим страхом, но, едва она исчезает за дверьми, поворачиваюсь к Кощею и поднимаю на него взгляд:
-Ты - самый неучтивый жених из виданных мною. Даже не проводил невесту, нц... - покачав головой, смерив взглядом Кощея, спокойным шагом направляюсь к полкам, вновь водя по корешкам и мягко шепча на французском с легким рычанием и хрипотцой названия книг. Останавливаясь, элегантно изгибаю руку и демонстрируя пыль на перчатке, сдуваю её с кончиков пальцев, - В этом доме накопилось много лишней...грязи. Советую тебе прибраться или сменить персонал, пока не стало слишком...поздно.
Усмехнувшись, вновь перевожу взгляд на Кощея и в деловом, спокойном тоне продолжаю беседу:
-Твои услуги и способности меня более... не интересуют. Но зато могу предоставить свои. Насколько я понимаю, вам на свадьбу потребуется цветочное оформление, граф Порте? - стягивая перчатку, ухватившись за кончик пальчика, разминаю ручку, - Такому нежному и юному цветку, как Рене... - материализуя в руке белую розу с крупными шипами, мягко веду лепестками по своей щеке, к шее, чуть наклоняя голову и продолжая, - требуется достойное оформление. Такой праздник должен запомниться обилием не только гостей, но и лепестков, - рукой в перчатке, один за другим отрываю лепестки, которые падают мне на платье и в ножки, оставляя один лишь стебель, - А шипы...я оставлю себе, - сжимая голой ладонью стебель, пронзаю кожу, наблюдая, как капельки крови катятся к запястью и, не отрывая взгляда от Кощея, приподнимаю руку, губами ловя каплю за каплей.

+1

30

- Мне раньше не приходилось быть… - слегка задумавшись о природе вещей в данной ситуации, Кощей попытался подобрать нужное слово, - в такой ситуации. Но, я быстро учусь. – Ложь в каждом слове с самого начала всего разговора. Пожалуй, заявись Афродита с другим порывом и намерениями, Кощей бы соизволил поведать ей о причинах своего внезапного брака, но учитывая характер богини в сочетании с резким нравом, о подобном оставалось только мечтать, а подобная роскошь была не допустима для темного божества.
- Обязательно избавлюсь. – взгляд Чернобога без особого интереса наблюдал за Афродитой, с ее многозначительными речевыми оборотами, взглядами и соблазнительной попкой. – Тебя проводить? – усмехнулся Кощей, произнося последние две фразы почти неразрывно, тем самым приписывая ей участь крайне неуместного явления.
- О, как это мило! – смех бога мести прокатился по залу. – Мои услуги и способности? – она правда сказала это вслух? Он только отмахнулся рукой, – Ты так сильно уверовала, что я тебе действительно помогаю? - едва сдерживая новый порыв смеха. – Бедняжка… Такая взрослая, а такая наивная. – сделав бровки домиком, Кощей с налетом безразличия отсчитывал падающие капли.
Спасибо за железные нервы, но Афро знала свое дело. Помимо оного, ей еще и были известны слабости Чернобого, а именно то желание, что могли ним сейчас двигать, но было удавлено еще в зародыше. – Да, думаю ты можешь помочь! – переменил тему и задумчиво оглядел лепестки. – Ренни больше нравятся розовые. А вот лилии – белые. – легкая улыбка совершенно ненавязчиво появлялась на лице бога при каждом упоминании ее имени, все мысли и заботы посвящались только Рене, а на Афродите достался полный непонимания взгляд, почему он тут не стоит с пером и не записывает. – Помогай, раз вызвалась. – чем ближе он подходил, тем ярче вырисовывалась насмешка на лице. – Оставь себе шипы, а то моя красавица еще поколется… - обходя богиню, остановился позади нее в нескольких метрах. Говоря про Рене, он даже интонацию менял.
- Не заляпай мне ковер. - кровь же капает прямо на пол. Ковер было не жалко, как любой другой предмет, который будет тут же перемазан кровью, но сам факт ее реакции - дело другое.
-  У меня нет на тебя настроения сегодня и на твои детские упреки тоже. – недовольно сморщился волк и махнул рукой в неизвестном направлении, отсылая ее прочь. – Много приготовлений и дел, так что пойди, займи себя чем-то сама. – отдавал ли себе Чернобог отчет в том, что на него сейчас снова кинутся с ножом? Конечно! Так или иначе, но что-то будет и он был готов ко всем возможным и не очень вариантам.

0


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Завершенные эпизоды » И долго мне, лишённому ума, казался раем ад, а светом ... [10.08.1760]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC