Вверх страницы

Вниз страницы

HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Прошлое » Убить невозможностью любить в открытую. [31.08.1854]


Убить невозможностью любить в открытую. [31.08.1854]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sa.uploads.ru/Cx2qA.gif
Название эпизода: Убить невозможностью любить в открытую.
Участники: Сет, Морана, Богумир
Время и место действия: [31.08.1854] - дом Мораны в Москве
Краткое описание событий:
Вы моя главная одержимость. И я намерен предаваться ей всегда и везде.(с)
Провести вечер в приятной компании, внезапно нагрянувшего хаоса, не всегда плохая идея. За многие тысячелетия богиня смерти усвоила одно, чем бы Сет не тешился, лишь бы погромы на ее территории не устраивал. Иногда случайности приводят к положительным последствиям, но лишь в том случае, если о них знают только двое. Ведь из всех самых неловких ситуаций, которые выпадают на долю женщины - быть замеченной в объятиях любовника, пожалуй, самая неловкая. Особенно, если свидетелем стал сын. И усиливается эффект характером, не в меру, заботливого отпрыска, ревностно оберегающего свою матушку.
Очередность постов: Морана - Сет - Богумир

+1

2

Лето стремительно подходило к концу, готовясь вот-вот уступить свое законное право владения осени. Царская Россия по-прежнему утопала в боли и мужестве своего народа, вынужденного сложить головы во имя короны и защиты своих земель в войне против союза имперских государств. Как и все смертные, военные его величества не отличались особыми качествами, но все как один готовы были служить его имени до самого конца. Уже около года богиня смерти с тоской наблюдала за происходившими на ее территориях бесчинствами и нелепыми, бездарными смертями, то и дело пополняя необъятную Навь новыми душами. Конца и края не было видно сражениям, все больше алой крови проливалось на благодатные русские земли, все больше ее растворялось в соленых водах Черного моря.
Но не только лишь война была на устах у всего честного народа. Утопала Российская империя и в ее претенциозных пышных петербургских балах, задорных переливах в гранях драгоценных камней прекрасных дам, золоченных нитях в сюртуках знати и, конечно же, в бесконечных звонах бокалов, наполненных игристыми винами. Порой бессмертной казалось, что для вельмож Россия ограничивается одним лишь Петербургом да несколькими губерниями, принадлежащими все тем же вельможам. Его Величество Николай I излишне увлечен текущей войной. То же время, как и прочие, он был во власти блеска и мишуры светской жизни, а после жарких и громких выстрелах картечью. А та, другая, Империя, что тянулась к северу и западу, не была столь яркой и призывной, там люди довольствовались малым. Ее Морана не то чтобы не любила, но по мрачности своей и холодности, напоминала она богине знакомые земли Нави, как выглядели те на фоне блистательной и солнечной Прави.
Иногда славянка позволяла себе посещать вечера, проходившие в стенах царственного Зимнего дворца, где особенной благосклонностью ее пользовалась царская семья и супруга его Величества, с которой богиня могла вести беседы. Сама же Мара была в почете у молодых людей, стремившихся пригласить ее на танец, но к последним она столь благосклонно не относилась. Насладившись прекрасной музыкой, перебиваемой лишь шуршащими пышных юбок и звоном венского хрусталя, лестными комплиментами и мирской жизнью, брюнетка неизменно удалялась в свое убежище. Ее дом в самом сердце Москвы - единственное место в пределах Яви, где славянка чувствовала себя комфортно.

Любовь, шампанское, закаты, переулки,
Как упоительны в России вечера.

Так было и в тот день по окончании лета. Еще не отгремел последний салют, когда Морана уже входила в просторные покои своего дома, после очередного приема. Тугой корсет нового платья цвета слоновой кости, едва ли не сливавшийся по тону с оттенком ее кожи, сдавливал ребра, и богиня мечтала поскорее от него избавиться; как в прочем и от неудобных туфель, которые тут же полетели в сторону, стоило только женщине переступить порог. Ее не заботили мнения смертных лакеев, которые давно прознали, кем является их хозяйка, и резонно помалкивали, дозволяя ей какие угодно шалости. Тем же негласным правилам следовала остальная прислуга, что Мару несказанно радовало. Не придется никого лишний раз отправлять к праотцам, Нави и без того грозило перенаселение. Но сегодня большинство их них были распущены по домам, позволяя богине зимы скоротать вечер в практически полном одиночестве, за исключением нескольких слуг живущих при ней всегда.
- Внезапно потянуло на север? - Почувствовав знакомое божественное присутствие, голубоглазая богиня продолжала заниматься своим делом - бороться с атласными лентами платья. Слова ее прозвучали будто бы в пустоту, но Морана прекрасно знала, что давно не одна в этой комнате. - Не ожидала увидеть тебя в таком месте, право же. - Она усмехнулась, вспомнив, как удивилась, заметив его среди гостей. Но вопреки своим привычкам, в этот раз бессмертная намеренно скрывать присутствия не стала. - Дай-ка угадаю..с войны да на бал?
Вот в том, что бог хаоса и разрушений развлекался в новой военной компании она не нашла бы ничего странного, но светские приемы - не совсем его стиль. Впрочем, на подобных мероприятиях всегда толпы хорошеньких девиц, которые, как правило, совсем не против наглых красавчиков. Но для приличия, все же, некоторое время создадут видимость сопротивления.
- Чая? Вина? Десерт? - Стараясь проявить максимум гостеприимства, поинтересовалась славянка, теперь уже буквально физически ощущая присутствие своего любовника.

+1

3

Когда в глухих песках пустыни Сахары становилось непозволительно тихо, когда египетский народ уже не удивлялся  всепоглощающим бурям и по привычке прятаться в свои домишки, кому-то в этом мире становилось так скучно, что он готов был лезть на пирамиды от безделья. Любой бог осилил бы такое приключение и даже счел бы его необычным и интересным, но только не Сет. Египетскому богу хаоса нужно как минимум перевернуть эту пирамиду вверх дном и закопать ее в пустынных барханах. Желательно в присутствии свидетелей, желательно, чтоб это были боги, скрипящие зубами. Тогда он успокоиться. На какое-то время.
Но, не напасешься достопримечательностей на каждый свой тоскливый день, посему Сетти ввел себе в привычку наведываться в гости к другим пантеонам. Последней его проделкой стало наклонение Пизанской башни. Жалко, что все приписали криворокому архитектору, но Сет в принципе остался доволен. Что в это нелегкое для северного населения земли время привлекло бога хаоса в Россию, догадаться не сложно. Сложно было расставить его приоритеты в правильном порядке и узнать, где он нанесет свой удар: в нынешем пышном городе Петербурге, который стоит на болоте, или в Москве, где все стоит на крови. Сет и сам пока не решил, он обосновался в России пару дней назад и предпочел обождать, пока его не посетит гениальная идея, как именно сделать этот мир еще хуже. Для этого он решил присмотреться к народу по-ближе, узнать все  тонкости русского бытия и закоулки русских барышень, которые всегда были для него диковинками, благодаря одной особе.
Он провел пару вечеров в лучших домах Петербурга и Москвы, представляясь русским иммигрантом, недавно вернувшегося на родные земли, чтоб поддержать свой народ. На войну он, впрочем, не стремился - навидался, надоели - чем и вызвал недовольство мужской части своих новых знакомых. Зато дамы всех возрастов были в восторге от  статного чернявого юноши с идеальными манерами и блеском в глазах. Говорить, что он этим ни раз воспользовался, даже как-то тривиально.
Но вся красота русских красавиц поблекла, когда сегодня он увидел королеву. Не по статусу и чину, а по своему существу. Ту самую, в чьих ногах он мог валяться и ни разу не чувствовал себя ее слугой. Что забыла она, вопреки привычке одетая в светлые одежды, в зале полном людей, общества которых не очень любила, как понял Сет за те считанные разы, когда они пересекались в этом мире?...
Конечно, после того, как из взгляды пересеклись, Сет забыл все на свете, смотрел на нее издалека, наблюдал, как она танцует, изучал ее поведение в среде, не созданной им же. Сколько открытий сделал он за считанные часы? - вопрос риторический. Когда кареты расползлись по всему городу, бог хаоса последовал за ней, скрываясь не от Мораны, а лишь от вщора смертных.
- Не угадала. С бала да на войну. - Он оказался в ее покоях, влекомый знакомой манящей энергией, но не спешил объявляться. От этого его голос наполнял все помещение и было непонятно, где скрывается бессмертный. Он пользовался этим, обнимая Морану взглядом, раздевая ее им. - Пожалуй, начнем с десерта.
Появившись за ее спиной, он коснулся холодной руки и забрал тесьму корсета. Медленно играя с ней, Сет принялся расшнуровывать нынче модную вещь в гардеробах барышень.
- Зачем тратить время на то, что нам не приносит радости? Лучше сразу приступить к самому желанному.
Шепнув последнее на ушко богини смерти, Сет развернул ее лицом к напольному зеркалу в золотой оправе и поцеловав в оголенное плечо, улыбнулся их отражению.

+1

4

Сет всегда появлялся в ее жизни неожиданно. Это была такая особенная, одному ему данная черта, которой бог хаоса бесстыдно пользовался. Умело уходя от общения с любым бессмертным или смертным существом, Морана распоряжалась своим временем и судьбой так, как считала нужным. Ее контакты сводились к минимуму лишь потому, что славянка сама не желала встреч. Но стоило на горизонте появиться его сомнительному величеству, как богиня смерти теряла этот призрачный контроль над ситуацией. За долгие века их знакомства, за те редкие встречи, выпавшие на тысячелетия, Морана ни секунды не сомневалась в том, что едва ли является ведущей в этой странной и запутанной игре. Она, как и раньше, не принимала значения чувств, не видела их значимости и боялась той необходимости, которую египетский бог вызывал в ней. Необходимости испытывать и ощущать, тянуться к жаркому пламени и обжигать леденящей болью; самой чувствовать и переживать ее вместе с тем, для кого она предназначается. Предательская, испепеляющая и унижающая ее достоинство боль - доказательство того, в чем богиня зимы никогда не сможет себе признаться. Принося в ее жизнь сумбур, неразбериху и волнения, Сет сумел найти путь и показать обратную сторону эмоционального удовольствия. И, к несчастью для него, таким образом, став единственным, кто способен не только заставить Мару испытывать его, но и в полной мере ощутить последствия на себе.
- Поражена. - Протягивает Морана, прислушиваясь к шороху у себя за спиной. Ей сложно было предположить, что любитель раскаленных песков Сахары вдруг решил скоротать свой отпуск в холодной России. Удивительное рядом. Либо у него есть какой-либо дурной замысел и вскоре славянские земли встряхнет череда новых напастей, либо ее бог совсем заскучал. - Ты никогда не умел ждать.
Отдавая в его горячие ладони тугие нити, а вместе с ними и минутную власть над ней, бессмертная не смогла сдержать довольной улыбки. Получать все и сразу, это было так в его духе, что оставалось лишь смириться с приятной неизбежностью и дать волю чувствам. Удивительно, но нечто внутри женщины щелкало в тот самый момент, когда аура бога пустынь окутывала ее с ног до головы. Тогда Морана расслаблялась, не стесняясь того, что сулят ее прикосновения и полностью перенимала тот жар, что исходил от египтянина.
Вы когда-нибудь видели, как пламя обжигает кусочек льда? Как медленно он начинает таять, окутанный алыми языками беспощадного огня; как тонкие струйки влаги стекают по его холодным граням и как вальяжно поднимается пар, заполняя собой пространство. Воздух пропитывается истомой, становится тягучим и влажным, оседая мелкими каплями на холодных поверхностях. Вот так же осторожно и неторопливо таяла в руках Сета сама Морана, позволяя ему то, что редко было дозволенно другим.
- Например, на эти тряпки. - Она сделала неоднозначный жест рукой, описывая в воздухе какую-то фигуру, и выдохнула. Благодаря стараниям мужчины, корсет ослабил свою хватку, и богиня вновь могла дышать полной грудью. - А желаешь ты только одного.
Бессмертная прикрыла глаза, едва ощутив прикосновения губ, в предвкушении. Она чувствовала дыхание, знакомую, но такую далекую близость; вслушивалась в биение собственного сердца, что слегка ускорило ритм. Закинув руку, коснулась кончиков его волос, пропуская их через пальцы.
- Удивительно, что наши желания совпадают. - Богиня обернулась, удерживая одной рукой корсет, другой стала медленно расстегивать фрак. В былые времена с этим было намного проще.

+1


Вы здесь » HEATHENDOM: WORLD OF THE GODS » Прошлое » Убить невозможностью любить в открытую. [31.08.1854]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC