Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Прошлое » Выживут только тараканы... [XIII в. до н. э]


Выживут только тараканы... [XIII в. до н. э]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/8/8a/Martin%2C_John_-_The_Seventh_Plague_-_1823.jpg
Название эпизода: Это будет катастрофа! Такая, после которой выживают только тараканы...
Участники: Морана и Сет
Время и место действия: [XIII в. до н. э] - Египет, столица Пи-Рамзес при Рамзесе II
Краткое описание событий: Существуют ли они, боги? - этот вопрос давно тревожит умы людей. Но кто их знает, этих вечных? Впрочем, всегда же можно проверить? Евреи на весь Египет заявили, что богов не существует, в доказательство этому они пророчат десять египетских казней, от которых народ могут спасти только их восхваляемые идолы. Но, ни Ра, ни Исида, ни Гор не поддаются провокациям, наоборот, именно они затеяли эту миссию - сделать себя ненастоящими, простой легендой. А самую грязню работу, конечно, доверили Сету. Бог разрушения даже не сопротивлялся и к своему заданию подошел со свойственным ему энтузиазмом.
И вот, бедный египетский народ пережил и кровавые воды, и жабы с насекомыми были, и скот подох, и люди заболели, где-то далеко сотрясал землю пробуждающийся вулкан, а со дня на день должно было погаснуть солнце. На самые интересные представления боги всех пантеонов занимают лучшие места.
Очередность постов: Сет - Морана

0

2

Существовать среди людей было не самым любимым времяпрепровождением для бога хаоса. Они все ему казались тупыми, как стадо скота. Куда главный баран поведет, туда и идут наивные овцы, склонив головы и блея новую выученную песенку. Бараны, в свою очередь, хоть и считались животными упрямыми и самодостаточными, охотно плясали под дудку своих пастухов и очертя голову бежали от пастушьих собак, животных хоть и по-разумнее, но явно не дотягивающих до уровня хозяев. В принципе, это и есть красочное и развернутое мнение Сета об это мире, ассоциативное, так сказать.
Скажете, что тут не так, что бога хаоса в раскладе " я пастух, а ты овца" не устраивает? Наверное, то, что это стадо настолько недалекое, что часто путает хозяев, и что еще хуже, зверьем себя не считает. И им же ничего не доказать; возишься как с маленькими детьми, пытаешься научить, донести доступным языком, припугнуть... Все настолько бесполезно в итоге, что даже у бессмертного от бессилия сводят зубы. А тут еще такой масштаб трагедии: поднять весь еврейский народ на забастовку, внушить им, что богов нет, доказать это, находясь в этом же стаде с бараньей шкурой на плечах. Мерзко, низко, отвратительно для великого и ужасного, но это был тот самый гениальный план Ра, когда сопротивление бесполезно. «Благородный Гор до такого обмана опуститься не может, это против его морали, а вот Сетти привык вертеть в своих лапах судьбу Египта, оставляя на ней кровоточащие раны, давайте его отправим!» - примерно так и было решено. Сет особенно не противился, делая вид, что внимательно выслушивает свою роль в этом спектакле, и находясь мыслями где-то далеко-далеко в будущем. В очень выгодном для бога хаоса будущем.
Естественно, все пошло не совсем так, как они планировали. Вообще не так, если быть честным. Но, Сет был так убедителен в своих действиях, что боги Эннеады не вмешивались, наблюдая за происходящим из своих чертогов и едва сдерживая себя, чтоб не вмешаться и не попортить картину абсолютной катастрофы. А еще они гадали, когда ж все это кончится. Еще немного и минует год, как Египет стал пустым, голодным, с гноящимися язвами. Здесь нет жизни, одни стенания, мучения и стихающие мольбы о помощи к богам. Такой мир, каким бы его желал видеть Сет всегда. Но, нет предела совершенству, нет предела фантазии, тяги к разрушению и фанатичному блеску в красных глазах зверя.
Пришло время ударить своим мощнейшим оружием: полному разрушению. Выбросы пепла проснувшегося вулкана с каждым днем затрудняли проникновение солнечного света на землю, Мощнейшие тайфуны Афрканского океана поглотили многие километры суши вместе с ее обитателями, а когда, наконец, две стихии притихли, с юга начала свое шествие песчаная буря, закрывающая собой солнечный диск и погрузившая мир во тьму.
Сет, запустивший этот механизм, теперь предавался проклятиям и стенаниям, став идеалом анархичного ораторства. Он ходил по городу, с факелом в руках, огонь которого не мог осветить и трех шагов. Вещал он о том, что не способен Ра на своей ладье разогнать густую тьму, накрывшую египетский народ.
- А если ваш верховный бог не может осветить землю, то что могут другие боги? Где были они, когда ваши близки гибли от укусов мух, где были они, когда вода стала кровью, а из земли вырывался огонь?!
Самое забавное было то, что все больше народу верило ему, ни разу не задавшись вопросом, откуда берутся все эти бедствия, о которых раньше слыхом не слыхивали. Люди просто верили в то, что говорил их вожак. Говорил уверенно, пылко, прорицая в который раз беды, которые потом становились горькой реальностью.
- Не пройдет и месяца, как придет новое испытание вашим богам. Дети ваши будут умирать, и ничто не сможет излечить их. - он стукнул посохом по земле, поставив точку в этом пророчестве, делая его необратимым.

+1

3

Бесконечная жизнь скучна, порой настолько, что бессмертные начинают выдумывать невероятные развлечения. На протяжении последнего года на повестке дня у всех без исключения божеств было лишь одно - что за кара обрушилась на земли египетские. Морана всеобщего ажиотажа не разделяла. Посему поведение богов вызывало у нее вполне закономерный приступ неожиданной тяги зевнуть, и уйти слушать проповеди Вия на тему: "Как эти псы неверные законы Нави блюсти не желают". Что само по себе гарантировало здоровый крепкий сон. И без излишних эмоций, в отличие от их переизбытка со стороны других представителей славянского пантеона. Вот Лада и Жива причитают и жалеют смертных, вот Сварог плюется огнем и сверкает глазами, а Перун готов поджарить молнией обидчиков безвинных. Но больше других ее беспокоил Велес, который паниковал так, будто та самая саранча его посевы конопли пожрала и теперь нечего ему заграницу толкать по себестоимости. Скромное замечание Мары, мол, не стоит лезть во внутренние политические дела других пантеонов, были всеми проигнорированы. Поэтому богиня зимы лишь рукой махнула и больше на общих собраниях не появлялась.
Самой бессмертной страсть как хотелось увидеть, что же там в действительности творится. Если о каком-то событии, так или иначе, шепчутся все боги - то волей неволей возникает желание воочию убедиться, стоит ли оно того. Да и в кругах богов смерти ходили странные слухи, будто бы скоро Дуат переполнится грядущей волной человеческих жертв. Египтян Морана всегда считала неуравновешенными, а после личного знакомства с одним из них, по всей видимости, самым неадекватным, - убедилась в своих подозрениях. Но что-то с безумной силой тянуло ее туда, хотелось посмотреть, прикоснуться к этим пьянящим страданиям, которые так редко удается урвать божеству смерти. Любопытство, азарт и желание быть первой кто осмелится лично вмешаться в происходящее - двигали голубоглазой богиней сильнее, чем привычный холодный разум и здравое безразличие.
Египет встретил ее доброжелательным потоком сухого обжигающего воздуха, плотного как топленое молоко. На километры вокруг не было видно и лучика света, словно вечная ночь опустилась на некогда светлые алые земли. Где-то на этом месте должен был быть город. Именно его Мара выбрала конечной остановкой в своем пути, но разглядеть его детально, среди кромешной темноты, не представлялось возможным даже для богини. Она просто шла, осторожно ступая по усыпанной миллионами мелких песчинок дороге, не разбирая пути. Глаза, приученные к темноте, различали лишь силуэты. Непривычно сухой и терпкий воздух обжигал холодную кожу, слух ловил стоны и полные отчаяния голоса смертных. Увиденное, как и услышанное, не казалось богине смерти чем-то особенным - очередная шалость безумных богов, что не щадили свой народ, насылая на него беды, отчаяние и пески. Искать которых было бы глупо, оставалось только ждать кульминации.
Собравшись было покинуть негостеприимный край, Морана вдруг услышала голос. Он прорывался сквозь расстояние, разрывая темные плотные покровы, и гремел уверенно, жестко и не было в нем и намека на страх. Именно это заинтриговало богиню. Неужели смертный осмелился взять на себя такую ответственность или же боги послали гонца, чтобы еще больше сгустить краски происходящего? Бессмертная шла на голос, влекомая идей поскорее увидеть смельчака или зачинщика, да навсегда распрощаться с Египтом и всеми его обитателями. Наконец она увидела свет факела, вокруг которого стягивалась небольшая группка людей. Не желая выдавать своего присутствия на чужой территории, Морана со стороны наблюдала за происходящим, плечом прислонившись к углу дома. Человек, несший факел, неожиданно повернулся и по спине бессмертной пробежал холодок. И если бы не сила, что бушевала вокруг, этого удалось бы избежать. К своему великому стыду и разочарованию, женщина узнала его. Черты лица бога врезались в память и никак не желали убираться вон, как бы Мара не пыталась от них избавиться. Первой мыслью было - убираться как можно скорее, бежать не оглядываясь, и затеряться где-нибудь в Нави на ближайшие лет эдак двести. Но ноги почему-то не слушались, тело замерло и только длинные черные ресницы методично смыкались, на время скрывая собою леденящую голубизну глаз. В сознании отчетливо пульсировала одна только мысль. Он точно ее не узнает, не заметит, пройдет мимо.

+1

4

Он знал, что среди толпы, внимающей его призывы плюнуть на выдуманных идолов, есть и те, кто просто следит за правильным развитием событий, готовые в любой момент внести свои коррективы. Это Сета нисколько не смущало, а иной раз даже придавало пылкости, яркости его речам. О, как он любил поносить всех богов и каждого! Сейчас это было особенно приятно делать, имея и официальное разрешение, и уверенность в том, что его слышат. Богов не существует - он вдалбливал это людям на протяжении полугода, имея ввиду лишь тех бессмертных, кто всегда пользовался популярностью у египтян. За это время он не разу не заикнулся о своем собственном существовании, ни разу никто не произнес его имя. Все потому, что они до сих пор боялись упоминать о боге хаоса, боялись призвать это бедствие. Люди, такие глупые, легко разуверятся в существовании покровителя, но до последнего будут верить, что где-то есть то самое первородное зло, что правит всеми горестями и катастрофами, будь они глобальными или маленькими, личными. Поэтому, то, что проповедовал Сет, его делу проблем не добавляло. Самые отчаянные будут тянуться к его культу, а вот египетские святоши в этот самый час теряют очередную долю верующих. Ну не приятно ли это?! Приятнее только видеть своими глазами, как Гор сжимает в бессилии кулаки, а Исида из последних сил охраняет спокойствие. И Сет искал в толпе их, насколько это позволяла тьма, накрывшая столицу Египта, искал в глазах смертных намеки на разум, но все, что он видел: загипнотизированное им стадо.
Его новое пророчество раскатилось по улицам подобно заразе, волнами пошло от него, набирая новые обороты и лишая верующих последней надежды. Бог хаоса обвел окружившую его публику обреченным взглядом, останавливая его где-то на грани видимости в этой мгле. То, что он там увидел, поразило Сета до глубины души, но роль требовало от него безразличия ко всему, кроме самого важного. Бессмертный проигнорировал инородную Египту фигуру, но этот лик так и остался перед его глазами.
- Нет богам места в наших жизнях. Пора покончить с самым великим заблуждением этого мира. - Он мог бы еще долго говорить, но в голову не лезло больше ереси; она была забита мыслями о той, что выбрала не то время и место для отдыха. Сет передал факел тому безымянному человечку, что вздумал быть его помощником. Проку от него, правда, было вот разе что инвентарь таскать. Бессмертный же влился в толпу, потом исчез с их глаз и стянул с себя скромную одежду.
В этом мире безсолнция он теперь двигался на запах. Вбил себе в голову, что уже слышит тот почти позабытый аромат редких цветов, что растут в оазисах его родных песков. Тот, что напоминает ему о встрече со славянской барышней Мораной. Может, это было навязчивой идеей, но она все-таки привела бога хаоса к его недавней слушательнице. Он появился рядом со славянкой, даже не думая скрываться от глаз смертных.
- Билеты в первый ряд дорого стоят. - То ли поставив перед фактом, то ли предупреждая, произнес он тихо прямо над ухом славянки. Кто бы знал, что есть что-то в этом мире, что может моментально поднять Сету настроение. И не только его.

+1

5

Можно было догадаться. Стоило только включить банальную логику и просто догадаться, что если где-то в Мире происходит беда, то имя ей Сет. По крайней мере, если беда эта на его законных территориях. Ну чем она только думала, когда решилась отправиться на разведку в Египет? Разве не догадывалась, чем может обернуться для нее это путешествие? Конечно же она знала, предполагала, ожидала. Не будь он даже виновником торжества, обязательно пришел бы на него посмотреть, этот проклятый всеми бог. А если не посмотреть, то вмешаться, дабы переиграть на своих условиях. Он любит играть по собственным правилам, это Морана хорошо усвоила.
Богиня больше не слышала того, что говорил мужчина с факелом; следя за его движениями, резкими и добавляющими речи еще большую пылкость и убедительность, она стояла поглощенная собственными мыслями. В мире сотни богов, тысячи чудовищ и еще больше смертных, но по какой такой злой насмешке судьбы, она в очередной раз сталкивается именно с ним. Раньше славянка никогда не верила в случайность, все что происходило в этом мире казалось ей давно предопределенными эпизодами, умело прописанными богами, что ведали судьбой. Но едва ли хоть один из них, в здравом уме, мог бы вписать в историю богини зимы встречи с этим египтянином. Они были из разных миров, единственной связующей в которых была нелюбовь, которой щедро одаривали обоих боги и смертные. И они вновь встретились, снова случайно, в третий раз за какие то пару сотен лет. Или не встретились..
Брюнетка поймала взгляд бога, безразлично скользивший по толпе зевак и, казалось бы, не обративший внимание на присутствие посторонних божеств. Мара сделала несколько шагов, утопая в непроглядной мгле города, и скрылась из виду. Не рискнув использовать силы, дабы не быть замеченной, бессмертная блуждала в темноте среди людей, что искали встречи с их новым лидеров. Наивные рабы, не умеющие отвечать за свои жизни и действия сами. Вечно тянутся к любому, кто способен взвалить на свои плечи груз ответственности, чтобы потом обвинить его в своих бедах. Так было с богами, так было с людьми, что казались чуть выше других. В итоге, всех ждет одно - черная неблагодарность. Посчитав, что отошла достаточно, едва успев остановиться у полуразрушенной хибары, Морана хотела было покинуть этот город, как услышала знакомый мужской голос и горячее дыхание. Хорошее местечко.
- Пришел взять с меня полную плату? - Уголок губ чуть дернулся вверх, давая намек на полуулыбку, но сегодня Морана не намерена была его дразнить, как в прошлый раз. Она не жаждала спровоцировать его какой-нибудь колкостью или нелестным словом. Шестое чувство подсказывало, а наблюдательность кричала, о том, что подобное только распаляет его желание довести еще больше, вывести из равновесия, вынуждая эмоции бить ключом. Допустить подобного богиня не могла, она уже чувствовала странное покалывание на кончиках пальцев, и вовсе не раздражение вызывали его. - Я все равно пропустила все представление, не заставишь же ты меня заплатить лишь за финальную сцену. Это крайне несправедливо. Тем более, я уже ухожу.
Она могла бы поклясться добротой Лады и честью Артемиды, что Сет не мог увидеть ее, и черт возьми, так легко найти! Неудивительно, что Мара стала паниковать еще больше и к тому волнению, что поселилось в ее душе минутами ранее, прибавилось еще непонимание, негодование и любопытство. По сути, она могла бы поклясться еще и в том, что бог хаоса и вовсе сотрет ее из памяти после последней встречи. Это вполне было бы в духе его образа, который успел сложиться в представлении большинства. Морана неспешно повернулась в своей проблеме лицом и, чуть склонив голову к плечу, нахмурив брови, с недоверием посмотрела на мужчину.
- Даже не думала, что ты так внимательно следишь за всеми, кто рискнет засветиться в этой местности, и лично приходишь требовать пригласительные. - Она усмехнулась, понимая, что уже натворила глупостей, явившись сюда, и продолжает это делать вновь, провоцируя его словами. Сейчас можно было просто уйти, исчезнуть с египетских земель, не дожидаясь его ответов. Вместо этого славянка медлит, как и всякий раз, сталкиваясь с Сетом. Продолжает играть с огнем, прекрасно осознавая, что если она уйдет, то рискует пропустить все самое интересное. Где-то в темноте позади нее слышится странная возня, привлекающая внимание богини, и она устремляет взгляд в сторону развалин. - Тебя повысили? - Как бы между прочим, припомнив демонстрацию навыков ораторского искусства перед смертными.

+1

6

Что забыла здесь славянская богиня, Сет не знал. У всех божеств любого из пантеона сейчас была уйма дел, отвлекаться от которых не стоило бы. Кто-то активно пропагандировал веру в себя любимого, кто-то, наоборот, делал все возможное, чтобы люди забыли о божественных явлениях и просто перестали думать о богах, как о реально существующих персонажах. Все эти сплетни Сет слышал от жрецов, которые всегда снабжали его самой достоверной информацией, даже если это стоило им жизней. Сам бог хаоса не особенно охотно выбирался за территорию Египта, в котором за последнее время стало очень не скучно. Стыдно признаться самому себе, но он давно не промышлял своими грязными делишками на радость грекам и аккадцев, что уж говорить о далеких землях славянского пантеона? Видимо, кто-то даже заскучал по нему, раз после всего, что было, сунулся в эпицентр масштабной катастрофы для всего египетского народа.
– Смотря, чем ты можешь расплатиться. –  Сет промурлыкал в ответ, жадно рассматривая Морану, насколько это позволяли условия. Впрочем, ее голос, ее запах, просто понимание того, что его славянская диковинка сейчас находится рядом, уже будоражили воображение. Отключи зрение и все чувства станут в тысячи раз острее – он давно пользовался этим принципом, позволяя себе играть в самые жаркие игры. – Пусть ты много пропустила, но поверь мне, самое интересное для богини смерти будет впереди. Ты не простишь себе, если уйдешь, потому что даже самые яркие сплетни будут блекнуть на фоне реальности.
Он улыбнулся так интригующе, насколько только смог. Что сейчас сделает Морана – исчезнет или останется, - Сет не знал. Он вообще плохо представлял, что происходит в ее голове, богиня так и оставалась для него загадкой. Но что было ясно однозначно, бог хаоса не хотел, чтоб она, раздразнив его своим присутствием, отправилась восвояси. Весь великолепный проект, затеянный им, рисковал сорваться, если Морана что-то выкинет и Сет потеряет контроль над ситуацией. Впрочем, - подумал он, - есть два-три дня, прежде чем тучи рассеются, и придет пора приступить к новым карам. Есть вероятность, что это время Сетти проведет в погоне за Мораной.
– Кстати, где же он, твой пригласительный? Или, тебя привела сюда элементарное любопытство? Морана, неужели что-то, кроме себя любимой,  тебя смогло заинтересовать в далеких и чужих землях? Да так, что ты обрядилась в простые лохмотья и слилась с толпой. Признаю, если бы не твое личико, я бы не узнал тебя среди этой черни. – Он позволил себе коснуться костяшками пальцев ее щеки и провел ими до подбородка, придерживая его на секунду. – Что-то, или кто-то? Впрочем, ты все равно соврешь.
Нет, меня не повысили. Просто вдруг осознали, что лучшей кандидатуры во всем Египте не сыскать. Дельце больно трудоемкое, грязное и очень творческое. По плечу только гению. Что скажешь?

+1

7

Который уже раз она вот так вот позирует перед ним, изображая полнейшее безучастие к окружающей действительности и к нему в частности? Это была самая любимая и самая действенная из ее тактик поведения с кем бы ни было, которая всегда срабатывала безукоризненно. Но рядом с египетским богом хаоса, у Мораны создавалось впечатление, что все работает против нее самой. Чем холоднее становилась она, чем больше показывала ему свою незаинтересованность, тем больше он находил причин не оставлять ее в покое. Эта игра в кошки-мышки затягивала, и доставляла бессмертной, определенную долю мазохистского удовольствия. С одной стороны, она как никто другой знала, как опасно и неправильно связываться с кем-то вроде Сетти, особенно с ее способностью переживать эмоциональные всплески, с другой - нет ничего более притягательного и волнующего, чем эта опасность. Тем более, что расплачиваться за нее предстоит не славянке, а тому ненормальному, что каждый раз проверяет эмоции и чувства Мораны на прочность. Внутреннее состояние богини смерти отдаленно напоминает качели - они стоят без движения или мерно покачиваются, пока на горизонте не появляется какой-нибудь своевольный ребенок, плюющий на правила и безопасность, и изо всех сил раскачивает их. Только мальчишка забывает, что одно его неверное движение и качели ой как больно могут ударить его, а еще можно вылететь вон. Возможно, именно этого он добивается, ощущения предвкушения опасности, прилив адреналина?
- Что можно дать тому, у кого есть все? - В тон ему ответила богиня, краем глаза следя за Сетом. Она незаметно улыбается, прекрасно зная, что он следит за ней. Нет, стоять вот так, практически в кромешной тьме с созданием, которое в разы опаснее любого самого свирепого монстра, определенно вносит краски в палитру жизни Мары. Его нельзя сравнить ни с одним из славянских или любых других богов и чудовищ, которых она когда-либо встречала на свое пути. Они легко и беззаботно делились на тех, кто был ей безразличен, кто был ей другом или злейшим врагом, готовым в любой момент разорвать на куски. Но чем был для нее Сет - оставалось загадкой даже для самой Мораны. От него исходила та опасность, которая страшила богиню сильнее любых физических ран. - Ты можешь гарантировать это? Если да, то я подумаю над твоим предложением.
Самое время было собрать всю волю в кулак и выметаться с этих проклятым хаосом земель, пока еще не стало поздно. Но слова бога зацепили бессмертную, она и впрямь явилась сюда, чтобы посмотреть на апогей создаваемого кем-то безумия. А тот факт, что творцом оказался Сет..ну что же, где-то в глубине души она ожидала этого. Не хотела, боялась, но все равно пришла. Они не виделись достаточно давно и нельзя сказать, что последняя их встреча стала неприятной страницей истории, но для Мораны она была еще и предвестником бури, зародившейся глубоко внутри. Непозволительная слабость для той, что не имеет права на подобные чувства. Ей до сей поры остается не ясным, как он смог выдержать и почему не бежит от нее сейчас.
- Я не могу быть любопытна? - Его рука коснулась ее лица и женщина замерла. Жизнь его никогда ничему не научит, с этим просто стоит смириться. А тайно даже радоваться, что некто способен бесконечно наступать на любимые грабли. - Не надо, Чудовище..- Славянка чуть отстранилась и сделала шаг назад. Пока ее кожа не опаляла леденящей болью, но кто его знает, что в очередной раз способен выкинуть этот бог. - Как обидно, что ты заранее не веришь мне..- Протянула с легким укором в голосе. - Возможно, я сказала бы правду. Но какая теперь уже разница.
Незаметно она стала отходить от него, потом резко развернулась и, подойдя к ближайшему дому, провела ладонью по шероховатой поверхности стены. В этот момент Морана думала, а близость Сета, его голос и тон, лишали возможности делать это спокойно и объективно. Почему бы тебе просто не исчезнуть, глупая? Раз и навсегда покинуть это место и больше никогда не попадать в одни и те же неприятности, если это до такой степени волнует тебя. А это ли волнует ее? Если он обещает яркое представление для Мары, то она хотела бы его увидеть. Но важно лишь одно - когда это произойдет. Ведь можно явиться к финалу, не коротая время антракта в пыльном городе.
- Скажу, что они не прогадали, выбрав одного из ужаснейших из ныне существующих богов. Это комплимент, Сет. Возможно. - Она на миг растворилась в воздухе и очутилась позади бога, кладя холодную ладонь на его плечо и проводя пальцами по шеи. Египтяне не любят холод, не так ли? - Когда начнется самое интересное? Мне нужно знать, успею ли я на представление. И у меня будет особый пригласительный, как для почетного гостя? - Уже в этот момент славянка понимала, как противоречивы ее поступки - в очередной раз запрещать ему касаться себя, и тут же самой тянуть к нему руки. До его появления, в жизни все было намного проще.

+1

8

Мрачный мир, не без его стараний, стал еще более вязким, темным и от этого приятным. Он наполнился неизвестностью, которая в присутствии Мораны сулила томлением, наслаждением и опасностью. Она не из тех кто будет изо всех сил отбиваться, царапаться и кричать; она подпустит к себе максимально близко, чтобы ударить так больно, как не может никто. Ненормальное вожделение этого могло зародиться только в боге, не отличающимся адекватностью своих желаний. У Сета, казалось, перестало биться бессмертное сердце, он прекратил дышать, пытаясь не пропустить момент, когда Морана не выдержит его близости.
Его пальцы скользили по ее лицу, на долю мгновения замирая и готовясь к чему бы то ни было. Ее ледяная кожа контрастировала на фоне душного и пылающего египетского воздуха. Это тоже было так же непривычно, оттого и маняще. Сет почти забыл, как холодна богиня смерти и познавал это снова с присущему ему любопытству.
- Когда я хочу, для меня не существует слова "не надо". - Она отстранилась и Сет, замерев с поднятой рукой, лишь улыбнулся.
Для него все уже стало понятно: есть игра, ради которой он бросит все на свете. А когда в этой игре участвует славянская игрушка, он становится неуправляемым даже для самого себя.
Он, скованный вязкой тьмой и душнотой, двинулся вслед за Мораной, как привязанный. Куда бы она не пошла, чтоб не сказала, пока еще не имеет права остаться в одиночестве. Это произойдет только тогда, когда Сету наскучет противостояние льда и огня, в котором он поначалу поддается богине.
- О, спасибо. Мнение заморских гостей моим родственничкам не понравится. Хотя... - он не закончил, потому что идущий впереди силуэт растворился во мгле. Но прошло лишь мгновение, как бог хаоса вновь почувствовал присутствие славянки. Даже задуматься не успел, что будет теперь, как ледяные пальцы коснулись его шеи.
Это прикосновение вызвало толпы мурашек, рассыпавшихся по его шеи и затылку и бог невольно поежился. Пусть это не уколы боли, но ощущения не самые приятные, те, которые он испытывает не так часто, как хотелось бы.
- Тебе нужно набраться лишь терпения, дорогая. Все самое интересное нельзя торопить. Если хочешь, я даже разрешу тебе поучаствовать. Но, об этом придется попросить.
Он развернулся к богине, взглянул на нее с высоты своего роста и вопросительно поднял бровь.

+1


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Прошлое » Выживут только тараканы... [XIII в. до н. э]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC